«Донские соколы» или «Красная книга мечты» (дельтапланы в донском небе)

А А А

 

Дельтаплан. «Зайдите» в Википедию и освободите меня от необходимости объяснять вам подробно, что это за «птица». Умничать не хочется, тем более, что сам я стопроцентный «дуб» в сфере безмоторных полётов или как там они ещё называются.

Видите? Ну, чего тут, короче лох я в этом деле. Решил «прогуглить» и узнал, что «лох» – это наивный простодушный человек, потенциальная жертва обмана, а ещё, вы не поверите – самец сёмги в брачном наряде. Сообщил жене об этом открытии в контексте данной темы, и долго отвлекался потом на вспышки женского смеха в соседней комнате.

Всё, больше не томлю.

Ростовские дельтапланы. Фото Игоря Ситникова.

Вы знаете, сколько людей «летает» в нашем миллионном городе? Трое! Ну, плюс, минус ещё парочка, наверное. Лично я видел троих и, как мне объяснили, это основной состав. Есть ещё примерно столько же «учьлётов», ну учеников то есть. Ведь для того чтобы начать летать, необходимо пару лет «побегать», позаниматься «наземкой», научиться чувствовать крыло, взлетать и приземляться, понимать движение атмосферных потоков, и т.д. и т.п. А кроме прочего нужно потаскать свой дельтаплан на плечах в гору в запыхавшейся компании товарищей, пережить положенное количество нештатных ситуаций, где главное не … испугаться. Есть ещё другое, более ёмкое, простонародное определение человеческой реакции на всякие неожиданности.

И главное. Вам придётся стать хозяином «крыла», ещё и в материальном смысле. Короче нужно приобрести дельтаплан. Для сравнения поведаю, что «крыло» иногда стоит дороже автомобиля, на котором пилот перевозит всё своё «хозяйство» (это куча всяких разных необходимых причиндалов) к местам полётов. А география этих мест разнообразна. Наши, на пример часто ездят в Крым и Анапу, туда же подтягиваются ребята из Средней полосы и Украины. Есть ещё множество мест.

Но это не суть, да и чего «врать» о том, чего не видел собственными глазами. Я о главном.

С детских лет мне нравятся лошади и дельтапланы. Само собой понятно, что сегодня мы не ведём речь о любви к женщинам, крепким напиткам, трубочному табаку, покеру и т.д. Детская мечта. Конечно, я не оригинален. Многим нравится чувство свободного полёта и бешеной скачки. Но, редко кому удаётся испытать это чувство. С лошадьми мне повезло, и я несколько лет своей жизни посвятил этим дивным животным. А вот с полётами генетика подкачала. Не то, что высоты боюсь, а даже, как говорится – и с печки не прыгну. В городском парке, гуляя с детьми, десятой дорогой обхожу «лодочки», и до сих пор с содроганием вспоминаю, когда по просьбе своей будущей супруги, в пору ухаживаний, согласился покататься с ней на этом чёртовом аттракционе. В общем, … не хочу говорить об этом.

Я, о другом. Верьте – не верьте, а мечты сбываются. Иногда уже независимо от нас и, бывает, уже в ином, транспонированном, ну то есть изменённом, виде.

На «краю» четвёртого десятка перестаёшь мечтать о несбыточном и глядишь в небо просто с целью определиться брать ли сегодня на работу зонтик. … Что-то потащило в сторону… Короче.

Знакомый пригласил на полёты.

Ростовские дельтапланы. Фото Игоря Ситникова.

- Погода дрянь, летать не будем сам понимаешь – сказал Вова. - Так, соберём дельтапланы, позанимаемся «наземкой» с новичками, чайку попьём из самовара. Надо, надо собираться, чтоб форму не терять.

Да кто бы спорил. Тем более, что эта неожиданная поездка, учитывая забытую детскую мечту, могла стать самым ярким впечатлением в длинной серой полосе новогодних выходных.

- Какого чёрта мы туда прёмся, - думал я на следующее утро, - глядя как дворники на лобовом стекле стирают городскую грязь размытую каплями дождя и мокрого снега. Голые деревья под порывами северо-восточного ветра укоризненно качали кронами и делали нам вслед своими конечностями неприличные и обидные жесты, намекая на авантюрную глупость этого предприятия.

Вова молча рулил и, судя по всему, не смотря на свой лётный фанатизм, в чём-то соглашался с деревьями.

Миновав пригородные посёлки, мы выбрались на трассу. Позёмка, переметавшая асфальт и одинокие «вольтанутые» вороны в небе, упорно размахивающие на одном месте крыльями против ветра, не красили окружающий пейзаж. Вова, по ходу дела насыщал моё любопытство. Он подробно давал ответы на «умные» вопросы типа «а как вы там летаете» и я снова, в который раз, удивлялся разнообразию премудростей в делах кажущихся простыми «чайникам» вроде меня.

Сбочь дороги – съезд к зарослям терновника. Кусты прикрывают крутой спуск в балку, слившуюся с широкой долиной в пойме реки Тузловки.

Ростовские дельтапланы. Фото Игоря Ситникова.

Перебравшись через глубокую грунтовую колею, наполненную снежной кашей, подъезжаем к небольшой группе автомобилей. Рядом, на небольшом пологом пятачке земли, люди. Самовар с тубой стоит в притоптанном снегу, и уже начинает выпускать из «дыхалец» в крышке уютный, добродушный парок. Припозднились мы с Володей немного.

Ростовские дельтапланы. Фото Игоря Ситникова.

Со мной здороваются и знакомятся, благожелательно, но без особого интереса, как с очередным зевакой. Не болтался бы под ногами. Чаю ведь для доброго человека не жалко. А мне хватает.

Ласкает слух незнакомыми терминами и словечками разговор, смех, «подначки». Ну, в общем, обычный трёп доброй, хорошо знакомой компании собранной в круг общим редким интересом.

Летать? Сегодня? Ну, да. Как же… Главное челюсти не сломать при падении, чтоб было чем анекдоты травить в больничке.

Ростовские дельтапланы. Фото Игоря Ситникова.

У каждого на машине закреплён дельтаплан, собранный в длинный чехол. Не знаю, как и где там «за бугром», а «наши» ростовские укладывают свои «крылья» на лёгкие алюминиевые приставные лестницы, притороченные к креплениям на крышах автомобилей.

В компании есть парочка «учьлётов». Сейчас они под присмотром старшего собирают старый, видавший виды «птеродактиль» с древней надписью «ДОСАФ» на полотнище крыла. Старший в нашей компании Андрей.

- Гуру, – сообщает мне Вова, - если я, не считая учёбы, пять лет летаю, то Андрюха уже лет семнадцать «намотал», если не больше.

Вова и Андрей собирают своих «птичек». Просто, чтобы те «подышали». Не летать, а всё равно ведь развернуть надо, раз приехали. «Птички» - это моё словечко. У дельтапланов есть свои «фирменные» названия. Я просто не запомнил. Чайник, он и в Африке – чайник. Как два альбатроса дельтапланы опытных пилотов сушат оперение на зимнем ветру, опершись о снег краями крыльев. Дышат ветром.

Понимаю из разговора, что сегодня заниматься будут только с одним парнем. Второй чего-то не готов. Вот и ладушки. Может, ещё и просто, чаем обойдёмся. Холодно же, блин. Ёлки! Будут учить. Ладно, ждём. Сам напросился. Согреваю в кармане свою цифровую «мыльницу», делаю парочку снимков и прячу онемевшие на ветру руки в перчатки. Холодно же, блин.

Вот оно - воплощение детской мечты. Ничего, об седло тоже задницу в своё время набивали. Поглядим.

На несколько минут через облака проглядывает солнце, это ободряет нас. Ученика, несущего дельтаплан посередине, придерживая за края длинные крылья, учителя направляют в «чисто поле», как раз напротив того места откуда из низины вырывается в степь жёсткий воздушный поток.

Ростовские дельтапланы. Фото Игоря Ситникова.

Учит Андрей. Его стажёр взволнован и серьёзно настроен на урок. Ветер швыряет дельтаплан в неопытных руках. Задача парня – удержать крылья навесу, не отрываясь от земли почувствовать ветер. Инструктор стоит лицом к новичку и, за два тонких тросика удерживая конструкцию, помогает тому балансировать. Со стороны кажется, что опытный берейтор выезжает норовистую лошадь, а у неё на спине болтается неопытный всадник.

Чуть погодя обучение переходит на следующий этап. Разбег. Тут требуется помощь остальных. За верёвочный фал тройка товарищей дружной упряжкой тянет дельтаплан, «всхрапывая» и тужась, разгребая ногами снег, давая стажёру почувствовать отрыв от земли и «радость свободного полёта». Инструктор на бегу пытается быть услышанным. Даёт советы на самом понятном для русского человека в такие минуты наречии. Машины на близлежащем шоссе притормаживают, мигают фарами и иногда «бибикают». Ветер переносит через дорогу снежные заряды и можно легко догадаться о теме людских рассуждений в тёплых автомобильных салонах.

Я тоже берусь за верёвку. Другие «лошадки» уже устали, но мы с Вовой ещё минут десять бегаем в паре. Тут Вова спрашивает, не хочу ли я попробовать поучиться. Я, хоть и согрелся набегу, всё же в тайне хочу уже лишь одного. Домой, чаю, и может рюмочку… . А потому вежливо говорю «нет» и как оказывается не зря.

Мы отходим к самовару, а Андрей напоследок ведёт ученика к краю крутого спуска, туда, где ветер покрепче и можно ещё лучше понять балансировку. «Учьлёт» полон энтузиазма и я начинаю потихоньку не любить его за это.

Ростовские дельтапланы. Фото Игоря Ситникова.

Умиротворённо потянувшись к чайным кружкам и бутербродам, все мы пропускаем главный момент самого яркого события этого дня. Да и на само событие обращаем внимание, если честно, только когда слышим родной русский мат, советующий кому-то тянуть что-то толи «от себя», толи «на себя», я не до конца понимаю.

Звучит короткое Вовино «Ё…». По наитию я смотрю в небо и вижу там парящего ученика. То есть парит, собственно, дельтаплан, а под ним в специальном «коконе» телепается стажёр. Вот тут я вспоминаю и до конца осознаю всю завораживающую грацию летящего полиэтиленового пакета.

Что-то, … даже как то мы и не побежали ни куда. Наверное, это называется словом – «остолбенели». Потом между нами возник тихий прерывистый диалог из коротких реплик и междометий, созвучный по смыслу громогласному монологу Андрея.

Расслышать его проникновенные советы на высоте в тридцать метров ученик не может в свисте ветра. Но видимо народная лексика, как утверждают некоторые эзотерики, действительно обладает мощным биополем и делает чудеса. Парень всё же совершает правильное телодвижение, и дельтаплан в ритме танцующего кленового листа медленно сближается с землёй.

На моих глазах происходит чудо под названием «посадка». Действительно счастливая и мягкая потому, что пилот всего лишь несколько метров тащится по бурьяну на пузе, а дельтаплан только слегка бьётся «носом» в снег.

Преодолев метров двести по склону на максимальной скорости, мы видим перед собой счастливого «учьлёта». О чём можно говорить в такой ситуации. О многом. Передавать не буду,… сами понимаете.

На крутой подъём мы втаскиваем нашу «птичку» с двумя «перекурами». Ветер поддувает сзади и Андрей умудряется придавать крыльям правильный наклон, так что воздушный поток, иногда, словно извиняясь за «шуточку» с учеником, помогает нам взобраться на возвышенность.

Вытаскивая ноги из сугробов, переступая путаницу старых, высохших стеблей, держа правую оконечность крыла на вытянутой руке я, задыхаясь от натуги, до конца понимаю отдалённое сходство мечты и реальности. Одновременно, до меня доходит, что после «подвига» ученика полёты состоятся непременно.

Первым в небе оказывается Андрей, за ним взлетает Володя. Как это там у поэта: «Безумству храбрых … ». Парни зависают метрах в ста над землёй. Снизу видно, как тяжело им там бороться с порывами ветра. Одинокий степной сокол, вот ей богу не вру, до этого висевший над полем, удивлённо уступает пространство дельтапланеристам. Его уносит куда-то назад и в сторону. Далеко внизу, на тонком льду Тузловки, маленькие фигурки рыбаков вышедших на подлёдный лов, размахивают руками и смотрят вверх. Извините ребята за то, что до этого дня я только вас считал чокнутыми фанатиками, безгранично преданными своему хобби. Оказывается «нет предела совершенству».

Ростовские дельтапланы. Фото Игоря Ситникова.

Всё время смотрю туда, где на фоне стремительно летящих серых туч «танцуют» два дельтаплана. В ботинках хлюпает растаявший снег, ветер бьёт пощёчины пытаясь отвлечь моё внимание. Ни чего у ветра не выходит. К известному утверждению о том, что «Нет ничего красивее танцующей женщины, скачущей лошади и бригантины под парусами», я теперь с уверенностью буду добавлять: «… и парящего в небе дельтаплана».

Я прощаюсь со своей детской мечтой, я отпускаю её в небо, понимая, что никогда уже не буду парить вот так независимо и свободно, назло всему «земному притяжению». Уходит мечта, но оставляет взамен чувство уважительного восхищения и любви к смелости и Полёту.

Первым приземляется Андрей, вторым «садится» Володя. Дело сделано. Миссия выполнена. Цель достигнута. Всё хорошо и спокойно.

Ребята «складывают крылья», прощаются до следующего раза.

Ростовские дельтапланы. Фото Игоря Ситникова.

На обратном пути узнаю от Вовы, что дельтапланеризм, как спорт, по сравнению с давним прошлым, потеряв «досафовскую» базу, медленно, но уверено «загибается». Почему я не удивлён? ...

В Ростове летает всего несколько человек, да и во всём ЮФО серьёзных пилотов можно сосчитать по пальцам обеих рук. У них есть свой сайт в интернете, идёт общение. Всё «на себе», за свой счёт, на …

Ненавижу слово - «энтузиазм», есть в нём какая-то тайная язвительная издёвка. Ну, ну, дескать, давай! ... Да пошли вы!

Просто люди летают! Не мешайте.

Вот сижу, а сам думаю. Уж точно мой рассказ ни чем им не поможет. Да ведь и не просили. Разве просил меня о помощи тот сокол в небе над нами? Уж не помешать бы только. Не нарушить. Прости Господи.

Ну не будет у нас дельтапланов. Беда какая!? Нет ведь уже и Донской породы лошадей – казачьей души и гордости. И нормально. Живём – хлеб жуём. Да только, что-то скучновато как-то становится без скачки, без полёта, без мечты …

Дай вам Бог, ребята. Дай вам Бог.

Домой я вернулся одновременно с женой. Ходила с сестрой и племянницей в «h2o» - наш ростовский аквапарк. Рассказывает. Бани, тёплый бассейн под открытым небом, гидромассаж.

А я сижу, согреваясь, уже не думая о рюмочке, пью чай и вижу перед собой серое зимнее донское небо, и танец двух дельтапланов, и одинокого сокола, и уходящую в облака мечту …

А? Что Галя? Я? Да нормально. В порядке. Было интересно. Завтра напишу – почитаешь. Пошли спать.

 

Игорь СИТНИКОВ.

Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 612



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail