"Адъютант Его Превосходительства" (криминальная история времен Гражданской)

А А А

 

Киношный герой стал противоположностью своему реальному прототипу. А произошла история, ставшая сюжетом популярного советского сериала, в нашем Ростове-на-Дону

 

В Гражданскую войну 1917-1922 годов на просторах бывшей Российской империи на гребень истории вынесло немало разного рода авантюристов, искателей приключений, а то и просто мошенников, пытавшихся прибиться к какой-либо из противоборствующих сторон, чтобы устраивать свои собственные темные делишки. Один из самых известных в этом ряду - Павел Макаров (прототип капитана Кольцова из советского сериала «Адъютант его превосходительства»), чьи воспоминания впервые были изданы в СССР в 1927 году. В них Макаров представился нелегальным резидентом «красных» при штабе Вооруженных сил Юга России (который дислоцировался в Ростове-на-Дону). Дескать, он руководил, чуть ли не всем партизанским движением в тылу «белых».

 

На тот момент в живых оставалось еще немало свидетелей Гражданской войны, причем с обеих сторон. И от них посыпались опровержения, которые буквально свели на нет макаровское самовосхваление. Спустя сорок лет вышло второе издание мемуаров. Более адаптированное к реальности. Но и оно не внесло ясности в ситуацию. Пока не наступили новые времена.

 

Все дело в том, что согласно архивным документам деникинской контрразведки Вооруженных сил Юга России (ВСЮР) «адъютант его превосходительства» проходил по делу о… самозванстве, а не как резидент «красной» ВЧК. Однако там же имеется упоминание ещё об одном Макарове. Вот тот действительно имел связь с красным подпольем. Это был младший брат «резидента» Владимир, который пристроился к секретам «белых» благодаря протекции старшего. Но мы говорим о старшем брате - Павле.

 

Павел Макаров был субъектом, не отягощенным интеллектом и без признаков хороших манер, малограмотный и неинтеллигентный - являл собой тип беспринципного человека, каких в смутное время Гражданской войны оказалось немало и у «белых», и у «красных». Идейность и верность выбранному пути у подобных персонажей в первую очередь определялись глубоко материальными соображениями. Мутная волна Российской междоусобицы вознесла их на поверхность происходящих событий.

 

*

Павел Макаров объявился в Добровольческой белой армии весной 1919 года, когда командующий Вооруженными силами Юга России (ВСЮР) генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин подписал свою знаменитую директиву: «На Москву». В штабе 2-го корпуса «белых», возглавляемого генерал-майором Владимиром Май-Маевским, Макаров представился штабс-капитаном, дворянином, сыном начальника Сызрань-Рязанской железной дороги. И ему поверили на слово. А вскоре из рук командира корпуса он получил капитанские погоны и адъютантские аксельбанты.

 

Генерал Май-Маевский, герой Брусиловского прорыва, соединял в своих руках нити военного и гражданского управления обширным краем. Вокруг него роилось великое множество темных дельцов и различного рода рвачей, которые под прикрытием генеральского имени обделывали свои «коммерческие» делишки. К тому же, по мнению подчинённых, комкор был подвержен двум пагубным страстям, не достойным высокого звания русского офицера: страдал частыми запоями и очень любил служебную лесть.

 

На этих «сердечных струнах» ловко аккомпанировал «его превосходительству» Павел Макаров, докладывая все роившиеся вокруг генеральского имени сплетни, услышанные из офицерских уст. За что откровенный стукач вскоре получил высокий штабной статус.

 

Пользуясь служебным положением, адъютант-мошенник добывал из тыловых складов дефицитные продукты и мануфактурные товары, за которые покупатели расплачивались с ним звонкой монетой. Одна половина денег шла на обслуживание генеральских привычек, а другая оседала в карманах самого Макарова.

 

Только близость к слабостям генерала спасала его от разоблачения. Но ведь на каждый роток не накинешь платок. А всем штабным офицерам слишком очевидна была разница между адъютантской должностью, капитанским чином и внутренним миром их обладателя. Безграмотность ближайшего помощника генерала стала притчей во языцех. Особенно, когда Май-Маевский получил высокое назначение - стал командующим «белой» армией, наступавшей на Москву.

 

Тут-то отсутствие элементарных познаний в области грамматики и правописания сыграли с Макаровым злую шутку. Вот когда ему пришлось горько пожалеть о том, что в свое время его выперли из 1-й Московской школы прапорщиков. По той же причине - из-за элементарной безграмотности.

 

 

Напомню, обаятельный киношный капитан Кольцов (актер Юрий Соломин) «засветился» на организации крушения состава с английскими танками, поступившими на усиление Добровольческой армии. Но ситуация, провалившая мнимого «резидента» ВЧК Павла Макарова, оказалась другой, и настолько комичной, что ее вряд ли смог бы сочинить даже самый талантливый киносценарист.

 

Однажды генерал Май-Маевский вызвал нашего героя и продиктовал ему донесение в штаб Деникина. Записывая его, капитан Макаров наделал массу грамматических ошибок. Достаточно сказать, что слово «серьезно» он написал через букву «ю». Поскольку депеша значилась под грифами «секретно» и «срочно», то в своем первозданном виде (без обработки оператором, как было тогда принято) ушла «наверх». Там этот «шедевр» военно-эпистолярного жанра попал в поле зрения начальника контрразведки ВСЮР полковника Щукина. Тут-то все и открылось.

 

Грамматическая ошибка «резидента» Павла Макарова поначалу стоила ему свободы. Его арестовали как самозванца. Он ожидал суда. При аресте у него отобрали оружие, но в запарке оставили все адъютантские документы, включая офицерскую книжку. Ими ушлый мошенник и воспользовался как отмычкой, сбежав с гарнизонной гауптвахты.

 

*

На воле Павел Макаров перекрасился в «зеленые». Сколотил отряд из подобных себе «борцов за свободную личность» для буйных набегов на обывателей, который в сводках контрразведки ВСЮР именовался «бандой бывшего адъютанта генерала Май-Маевского». Можно только представить, что говорил по этому поводу Антон Иванович (Деникин) Владимиру Зеноновичу (Май-Маевскому).

 

А вот действительного резидента красных - Владимира Макарова, служившего в штабе генерала Май-Маевского вольноопределяющимся в скромной должности рассыльного, _ грамматика его братца-проходимца в буквальном смысле лишила жизни. Он был разоблачен, казнен и забыт. А все заслуги «красного» чекиста-разведчика со временем прикарманил «адъютант его превосходительства».

 

А. НЕТЁСОВ.

Военный историк.

 

На фото: на переднем плане генерал-майор В.З. Май-Маевский, за ним (второй справа в фуражке с белым околышем) капитан П.В. Макаров; кадр из фильма «Адъютант его превосходительства» _ Юрий Соломин в роли капитана Кольцова.

 

Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 406



Комментарии:

Цитата: "На фото: на переднем плане генерал-майор В.З. Май-Маевский...".

Зачем же генералу чин занижать? Владимир Зенонович - генерал-лейтенант: в отличие от генерал-лейтенанта Шкуро, ему этот чин был пожалован ещё государём-императором.

Хм... Согласно Википедии - Генерального штаба генерал-лейтенант - 9 (22) марта 1919 г.

Май-Маевский имел  чин генерал-лейтенанта ещё в 1917 году, когда командовал гвардейским корпусом.

А в Добровольческой армии Деникина он появился лишь во второй половине 1918 года и некоторое время был никем и ничем. И лишь после кончины комдива Дроздовского его осиротевшая дивизия была передана под командование Май-Маевского. 

 

Но в 1917-м году государь-император уже не имел возможности жаловать генеральские чины....

Действительно: однозначно и с полной уверенностью в своей правоте я пока могу говорить лишь о том, что Май-Маевский был генерал-лейтенантом не только в 1919 году (в момент проведения запечатлённого на снимке смотра одного из полков Добровольческой армии), но и в 1917 году (когда Май-Маевский командовал Гвардейским корпусом, состоявшим из ряда гвардейских полков бывшей императорской армии).

О пожаловании же Май-Маевскому чина генерал-лейтенанта не российским временным правительством, а именно государём-императором, я пока говорю, доверившись авторам сценария фильма "Адъютант его превосходительства", которые вложили в уста киношного генерала Ковалевского соответствующую фразу. А именно.

В фильме имеется эпизод, в котором адъютант генерал-лейтенанта Ковалевского - капитан Кольцов - сообщает своему патрону о том, что Шкуро произведён Деникиным в генерал-лейтенанты, и теперь они имеют равные чины. На что Ковалевский совершенно справедливо отвечает, что ему этот чин был пожалован не каким-то там командующим каких-то вооружённых сил юга России, а самим государём-императором Российской империи.

А. Нетёсов писал: "Идейность и верность выбранному пути у подобных персонажей в первую очередь определялись глубоко материальными соображениями".

 

Можно подумать, что в ельцинское безвременье разные там яковлевы-гайдары руководствовались лишь духовными соображениями.

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail