Анатолий Царев. Встреча с Михаилом Шолоховым 19 декабря 1964 г. (стенограмма)

А А А
 
Ушел из жизни Анатолий Иванович Царев, один из выдающихся ростовских журналистов, с 1963 по 1970 год - главный редактор областной газеты «Комсомолец». До последнего дня жизни Анатолий Царев занимался преподавательской работой, писал книги. Последняя из них «О великом Шолохове: размышления и воспоминания» вышла всего за полгода до смерти Анатолия Ивановича. Предлагаем отрывок из нее - это стенограмма личной встречи Анатолия Царева с Михаилом Шолоховым 19 декабря 1964 года.
 
Анатолий Иванович Царев
 
Сегодня Шолохов вошел в наш мир как Пушкин, Гоголь, Тургенев, Достоевский, Толстой, Есенин и другие классики отечественной литературы. Те, кому посчастливилось встречаться с вешенским гением, навсегда сохранили в своем сердце его необыкновенное обаяние, добрый, внимательный взгляд и какое-то светлое чувство, до сих пор согревающее нашу душу.
 
Я с детства был влюблен в Шолохова, но чтоб это стало понятнее, немного предыстории...
Как и все мальчишки моего поколения, я еще в школьные годы читал и перечитывал Шолохова. Тогда дети поразительно любили книгу. Помню, в Днепропетровске (это было в 1944 году), где я тогда жил с мамой и сестренкой (отец уже третий год воевал на фронте), на городском базаре был читальный зал. Мы там все до дыр читали запоем. За место в зале была очередь. Когда она подходила, брали книгу и переносились в мир любимых героев, пока следующий мальчишка или девчонка не напоминали: все, твое время истекло!
 
Сейчас в это верится с трудом, а может и не верится вообще. Но пишу все, как было в те далекие сороковые годы. Все писатели для нас были люди неземные, живущие где-то далеко, скорее всего - в Москве, и о встрече с ними мы и не помышляли. Уместно еще сказать, что поколение наше было уж слишком скромным, и это, может быть сейчас почти забытое качество, многие из нас пронесли через всю жизнь.
 
Мог ли я тогда предположить, что через 35 лет мне придется работать главным редактором областной молодежной газеты «Комсомолец» на той земле, где живет и творит Шолохов?! Я уже приобрел опыт общения с известными людьми. В те годы областная газета «Молот», как правило, в один из четвергов каждого месяца проводила встречи со знаменитостями всесоюзного уровня. Прекрасный организатор и замечательный журналист С. Гурвич при поддержке главного редактора А. Суичмезова сумел создать такую популярность МОЛОТОВСКИМ «четвергам», что они не вмещали всех желающих, хотя конференц-зал «Молота» на втором этаже был довольно вместительным (могло собраться более ста человек). Там вместе с А. Суичмезовым и С. Гурвичем мы общались, как говорится, «в узком кругу» С Д. Шостаковичем, Л. Утесовым, А. Софроновым, А. Калининым, Н. Крючковым, М. Эсамбаевым и другими известными всей стране деятелями литературы и искусства.
 
За семь лет работы в «Комсомольце» (с 1963 по 1970 гг.) познакомился со всей «донской ротой» (выражение Шолохова) писателей. Бывал в станице Пухляковской у А. Калинина, общался с В. Закруткиным, Н. Егоровым, М. Андриасовым, А. Гарнакерьяном, Б. Изюмским, Г. Аматуни, А. Рогачевым. Подружился с молодыми Б. Примеровым, А. Тер-Маркарьяном, В. Скорятиным, Б. Куликовым, Е. Нестеровой, С. Королевым. Все они со временем выросли в известных писателей и поэтов. Каждый стал гордостью литературы Дона.
Но планку Шолохова я пере шагнуть не мог. Это было выше моих сил. Как все люди планеты, я воспринимал «Тихий Дон», «Поднятую целину», другие его произведении как высшее творение человеческого разума. И этим все сказано.
 
Однако встречам с вешенским гением, к моему счастью, суждено было состояться. Первая произошла по воле Виктора Петровича Поляничко. Сегодня этого человека знает вся страна. Он прошел путь от рабочего завода «Ростсельмаш» до вице-премьера России и погиб от пуль наемных убийц при выполнении миротворческой миссии в зоне чрезвычайного положения в Северной Осетии-Алании и Республики Ингушетия. Теперь в Ростове-на-Дону в доме, где он жил и работал до призыва в армию, создан музей, одна из улиц города названа его именем.
 
В годы моего знакомства с В.П. Поляничко он работал в ЦК ВЛКСМ и курировал, как тогда говорили, нашу областную комсомольскую организацию. Поэтому мне хорошо помнятся все наши деловые встречи на ниве воспитания молодежи. В.П. Поляничко часто бывал у нас в редакции, и мы подружились.
 
В тот день, в начале декабря 1964 года, когда я сидел в своем рабочем кабинете и читал редакторские полосы (шла подготовка очередного номера газеты), раздался памятный для меня звонок. Я поднял трубку. Звонил из Москвы Виктор Петрович Поляничко. Он объяснил свое видение подготовки 60-летия Шолохова и просил заранее договориться о встрече с Михаилом Александровичем. Позже к нему не пробьешься, сказал Поляничко, а надо обязательно поздравить любимого писателя.
 
Я растерялся. Такое, в общем-то обычное на нашем уровне, дело показалось мне трудновыполнимым. Меня сковала прежняя робость при имени великого писателя. После тяжких размышлений решил позвонить секретарю обкома партии Михаилу Кузьмичу Фоменко (он дружил с Шолоховым) и изложил ему просьбу Поляничко. К моему удивлению, все разрешилось быстро и не так трудно, как мне представлялось. Фоменко позвонил Михаилу Александровичу, и тот сразу назначил день и час встречи, а для координации дальнейших действий просил обращаться к первому секретарю Вешенского райкома партии Петру Ивановичу Маяцкому.
 
По приезде В.П. Поляничко в Ростов мы вместе с первым секретарем обкома комсомола В.П. Бордачевым решили все организационные вопросы и втроем на легковой машине отправились в Вешки. По пути останавливались в Каменске и Миллерове для встречи с молодежью, решали в меру своих сил вопросы работы, учебы, быта девчат и ребят.
 
Тон в разговоре задавал Поляничко. Уже тогда чувствовался его недюжинный ум, поражающая эрудиция, огромное обаяние. Во всем его могучем облике угадывался человек с большой судьбой, что и подтвердилось всей его дальнейшей жизнью.
 
В дороге мы хотели купить книги Михаила Александровича, но, к нашему удивлению, ни в одном из встречных магазинов книг Шолохова не оказалось, хотя надвигалось его 60-летие. Мы поэтому и спешили в Вешки, чтоб намного раньше других поздравить Шолохова. Нам как-то не думалось, что до дня рождения еще пять месяцев и удобно ли такое раннее поздравление.
 
В Вешки приехали вечером 18 декабря 1964 года, заночевали в местной гостинице. Встав в три часа утра, пошли к дому Шолохова. Спустились к Дону. «Крутой восьмисаженный спуск меж замшелых в прозелени меловых глыб, и вот берег: перламутровая россыпь ракушек, серая изломистая кайма нацелованной волнами гальки» - нам всем показалось, будто мы вошли неслышной поступью в роман и увидели «перекипающее под ветром вороненой рябью стремя Дона».
Мы слышали, что Шолохов начинает рабочий день в четыре утра, и нам захотелось как бы поприсутствовать рядом при этом. Действительно, ровно в четыре утра загорелся свет в одном из окон шолоховского дома ...
 
М. Шолохов и А. Царев. 19.12.1964 г.
В доме Шолохова 19 декабря 1964 г. Михаил Шолохов и Анатолий Царев.
 
Встреча была назначена на девять часов утра. Нас провели к Шолохову.
 
Состоялась интересная беседа. Мы задавали самые неожиданные вопросы, ответы на многие из которых сейчас имеют особую ценность, например, о нравственном воспитании молодежи. Трудно рассказать обо всех впечатлениях от самой памятной в жизни каждого из нас встречи с любимым писателем. Мне хотелось этим вступлением предварить публикацию своеобразной стенограммы, которую мы предлагаем читателю.
 
А. Царев. О великом Шолохове
 
Стенографический текст нашей беседы с М.А. Шолоховым в станице Вешенской 19 декабря 1964 года:
«На беседе присутствовали: В.П. Поляничко - ответорганизатор ЦК ВЛКСМ, В.П. Бордачев - первый секретарь Ростовского сельского обкома ВЛКСМ, А.И. Царев - главный редактор областной газеты «Комсомолец», П.И. Маяцкий - первый секретарь Вешенского райкома партии, Григорий Ващаев - первый секретарь Вешенского райкома ВЛКСМ.
 
Прибывшие заходят в дом М.А. Шолохова:
- Здравствуйте, Михаил Александрович!
 
ШОЛОХОВ: - Откуда вы? Кто вы? (Жмет всем руки). - Ну, проходите.
Группа прибывших заходит в рабочий кабинет помощника писателя, все рассаживаются.
ШОЛОХОВ: - Вы посмотрите, самый большой комсомолец сидит в самом узком кресле!
Это Шолохов с улыбкой говорит о высоком и плечистом Поляничко, который своими внушительными размерами намного превосходил всех нас. Он действительно уселся в самое узкое кресло. После слов Шолохова улыбки было трудно сдержать.
ШОЛОХОВ: - Зачем вы приехали?
 
В это время мы дарим подарки писателю.
 
ПОЛЯНИЧКО: - Михаил Александрович, в Центральном Комитете комсомола начали подготовку к Вашему 60-летию. Из разных концов страны поступают подарки для передачи в Ваш адрес. Вот один из них - руда от Гайского райкома комсомола.
ШОЛОХОВ: - Хороший подарок!
ПОЛЯНИЧКО: - Эту руду добывали в трудных условиях, жили в открытой степи. Этот подарок мы дарим самым дорогим друзьям.
ШОЛОХОВ: - Спасибо. Но не рано ли вы начинаете?
БОРДАЧЕВ: - Михаил Александрович, вот комсомольцы Дона передали альбом, отражающий борьбу комсомольцев за донской хлеб.
ШОЛОХОВ: - Вы что, в 1965 году не думаете выращивать высокие урожаи?
БОРДАЧЕВ: - Думаем выращивать в 1965 году высокие урожаи.
ЦАРЕВ: - Вот картины.
ШОЛОХОВ: - Вижу, что картины. Чьи они?
ЦАРЕВ: - Это дарят Вам пионеры и школьники Ростова.
ШОЛОХОВ: - Зачем же вы приехали?
МЫ: - Михаил Александрович, мы приехали поздравить Вас с 60-летием, пожелать Вам успехов и крепкого здоровья!
ШОЛОХОВ: - Не рано?
МЫ: - Мы решили приехать первыми, потом к Вам не пробьешься!
ШОЛОХОВ (улыбаясь): - Ну, так уж и не пробьешься...
 
ПОЛЯНИЧКО: - Михаил Александрович, молодежь интересуется Вашей боевой молодостью...
ШОЛОХОВ: - Я рано повзрослел. Вступил в партию в 1930 году, во время коллективизации. Это для моих лет была очень ответственная работа. Одновременно начал писать и сотрудничал в газете «Юношеская правда», в журнале «Крестьянская молодежь» и входил в группу «Молодая гвардия», где были Фадеев, Петров, Жаров, Безыменский, которого вы сейчас считаете комсомольским поэтом, и другие.
 
БОРДАЧЕВ: - Какие у Вас творческие планы, Михаил Александрович?
ШОЛОХОВ: - Я заканчиваю роман «Они сражались за Родину». У этого романа уже есть туловище, но нет головы и ног. В ближайшее время у меня состоится встреча с генералом Родимцевым. Я допишу предпоследнюю главу, она будет начинаться со смешинки. На войне люди живутпляшут, песни поют И закончу разгромом немцев в Сталинградской битве.
ПОЛЯНИЧКО: - Вы читали книгу «В редакцию не вернулся», недавно вышедшую? Там есть Ваша фотография - Вы молодой и в пилотке.
ШОЛОХОВ: - Я получил эту книгу, еще не успел ее просмотреть. Правда, я из числа тех, кто вернулся в редакцию.
Шолохов вспоминает своих боевых друзей, многие из которых не вернулись в свои редакции.
ПОЛЯНИЧКО: - Петров где-то здесь погиб?
ШОЛОХОВ: - Да, в окрестностях Чертково есть его могила. Фадеев застрелился. Один я остался из тех стариков.
 
ЦАРЕВ: - Мы проехали по области, нигде не могли найти Ваших книг.
ШОЛОХОВ: - В Ростиздате скоро выходит «Поднятая целина». Тут, видите, как получается? Издатели ссылаются на нехватку бумаги. Так я попросил бумагу, только не для себя - для книжек молодых, а для себя как-то неудобно просить. В связи С моим юбилеем, наверно, найдут бумагу.
 
Заходит разговор о военачальниках.
 
ШОЛОХОВ: - я сейчас, ребята, много читаю военной литературы, воспоминания маршалов, в частности Чуйкова.
ПОЛЯНИЧКО: - Василий Иванович Чуйков - очень разумный человек.
ШОЛОХОВ: - Мне кажется, он - хороший человек. Я должен сказать, что все эти военные мемуары - я сейчас их штудирую - носят, конечно, публицистический характер, они не претендуют на художественное произведение. Да это и правильно. Вот у меня кировцы были, они пишут историю завода. Я в своем предисловии стараюсь рассказать о том, какое это хорошее дело. Нужен остов творения - без него не создается ни одного художественного творения. Историю завода трудно сделать в художественном произведении. Ведь там десятки лет, сотни фамилий.
У меня был рабочий Дьячков. Это удивительный человек. Мы с ним подружились. Он мне послал письмо и приглашает в Ленинград... Потом пишет опять письмо: «Я пригласил только тебя, но я приглашаю и Марию Петровну». Живет он там, где была снайперская точка. Он один уничтожил более трехсот фашистов.
 
ПОЛЯНИЧКО: - Михаил Александрович, Вы были знакомы с Косаревым?
ШОЛОХОВ: - Нет, я о Косареве много слышал, но лично знаком не был. Ведь я же сразу стал работать в партии.
 
ЦАРЕВ: - У нас недавно гостил Лавут - организатор поездок Маяковского по Советскому Союзу. Я спрашивал его, читал ли Маяковский Ваши произведения. Лавут сказал, что Маяковский читал, и они ему понравились.
ШОЛОХОВ: - Я не знал этого. С Маяковским знаком не был, хотя видел его несколько раз. Большинство моих литературных знакомств условны, ведь я бывал в Москве наездами. Даже со своим земляком Треневым я встретился случайно в поезде, хотя люблю и ценю его произведения и уважаю как писателя.
КТО-ТО ИЗ ПРИСУТСТВУЮЩИХ: - Но от того, что Вы живете в Вешках, а не в Москве, Ваше творчество не пострадало.
 
Все улыбаются. Разговор заходит о недавней поездке Шолохова в Германскую Демократическую Республику.
 
ЦАРЕВ: - Михаил Александрович, мы писали несколько писем в ГДР, в колхоз имени Шолохова, чтобы оттуда прислали материалы о Вашем посещении этого хозяйства. Но, видимо, адрес неправильный, так как ответа мы не получили до сих пор.
ШОЛОХОВ: - У меня есть адрес, я сейчас его найду. (Шолохов ищет адрес, но не находит.) Я буду в Ростове и тогда передам Вам этот адрес. В этом колхозе интересный председатель, его фамилия Вольф (по-русски - «волк»). Побольше бы нам на Руси таких волков. Он очень хороший председатель. Раньше руководил зажиточной артелью, потом перешел в отстающее хозяйство.
ЦАРЕВ: - Вы читаете газету Вешенского управления?
ШОЛОХОВ: - Как же, читаю, чтобы быть в курсе дел района.
ЦАРЕВ: - Михаил Александрович, мы были с Виктором Петровичем в редакции районной газеты. Нам ребята рассказали, что Вы звоните в редакцию и делаете свои замечания.
ШОЛОХОВ: - Я читаю «Вечерний Ростов», «Молот», «Комсомолец». В «Вечернем Ростове» была интересная заметка о том, что Советский Союз продал осетровых Японии... Все торгаши - жулики. Дело в том, что у нас осетровые находятся в теплых водах, а Японию омывают холодные моря. Поэтому вряд ли осетровые будут там размножаться. Эта сделка напоминает мне историю, которая произошла в Швеции с соболями. Как наш Внешторг продал соболиную ферму Швеции. Вот проходит время, шведы ждут потомства, а потомства нет. Потом оказалось, что самцы были небоеспособны.
Как-то я увидел на одной ферме в Швеции больших кур, вот таких (показывает). И Мария Петровна говорит, чтобы я попросил яиц для разведения таких кур в Вешках. Я обратился к хозяину этой фермы, который ответил: «Если это Вам, мы Вашу просьбу удовлетворим». В день отъезда хозяин дал нам корзиночку, в которой было 15 яиц. Мария Петровна везла эту корзиночку на коленях. А когда была штормянка, она, вцепившись, держала ее... А сейчас вы видите больших шведских кур, которые ходят по Вешкам.
 
ЦАРЕВ: - О чем, по Вашему мнению, надо писать в молодежной газете?
ШОЛОХОВ: - Вы - редактор, Вы должны знать о чем писать.
ЦАРЕВ: - Я-то знаю. Но мы бы хотели услышать Ваш совет.
ШОЛОХОВ: - Я просматриваю изредка Вашу газету. Делаете вы ее хорошо, интересно. Мне кажется, для молодежи нужно брать больше моральные темы, ведь они сейчас особенно волнуют молодежь. Но я не навязываю свое мнение.
 
ПОЛЯНИЧКО: - Я был в Туле, там оружейники готовят к Вашему юбилею какой-то интересный подарок.
ШОЛОХОВ: - Не надо этих пышностей. Хочется, чтобы все было скромно. Когда я был у Ильичева (Ильичев Л.Ф. - в те годы секретарь ЦК КПСС про идеологии), специально просил, чтобы не делали никакого шума вокруг шестидесятилетия. Шестьдесят лет! Вы думаете, это такая приятная дата? Совсем невеселая. Даже грустно. Вот вы будете в таком возрасте, тогда почувствуете.
ПОЛЯНИЧКО: - Михаил Александрович, тульские ребята приглашают в гости. Вы бы могли посмотреть Ясную Поляну.
ШОЛОХОВ: - Давно хочу посетить Ясную Поляну.
ПОЛЯНИЧКО: - Что Вы пожелаете ЦК комсомола?
ШОЛОХОВ: - Вы ребята взрослые, самостоятельные. Вы сами хорошо работаете, что я тут могу пожелать?
 
В это время раздался телефонный звонок - звонил М.К. Фоменко, секретарь обкома КПСС.
 
ФОМЕНКО (разговор прекрасно слышен): - Михаил Александрович, должны ребята к Вам подъехать.
ШОЛОХОВ: - Вот они сейчас у меня.
 
Фоменко интересуется, когда приедет Шолохов в Ростов, не послать ли самолет.
 
ШОЛОХОВ: - Зачем беспокоиться, я сам приеду.
ШОЛОХОВ (заканчивая разговор): - Ну, Миша, до свиданья, обнимаю тебя, родной. До встречи в Ростове.
 
Царев рассказывает о Прийме К.И., ростовском журналисте, который пишет книгу о Шолохове. Особенно интересны материалы о триумфе шолоховских книг за рубежом. Шолохов слушает с большим интересом.
 
ЦАРЕВ: - Я Вам пришлю эти материалы.
ШОЛОХОВ: - Не надо, зачем беспокоиться. Я сам приеду в Ростов и позвоню Вам по телефону. Через Вас найду эти материалы. Вы не возражаете? Ваш телефон? (Царев дает ему визитку.)
ЦАРЕВ: - Вы успеваете читать то, что пишут о Вас?
ШОЛОХОВ: - Нет, ребята, не успеваю. Наиболее серьезные исследователи моих произведений Лукин и Якименко, а многие просто повторяются.
БОРДАЧЕВ: - Сможете ли Вы принять наших передовиков, человек десять-пятнадцать?
ШОЛОХОВ: - Смогу. Я, пожалуй, подъеду в Ростов. Легче одному съездить, чем десять-пятнадцать будут добираться ко мне. Я ведь сейчас очень занят, заканчиваю роман, много приходится работать.
ЦАРЕВ: - Как Ваше здоровье, Михаил Александрович?
ШОЛОХОВ: - На здоровье не жалуюсь. Есть у меня гантели, утром и на сон грядущий понянчу их - чувствую себя нормально.
БОРДАЧЕВ: - Михаил Александрович, а не смогли бы Вы приехать к нам на комсомольскую конференцию?
ШОЛОХОВ: - Это что ж? Буду как почетный генерал?Не люблю. Мне вот прислали приглашение в Германию. Там собираются исследователи моих книг. Так они будут говорить обо мне, а я должен сидеть как почетный генерал... Я, конечно, не поеду.
 
                                                                                  ***
 
Далее мы как-то все вместе сообразили, что пора заканчивать встречу, которая продолжалась уже около двух часов. Время Шолохова слишком дорого для всех, а нам и так несказанно повезло. Мы прощаемся с Шолоховым, благодарим его за беседу. Шолохов в ответ говорит, что ему наш визит в радость, он давно не встречался с молодежью и ему было приятно побеседовать с нами.
 
Хотелось бы добавить к этому: сидел Михаил Александрович на обычном стуле и курил «Беломор». Пачки «Беломора» доставал из обоих карманов. Собака Степка лежала на его охотничьем полушубке. Одет Шолохов в шерстяную рубашку с накладными карманчиками, полковничьи зеленые наглаженные брюки и коричневые чирики. В передней весь стол - в охотничьих доспехах.
 
Михаил Шолохов в окружении гостей

На снимке (слева направо): министр культуры России Ю.С. Мелентьев, секретарь Ростовского обкома ВЛКСМ Ю.Р. Догадайло, Михаил Александрович Шолохов, главный редактор областной газеты «Комсомолец» А.И. Царев, писатель В.М. Кожевников. Вешки, 13 июня 1967 года.

 
Всю жизнь мы храним шолоховское обаяние, его добрый, внимательный взгляд, который был обращен к каждому из нас, простые и душевные слова. И в то же время мы понимали, что перед нами - гений и не каждому смертному может так повезти в жизни, как нам.
А книги мы все-таки купили у местных казаков, и Шолохов оставил на них свои теплые слова. На «Поднятой целине» красивым шолоховским почерком написано: «Цареву А.И. На память от вешенца. М. Шолохов. 19.12.64. Вешенская».
 
Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 428



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail