Амир Тойя. Гражданин Маймун

А А А

 

"Ростовский Словарь" представляет один из рассказов Амира Тойи. Это аллегория, подсмотренная взглядом ростовчанина в нашей "большой" столице. Ведь в Ростове-на-Дону вряд ли увидишь хорошо одетую обезьяну, которая свободно перемещается по улицам, и не только...

 

Амир ТойяУвлекшись чтением криминальных новостей, сразу не заметил, откуда появился необычный запах. Он коснулся моего органа обоняния, начав уводить мои мысли от смысла читаемого. Этот запах думаю знаком каждому из нас, ну во всяком случае, многим. Чуть приторен, тепловато тягуч, даже не совсем приятен. Так пахнут опилки, которые рассыпают на манеже, в цирке. Они впитывают все, что перерабатывает организм дрессированных животных. И этот густой, стоялый запах, заполняя помещение, пропитывает все: одежду, волосы, обувь, даже камень и железо. Нигде в жизни я не встречал этот запах кроме цирка, ну разве что в зоопарке возле вольеров слонов и приматов. Ну конечно это работник манежа, возвращающийся в такое позднее время, домой.
 
Мне стало хорошо, словно я очутился в детстве. В памяти, всплыли фигуры громко кричащих клоунов, бегающие по кругу лошади, В центре манежа появился, образ конферансье с галстуком «бабочкой», объявляющий громким, чистым баритоном, следующий номер программы. Одежда дрессировщиков, артистов, рабочих манежа и даже директора цирка, пропитывается таким запахом. Осторожно повернув сначала глаза, а затем и голову, понадеялся увидеть, один из воображаемых образов. Сначала я заметил, сверкающую при хорошем освещении, вагона метро, шерсть животного, из которого было сшито, скорее всего пальто. Подумал, сейчас лето, а человек сидит в тёплой одежде. Очень странно. Когда я посмотрел выше, то не поверил своим глазам. Слева от меня сидела огромная обезьяна..
 
Откуда здесь в Московском метрополитене им. В.И. Ленина, могла появиться горилла, не замеченная многими охранными службами и милицией? Может это какой-нибудь чудаковатый актер, возвращающийся с корпоратива, где он смешил и удивлял своим экзотическим костюмом, толстобрюхих буржуа, коих развелось немереное количество.
Но, присмотревшись повнимательней, убедился, это самая настоящая обезьяна, не было никаких сомнений. Рассматривая схему метрополитена, она вслух, по слогам читала название станции - «Рр-ыш-с-ка-я». Толстые губы мягко дергались, а желтые, влажные зубы неслышно смыкались, со стороны можно было подумать, что она скалится. Обезьяна видимо заметила, мой удивлённо-пристальный взгляд. И негромко рыкнув, повернула огромный, плотно обтянутый черной густой шерстью череп в мою сторону. Мгновенно уткнув испуганный взгляд в противоположное тёмное окно, словно в зеркале увидел, как наклонив голову и отвесив нижнею губу, она повернулась ко мне. Затем голова приблизилась появившись в поле зрения. Затем вытянув, огромную, волосатую лапу с мягкими коричневыми пальцами, злобно гримасничая произнесла:
- Э-э-э, чё ты смотрышь…не нравлюсь, да-а?
 
В это время состав остановился. Не обращая ни на кого внимания, как ни в чём не бывало, она встала и мягко переступая на коротких, кривых ногах, поковыляла к открывающимся дверям вагона.
Это произошло так быстро, что я, даже не успел испугаться.
Тем временем обезьяна вышла и, смешавшись в толпе спешащих людей, пошла к эскалатору.
«Что случилось? Почему люди не замечают её? Ведь это же нонсенс, сенсация, говорящая и разъезжающая в общественном транспорте обезьяна. Может, это сон?»
Укусив себя за руку, я почувствовал боль, значит это все было наяву.
- Вы видели её? – задал вопрос, находившемуся рядом пассажиру, разгадывающего кроссворд.
- Кого видел? – удивлённо спросил, отрываясь от журнала мужчина.
- А-а-а, да вы что? - вскочив, я едва успел выбежать из вагона, в уже закрывающиеся двери.
 
Странно, ни кто на неё, не обращал, ни какого внимания, а горилла спокойно, положив мохнатую лапу на двигающийся резиновый поручень, стоя на эскалаторе и отвесив нижнюю челюсть, словно малое дитё, рассматривала красочные рекламные вывески.
Подбежав к дежурной, сидящей в будке перед механической лестницей, тяжело дыша, я спросил:
- Вы, что, не заметили? – мимо вас обезьяна прошла, а вы и глазом не моргнули.
- Где? – мой голос вывел её из глубоких мыслей, какой же подарок купить двоюродной сестре мужа на пятидесятилетие. она обернулась и посмотрела вверх. В тот самый момент, когда обезьяна сошла со сглаживающихся ступенек, и в следующее мгновение исчезла из нашего, поля зрения.
- Вы что, молодой человек, шутки шутить собрались, так я сейчас милицию позову, она научит как себя вести. Это же мет-ро-по-ли-тен! Обезьяна ему привиделись, да мимо меня ни то, что обезьяна, муха без паспорта на эскалатор не пройдет.
- Э-э-э… - я уже несся через несколько ступенек вверх.
Ну, вот наконец-то справедливость восторжествовала. Возле выхода из подземки милиционер увидел гориллу и остановил ее.
 
В этом месте спешащая толпа, сходя с эскалатора шла к узким дверям, для выхода в город. Поэтому я мог только наблюдать и то эпизодически, что происходит возле выхода. Обезьяна, наклонившись к тщедушному стражу порядка вложила в его руку, сторублёвую купюру. В следующее мгновение лицо милиционера растянулось в подобие улыбки, а рука, высвободившись из огромной лапы животного, исчезла в кармане … В это трудно было поверить, но обезьяна дружелюбно хлопнула его по плечу и вышла в город. Нет, ну, надо же!
Проходя мимо сержанта, пропустившего в город страшное животное, я на мгновение посмотрел в его глаза. Мне стало жутко. Видимо желание быть значимым, вперемешку с жадностью, трусостью и какой-то непонятной ненавистью к проходящим мимо, и не обращающим на него внимания граждан, было видно в его взгляде. Такие «амёбы» очень чувствительны на энергетическом уровне, видимо его ужалил мой проникающий взгляд.
- Можно ваш паспорт, гражданин? - услышал я писклявый голос, исходящий из уст этого сержанта
- Пожалуйста,
Легко достав из нагрудного кармана паспорт, я передал его тощему стражнику.
- Куда вы следуете… и зачем?
- С работы еду, товарищ милиционер, а что?
- Да нет, ничего страшного, утром в ориентировке похожий на вас портрет видел.
- А в чём подозревают похожий на меня портрет?
- Да, там во всяких… А что это вы так заинтересовались? Где вы работаете? – И он пристально впился в меня своим пустым, но в то же время угрожающим взглядом.
- Я радиомеханик, на заводе, нужно подтверждение?
- Конечно, почему я тебе должен верить, что ты нормальный гражданин, а ни какой-нибудь там преступник...
- А вы вот, минуту назад документы проверяли у обезьяны, они были нормальные?
- У какой обезьяны? – оглядываясь по сторонам, спросил страж порядка.
- Ну, не знаю, это вам виднее должно быть. Вы же у неё паспорт проверяли, может горилла, а может орангутанг, или макака.
Тут к нему подошел другой, толстый с наглой физиономией милиционер.
- Что у тебя тут, Санька?
- Нет, ничего, так человек пререкается немного…
Толстый, в плотно обтягивающей огромный живот форме, внимательно осмотрев меня с головы до истоптанных туфель, пренебрежительно отвернувшись к тощему, произнес, совершенно не волнуясь, что его услышу:
- Да зачем он тебе нужен, это полубомж какой-то, гони его отсюда на…, вон глянь мужчинка нетрезвый прётся, цапай его.
Затем повернувшись ко мне, с угрожающей ненавистью произнес:
- Пошел отсюда, не засоряй нам жизнь, своим видом. Бе-ггом, я сказал.
 
Приходилось слышать, что некоторые стражи порядка в «подземке», ведут себя по хамски, но меня это не касалось, а в данный момент, увидев, как у него наливаются кровью глаза, поспешил удалиться. Оглянувшись вокруг увидел, как многочисленная толпа молча шла мимо, не обращая на нас какого внимания. В мгновение представив, что сейчас может произойти, опустив голову, я кинулся прочь к выходу. Какая, на фиг, обезьяна. Для таких, выискивающих на ком бы поживится, я и есть, самая что ни на есть, никчемная обезьяна, раздражающая их своим голым задом. Не оглядываясь и не до конца осознавая, что происходит, быстрым шагом я удалялся от станции, родного с детства метрополитена. Казалось, что если обернувшись, увижу этого толстого хама в форме, моё сердце не выдержит и разорвется от страха. Забежав, за ближайшую «высотку», украдкой оглянулся. Внизу яркими огнями горела «Рижская» станция метро, откуда несколько минут назад меня, коренного москвича, словно шелудивую собаку, выгнали. Этот район ВДНХ я знал, поэтому довольно таки хорошо. Оказавшись на улице Кибальчича, я уверенно зашагал в сторону проспекта Мира, чтобы сесть на троллейбус и поскорее добраться до дома.
 
Мой праведный гнев постепенно начал угасать. Что поделать? Хорошо, что так все закончилось, ведь могли забрать в кутузку, а там их власть вообще безгранична. Могли избить, обвинить в воровстве, в распространении наркотиков, да и мало ли что еще… страшно подумать. По телевизору показывают беспредельную жизнь, некоторых стражей подземки, и самые разнообразные слухи ходят. Вот и меня коснулось.
С такими не весёлыми мыслями, шёл я к знакомому проспекту. По тротуару противоположенной стороны улицы, на освещенном фонарем пространстве показалась покачивающаяся фигура упитанного мужчины. Он шел и разговаривал сам с собой, временами громко смеясь. Это меня немного успокоило. Вдруг мой взгляд напрягся. Я заметил, как украдкой за захмелевшим мужчиной, избегая освещенных мест, шла знакомая фигура на коротких, кривых ногах.
 
Сомнений быть не могло, это была она, та самая обезьяна, которую выпустили стражи общественного порядка в город. Боясь, что она меня узнает, я спрятался за стоящий рядом мусорный жбан. И уже из-за него наблюдал, как мягко ступающая фигура моего соседа по метро исчезла вслед за смеющимся человеком, в подворотне.
Было жутковато, захотелось побыстрее попасть на освещенный проспект Мира, где бы находясь в поле зрения многочисленных прохожих, чувствовал себя защищённым. И только я хотел привстать, как непонятно откуда ко мне подошли двое мужчин неопрятного вида. В руках лысого, коренастого мужчины была ножка от стола, а у другого лохматого с давно не чесанными черными волосами блеснула разбитая бутылка.
- Ты чего здесь ищешь? - простуженным голосом спросил тот, у которого была ножка от стола. – Тут все баки, что стоят на улице… и те что возле кафе «Елки палки» наши, понял?- несильно покачиваясь, глядя исподлобья, добавил он
- Да я… - не зная, что им ответить замялся в испуге, - вы не то подумали, мне не нужны ваши баки. Я... Не мог же я им признаться,, что прячусь от обезьяны.
- Ты нам не парь мозги, они у нас и так устали думать. А чё у тебя в сумке? Дай-ка посмотреть.
Тот, что был с осколком бутылки, протянул руку с нестрижеными, обломанными грязными ногтями, с ни терпевшим отказа, движением.
- А вы случайно не обратили внимания, кто зашел вон в тот двор?- осмелился спросить я, указав в ту сторону, где исчезла, покрытая шерстью фигура.
Тот, кто был с ножкой от стола, как ни в чем не бывало ответил,, то что я уже не ожидал услышать.
- Обезьяна что ли? Так ты с нею?
- Нет, нет, что вы. Так вы видели? А то я подумал, что сошел с ума.
- Ты что, первый раз увидел? Их здесь уже столько, что скоро надо будет сваливать из города. Вон, Табару они вообще из квартиры выжили. Сначала одна на квартиру попросилась. Каждый день, его поила, а он фраер дал ей доверенность, что бы приватизировать квартиру, ну что бы, государство не отняла. А эта макака переоформила его «двушку» на себя и перевезла из дремучей стороны,, своих родственников, теперь видишь бомжует, а так умный, «бауманку» закончил, в аспирантуре, видишь ли учился, хе-хе.
- Да вы что, как он мог обезьяне доверенность выдать, что нотариус, не видел что ли.
- Ты что, где ты живешь? Да они за деньги и черту рогатому выпишут.
- Нет, я просто никогда не сталкивался с таким вопросом.
- Слышь, Монгол, да у него в сумке хлам один, даже взять нечего.
- Пусть тогда идет, в пору нам ему скоро помогать придется.
 
Что-то очень близкое для меня было в этих людях. Последние события в метро, да и при выходе из него породили во мне чувство не только не защищенности, но и не понятного страха. Многие годы не обращая внимания на то, что происходит вокруг, я жил, словно в придуманном мире. А как только взглянул на него пристальнее то…
- Можно спросить, почему вас зовут Монголом зовут, вы ведь русский?
- А, это обычная история, хе-хе. В Советские времена, служил в Монголии, до капитана дослужился. И вот как-то командир меня вызывает и говорит: «Уважаемый, товарищ, без пяти минут майор, дорогой мой Виталий Степанович, прослужили с тобой четыре года, и вот время пришло расстаться, мне очень жаль поверти, но такова наша доля, защитников Отечества. У меня к вам огромная просьба. Дело в том что моя старшая дочь учится в Москве. Бедная девочка живёт на квартире, у какой-то злобной бабки. Я мог бы направить вас, продолжить службу в академии, и тогда Министерство Обороны выделит вам квартиру. Хотелось бы, вашего понимания, как офицера, как мужчины, не против будете, если доченька пока поживёт в ней, а я что ни будь потом, придумаю.
Монгол достал сигарету и прикурив, смачно затянулся.
Я так увлёкся рассказом бродяги, что на какое-то время забылся где нахожусь,- Ну и что дальше? – не вытерпел я, образовавшейся паузы.
- А что дальше? Он и придумал, сволочь. Пока я съездил на родину в Воронеж, отдохнул, пару месяцев. Он гад, переоформил квартиру на дочь, у него там связи хорошие. А я помыкался в Академии, да и запил от несправедливости командирской. Как сейчас помню, вы же офицер, вы же мужчина.
- Надо было в суд обратиться, в министерство Обороны написать, Виталий Степанович, вы же грамотный человек.
- Э-эх, ты, деревня, я не то, что в армию, президенту писал, тогда Горбачев правил. Вот, до сих пор жду ответа, - он громко засмеялся, - по адресу: Москва, «монголу», подвал дома № 12-а.
 
В этот момент, из того двора, куда не сколько минут назад, зашла обезьяна, появилась фигура, одетая в светлую рубашку с галстуком в красную полоску и плотно облегающие кривые ноги, брюках. Она, как ни в чем не бывало, пошла в сторону освещенного проспекта.
- Вон твоя обезьяна, иди, догоняй, - негромко, видимо тоже боясь, что услышат, произнес Монгол, - Видишь, уже приоделась, скоро и отличить трудно будет от приматов.
- Ну, он же ограбил того пьяного, что громко смеялся, - возмущенно произнес я.
- Так иди, верни все потерпевшему, смотри-ка Тараба, у нас на районе Робин Гуд появился.
- Куда же милиция смотрит? – не находя что сказать, возмутился я.
- Эх, сколько прожил, а ума не нажил. «Мусора» видят только то, что им дают, если не даёшь, то живи, как знаешь, сам себя корми, сам себя защищай, но их законов не нарушай. - Монгол не сильно ударив меня по затылку, с жалостью и сожалением добавил:
- Э-эх, жаль тебя, ты нормальный, поэтому и жаль. Сейчас нормальные не в цене, сейчас для наглых время настало. Если хочешь, можно выпить, закусить. У нас на хазе, два литра спирта авиационного есть.
- Нет, нет, я не пью.
И уже, отойдя на несколько шагов, Монгол то ли для себя, то ли мне сказал:
- Нормально живем, уж получше, чем ты, идиот.
«Может быть», - подумал я про себя, удаляясь от этих странных людей.
 
Когда наряженная в чужие одежды обезьяна вышла на освещенный тысячами лампочек проспект Мира, и проезжающий мимо автомобиль ДПС вдруг остановился, моё сердце ёкнуло. Сержант, не выходя из машины, подозвал к себе идущую вразвалочку преступную обезьяну. Наконец то справедливость восторжествует, горилла попалась и теперь я обязан выполнить свой долг, сообщить о преступлении, совершённом в подворотне.
Подойдя к ним, я торопясь изложил все что видел, сказав, что готов указать, где произошло преступленное действо. Что у меня есть свидетели Табара и Монгол, надо быстрей вернуться в тот двор, может выпивший человек, на которого напала обезьяна, нуждается в помощи. Когда я закончил, горилла, отозвав сержанта в сторону, что-то тихо сказала, жеманно растягивая мясистые губы в подобие улыбки. Потом она сняла часы и золотую цепочку, видимо украденные у захмелевшего мужчины и передала их сержанту. Видимо призналась, подумал я, раз возвращает награбленное. В это время милиционер, подойдя, попросил мой паспорт
Скорее всего так положено, я же свидетель.
- Ни чего себе, глянь-ка Федор, он передал мой паспорт сидящему за рулем младшему сержанту.
- Да, - произнес удивленный водитель, отдавая паспорт, и внимательно взглянув на меня.
- Так что вы здесь делаете, гражданин? Судя по прописке, вы проживаете на Мосфильмовской, а в данный момент находитесь на другом конце города, да еще и преследуете другого гражданина.
- Извините меня, пожалуйста, я коренной москвич, ехал с работы и вдруг вижу… Ну, я за ней и вышел, думаю что будет дальше. А потом, ну, я вам уже рассказывал: она зашла совершенно голая, а вышла в рубашке с галстуком. И вот те часы с цепочкой… Она, наверное, у того мужчины отобрала.
- Почему я должен вам верить, а не этому гражданину?- на мгновение смутившись, а затем словно распаляя себя, спросил милиционер, глядя мне в глаза, злобным взглядом.
- Ну, какой он гражданин, товарищ милиционер, он же, обе-зьяна.
- Товарищей в девяностых разогнали, а я…слежу за порядком – А то, что вы, гражданина Маймуна, называете обезьяной, должны ответить по закону. –заглянув ещё раз в паспорт, добавил- семь лет работаю в милиции, первый раз встречаю Иванова Иван Ивановича, это очень странно Вы что русский?
-Ну конечно, чистокровный, потомок Светлейшего князя Потёмкина. Несколько веков живём в Москве, но что бы по городу без дрессировщиков бродили…- я не успел договорить. Сержанту видимо надоело слушать меня, взяв в правую руку резиновую дубинку, он со всей силы размахнулся. И я услышал свист разрезающей воздух резины…
 
С криком, весь мокрый от пота и панического страха я проснулся. Вот это ужас, надо же такому присниться. Я всю жизнь прожил в Москве, и обращал внимание как внимательны милиционеры. Они не позволят грабить нас.
Зеленые цифры на экране электронных часов показывали три часа ночи. Не спалось. Включив телевизор, я переключил на канал, где показывали новости. Диктор объявил:
- На заседании Верховной Думы выступил… - я сладко зевнул и не расслышал должность выступающего, - …природных ресурсов и хорошей жизни, гражданин… Маймун.
К трибуне, в чёрном костюме и красном в полоску галстуке, в чёрных туфлях, из крокодиловой кожи, под аплодисменты наших народных депутатов, растянув огромные губы в иронической улыбке, с прилизанной кремом, шерстью, туго обтягивающую огромную голову, словно из учебника «История человечества» с картинки о кроманьонцах, шёл ОН.
 
Я укусил себе руку до крови, сладковатый вкус которой, почувствовал во рту. Но сюжет по Центральному телевидению не изменился…
Вскочив с постели, распахнул окно. В нос ударил запах из далёкого детства. Ни с чем не сравнимый, приторный запах… цирка.
 
 
Амир ТОЙЯ.
27 февраля 2009г. Шарм Эль Шейх.
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 916



Комментарии:

Gtxfkmyj///

Не печалься Амир, звезда найдёт героя!

Здравствуй Вадим!

С Большим Праздником!

Спасибо, что прочитал и дал коммент! Но, дорогой, о какой звезде и о каком герое?

Мне кажется,  что я не понял. Запах цирка, нас преследует даже в парфюмерных бутиках.

Не до медалий с почётными грамотами сейчас...  Планета в Опасности!

Насчет планеты, ты мягко говоря, преувеличил. А твой памфлет лобовой я прочитал. Поэтому если дальше такой цирк пойдёт придётся стать героем. Других путей ты не видишь? 

Ну Вадим, до памфлета я думаю ни дотягивает, это простая аллегория, всего лишь. Я думаю, каждый из нас может сегодня увидев обезъяну, и не удивится что она бродит по городу. При условии, что у неё есть то, что застилает глаза, многим членам нашего Общества. Думаю, мы понимаем о чём говорим?

А насчёт Планеты... думаю многие не дооценивают опасности.

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail