Александр Солженицын: студент РГУ, писатель из лагеря, разоблачитель сталинизма

А А А

 

Биография одного из самых ярких российских писателей ХХ в. А.И. Солженицына, которому в 2018 г. исполнилось 100 лет со дня рождения, насчитывает десятки книг и брошюр, сотни статей. Возникла целая отрасль литературоведения – солженицеведение, хотя большинство его произведений носит не филологический, а политический характер и может вполне изучаться в рамках истории и политологии. Нами предпринимается только частичная попытка рассмотреть его литературную деятельность с этих позиций. Речь идет в основном о тех сюжетах, которые связывают А.И. Солженицына с Ростовом-на-Дону, Ростовским университетом, его университетскими товарищами, выдающимся донским писателем М.А. Шолоховым.

 

 

А.И. Солженицын родился в 1918 г. в очень, можно сказать даже – в чрезвычайно зажиточной семье в городе Кисловодске. В 1979 г. уже за границей писатель неожиданно сообщил, что отец его матери Захар Щербак арендовал 2000 десятин и имел 20 тысяч голов овец. Гражданская война разрушила привычный уклад жизни богатой семьи и лишила ее средств к существованию. Растущий Александр вместе с матерью материально сильно нуждался и, конечно, быстро усвоил, как много потеряла его семья. Он никогда не забывал своих родителей, даже сделал отца – капитана царской армии – прототипом персонажа одной части романа «Красное колесо». В этой родословной и последующей истории личности можно увидеть и более глубинный судьбоносный смысл. На наш взгляд, тот гигантский вклад, который внес автор «Архипелага ГУЛАГ» в крушение сталинской системы, был опосредованным стихийным ответом сгинувшего дворянства и расказаченного казачества всему большевистскому коммунизму. Можно сказать, что это была реализованная «ментальная программа» (термин проф. ЮФУ А.В. Лубского) ушедших классов и сословий, искавших и в конечном счете нашедших, начиная с 1993 г., возможность реанимации и реставрации.

 

А.И. Солженицын рос в Ростове-на-Дону, где с блеском закончил среднюю школу. По его словам, во время учебы в нем крепли антисоветские настроения. «Я интересовался политикой остро – с десятилетнего возраста, я сопляком уже не верил Крыленко и поражался надстроенности знаменитых судебных процессов» [1]. Он писал в своем стихотворении: «рос я запутанный, трудный, двуправдый». Но эта запутанность двух правд быстро закончилась. После окончания школы А.И. Солженицын поступал в местную театральную студию, которую возглавлял будущий народный артист СССР Ю. Завадский. Но в конечном счете он стал студентом физико-математического факультета Ростовского госуниверситета. Этот выбор был обусловлен, конечно же, мировоззренческим неприятием коммунистической общественно-политической составляющей гуманитарного цикла образования, хотя молодой студент, безусловно, не был обделен математическими способностями. Свою растущую имманентную личную неприязнь к советской власти он очень умело, почти как артист, скрывал, был комсомольцем и даже трижды сталинским стипендиатом. Более того, его университетские власти премировали отрезом ткани на костюм. Для того бедного времени это был просто фантастический подарок. За что советская власть так «полюбила» выходца из социально чуждых слоев общества? Открытий в области математики он не делал, политическую власть явно не любил... Умело прикрывался марксизмом в своих суждениях и слыл абсолютно надежным. Как особо доверенного лица его рекомендовали на службу в НКВД. «Я вспоминаю третий курс университета, осень 1938 года. Нас, мальчиков-комсомольцев, вызывают в райком комсомола раз и второй раз и, почти не спрашивая о согласии, суют нам заполнять анкеты: дескать, довольно с вас физматов, химфаков, Родине нужней, чтобы шли вы в училище НКВД…».

 

А.И. Солженицын отказался от этого и получил диплом учителя математики. В его характеристике говорилось: «Тов. Солженицын Александр Исаевич – студент 5 курса физмата РГУ (математическая специальность) является отличником учебы и сталинским стипендиатом. На протяжении пяти лет пребывания в университете тов. Солженицын получал только отличные оценки, совмещая занятия в университете с заочным обучением на литературном факультете. К сожалению, это последнее совместительство не дало возможности тов. Солженицыну получить оригинальные результаты в своей курсовой работе. Тов. Солженицын ведет большую общественную работу – редактор стенной газеты и староста курса. Деканат физмата рекомендует тов. Солженицына на должность ассистента вуза или аспиранта. Ректор РГУ (Белозеров). Секретарь партийного бюро (Ракитин)» [2].

 

В Ростове-на-Дону А.И. Солженицын поступил на заочное отделение Московского Института философии, литературы и истории, который не закончил, женился на студентке Н. Решетовской, которую позднее оставил. В студенческие годы А. Солженицын начал сочинять рассказы и весной 1941 г. получил положительный отклик на них от известного писателя Б. Лавренева. Начинающий писатель ревностно отслеживал успехи М.А. Шолохова, о котором в среде ростовской интеллигенции ходило много сплетен по поводу авторства романа «Тихий Дон». Впоследствии А.И. Солженицын делился вспоминанием, что именно в Ростове он задумал аналогичный «Тихому Дону» не менее грандиозный роман «Красное колесо», который по замыслу носил четкий антисоветский характер.

 

Во время Великой Отечественной войны офицер А.И. Солженицын проявил себя крайне противоречиво. С одной стороны, он – добросовестный командир радиотехнического подразделения «звукоразведывательной батареи», с другой – написал в 1945 г. письмо своему университетскому другу Н.Г. Виткевичу, в котором дал негативную характеристику Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину. Этот очень странный поступок до сих пор вызывает сильное удивление, так как капитан с университетским образованием не мог не знать, что все письма с фронта проходят перлюстрацию и его оценки будут обязательно известны СМЕРШу. В постановлении, на основании которого был произведен арест А. И. Солженицына, говорилось: «Гор. Москва, 30 января 1945 года. ...Имеющимися в НКГБ СССР материалами установлено, что СОЛЖЕНИЦЫН создал антисоветскую молодежную группу и в настоящее время проводит работу по сколачиванию антисоветской организации. В переписке со своими единомышленниками СОЛЖЕНИЦЫН критикует политику партии с троцкистско-бухаринских позиций, постоянно повторяет троцкистскую клевету в отношении руководителя партии тов. СТАЛИНА. Так в одном из писем к своему единомышленнику ВИТКЕВИЧУ СОЛЖЕНИЦЫН 30 мая 1944 года писал: “…Тщательно и глубоко сопоставив цитаты, продумав и покурив, выяснил, что (Сталин) понятия не имеет о лозунгах по крестьянскому вопросу и (нецензурно) мозги себе и другим. В октябре 17 года мы опирались на все кр-во, а он утверждает, что на беднейшее…”. В письме к ВИТКЕВИЧУ от 15/VIII – 44 г. СОЛЖЕНИЦЫН указывает: “…3) В отношении теоретической ценности (СТАЛИНА) – ты абсолютно прав. Больше того, (он) очень часто грубо ошибается в теории и я наглядно мог бы продемонстрировать тебе это при встрече на примере трех лозунгов по крестьянскому вопросу (одному из кардинальнейших вопросов Октябрьской р-ции)”» [2]. За такие письма по законам военного времени он был вполне справедливо наказан, хотя, может быть, и чересчур жестоко. Но напрашивается вопрос: зачем он это сделал?

 

Чешский журналист Т. Ржезач, диссидент Л. Самутин и российский журналист О. Давыдов выдвинули версию о «самодоносе» с целью избежать дальнейшего участия в войне. Но война шла к концу, особого риска для командира звуковой батареи, располагающейся в 10–20 км от фронта, не было... На наш взгляд, А.И. Солженицын просто-напросто был почему-то уверен, что его лично ни за что не тронут, и он элементарно эпатировал. Хотя кто знает всю правду, кроме него самого? Впрочем, уже никто не проникнет в глубину его души...

 

А.И. Солженицын получил 8 лет, а его адресат Н.Г. Виткевич – 10 лет лагерей. Отсидев, Н.Г. Виткевич поступил в аспирантуру, защитил диссертацию по химии и стал заведующим кафедрами органической и физической химии Брянского института транспортного машиностроения. Когда он узнал, что его сдал МГБ его лучший друг А.И.Солженицын, он был просто потрясен. Он написал в воспоминаниях: «День, когда уже на свободе я увидел протоколы допроса Солженицына, был самым ужасным в моей жизни. Из них я узнал о себе то, что мне и во сне не снилось, что я с 1940 года систематически вел антисоветскую агитацию, что я вместе с Солженицыным пытался создать нелегальную организацию, разрабатывал планы насильственного изменения политики партии и государства, клеветал (даже “злобно” (!) на Сталина и т. д. В первый момент я подумал, что это опять какой-то “прием”. Но не только подпись была мне хорошо знакома, не оставлял сомнений и почерк, которым Солженицын собственноручно вносил дополнения и исправления в протоколы, каждый раз при этом расписываясь на полях. Ужас мой возрос, когда я увидел в протоколе фамилии наших друзей, которые тоже назывались лицами с антисоветскими настроениями и потенциальными членами организации, — Кирилла Симоняна, его жены Лиды Ежерец (по мужу Симонян) и даже жены Александра — Натальи Алексеевны Решетовской. На допросах всех их Солженицын характеризовал как матерых антисоветчиков, занимающихся этой деятельностью еще со студенческих лет. Более того — этот момент непроизвольно врезался мне в память — Солженицын сообщил следователю, что вербовал в свою организацию случайного попутчика в поезде, моряка по фамилии Власов и тот, мол, не только не отказался, но даже назвал фамилию своего приятеля, имеющего антисоветские настроения» [3]. Н.Г. Виткевич на допросах держался мужественно и ничего не сообщал ни о ком. В отличие от него А. И. Солженицын писал: «Я не считаю себя невинной жертвой, по тем меркам. Я действительно к моменту ареста пришел к весьма уничтожающему мнению о Сталине, и даже с моим другом, однодельцем (Виткевичем), мы составили такой письменный документ о необходимости смены государственного строя в Советском Союзе» [4].

 

Но Н.Г. Виткевич до конца жизни отрицал наличие таких документов и откровенно и категорично осуждал своего бывшего университетского товарища, сообщившего об их существовании. Кто из них прав? За создание знаменитого программного антисталинского документа «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» М.Н. Рютин и его товарищи были расстреляны. Кроме того, учитывая, что в творчестве Солженицына не прослеживается более или менее конкретного содержания какого-то программного антисоветского документа, мы склоняемся к точке зрения Н.Г. Виткевича. Следует помнить, что антисоветизм Солженицына сейчас воспринимается частью гражданского общества как некий гражданский подвиг и писатель после реабилитации активно поддерживал такую оценку.

 

Находясь в ГУЛАГе, А.И. Солженицын также проявил себя весьма противоречиво. Он сам признавал, что помог властям предотвратить восстание и гибель несчастных украинских националистов-бандеровцев в Экибастузском лагере (Казахстан). Мы совершенно не жалуем бандеровцев, но такое поведение будущего писателя вызывает сомнения. Причем власть не только держала его в лагерях, но вылечила его от рака, что он тоже описал в своих произведениях. Сам А.И. Солженицын мечтал, по его словам, во время отсидки в лагере, чтобы американцы сбросили на страну атомную бомбу. Впрочем, его, как несчастного заключенного, можно по-человечески понять.

 

В 1961 г. было опубликовано одно из самых известных произведений А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» о жизни в сталинском ГУЛАГе в журнале А.Т. Твардовского «Новый мир». Надо сказать, что это был далеко не единственный рассказ или повесть на эту тему, которая была предложена литературным толстым журналам. Разрешение на публикацию именно этого произведения в «Новом мире» было сознательным выбором советской власти. Вероятно, главным аргументом был внешне аполитичный характер произведения. Описывался просто лагерь, обыкновенный заключенный, примитивный быт, гнетущая атмосфера ... Но эффект оказался настолько политически значимым, что в ЦК КПСС рассматривался даже вопрос о присуждении А.И. Солженицыну Ленинской премии и только принципиальная позиция «литературного генерала» М.А. Шолохова не позволила это сделать. Донской писатель резко негативно оценил последующие произведения нового писателя «Пир победителей» и «В круге первом...». Он достаточно резко, если не сказать грубо, писал, в частности, что его «поражает — если так можно сказать — какое-то болезненное бесстыдство автора. Свои антисоветские взгляды Солженицын не только не пытается скрыть или как-то завуалировать, он их подчеркивает, выставляет напоказ, принимая позу этакого “правдоискателя”, человека, который, не стесняясь, “режет правду-матку” и указывает со злостью и остервенением на все ошибки, все промахи, допущенные партией и Советской властью, начиная с 30-х годов. Что касается формы пьесы, то она беспомощна и неумна. Можно ли о трагедийных событиях писать в опереточном стиле, да еще виршами, такими примитивными и слабенькими, каких избегали в свое время даже одержимые поэтической чесоткой гимназисты былых времен! О содержании и говорить нечего. Все командиры, русские и украинец, либо законченные подлецы, либо колеблющиеся и ни во что не верящие люди. Как же при таких условиях батарея, в которой служил Солженицын, дошла до Кенигсберга? Или только персональными стараниями автора? Почему в батарее из “Пира победителей” все, кроме Нержина и “демонической” Галины, никчемные, никудышные люди? Почему осмеяны солдаты русские (“солдаты-поварята”) и солдаты татары? Почему власовцы — изменники Родины, на чьей совести тысячи убитых и замученных наших, прославляются как выразители чаяний русского народа? На этом же политическом и художественном уровне стоит и роман “В круге первом”».

 

За свое главное антисоветское произведение «Архипелаг ГУЛАГ» А.И. Солженицын получил Нобелевскую премию и с этого времени, в отличие от автора «Колымских рассказов» В. Шаламова, жил в достатке и благополучии. С точки зрения критиков и бывших друзей Н. Виткевича, Л. Самутина, Н. Решетовской, «Архипелаг» представляет собой «сборную солянку бессистемных и некритических пересказов лагерных баек и слухов, вплоть до самоповторов, с кучей грубых и невежественных ошибок и тенденциозностей, некий римэйк “Красного террора” С. Мельгунова». Солженицын обличал не только сталинскую систему, но жертв сталинизма в среде коммунистов. Писатель считал репрессии большевиков возмездием Бога за «красный террор». Репрессированный писатель Лев Овалов написал роман о сопротивлении власти подпольной партийной организации в гулаговском лагере, но ЦК КПСС категорически запретил его публиковать и даже упоминать о его существовании. Этот роман был прямым идеологическим противопоставлением сталинизма подлинному коммунизму. Эта позиция странным образом совпадала с позицией А.И. Солженицына.

 

Находясь в вынужденной эмиграции, А.И. Солженицын затронул донскую историю и одного из главных деятелей в сфере культуры писателя М.А. Шолохова. В 1975 г. вышла его мемуарная работа «Бодался теленок с дубом» с неуважительными характеристиками М.А. Шолохова и ряда других писателей. А.И. Солженицын уверенно развивал старую идею, что М.А. Шолохов не был единственным автором «Тихого Дона». Он неоднократно говорил, что на Дону еще во времена его юности мало кто верил в то, что роман написан М.А. Шолоховым, который в реальности позаимствовал его у какого-то погибшего казачьего офицера. Новую волну его нападок на М.А. Шолохова подняла книга «Стремя “Тихого Дона”. Загадки романа», вышедшая под псевдонимом «Д» (Париж, 1974) с предисловием А.И. Солженицына. В прессе отмечалось, что автора книги уговорил взяться за перо сам А.И. Солженицын, чтобы доказать, что подлинный автор «Тихого Дона» – дореволюционный донской писатель Ф. Крюков. Причем А.И. Солженицын якобы написал не только предисловие, а по меньшей мере четверть текста книжки. В своем главном произведении «Архипелаг ГУЛАГ» он также негативно отозвался и о рассказе М.А. Шолохова «Судьба человека», и вообще никогда не упускал случая, чтобы не отметить плохим словом донского писателя.

 

А.И. Солженицын на пресс-конференции в Стокгольме 12 декабря 1974 г., отвечая на вопрос «Что вы скажете по поводу защиты Симоновым шолоховского авторства “Тихого Дона”?» сказал: «Собственно, у нас в Советском Союзе ни один мало-мальски понимающий человек никогда Шолохова автором “Тихого Дона” не считал. Поэтому было очень тоскливое и обиженное чувство в нашей общественности, когда мы видели, как Шолохов премируется вот за эту книгу. Симонов, я уверен, и сам в это не верит, но выполняет заказ, – так надо, так ему велят». Когда спустя тридцать лет журналисты нашли «беловые» рукописи первых книг «Тихого Дона», А.И. Солженицын комментировать это не стал. Писатель Федор Абрамов так оценил его поведение: «В Солженицыне клокочут сатанинская гордыня, неудовлетворенное тщеславие. Он одержим фанатической идеей мессианства. И это ослепляет его, лишает мудрости и объективности, приводит к тем крайностям, которые возникают при отсутствии глубокой этической культуры. Со всем неистовством, со всей исступленностью восстав против пороков и преступлений революции, он не сумел подняться над ее страстями. Он сам — дитя этой революции. Он сам замешан на ее дрожжах. И есть что-то знаменательное в том, что именно Солженицын преследует и травит сегодня Шолохова. Не ради истины, нет (самому неискушенному профану очевидна несостоятельность его нападок). А все из тех же суетных пристрастных и, может быть, групповых побуждений» [5]. На наш взгляд, вероятно, А.И. Солженицын не простил М.А. Шолохову ни того, что он не поддержал присуждение ему Ленинской премии за «Один день Ивана Денисовича», ни его резко негативные отзывы о последующих трудах, ни того, что он был убежденным коммунистом [6]. Это были абсолютные антагонисты и не только в литературе. М.А. Шолохов пытался защищать своих земляков от репрессий НКВД и сам с трудом отбился от опричников Сталина. А Солженицын вел себя совершенно иначе. Кто из них в литературе и в жизни апостол, а кто Люцифер, каждый решает сам.

 

Таковы только некоторые ростовские штрихи необыкновенно противоречивой жизни А.И. Солженицына. Остается добавить, что вернувшись в Россию, он посетил один раз РГУ и выступил в большом зале бывшего здания мехмата на Горького, 88. Автор этой статьи присутствовал на том мероприятии вместе с И.М. Узнародовым. О вышеприведенных фактах ничего сказано не было. С восхищением говорил А.И. Солженицын о дореволюционной России, о прошлой роли земства, многострадальном русском народе, о необходимости его сбережения. При этом резко критиковал антисоциальный либерально-реформаторский курс Ельцина – Гайдара. Он был одновременно жертвой и разоблачителем сталинской эпохи, стал обличителем современной политической системы и пропагандистом идей умеренного русского национализма. На наш взгляд, принципиальная критика незадачливых реформаторов во власти в какой-то мере все-таки искупает его прошлое поведение. Стал ли поздний А.И. Солженицын другим человеком?

 

Больше в Ростове-на-Дону он не был, хотя получал многочисленные приглашения. Ректор РГУ проф. А.И. Белоконь специально приезжал в Москву вручить А.И. Солженицыну диплом почетного доктора наук РГУ. В 2017 г. планировалось установить в городе на второй по значению городской улице Пушкинской очень большой памятник писателю, но под давлением части общественности власти от этой идеи отказались. Но и без памятника, несмотря ни на что, писатель-публицист и амбивалентная личность А.И. Солженицын реально вошел в историю университета, города, всей страны.

 

Литература

 

1. Солженицын А. И. Малое собр. соч. : в 7 т. М. : Инком НВ, 1991. Т. 7. С. 17.

2. URL: https://www.babyblog.ru/community/post/politica/358629 (дата обращения: 27.09.2018).

3. Виткевич Н.Г. «Меня предал Солженицын…». URL: https:// biography. wikireading. ru/52427 (датаобращения: 27.09.2018).

4. Солженицын А. И. Выступление по французскому телевидению. Париж, 9 марта 1976 // Солженицын А.И. Публицистика. Ярославль, 1996. Т. 2. С. 385. URL: https://www.babyblog.ru/ community/post/politica/358629 (датаобращения: 27.09.2018).

5. Абрамов Ф. Кого ждет время. Шолохов и Солженицын // Нева. 2010. № 4.

6. Солженицын о Шолохове // Русская историческая библиотека. URL: rushist.com› …articles…solzhenitsyn-o-sholokhove (датаобращения: 27.09.2018).

References

1. Solzhenitsyn A.I. Maloesobr. soch. [Brief Col. of Works]: in 7 vol. Moscow: Inkom NV, 1991, vol. 7, p. 17.

2. Available at: https://www.babyblog.ru/community/post/politica/358629 (accessed 27.09.2018).

3. Vitkevich N.G. «Menyapredal Solzhenitsyn…» [Solzhenitsyn Betrayed Me]. Available at: https:// biography. wikireading. ru/52427 (accessed 27.09.2018).

4. Solzhenitsyn A.I. [Speech on French Television. Paris, March 9, 1976]. Solzhenitsyn A.I. Publitsistika [Publicism]. Yaroslavl, 1996, vol. 2, p. 385. Available at: https:// www.babyblog.ru/ community/post/politica/358629 (accessed 27.09.2018).

5. Abramov F. Kogozhdetvremya. Sholokhov i Solzhenitsyn [Who is Waited by Time.Sholokhov and Solzhenitsyn].Neva.2010, No. 4.

6. Solzhenitsyn o Sholokhove[Solzhenitsyn about Sholokhov]. Russkayaistoricheskayabiblioteka. Available at: rushist.com›…articles…solzhenitsyn-o-sholokhove (accessed 27.09.2018).

 

 

С.А. Кислицын,

доктор исторических наук, профессор Южно-Российского института управления –

филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы

при Президенте Российской Федерации

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 187



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail