Андрей Зимин: историк донского казачества

А А А

 

Андрей Петрович Зимин. Архитектор. Краевед. Участник возрождения донского казачества. Собиратель и хранитель уникального краеведческого архива, судьба которого остается загадкой. (Фото - Александр Чеботарев, середина 90-х).

 

Об интереснейших перипетиях судьбы Зимина еще при его жизни писали ростовские газеты. Он был — крестником атамана П. Н. Краснова, сыном репрессированного инженера; архитектором, хорошо знавшим ростовских коллег 1930-х гг.; оказался штрафником и гвардии рядовым Великой Отечественной; а впоследствии участником восстановления разрушенного Ростова.

 

Дом, где проживал Андрей Петрович (пер. Островского, 5) до 1920 г. принадлежал старинной казачьей семье Шамардиных, его строили по типу «казачьего куреня». Принимая друзей, он показывал и называл комнаты: «Зал, спаленка, кухонька, галерея».

 

Интересно проявилось дарование архитектора Зимина по восстановлению Старообрядческой церкви на ул. Ульяновской, прихожанином которой он был. До 1970-х гг. Покрово-Ильинский храм стоял без трех луковичных главок, разобранных в начале 1930-х. На основе исторической фотографии Андрей Петрович предложил эскизы по воссозданию, которые были приняты и впоследствии воплощены на средства прихода.

 

Необходимым и своевременным стало «Краткое описание памятников архитектуры г. Ростова-на-Дону», составленное Андреем Петровичем в 1983 г. До этого в официальном государственном перечне памятников Ростова их числилось около десяти, из которых, кроме театра им. М. Горького и бывшего монастырского храма Сурб-Хач, были только монументы вождям пролетариата, бюсты Героям Советского Союза, места маевок, подпольные типографии и т. п. «Краткое описание памятников» Зимина переворачивало официальную догму об отсутствии историко-культурного наследия Ростова, называло имена архитекторов (столичных и ростовских), инженеров, благотворителей дореволюционного города. В научный оборот вводились десятки архитектурных и исторических памятников, утверждалось их право на общественное признание и сохранение. Этот список стал основой для сотрудников института «Спецпроектреставрация», начавших работу по постановке на госохрану исторических зданий города.

 

Андрей Петрович мечтал о том, чтобы его дом стал музеем. Но жизнь шла своим чередом. Вышла замуж дочь Маша. Под отчим кровом появился зять, отношения с которым у Андрея Петровича не сложились. Но жена и дочь умели наладить и хранить хрупкое согласие между такими разными мужчинами, живущими рядом. Рождение внука Андрейки радовало и рождало мысли о продолжателе и хранителе собранных древностей.

 

Внезапная смерь жены Андрея Петровича многое переменила. Маша приняла на себя заботы о сыне, муже, отце, но семейные ссоры, которые постоянно вспыхивали между отцом и мужем, отбирали слишком много сил. Пережив мать всего на несколько лет, она скончалась от сердечного удара. Вторая смерть близкого человека потрясла Андрея Петровича, обострила привязанность к внуку. А через несколько месяцев у зятя появилась новая гражданская жена. У нее были свои собственные представления о доме, куда она пришла, о быте семьи, о роли в ней каждого.

 

Скоро по ее настоянию — для благ; внука! — начали перестройку чердака. Этого Андрей Петрович вытерпеть не мог. Он ушел из дома, где, прожив около семидесяти лет, уже не был хозяином; из кабинета, где остался архив; из-под крова, где жил внук Андрейка. Ушел доживать к престарелой сестре в однокомнатную квартирку в Западном жилом массиве. Последние месяцы его бытия были омрачнены крушением надежд, запретом зятя и мачехи на встречи с внуком, обострившимися болезнями.

 

Его хоронили Союз казаков, друзья, почитатели, коллеги. Многолюдным было отпевание в Кафедральном соборе. Во время погребения на Северном кладбище (рядом с могилой жены и дочери) на крышку гроба прибили казачью фуражку, говорили по традиции прощальные слова. Последние почести были отданы. Но у многих осталось чувство неосознанной вины перед Андреем Петровичем.

 

Завещания о своих коллекциях он не оставил. Созданная администрацией Ростова комиссия застала вчерашний архив сильно оскудевшим, разбросанным. Несмотря на все, материалы из кабинета Зимина были подробно описаны, запакованы в коробки, перевезены в Донскую публичную библиотеку, откуда впоследствии, по непонятным указаниям администрации Ростова, были переданы в центральную городскую библиотеку им. М. Горького.

 

Во время переезда нашлись желающие заглянуть в содержимое коллекций в поисках сиюминутных выгод и сенсаций. Не найдя их, пополнили слухи об оскудении и малой ценности оставшегося наследия.

 

Единственным фактом существования документов стала выставка, посвященная памяти Андрея Петровича, проходившая в 2000 г. в зале библиотеки им. М. Горького на Б. Садовой улице. Для разборки остальных материалов специалистов в библиотеке не оказалось. Их нет и до сих пор. Все документы ожидают своих исследователей.

 

Сегодня зиминский архив остается одной из ростовских легенд. (Текст - Л.Ф. Вололшинова).

 

Андрей Петрович ЗИМИН

 

 

ЗИМИН Андрей Петрович (13.12.1913-1995)
Родился в казачьей семье в ст. Елизаветинская. В многочисленных публикациях отмечается многогранность его личности: архитектор, историк, этнограф, художник, краевед, библиофил, собиратель...
Как архитектор много лет работал в институтах «Ростовгражданпроект», «СевкавЗНИИЭПсельстроЙ». Был председателем секции архитектурных памятников областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.
Участник Великой Отечественной войны, имеет боевые награды. Был избран почетным атаманом Всевеликого Войска Донского.
Собрал богатейшие материалы по истории Донского края, казачества, культовых сооружениях и памятных местах. На их основе был создан «Донской историко-этнографический фонд казака А.П. Зимина».
Похоронен на Северном кладбище.
(Ю.В. Пернаков).
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 2306



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail