«Напиши стихотворение – и небо прояснится…» (поэт Александр Брунько)

А А А

 

Александра Брунько еще при жизни называли великим русским поэтом. Он был одним из основателей легендарной "Заозерной школы".

   В истории литературы и поэзии была известна «Озерная школа». Это условное наименование группы английских поэтов-романтиков конца XVIII− начала XIX веков. Названа школа в честь Озерного края. Это было  место ее важнейших представителей. А поэты Геннадий Жуков, Владимир Ершов, Александр Брунько, Виталий Калашников, Игорь Бондаревский, Анвар Исмагилов со своими единомышленниками создали нашу отечественную «Заозерную школу».  
  

«Заозерная школа поэзии» была основана в Ростове-на-Дону в самом начале восьмидесятых годов прошлого века. Это была группа талантливых и неформальных поэтов, которых официальная власть не признавала, но простые читатели очень любили.    Поэты «Заозерной школы» обосновались в Танаисе. Они превратили Танаис в своего рода Мекку для творческих людей − поэтов, художников, музыкантов. Конечно, за то, что им удалось это сделать, надо благодарить тогдашнего директора музея «Танаис» Валерия Федоровича Чеснока. Именно он помогал всем этим творческим неформалам. В советские годы к подобным «свободным художникам» отношение было отрицательным. Их часто обвиняли в тунеядстве и антисоветской пропаганде. Но директор музея «Танаис» В.Ф. Чеснок устраивал поэтов к себе на работу сторожами, электриками. Как мог, помогал советским неформальным поэтам и художникам. Кстати, поэты − основатели «Заозерной школы» − построили в Танаисе знаменитую «Башню поэтов».

   Художник и поэт Володя Ершов как-то написал об Александре Брунько: «Вот он и сейчас бредёт, хранимый музой, по Богатяновке или по Нахичевани с авоськой пустых пивных бутылок и с новыми стихами в башке, с растрёпанной ветром седеющей шевелюрой и почти всегда слегка трезвый. Вот так, медленно и обречённо уходит в бесконечность легенда и гордость завтрашнего Ростова, нищий городской поэт, воспевший сей город с нежностью и любовью и не ждущий от него ничего, кроме ментовского пинка. Отдаст ли когда-нибудь этот город и эта страна свой долг Поэту во своё же спасение?»
 

  Поэт Александр Брунько  Александр Виленович Брунько родился в 1947 году в Киеве, в семье военного. Из-за работы отца много ездил по стране, жил в Закарпатье, в Ужгороде, Ленинграде, Владивостоке, на Сахалине. Но девятый класс Брунько окончил в Ростове-на-Дону. С тех пор его судьба была связана с  нашим городом. Он стал при жизни символом андеграундной литературы советского периода времени.
 

   После окончания школы Александр Брунько поступил в Ростовский государственный университет на факультет журналистики. Потом пошел служить в армию. Но журфак так и не окончил.

   Уже в начале восьмидесятых годов минувшего столетия по Ростову ходили  рукописные сборники стихов Брунько. Его стихи даже публиковались в  журнале «Дон». Но он так и не был принят в Союз писателей, официальная власть поэта не признавала, книги его не печатались.
 

   В Википедии написано, что, живя в Ростове-на-Дону, Брунько вводил милицейские наряды в ступор, предъявляя вместо потерянного паспорта потрепанный номер литературного журнала «Дон», в котором подборка его стихов сопровождалась фотографией автора. И все же поэта в конечном итоге осудили «за нарушение паспортного режима».

  После освобождения Брунько выпустил книгу стихов «Поседевшая любовь». Этот сборник друзья поэта шутливо называли «Посидевшей любовью». Книга вышла в свет в перестроечные годы, когда Брунько наконец начали издавать.

   Известный ростовский режиссер Александр Расторгуев (к сожалению, недавно трагически погибший в Центральной Африканской Республике) снял  документальный фильм об Александре Брунько, который назывался «Черновик» (Дон-ТР), а в 1997 году режиссер С. Стасенко посвятил поэту  фильм «Перекати-поэт» (РЦСДФ, 1997).

    Стихи Александра Брунько публиковались также в журнале «Дети Ра». Поэт при жизни стал живой легендой нашего города.

   В Интернете вы можете прочитать письмо Брунько в КГБ СССР, в котором  он пишет, что ему негде  жить, что он не прописан в СССР, у него нет возможности творить. Поэтому он просит разрешить ему уехать за границу.  Как писал поэт, это ему нужно для того, чтобы принести пользу «Родине-России − во имя Бога и Правды». Письмо датировано маем 1989 года.    Насколько мне известно, в КГБ на это письмо никак не отреагировали. В стране перестройка, гласность, демократия. Мол, пусть пишет, что хочет. Думаю, что к Брунько в официальных органах власти относились как к городскому сумасшедшему, считали, что он обычный пьяница. Поэт, правда, много пил. Возможно, от безысходности, от того, что не мог себя творчески  реализовать, а может, были и еще на то причины.

   По данным Википедии, последний раз Александра Брунько в Ростове видели в 2006 году. И в том же году он умер в Новошахтинске.

 

   Недавно судьба преподнесла мне сюрприз. В Музее русско-армянской  дружбы летом 2018 года состоялась презентация моих книг. На этой презентации была также представлена моя книга «Наши ростовчане», в которой я писал об известных горожанах, с которыми мне посчастливилось  общаться. После презентации я организовал застолье для друзей. Ко мне подошел мой давний знакомый Сергей Левченко. Мы с Сергеем не раз  встречались в «Вечернем Ростове», потому что неоднократно становились призерами конкурса «Вот, помню, был случай…», который проводит газета.

   Так вот, Сергей Левченко подошел ко мне и спросил: «Вы не хотели бы написать о легендарном ростовском поэте Александре Брунько? Ведь он вас уважал и даже посвятил вам стихи».
   Я опешил. Совершенно не ожидал такого услышать, так как никогда не мог бы подумать, что Брунько может мне посвятить стихи.

 

   Тогда Сергей рассказал интересную и необычную историю о том, что как-то в конце девяностых годов он встретил Брунько в Нахичевани и тот сказал ему: «Знаешь, старик, я тут стихи сочинил. Багдыкову их посвятил. Да ты его не знаешь… Но послушай  эти строки».

   Сергею стихи очень понравились. И он прочитал это стихотворение мне и моим друзьям, а потом подарил его мне в напечатанном виде. Не стану  скрывать, было очень приятно. Ведь я не могу не гордиться тем, что легендарный поэт «Заозерной школы» посвятил мне следующие строки:

«Нехай кажет задницу
Фортуна-проказница,
Пусть ночь пятый день…
И болит поясница.
Напиши стихотворение –
И небо прояснится,
И жизнь прояснится!
Ну что тебе стонется?
Да стынется, вздорится?
Мол, солнце из тьмы
Не вернется сторицею!
Напиши стихотворение –
И боль золотая повторится,
И  жизнь повторится!
 Напиши стихотворение…»

Александр Брунько. 1999 г.
(Посвящено Георгию Багдыкову)

   Для меня до сих пор остается загадкой, что побудило Брунько написать эти стихи. Видимо, он решил, что я натура поэтическая. Правда, когда-то, в юности, я пробовал писать стихи, но потом бросил. Может, поэтический дар  во мне проснется в старости? Не знаю. Но после таких строк легендарного  поэта надо будет попробовать…

Георгий  БАГДЫКОВ.
 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 2012



Комментарии:

Об Александре Брунько -- из книги воспоминаний и эссе Анвара Исмагилова "Люди былой империи" (2015):

 

Грандиозный Дом актёра на углу Максима Горького как раз и был построен в дополнение к театру. На плоской крыше цвели цветы в оранжерее, работал ресторан, в солярии загорали цветущие бабы-счетоводы из бухгалтерии театра, в элитном детском саду играли в будённовцев отпрыски благородных фамилий Марецких, Пляттов, Мордвиновых и прочих.
 Дом простоял десятки лет без капремонта, как-то враз постарел, обсыпался, пожух, и в его грандиозные стены на смену актёрам, буфетчицам и осветителям пришла творческая интеллигенция конца восьмидесятых. Игорь Левин, например, сегодня проживает в городе Виннипеге, столице провинции Манитобы в Канаде, а в восемьдесят восьмом занимал в Доме актёра громадные апартаменты с кухней и прихожей. Работала газовая плита, горел свет, в жилой комнате стоял усилитель, крутились катушки магнитофона «Ростов–104-стерео», в громадном окне качались чёрные липовые ветви. Чем не жизнь, да ещё без арендной платы?

 

Великий поэт Саша Брунько только что вышел из Таганрогской крытой тюрьмы, где его держали ровно год – для острастки. Самое печальное в том, что у него даже был паспорт, а на странице для прописки стоял лиловый, как на забитой свиной туше, штамп: «Хутор Недвиговка Мясниковского района Ростовской области». Вот такие бывают хуторяне!

Мы встретились во время концерта в ДК железнодорожников имени того самого Ленина, обнялись, пустили скупую мужскую слезу и немедленно выпили. Потом добавили. Потом, уже в девятом часу вечера, поехали к швейцару гостиницы «Ростов» Сясику Бернацкому и взяли у него ещё бутылку водки. Сели на трамвай и поехали, нанизывая остановки на рельсовый шампур, в Дом актёра, все по одной прямой линии в сторону «Ростсельмаша».

 

По дороге Брунько пытался читать стихи, плакал, икал и приставал к девушкам. Его могучее обаяние сохранялось даже тогда, когда от него несло козлом, а филологини должны были бы оскорбиться и отвергнуть бред одинокого безумца...

 

+
Сама книга теперь доступна в полном объеме в формате fb2 в библиотеке Твирпикс:

https://www.twirpx.com/file/3053626/

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Спасибо за ссылку, но она не работает. )

"Люди былой империи"

 

Да, эта библиотека требует регистрации.

Но читатели Ростовского словаря могут скачать сборник "Люди былой империи" с моих облаков:

китайского http://naver.me/xqGtnCCI
швейцарского https://my.pcloud.com/publink/show?code=XZEwS1kZ1tLUeDpiUKb3rtbJ9LYh3H24...
российского https://yadi.sk/i/orXWAq3GG0IV-g
 

™)

 

+

Кстати.
Россияне могут скачивать из Твирпикса -- но через VPN.

 

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail