«Испытания судьбой Нагапета Явруяна»

А А А
 
 
«Вечерний Ростов» неоднократно писал о книге «Испытание судьбой Нагапета Явруяна», которую я написал в месте со своим старшим братом Тиграном Багдыковым. Эта книга была посвящена судьбе нашего деда Нагапета Сероповича Явруяна, военврача, погибшего в годы Великой Отечественной войны в фашистском концлагере «Гросслазарет» на Украине.
 
Благодаря газете «Вечерний Ростов» и журналисту Александру Оленеву об этой книге и о судьбе нашего деда узнали многие ростовчане. Но не только они. 16 февраля 2016 года я со своей семьей был приглашен администрацией Мясниковского района на празднование Дня освобождения района. Дело в том, что 14 февраля был освобождён Ростов-на-Дону, а 16 февраля советские войска изгнали фашистов из Мясниковского района. Возле Мемориала Воинской Славы в селе Чалтырь в тот день собралось немало людей. Перед собравшимися выступил Глава Мясниковского района Владимир Саркисович Килафян. Он поблагодарил ветеранов за то, что они в те страшные годы смогли отстоять независимость и свободу нашей страны. После возложения цветов к Мемориалу Воинской Славы жители села Чалтырь собрались в этнографическом музее. Я был приятно удивлен, когда увидел большое количество школьников, пришедших поздравить ветеранов Великой Отечественной войны.
 
После поздравления ветеранов, ведущие праздничной встречи, директор этнографического музея Мясниковского района отметили, что их глубоко тронула и взволновала книга «Испытание судьбой Нагапета Явруяна». Удивительно, но факт – в Чалтыре читают «Вечерний Ростов». Благодаря статье «Пропавший без вести военврач с Дона погиб в лагере смерти на Украине», написанной А. Оленевым («Вечерний Ростов» №221 от 05.11.14.), многие сельчане узнали о судьбе своего земляка. В этнографическом музее Мясниковского района хранятся и мои с братом книги о нашем деде, его письма, личные документы, а также публикации о нем, в том числе и публикации «Вечернего Ростова». В музее Нагапету Сероповичу Явруяну посвящен целый стенд.
 
Заместитель Главы администрации Мясниковского района Назик Смбатовна Кешишян в своем выступлении подчеркнула, что национальная идея в России – это патриотизм и любовь к Родине. По её мнению, нестоящим патриотом и был Нагапет Явруян, пример с которого должны брать сегодняшние школьники. До слез тронул фильм, который показали сотрудники музея о жизни и судьбе Нагапета Явруяна. Этот фильм был основан на фотодокументах, опубликованных в нашей с братом книге.
 
В своем выступлении я отметил, что книга «Испытание судьбой Нагапета Явруяна» увидела свет во многом благодаря «Вечернему Ростову». Ведь благодаря газете я познакомился и подружился с Галиной Григорьевной Цой. Мы с ней вместе принимали и принимаем участие в конкурсе «Вот, помню, был случай…», который проводит «Вечерка». Цой родилась в Ростове, но детские годы провела в городе Славута. Именно в этом городе и располагался фашистский концлагерь «Гросслазарет», где и погиб наш дед. Ещё до гражданской войны на Украине Галина Григорьвена Цой побывала в Славуте, поклонилась светлой памяти погибших советских солдат и офицеров. Цой посетила музей и братское кладбище, встретилась с директором музея. Директор музея Станислав Ковальчук передал нашей семье книгу «Славута. Возрождение памяти», написанную на украинском языке. В ней собраны все документы и фотографии, рассказывающие о жутких зверствах фашистов в этом лагере. Поскольку книга написана на украинском языке, нам с братом пришлось переводить её на русский. В этом деле нам помогали наши друзья-украинцы. Когда вышла в свет книга «Испытания судьбой Нагапета Явруяна», Галина Григорьевна Цой послала несколько экземпляров этой книги в исторический музей города Славута.
 
Из музея пришел ответ, что наш подарок они получили и что они благодарны нам за то, что мы бережно храним светлую память о погибших советских солдатах и офицерах. В это время уже шла гражданская война на юге-востоке Украины. Этот факт говорит о том, что на Украине живет много хороших и адекватных людей. И никаким бандеровцам нас не рассорить.
 
В феврале 2015 года прошла презентация книги «Испытание судьбой Нагапета Явруяна» в музее русско-армянской дружбы в Ростове. Об этой презентации сообщал «Вечерний Ростов». Затем эту книгу Галина Григорьевна Цой презентовала в библиотеках города Москвы. И вот теперь состоялась презентация книги «Испытание судьбой Нагапета Явруяна» на малой родине Нагапета Сероповича, в селе Чалтырь, в этнографическом музее.
 
 
Судьба Нагапета Явруяна была типичной для предвоенного поколения. Паренек из села Чалтырь поступил в Ростовский мединститут. После вуза получил целевое распределение в родное село. Спустя год мединститут окончила его жена, наша бабушка Арекназан Крикоровна (Надежда Григорьевна) Кристостурьян. Её распределили на работу в Чечено-Ингушскую АССР. Нагапет Серопович уехал вместе с ней и работал в Чечено-Ингушетии врачом. Через год был призван в ряды Красной армии.
 
Когда началась Великая Отечественная война, и Нагапет Явруян уходил на фронт, он подарил своей годовалой дочери Гале, нашей маме, брошь, изображающую нотный стан со скрипичным ключом. Как он и мечтал, его дочь связала свою жизнь с музыкой. После обучения в консерватории наша мама работала в музыкальной школе имени Гнесина, она заведовала в ней струнным отделением. Многие ее ученики стали незаурядными музыкантами. Её мать, наша бабушка Арекназан Григорьевна Кристостурьян долгие годы работала врачом-терапевтом в родном селе Чалтырь и в Ростове. Практически до конца своих дней консультировала молодых коллег и пациентов. А прожила она 92 года. У нас медицинская семья. Её зять, наш отец известный на Дону хирург, Заслуженный врач России Минас Георгиевич Багдыков.
 
О судьбе деда долгие годы мы ничего не знали. Пришло короткое сообщение – пропал без вести. И все. В таком положении после войны оказалось много советских семей. О том, что Нагапет Явруян попал в плен, рассказывали его однокурсники. В мае 1997 года областная газета опубликовала списки погибших узников концлагеря «Гросслазарет». Там оказалась и фамилия нашего деда. Фашисты замучили в этом лагере не менее 150 тысяч советских солдат и офицеров. На фотоснимках, сделанных при обследовании лагеря в 1944 году советскими следователями, видны люди-скелеты и тысячи могил, в которых похоронены десятки тысяч советских военнопленных и мирных граждан города Славута, в том числе и еврейской национальности.
 
В 1998 году на запрос нашей мамы о судьбе своего отца пришел ответ из Украины. Ответ прислал тогдашний директор исторического музея города Славуты А.С.Артемов: «Об обстоятельствах гибели вашего отца Нагапета Сероповича Явруяна можем сообщить следующее. Его фамилия была записана в одной из книг умерших узников «Гросслазарет», которые составляли тайком члены подпольной группы. Сейчас эти три уцелевшие книги в экспозиции нашего музея. Лагерь занимал десять трехэтажных каменных зданий-блоков, ваш отец, судя по записям в книге, находился в 5–м блоке, терапевтическом. В лагере было сосредоточено одновременно 15-18 тысяч военнопленных. Помещения не отапливались, водопровод не работал, медикаменты и перевязочный материал почти отсутствовали, кормили два раза в день. Проводились медицинские опыты по распространению инфекционных заболеваний…».
 
Читать эти документы страшно. Это был настоящий ад на земле. В документальных записях о погибших в концлагере было сказано, что на все предложения фашистов о сотрудничестве военврач, майор Красной армии Нагапет Явруян ответил отказом. Он ответил немецким офицерам: «Я буду рядом со своими солдатами и разделю их участь»...
 
В завершении праздника, посвященному освобождению Мясниковского района, который проходил в этнографическом музее, выступила Председатель Совета ветеранов Мясниковского района Тамара Дзероновна Пученкова. Она поблагодарила собравшихся ветеранов за ту Великую Победу, которую они нам подарили, за то, что они пришли в музей, несмотря на почтенный возраст. Многим ветеранам уже более 90 лет!
 
Мне было особо приятно, что почти все эти старики знали моего деда и с уважением и любовью отзывались о нем. А еще они вспоминали о том, что Нагапет Серопович Явруян до войны руководил райздравотделом Мясниковского района. Вспоминали также то, что в тридцатые годы, будучи комсоргом в мединституте, он защищал так называемых «детей врагов народа». С ним училась дочка генерала Петра Калмыкова, которого оклеветали и незаслуженно репрессировали. Дочку генерала, Веру Петровну, хотели выгнать из комсомола, а значит, из мединститута. Такие тогда были правила. Но Нагапет Явруян вступился за дочку генерала, сказав, что она не может и не должна отвечать за отца. Веру Петровну оставили в комсомоле, и она продолжила обучение в мединституте. Генерала Петра Калмыкова вскоре выпустили на свободу. Он, кстати, погиб уже после войны от рук бандеровцев.
 
Моя мама в шестидесятые годы познакомилась и подружилась с дочкой Веры Петровны. Мама, конечно, ничего не знала об этой истории. Но ей было очень приятно узнать, что ее отец, по сути, спас мать подруги от отчисления из мединститута. С этой замечательной семьей мои родители дружат уже почти 50 лет.
 
Не могу не сказать слова благодарности директору этнографического музея Мясниковского района Даглдиян Анаит Суреновне. Анаит Суреновна устроила настоящий, незабываемый праздник и для наших ветеранов и для моей семьи.

Георгий БАГДЫКОВ.

 

Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 143



Комментарии:

На представленном фотоснимке - военврач 3-го ранга (условно соответствует офицерскому званию "капитан", так как до 1943 года медики, интенданты и другие представители нестроевых видов военной службы офицерских званий не имели).

Точно такие же знаки различия в петлицах имел мой дядя по матери - военветврач 3-го ранга. (Но так как врачом он был ветеринарным, то армейская эмблема в виде чаши с обвившейся вокруг неё змеёй у него была не золотистого, а серебристого цвета.)

Дядя мой также попал в плен в самом начале войны, так как их артиллерийская (на конной тяге) войсковая часть тоже дислоцировалась на Украине - недалеко от западной границы СССР. И через полтора года скончался в концлагере, размещавшемся на территории Германии при каких-то шахтах Геринга.

А в Славуте в канун войны проживаля моя тётя по матери, так как была замужем за офицером-кавалеристом, который служил в разведотделе кавалерийского соединения. С началом войны жёнам комсостава соединения было велено взять с собой самое необходимое, отправиться в недалёкий тыл и пребывать там до лучших времён. (До могучего ответного удара РККА по вероломному врагу.) А чтобы на имущество семей краскомов никто не покушался, пообещали в военном городке выставить караул из красноармейцев. 

Но тем жёнам комсостава кавалерийского соединения дождаться лучших времён так и не довелось.  И всё имущество семей краскомов, как сказывала моя тётушка, осталось в квартирах военного городка, спешно покинутого его жителями.  

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото