Батарея Оганова - это наши донские 28 панфиловцев!

А А А
 
Реальные факты истории отличаются от пропаганды, но подвиг защитников Ростова в 1941 году бесспорен!
 
В поля Мясниковского района под Ростовом отправилась экспедиция, организованная Ростовским отделением Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, задачей которой стало - отыскать место последнего боя легендарной батареи Оганова и Вавилова.
 
ЭКСПЕДИЦИЯ В ПОЛЕ
 
17 ноября исполнится ровно 75 лет подвигу батарейцев, защищавших рубежи Ростова в тяжелом 1941 году от наступавших гитлеровских войск. В нашем городе именами комбата Оганова и замполита Вавилова названы улицы, в центре микрорайона Военвед установлен памятник артиллеристам-огановцам. Еще два больших мемориала батарее Оганова-Вавилова находятся недалеко от Ростова: в селе Большие Салы, где похоронены артиллеристы, и на знаменитом «Артиллерийском кургане» Бербер-оба.
 
В советское время командиру батареи Сергею Оганову, политруку Сергею Вавилову и комсоргу Федору Балесте были посмертно присвоены звания Героев Советского Союза. Их подвигу были посвящены газетные очерки, книги, стихи и песни. На примере батареи Оганова в воспитывались школьники. Главные постулаты были следующими:
 
- батарея Оганова оборонялась три дня, сдерживая наступавшую лавину немецких танков;
 
- Сергей Оганов лично подбил три вражеские машины до того, как был смертельно ранен осколком снаряда;
 
- после смерти Оганова к орудию встал Сергей Вавилов, расстрелявший весь боезапас, а затем, будучи раненым, бросился под немецкий танк с гранатой;
 
- батарея уничтожила (по разным оценкам) _ 20, 22, 30, _ но не менее двух десятков немецких танков;
 
- все бойцы батареи погибли;
 
- на данном участке обороны, благодаря действиям батареи Оганова-Вавилова, враг не прошел.
 
 
Ни один из этих пунктов не соответствует истине: это убедительно доказал в своих статьях, опубликованных в «Вечернем Ростов», краевед Сергей Владимирович Шелобод. Не менее углубленно, на протяжении двух десятков лет, занимается изучением этой темы другой ростовский краевед, Эдуард Вартанович Вартанов. Он и предложил организовать полевую экспедицию по тем местам, где проходил роковой бой 17 ноября 1941 года.
 
НА БРАТСКОЙ МОГИЛЕ
 
Лучшее средство передвижения по грунтовым дорогам между полей Мясниковского района - это семиместный микроавтобус «уаз», который называют «таблеткой». Простая и неприхотливая машина была спроектирована для вывоза раненых с поля боя. У нее совсем нет шумоизоляции, так что собеседникам в салоне приходится кричать. Ее двери закрываются сильным ударом. Но зато «уазику» нипочем бездорожье. Он уверенно пробирается там, куда бы не отважился сунуться горожанин на своей легковушке.
 
Первую остановку мы делаем в армянском селе Большие Салы. Здесь, на огороженной территории, стоит трехгранный обелиск, словно штык к винтовке Мосина. Многофигурная скульптурная композиция (произведение скульптора Евгения Вучетича) рассказывает о подвиге огановцев. Они все тут. Вот умирает на руках бойца смертельно раненый Оганов. Вот встал в полный рост с гранатой в руке политрук Вавилов. А вот лейтенант Василий Пузырев занял место комбата за прицелом орудия. Все точь-в-точь, как рассказывает официальная историография подвига...
 
Однако искушенный в истории человек сразу замечает противоречия. Изначально, во всех донесениях и сводках говорилось о 16-ти героях-комсомольцах батареи Оганова, павших смертью храбрых. В 1962 году из их числа был исключен (и лишен звания Героя Советского Союза) Федор Балеста.
 
Как выяснилось, он выжил после того боя, попал в плен, совершил побег из лагеря, вернулся в свой хутор на Кубани (к тому времени оккупированный немцами) и добровольно пошел служить полицаем. Когда Красная Армия освобождала Кубань, Балеста ушел на запад с немцами, потом, в Одесской области опять перешел на нашу сторону. После проверки был снова направлен в армию командиром строевого отделения. Храбро воевал, был представлен к награждению орденом Славы третьей степени и медалью «За отвагу». Был убит в бою при освобождении Югославии в ноябре 1944 года. Это выяснилось только в начале 60-х годов, когда военные следователи заинтересовались совпадением фамилий Героя Советского Союза и бывшего полицая...
 
И все же на табличке мемориала даже не 15 (исключаем Балесту), а 14 фамилий захороненных здесь бойцов. Отсутствует фамилия командира орудия Степана Лазарева, который в учетной карточке воинского захоронения Военно-Мемориального центра Генерального штаба числится как погибший и захороненный именно на этом месте. Почему?..
 
А если посчитать бойцов на многофигурном памятнике, мы получим цифру 11! Это при том, что в скульптурной композиции достоверно воспроизведены сцена боя, орудие, и даже амуниция.
 
Первый в списке захороненных - Герой Советского Союза _ лейтенант Оганян С.А. По учетным документам он проходит как Сергей Андреевич Оганов. Но на самом деле командиром батареи 606-го полка 317-й «бакинской» дивизии был Сергей Мамбреевич Оганян. Разночтения в написании его инициалов и фамилии встречаются повсеместно.
 
Но и на этом «нестыковки» не заканчиваются...
 
РАССКАЗ ТЕТУШКИ СИРАНУШ
 
- «Артиллерийский курган», где сейчас стоит огромный мемориал с 76-миллиметровым орудием, вовсе не то место где приняла свой последний бой батарея Оганова! - утверждает Эдуард Вартанов.
 
В обоснование своих слов краевед показывает военные карты, на которых изображены положение частей 56-й армии на 15 и 17 ноября 1941 года. Батарея Оганова защищала подступы к Большим Салам с северного направления, со стороны поселков Несветай и Каменный брод. А курган Бербер-оба расположен в десятке километров в стороне от этого места.
 
Кроме того, Бербер-оба _ всего лишь незначительная возвышенность над ровным полем, которая не дает никакого преимущества в обороне. А заместитель командующего войсками 56-й армии генерал-майор Г.С. Кариофилли, выстраивавший линию обороны Ростова осенью 1941 года, делал ставку на то, что на семи высоких курганах в Мясниковском районе будут созданы укрепрайоны, с артиллерией, минными полями и глубокими рвами. Только они, по замыслу генерала, смогли бы остановить бронированный кулак вермахта, занесенный над Ростовом. Едва приметный Бербер-оба никак не подходит для устройства стратегических укреплений. Почему же именно на нем установлен главный мемориал батарее Оганова?
 
- Спустя значительное время после войны, когда приехавшие из Москвы журналисты восстанавливали картину последнего боя, интервью им давала жительница Больших Салов Сирануш Постанджиян, - говорит Эдуард Вартанов. - Считалось, что она носила еду батарейцам в то время, когда они обустраивали свои позиции Тетушка Сирануш почему-то отвела журналистов на Бербер-оба. Там и решили ставить мемориал.
 
Не обошлось без политического момента: осенью 1941 года заместителем начальника политотдела Южного фронта был Леонид Ильич Брежнев, будущий генеральный секретарь ЦК КПСС. Мемориальный комплекс «Героям битвы за Ростов» (автор Э. Калайджан) был открыт день 30-летия Великой Победы (1975 год). На одном из четырех пилонов были высечены строки из приветственного письма Л.И. Брежнева.
 
- А тетушке Сирануш тогда подарили «Волгу» ГАЗ-24 серого цвета, - говорит Эдуард Вартанов. - Эту машину помнят многие жители Больших Салов...
 
КУРГАН БАБАЙ
 
Прямо от могилы артиллеристов наш «уазик» направляется в сторону поселка Несветай. Мы едем по старой, кратчайшей дороге, которую проложили еще армянские переселенцы из Крыма. Именно по ней с севера 17 ноября 1941 года в Большие Салы входили немецкие танки. Именно это направление прикрывала батарея Оганова.
 
Несмотря на солидный возраст, дорога до сих пор не имеет асфальта. «Уазик» бодро подпрыгивает на ухабах. То и дело мы останавливаемся, чтобы сделать рекогносцировку местности. В руках у Вартанова _ электронный планшет, в который закачаны карты военных лет. На схеме, датированной 17.11.41, четко обозначена дорога, по которой мы едем. Черная нитка пересекает два кружка, обозначающие артиллерийские позиции, и надпись: «Батарея Оганова». Мы где-то рядом. Но где? Безуспешно пытаемся сопоставить данные современного навигатора и карты-пятиверстки сорок первого года.
 
Перед первыми дворами поселка Несветай наш «уазик» резко поворачивает направо. Грунтовка становится все хуже. В очередной раз останавливаемся для разведки возле карьера, в котором когда-то добывали ракушечник, а теперь превратили в свалку. Слева от нас возвышаются отвалы земли. Эдуард Вартанов лезет наверх сквозь заросли сухого чертополоха. Разглядывает местность через бинокль и машет рукой: «Поднимайтесь ко мне!»
 
Когда мы взбираемся на небольшой придорожный холм, просто невозможно сдержать возглас восторга. Прямо под нашими ногами крутой обрывистый спуск в зеленую низину, по которой протекает речка Тузлов. Чуть левее - дома поселка Несветай и разрушенный армянский храм на пригорке. Это идеальное место для батареи 76-миллиметровых пушек. Площадь в десятки квадратных километров - под прямым прицелом.
 
Словно в подтверждение этой мысли, на краю обрыва мы видим полузасыпанные, заросшие травой, но отчетливо видимые ходы сообщения и капониры, где стояли орудия. Здесь явно стояла батарея. И эта точка совпадает по военной карте с месторасположением позиций Оганова.
 
- Это курган Бабай, - говорит Эдуард Вартнов.
 
Так мы нашли место последнего боя героев-артиллеристов.
 
Мы походили по холму, изучая схему ходов сообщения. Порывами налетал холодный ветер, хрустела под ногами сухая трава. Примерно так было и 75 лет назад, когда огановцы заняли позиции на подступах к Ростову...
 
ГДЕ БЫЛИ КУРСАНТЫ?
 
И еще один вопрос: почему никто так и не пришел на помощь этой батарее, принявшей на себя главный удар немецких танков? Ведь в нескольких километрах по степи, на высоте у хутора Каменный Брод стояло пожалуй самое боеспособное подразделение _ курсанты РАУ, вооруженные теми же «дивизионками» _ 76-миллиметровыми орудиями? Чтобы ответить на этот вопрос, с кургана Бабай мы отправляемся на курган Бабич. Наш «уазик», тяжело пыхтя, по извилистой дороге забирается на вершину, где на постаменте стоит пушка.
 
Считается, что именно здесь полегли ростовские курсанты в неравной схватке с противником. Но об этом нет свидетельств на памятнике! На постаменте уклончивая надпись: «Курсантам-артиллеристам, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины. 1941-1945».
 
- На этой высоте не было никакого боя, хотя она действительно была укреплены, подходы к ней заминированы, курсанты готовились держать оборону, _ излагает Эдуард Вартанов свою точку зрения на исторические события. _ Танки 14-й дивизии вермахта просто не стали ее штурмовать, на что рассчитывал генерал Кариофилли, а обошли стороной, вне досягаемости пушек курсантов, зашли в Каменный Брод и уничтожили располагавшийся там штаб во главе с комиссаром М.А. Залканом. Целью немцев был Ростов, а не степной курган. На пути к нему было село Большие Салы, и эту дорогу прикрывала батарея Оганова. Там и завязался главный бой трагического дня 17 ноября, а курсанты РАУ со своего укрепленного кургана только могли наблюдать в бинокли, как погибают на соседнем кургане Бабай артиллеристы 606-го полка 317-й дивизии.
 
В центре Каменного брода стоит большой мемориал на братской могиле. Здесь похоронены 17 человек, в том числе батальонный комиссар Михаил Залкан. Его именем названа центральная площадь в хуторе Каменный Брод.
 
- Они не смогли оказать серьезного сопротивления, просто выбежали навстречу внезапно появившимся танкам, и все погибли, - говорит Эдуард Вартанов. - Остальные курсанты, которые оставались на кургане, вернулись в Ростов, который тогда уже был отбит у немцев контрударом 56-й армии. Прямо в стенах РАУ проходило заседание военного трибунала. Курсантам поставили в вину то, что они остались на своих укрепленных позициях, и никак не попытались спуститься с холма, чтобы помочь погибавшей батарее Оганова. Часть курсантов пошла под расстрел. Документы об этом засекречены, для нас это пока что закрытая страница истории.
 
ПРАВДА И ПРОПАГАНДА
 
Судя по открытым документам, не было и трехдневного сражения батареи Оганова. По донесениям и нашей, и немецкой стороны, к вечеру 17 ноября Большие Салы были заняты 17-й танковой дивизией вермахта. «Большие Салы горели, когда ночью собирали силы 606 СП», - говорится в журнале боевых действий 606-го стрелкового полка 317-й стрелковой дивизии, который сейчас храниться в Центральном архиве Министерства обороны РФ.
 
Все артиллеристы батареи Оганова (за исключением Федора Балесты) к этому часу уже были мертвы. Что происходило на батарее _ не знает никто, ведь об этом никомцу не рассказывал и сам Балеста, погибший в 1944-м.
 
Первый очерк о подвиге огановцев под названием «У семи курганов» был опубликован в газете Южного фронта «Защитник Родины» 26 декабря 1941 года. Откуда узнал подробности этого боя автор очерка старший политрук Л. Ботвинский, тоже неизвестно. Ведь его не было на кургане Бабай 17 ноября. Последний бой батареи использован в пропагандистских целях. Так было надо.
 
- Ситуация с батареей Оганова точь-в-точь напоминает описание подвига 28 панфиловцев на разъезде Дубосеково под Москвой 16 ноября 1941 года, - говорит председатель Ростовского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры А.О. Кожин. - Они совпадают почти во всем: и по дате, и в том, что неравный бой был дан наступающим немецким танкам, и в том, что пропаганда исказила реальные факты. Но 28 панфиловцев являются олицетворением подвига десятков тысяч бойцов, известных и неизвестных, которые героически противостояли наступавшему врагу. Для нас, ростовчан, подвиг батареи Оганова стал мемориалом подвигу всех защитников Ростова того страшного 1941 года.
 
Александр ОЛЕНЕВ.
Публикация - газета "Вечерний Ростов", 14 октября 2016 года.
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 3586



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail