«Бэби-бум» на женской «зоне»

А А А
 
Осужденные колонистки все чаще стремятся рожать в местах лишения свободы
 
В минувший вторник в женской исправительной колонии № 18 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Ростовской области состоялось открытие отделения для совместного проживания осужденных женщин со своими малолетними детьми. В церемонии открытия приняли участие начальник ГУФСИН России по Ростовской области генерал-лейтенант внутренней службы С.Ю. Смирнов и председатель Попечительского совета ГУФСИН Ф.П. Дериго.
 
НА УЛИЦЕ ДРУЖБЫ
 
ИК-18 - одна из 35 исправительных колоний, разбросанных по территории России, где отбывают свои сроки наказания осужденные женщины. Она расположена в Азове, на улице под символичным названием «Дружбы». Раньше здесь находилась воспитательная колония ВК-4 для несовершеннолетних. А в 2004 году руководство Минюста приняло решение организовать здесь женскую исправительную колонию.
Женская ИК-18 г. Азов
Криминальная жизнь Ростова-папы дает щедрый посадочный материал не только в виде уголовников сугубо мужского пола. Гендерный дуализм соблюден здесь в достаточной мере. Но если ранее осужденных лиц прекрасного пола приходилось отправлять на отсидку в женскую колонию в Усть-Лабинске на Кубани, то теперь они могли содержаться поближе к южной столице.
 
Первый «десант» из 154 дам, одетых по арестантской моде, высадился за колючей проволокой на улице Дружбы в канун нового 2005 года, вызвав настоящий ажиотаж среди «малолеток» за соседним забором. Но такое соседство получилось не совсем удобным для обеих сторон. Вскоре ВК-4 была расформирована, ее воспитанников распихали подальше от соблазнов по колониям в соседних регионах, и на улице Дружбы в городе Азове прочно обосновались дамочки с испорченными биографиями.
 
Но, даже будучи осужденной, женщина не перестает таковою быть. А материнство один из неотъемлемых ее признаков. Даже самый суровый начальник никак не может запретить женщине рожать! И беременная женщина за решеткой становится настоящей проблемой для строгой пенитенциарной системы. С одной стороны, тюрьма не место для детей. С другой, отрывать ребенка у матери бесчеловечно. Как же быть?
 
Чтобы хоть как-то совместить эти два несовместимых фактора, в системе исполнения наказаний при женских колониях были созданы Дома ребенка, где должны содержаться дети до трех лет. Осужденные мамочки могут посещать своих чад в дневное время, в свободные по распорядку дня часы. Ночевать женщины уходят в свои отряды, а дети остаются в Доме ребенка под присмотром воспитателей из числа аттестованного и вольнонаемного персонала.
 
Женская ИК-18 г. Азов
В ИК-18 такой Дом ребенка открылся в 2008 году. Он рассчитан на 70 детей (в настоящее время здесь содержатся 38 ребятишек). По достижении трех лет, если у мамочки ребенка еще не вышел срок, его должны передать родственникам, в приемную семью или в детский дом.
 
Такая система функционировала достаточно долгое время. В 2015 году, в рамках программы общей гуманизации содержания заключенных, Федеральная служба исполнения наказаний в качестве эксперимента приняла «дорожную карту» по организации совместного проживания осужденных матерей со своими детьми. В Доме ребенка при ИК-18 было создано отдельное помещение, рассчитанное на восемь мест. К моменту прибытия генерала С.Ю. Смирнова, который должен был перерезать символическую «красную ленточку», в новое отделение уже заселились две осужденных женщины с грудными младенцами.
 
ЗА КРАСНОЙ ЛЕНТОЧКОЙ
 
В учреждении на улице Дружбы действительно дружелюбный народ. Особенно если прибываешь сюда в составе журналистского пула, вслед за генералом, по заранее составленному списку. Люди в погонах доброжелательно улыбаются представителям прессы. Вряд ли такой же теплый прием гарантирован постоянному «контингенту»...
 
Внешне женская колония ничем не отличается от мужской. Тот же высокий глухой забор с вышками по периметру и острорежущими спиралями «егозы». Глухие щелчки массивных запоров на входе, проверка паспортов и сдача мобильных телефонов на КПП, еще один рубеж решеток и металлических дверей... Жилая «зона» ИК-18 - это широкий плац, окруженный строениями. В одном из них находится Дом ребенка.
 
Накинув на погоны медицинский халат, генерал Смирнов прошелся по детскому учреждению, поздоровался с персоналом и даже показал «бяку» глазевшим на него малышам. Поводов для замечаний не было: везде чисто и тепло, на стенах яркие картинки, по шкафчикам разложены игрушки, возле стенки скучало старенькое пианино. Атмосфера казенного уюта напоминает детский садик в любом из районов Ростова. Даже не верилось, что это место окружено колючей проволокой и вышками с часовыми...
 
Женская ИК-18 г. Азов
 
Потом состоялось перерезание символической «красной ленточки» у входа в новое отделение. Сергей Юрьевич как-то буднично чикнул ножничками и пошел знакомиться с первыми обитательницами этого учреждения.
 
ПОЧТИ КАК ДОМА?
 
Миловидную женщину в халатике, на котором красуется нашивка с фамилией и номером отряда, зовут Юлия. По профессии она бухгалтер. Осуждена по статье 159 - за мошенничество. Срок дали приличный. Больше вопросов на эту тему можно не задавать...
 
Женская ИК-18 г. Азов
 
На руках Юлии прелестная девочка по имени Злата. Ей всего один месяц. Юля родила Злату, находясь в женской колонии. По правилам содержания, свидания с маленькой дочкой у Юли должны быть ограничены. Но здесь, в этом новом экспериментальном отделении, Юля и Злата находятся вместе круглые сутки. Детская кроватка стоит рядом со взрослой. А возле Дома ребенка есть огороженный дворик с детской площадкой - специально для прогулок мамы и ребенка на свежем воздухе.
 
Женская ИК-18 г. Азов
 
До конца срока у Юлии еще целый год, но она рассчитывает выйти на свободу условно-досрочно, 6 мая. Теперь считает дни. Дома ее ждут муж и двое детей: братик и сестричка маленькой Златы. Их фотографии стоят на тумбочке рядом с кроватью. Юля планирует и дальше работать бухгалтером. Она говорит, что на прежней работе ее тоже ждут.
 
- Общаетесь с семьей? Муж к вам приезжает? - задает вопросы генерал Смирнов.
- Да, - кивает Юля.
_ Как вам условия в отделении? Можно ли их назвать домашними? - продолжает расспросы начальник ГУФСИН.
- Да, - поникает головой мамочка.
- Может быть, даже в чем-то лучше, чем домашние? - задает очередной вопрос генерал.
- Да, - соглашается осужденная и начинает беззвучно плакать. Генерал смущенно покашливает.
- Ну, потерпите, вам немного осталось. Все будет хорошо...
 
На прощание Сергей Юрьевич гладит по головке маленькую Злату и продолжает обход нового отделения.
 
МУЖ ПО ПЕРЕПИСКЕ
 
Вторую мамочку зовут Ольга. Осуждена за особо тяжкое преступление: по части второй статьи 105, которая называется «убийство».
 
- Совершила преступление в составе группы лиц, - кратко рассказывает Ольга свою биографию. - Тогда мне было 23, сейчас уже 33. Срок заканчивается в 2021-м. За эти годы многое осознала, понимаю, как оступилась. Сейчас у меня есть дочка, это придает мне силы и смысл жизни. Надеюсь выйти по УДО, до конца срока.
 
Женская ИК-18 г. Азов
 
Находясь в одной из колоний в Волгоградской области, Ольга сумела познакомиться по переписке с будущим мужем (кстати, ни разу не судимым). Оформили супружеские отношения прямо в колонии, а потом воспользовались длительным трехсуточным свиданием, которое положено заключенным. Так и появилась на свет маленькая Соня. Ольгу вместе с новорожденной этапировали в ИК-18, поскольку это единственная на Юге России женская колония с Домом ребенка при ней.
 
Сейчас малышке исполнилось полгодика. Ольга буквально не выпускает из рук свою кровиночку. В отличие от соседки Юлии, Ольга находится в хорошем настроении. Она улыбается генералу Смирнову, который придирчиво осмотрел обстановку помещения, задержав взгляд на фотографии Ольгиного мужа.
 
Женская ИК-18 г. Азов
 
- Как вы здесь? Не скучаете? - спрашивает генерал осужденную.
- Разве можно скучать с ребенком?! - эмоционально восклицает Ольга.
 
Удовлетворенно кивнув, начальник ГУФСИН продолжил обход территории...
 
СЛЕПАЯ МЕЧТА О СВОБОДЕ
 
Во дворике на детской площадке стоит женщина с ребенком на руках. Восточные черты лица выдают в ней цыганку. Судимость по статье 228 - за наркотики. Отсидела три года, осталось пять. Нелли (так зовут осужденную) с детства инвалид по зрению, практически ничего не видит. Тем не менее, инвалидность не помешала ей торговать наркотиками и получить за это солидный срок. Свою дочку Юлю Неля родила в местах лишения свободы. Майор Голикова характеризует ее как добросовестную, любящую мамочку.
 
Женская ИК-18 г. Азов
 
- Товарищ генерал, можно меня выпустить пораньше? - заныла осужденная, когда к ней подошел начальник ГУФСИН. - Я исправилась, осознала, очень хочу побыстрее домой...
 
Нелли родом из Ростовской области. Утверждает, что ее муж был наркоманом, а ей пришлось взять на себя его вину. Когда ее арестовали, муж ушел к другой. Сейчас у нее другой супруг, с которым расписалась на «зоне». От него и получился ребенок.
 
- Во время краткосрочного свидания? - слетает с языка вопрос, прежде чем осознаю, что изрядно сглупил.
- Во время длительного свидания, - хмыкает за моей спиной кто-то из женского персонала колонии. - За время короткого вряд ли что-нибудь получится...
 
Мы следуем дальше, оставив цыганку Нелю с ребенком на руках и мечтами о скором освобождении.
 
НЕ КУРИТЬ И КОРМИТЬ!
 
- Все продукты питания исключительно свежие, в соответствии с требованиями. Не дай Бог, чтобы мамочка чего плохого не съела. Ведь от этого зависит здоровье ребенка! - докладывает начальник ИК-18 майор внутренней службы Т.А. Голикова.
 
Пребывание в круглосуточном отделении, хоть и выглядит раем в условиях «зоны», все-таки накладывает целый ряд обязательств на осужденную мамочку. Прежде всего, это грудное вскармливание своего ребенка. Если что-то пойдет не так, даже если у мамочки вдруг пропадет молоко, ее отправят в отряд, проживать на общих основаниях, а ребенком займется персонал. Жестко? Не надо забывать, что это место лишения свободы, и мамаши здесь отбывают наказание за совершенные преступления!
 
Женская ИК-18 г. Азов
Среди других критериев отбора на проживание в круглосуточном отделении - отказ от вредных привычек (имеется в виду курение), чистоплотность, отсутствие дисциплинарных взысканий, забота о своем ребенке.
 
- Мы пристально наблюдаем за мамочками и видим, кто искренне любит свое дитя, души в нем не чает, а кто хочет посредством ребенка получить какие-то блага, - поясняет майор Голикова. - Но в целом материнство очень благотворно влияет на поведение осужденных женщин. Мамочки с детьми в корне меняются в лучшую сторону. Начинают тщательно следить за своей гигиеной, четко выполняют правила внутреннего распорядка...
 
- В наших планах достроить еще один этаж в Доме ребенка и расширить таким образом отделение круглосуточного пребывания, - говорит генерал-лейтенант С.Ю. Смирнов. - Мы считаем, что нововведение дало положительные результаты. Материнские чувства, приобретенные в процессе совместного проживания, помогают женщине найти правильную дорогу и место в жизни.
 
- Не отразится ли на дальнейшей судьбе ребенка то, что первые годы своей жизни он провел в пенитенциарном учреждении? - задал вопрос корреспондент «Вечернего Ростова».
 
- В свидетельстве о рождении ставится запись «город Азов», и никак не упоминается исправительная колония № 18. Что касается личных воспоминаний ребенка, то они не будут отличаться от тех детей, которые воспитывались в обычном детском садике, - выразил уверенность начальник областного ГУФСИН С.Ю. Смирнов.
 
БЕРЕМЕННЫЕ В СТРОЮ
 
Заключительный маршрут нашего обхода пролег к двухэтажному корпусу, над входом в который висела табличка «Отряд облегченных условий».
 
Женская ИК-18 г. Азов
 
Это тоже нововведение в ИК-18. По словам майора Голиковой, в этом отряде собраны мамочки, дети которых находятся в колонийском Доме ребенка, а также беременные осужденные. Таковых на сегодняшний день сразу восемь человек. Раньше такого не было. Можно сказать, что женская колония переживает настоящий «бэби-бум»!
 
Женская ИК-18 г. Азов
В небольшом коридорчике - тумбочка с телефоном и дневальная в теплом сером платке. «Внимание!» _ громко кричит дневальная, пробуждая смутные вспоминания об армейском прошлом.
В расположении на втором этаже уже выстроился «отряд беременных». Разумеется, будущие мамочки стоят перед генералом по стойке «вольно», поддерживая ладонями округлившиеся животики под колонийскими куртками. Генерал Смирнов здоровается, спрашивает, есть ли вопросы.
- Жалоб нет, всем довольны, - отвечают осужденные.
 
Одна из них - блондинка по имени Ольга (опять!). Родом из Волгограда. Отбывает отбыла три года из шестилетнего срока по статье 228 - за наркотики. Забеременела прямо на «зоне», во время длительного свидания с мужем, приехавшим «с воли». Ольгу уже отвозили в азовскую поликлинику на ультразвуковое исследование (УЗИ). Она знает, что вынашивает мальчика.
 
Женская ИК-18 г. Азов
 
- Вот, рожу, потом в Дом ребенка на круглосуточное отделение. А когда сынишке исполнится три годика, вместе с ним на волю и выйдем, - рассказывает Ольгга о своих планах на ближайшее будущее, придерживая округлившийся животик под колонийской робой.
 
Ей еще предстоит выезд в городской родильный дом Азова, где персонал уже привык к роженицам-арестанткам. Ольге выделят отдельную палату, в которой будет круглосуточно дежурить сотрудница колонии. И еще один караул, вооруженный спецсредствами, будет неотлучно находиться в коридоре у палаты. Потом Ольгу с новорожденным перевезут в колонию, где она продолжит отбывать свой срок. Будущая мамочка уверена, что ей заготовлено место в новом отделении.
 
Но это все впереди. А пока Ольга улыбается. У нее хорошее настроение.
 
Александр ОЛЕНЕВ.
(Публикация - газета "Вечерний Ростов", 31.01.2017)
 
Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 203



Вход на сайт

Случайное фото