Американский "декапод" встал на запасный путь в Ростове-на-Дону

А А А
 
Малой скоростью через всю Россию в Ростов с Дальнего Востока прибыли два уникальных раритета
 
Музей истории Северо-Кавказской железной дороги пополнился двумя уникальными экспонатами: «ленд-лизовским» паровозом, сделанным в США в 1945 году, и санитарным вагоном постройки 1940 года, который перевозил раненых советских солдат в годы Великой Отечественной войны. Оба раритета были найдены на базе запаса на Дальнем Востоке, потребовалась настоящая операция, чтобы доставить паровоз и вагон в Ростов-на-Дону через всю Россию.
 
ЧУМАЗЫЙ ИСПОЛИН
 
Музей истории Северо-Кавказской железной дороги
Выставочную площадку железнодорожной ретро-техники на станции Гниловская укутал снежный покров, на фоне которого «американец» с серийным обозначением Ем-4239 выглядит очень эффектно. Этакий черный, чумазый исполин, прикативший в Ростов из далеких краев и времен. Сама история, как его нашли на Дальнем Востоке, требует отдельного пояснения.
Музей истории Северо-Кавказской железной дороги
Ростовчане привыкли к тому, что в нашем городе действует необычный музей, в котором собраны настоящие паровозы, старые вагоны и другие образцы железнодорожной ретро-техники. Сегодня мало кто помнит, с каким трудом, с 1991 года, собиралась эта коллекция, благодаря усилиям всего нескольких энтузиастов, среди которых был нынешний директор музея Владимир Владимирович Бураков. Экспозиционная площадка открылась в 2003 году и сразу стала одной из привлекательных «фишек» южной столицы, ее туристической достопримечательностью. Сегодня в Ростове-на-Дону собрана вторая по величине в России коллекция паровозов (на первом месте музей на станции Шушары под Санкт-Петербургом).
Музей истории Северо-Кавказской железной дороги
Всего в стране действует пять железнодорожных музеев, причем руководство ОАО «РЖД» приняло решение открыть еще три: в Екатеринбурге, Иркутске и Красноярске. Проблема только в том, что теперь для них не хватает экспонатов: старые паровозы и вагоны давно порезаны на металл. Не хватает и специалистов по ретро-технике.
Музей истории Северо-Кавказской железной дороги
Одним из таких редких спецов является ростовчанин Владимир Бураков, получивший уникальную практику за весь период создания «паровозного» музея в Ростове-на-Дону. Поэтому в 2013 году руководство ОАО «РЖД» отправило Буракова в длительную командировку на Дальний Восток для поиска сохранившихся паровозов. В этой поездке он нашел одну из последних «баз запаса» - в таежном поселке Болонь Хабаровского края, в ста километрах от Комсомольска-на-Амуре.
 
НА БАЗЕ В ТАЙГЕ
 
Железнодорожные «базы запаса» создавались в советское время по всей территории СССР на тот случай, если грянет война или стихийное бедствие, и станет невозможным использование локомотивов на электрической тяге. И вот тогда с «запасного пути» выйдут сотни паровозов, которые смогут работать хоть на угле, хоть на дровах. И они потянут по рельсам составы с войсками, техникой и другими стратегически важными грузами.
 
Однако в 90-е годы «базы запаса» стали повсеместно сокращаться. Новая Россия воевать ни с кем не собиралась, на содержание резервной техники не выделялось средств, а металл стоил денег. Вот и отправляли старые паровозы безжалостно на переплавку. То, что на «базе запаса» в поселке Болонь сохранилось сразу семь «ленд-лизовских» паровозов, можно считать настоящим чудом!
Музей истории Северо-Кавказской железной дороги
Паровозы серии Еа и Ем поставлялись в СССР Соединенными Штатами по «ленд-лизу» в 1944-1945 годах. Эти машины специфичное американское название «декапод», которое обозначало их колесную формулу 1-5-0 (с одним бегунком и пятью движущими осями). Разработаны они были еще во время Первой мировой войны по заказу правительства царской России, с учетом особенностей эксплуатации в нашей стране, и на российскую колею, которая отличается от европейской и американской.
Музей истории Северо-Кавказской железной дороги
Когда начались поставки по «ленд-лизу», американцы просто вытащили на свет старые чертежи. По заказу советской стороны эти машины были оборудованы приборами, применявшимися конструкциях советских паровозов: автосцепки, автотормоза, турбогенераторы, углеподатчики, водоподогреватели. Поэтому, попадая в руки к советским железнодорожникам, американские паровозы сразу же шли в эксплуатацию, не требуя переобучения паровозных бригад заморским конструкциям и премудростям по их обслуживанию.
Музей истории Северо-Кавказской железной дороги
Первые «декаподы» поступили в 1944 году на Северо-Кавказскую с Северо-Донецкую железные дороги, которые в то время были прифронтовыми. Именно здесь трудилась и конкретная машина Ем-4239. «Американцу» довелось в самом конце Великой Отечественной войны перевозить наши войска в Германию, возвращать оттуда солдат-победителей, пришлось поработать на победу и в войне с милитаристской Японией. По окончании Второй мировой войны Ем-4239 остался на Дальнем Востоке и был помещен на «базу запаса» в поселке Болонь.
 
То, что паровоз вернулся на Северо-Кавказскую железную дорогу, на которой трудился в годы войны, можно назвать исторической справедливостью.
 
РЖАВАЯ «СПЛОТКА»
 
Командировку «за декаподами» на Дальний Восток ростовчанин Владимир Бураков получил в начале сентября. Вместе с ним отправились представители еще пяти действующих железнодорожных музеев России. Руководство ОАО «РЖД» распорядилось, чтобы каждый музей получил по одному «ленд-лизовскому» паровозу. А Северо-Кавказской железной дороге достались сразу два «американца». «Декапод» Ем-4239 станет в качестве натурного экспоната на площадке в Ростовое-на-Дону, а вторую машину Ем-3747 решено отогнать в депо на станцию Тихорецкая, чтобы восстановить ходовые качества. Этот паровоз будет возить ретро-поезда по нашему региону.
 
Командовать большим десантом из 14 человек, высадившимся на «базу запаса» в Болони, было поручено ростовчанину Владимиру Буракову, поскольку он имел самый большой опыт в расконсервации и транспортировке ретро-техники. Но и ему пришлось нелегко. «Сплотку» (то есть сцепку) из семи паровозов не трогали два десятка лет. Все механизмы заржавели настолько, что прибывший тепловоз первый раз не смог сдвинуть эту «сплотку» с места.
 
- Я привез с собой чертежи и техническую литературу. Путем разборки мы стали изучать, как устроен каждый узел, отвечающий за ходовую часть. Нашей задачей было прочистить маслопроходы всех букс, восстановить работоспособность тормозов. Определяли утечки на воздухораспределителях, меняли лопнувшие пружины, упавшие кольца на поршнях. Без выходных и практически без отдыха мы работали полных три месяца, до конца ноября, пока паровозы не были подготовлены к транспортировке, - рассказал Владимир Бураков.
 
Оставался важный вопрос: как поедет бригада из 15 человек, обслуживающая паровозную «сплотку»? И тут Владимир Бураков обратил внимание на старый вагон, стоявший на отдаленных путях, уже списанный и предназначенный для отправки на металл. Табличка на борту гласила: «Калининский вагоностроительный завод, 1940 год». Это был вагон для легкораненых из бывшего состава военно-санитарного поезда, который долгие годы хранился на «базе запаса» Болонь. Решение пришло само собой: оборудовать вагон для временной перевозки бригады, после чего этот образец железнодорожной техники войдет в экспозицию Музея истории СКЖД.
 
САНИТАРНЫЙ ВАГОН
 
Музей истории Северо-Кавказской железной дороги
Это вагон действительно сохранился каким-то чудом. Снаружи он ничем не отличается от пассажирского вагона довоенной конструкции, а вот внутри имеет не совсем обычный интерьер.
 
Расположенные вдоль боковых стен специальные кронштейны и стойки позволяли вносить на носилках и размещать в три яруса 27 легкораненых бойцов. Этому также способствовали расширенные входные двери из тамбура, а также так называемые «створные углы», позволявшие проносить через тамбур носилки с ранеными не наклоняя их. «Крыльчатка» на крыше вагона вращалась под напором воздуха при движении, обеспечивая вентиляцию. Сохранились и подлинные носилки для раненых, и даже свечные светильники!
Музей истории Северо-Кавказской железной дороги
- Работники депо станции «Комсомольск» оборудовали этот вагон для дальней поездки через Байкало-Амурскую магистраль. Установили печку-буржуйку, утеплили окна и двери. В пути у нас было тепло, мы не знали проблем, - говорит В.В. Бураков.
 
На сегодняшний день таких вагонов осталось всего три: кроме Ростова, они представлены в музеях Москвы и Новосибирска. Поскольку в музее СКЖД уже есть вагоны-теплушки, оборудованные под перевозку солдат, к ним добавят и санитарный вагон. Великолепное дополнение создаст настоящий воинский состав, который можно будет снимать в фильмах о войне. Но для начала этот раритет необходимо будет отремонтировать.
 
ТОННЕЛЬ НА БАМе
 
Когда Владимир Бураков приехал в Болонь, стояла летняя погода. Уезжала бригада при минус тридцати. Благо, что заранее побеспокоились взять из дома полушубки и унты. На запад «сплотка» из семи паровозов, к которой сзади был прицеплен старый вагон, ехала с малой скоростью, не более 40 километров в час. На каждой станции необходимо было проверить и смазать буксы (коробка с подшипником, связующее звено между рамой вагона и колесной парой). Каждый раз набегала масса любопытных: люди просили показать паровозы и военный вагон. Старались никому не отказывать.
Музей истории Северо-Кавказской железной дороги
- БАМ произвел сильное впечатление, - рассказал Владимир Бураков. - Дорога загружена на все сто процентов, там очень плотный график движения. По гористой местности с большими перепадами высоты тяжеленные составы тягают сверхмощные локомотивы, которых не увидеть в наших краях. В столице БАМа городе Тында много новостроек, город живет и развивается. Ассортимент в магазинах широкий, цены на основные продукты не отличаются от наших. Немного дороже разве что овощи и хлеб. Но зарплаты там гораздо выше, с учетом «северных» надбавок.
Паровозная «сплотка» проезжала и сквозь самый большой в России Северомуйский тоннель - «золотую пряжку» на поясе БАМа длиной 15,3 километра. Под землей ехали почти полчаса.
 
Необычно то, что в Северомуйском тоннеле есть въездные и выездные ворота, которые закрываются после прохождения состава - для того, чтобы внутри поддерживался определенный микроклимат. Въезжали при солнечной погоде, а выехали в метель и снегопад...
 
- Местные жители с любопытством нас расспрашивали о Турции и Египте - почему туда сейчас нельзя ездить на отдых. Для них самих «страна пирамид» слишком далека. Жители дальневосточных регионов давно облюбовали для отдыха Вьетнам, Камбоджу и Таиланд, - рассказал Владимир Бураков.
 
Новый 2016 год бригада ретро-«сплотки» встретила на станции Юрга (между Красноярском и Новосибирском). Диспетчер объявил, что стоянка длится всего 15 минут. Десяти из них хватило, чтобы проверить и смазать буксы, и еще пяти - сфотографироваться на память возле громадных ледяных скульптур Деда Мороза и Снегурочки. О шампанском не было и речи: перегон ответственное дело, в вагоне царил «сухой закон»!
 
От дальневосточной станции Болонь до станции Гниловская на Северо-Кавказской железной дороге ростовчанин Владимир Бураков ехал один месяц и десять дней.
 
- Паровоз и санитарный вагон это очень ценные приобретения для нашего музея. Дело в том, что старой техники, пригодной для восстановления хотя бы в качестве экспоната, в России практически не осталось. А в Ростове собрана полноценная коллекция, рассказывающая об истории развития железных дорог нашей страны. Я приглашаю всех ростовчан полюбоваться как старыми, так и новыми экспонатами, - говорит директор Музея истории СКЖД Владимир Владимирович Бураков.
 
Александр ОЛЕНЕВ.
Публикация - газета «Вечерний Ростов», 29 января 2014 года.
 
Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 911



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail