Бывший первый секретарь райкома КПСС Герман Кудрявцев

А А А

 

Сейчас в нашем обществе ходит немало разговоров о невероятно высоких зарплатах руководства Газпрома и Роснефти. Эти руководители получают по нескольку миллионов рублей в день (!). Почему-то такие зарплаты в руководстве подобных организаций считаются нормальными. А между тем значительная доля акций в этих компаниях принадлежит государству. Не буду напоминать о том, какие мизерные пенсии у нас в стране и какие маленькие зарплаты получают врачи и учителя. Скажу лишь, что простым людям очень не нравится подобное распределение доходов.

Я же в связи с этим вспоминаю, как начиналась перестройка в нашей стране и какие прекрасные идеи выдвигало тогда руководство КПСС. Другое дело, что эти идеи так и не воплотились в жизнь. Как говорил премьер-министр Черномырдин, хотели как лучше, а получилось как всегда.

 

Помню, как в годы перестройки боролись с привилегиями партийных руководителей. Хотя те привилегии партийных чиновников с доходами нынешних олигархов и сравнивать нельзя.

У нашей семьи есть близкий друг Герман Васильевич Кудрявцев. Он долгие годы работал первым секретарем Железнодорожного райкома партии, а затем был первым секретарем Ленинского райкома партии города Ростова-на-Дону. Герман Васильевич − человек образованный, эрудированный. Он окончил среднюю школу с золотой медалью. Ему пришлось работать в Алжире, Болгарии. Он даже защитил диссертацию на болгарском языке. Кудрявцев − человек очень скромный. Он всю жизнь проездил на одной машине. Это была «Волга» ГАЗ-21.

 

Помню, как я, будучи маленьким мальчиком, был счастлив, когда Герман Васильевич катал меня на своей машине. Вообще его дети обожали. Когда дядя Гера, как я его всегда называл, приходил к нам в гости домой на 23-ю линию, то это был для меня самый счастливый день. Потому что он любил играть с детьми в футбол, в шахматы. С ним можно было «по-взрослому» поговорить за жизнь.

Герман Васильевич был всегда опрятно и красиво одет. От него пахло хорошим одеколоном. Я хорошо помню этот запах, так как мне он очень нравился.

 

Герман Кудрявцев

ГЕРМАН ВАСИЛЬЕВИЧ КУДРЯВЦЕВ НА ДНЕ РОЖДЕНИИ МОЕГО ПЛЕМЯННИКА КАРЕНА

 

Помню, как семья Кудрявцевых приходила к нам на различные праздники. Мы вместе отмечали Новый год, 1 Мая, День Победы. Взрослые гуляли до позднего вечера. Мне тоже хотелось быть с ними. Спать идти я не желал. Только дядя Гера мог меня уговорить отправиться спать. Я до сих пор вспоминаю, как он меня брал на руки, а я, прижавшись к его рубашке, сладко засыпал.

В те годы мы с Кудрявцевыми часто ездили отдыхать на море, в горы. Особенно мне памятна поездка в Северную Осетию, в Дигорию. Мне было 17 лет, и я вел с дядей Герой дискуссии о перестройке. Дядя Гера не разделял моего оптимизма, связанного с политическим курсом Горбачева. Он относился к его реформам скептически. Я же верил в светлое будущее и в успех горбачевских реформ.

 

Помню, как я, будучи десятиклассником, сидел у папы на работе в ординаторской и смотрел телевизор. Первый канал транслировал выступление кумира моего поколения Виктора Цоя. В это время папа в ординаторской разговаривал с Германом Васильевичем Кудрявцевым.

 

В перестроечные годы менялось многое, в том числе партийные руководители. Работу пришлось поменять и Кудрявцеву. Герман Васильевич часто консультировался с папой как с врачом. Под песни Виктора Цоя мой папа о чем-то оживленно разговаривал с Германом Васильевичем. В этот момент в ординаторскую зашла старшая сестра хирургического отделения Мария Алексеевна.

− Машенька, я тут написал, какие лекарства нужны Герману Васильевичу, − сказал папа Марии Алексеевне.

− Тебе нравится творчество Цоя? − неожиданно спросил у меня Герман Васильевич.

− Да, − кивнул я головой.

В этот момент Виктор Цой пел песню «Я сажаю алюминиевые огурцы на брезентовом поле».

− Слушай, деточка, внимательно слушай, − посоветовал мне Герман Васильевич. – Это музыка того времени, в котором тебе не повезло жить.

− Ему еще не повезет в этом времени работать, − подытожила Мария Алексеевна.

 

И все же многое видится лучше спустя годы. Ведь для меня Герман Васильевич Кудрявцев был прежде всего любимым дядей Герой, а не первым секретарем райкома партии. Недавно я понял, насколько мы иной раз много не знаем о тех людях, с которыми дружим.

 

Мне подарили книгу заслуженного работника здравоохранения, председателя Ростовской областной организации профсоюза работников здравоохранения Российской Федерации Олега Сергеевича Борцова «По зову жизни». Мне особо интересно было читать главу его книги, которая называется «Новые вехи». В этой главе Борцов описывает, как он, работая главным врачом городской больницы № 7, встречал первого секретаря Железнодорожного райкома партии Германа Васильевича Кудрявцева. Олег Сергеевич Борцов описывает, как к нему в больницу с инспекцией пришел Кудрявцев. Он остался доволен работой больницы. В конце своего визита Герман Васильевич сказал, что больница − это не завод. По мнению Кудрявцева, посещение медицинского учреждения несет на себе больше ответственности, чем заводского коллектива, а беседовать с больными намного сложнее, чем с рабочими.

 

Борцов пишет, что Кудрявцев изменил его судьбу. После своего посещения городской больницы № 7 Герман Васильевич позвонил председателю Ростовского горисполкома Валерию Валентиновичу Желнину и сказал, что рекомендует Борцова в качестве заместителя председателя райисполкома. В это время горком партии возглавлял Борис Иванович Головец. Он тоже поддержал кандидатуру Борцова на должность заместителя председателя райисполкома.

 

Как я уже писал, моя семья долгие годы дружит с Кудрявцевыми. Но недавно я узнал, что наши семьи связывает еще нечто большее. Я со своим старшим братом Тиграном написал книгу о трагической судьбе нашего дедушки Нагапета Сероповича Явруяна, военного хирурга, майора Красной армии, погибшего на Украине в фашистском концлагере «Гросслазарет».

 

Презентация этой книги состоялась в историко-этнографическом музее Мясниковского района. На презентации ветераны вспоминали, что в тридцатые годы, будучи комсоргом в мединституте, Нагапет Явруян защищал так называемых «детей врагов народа». С ним училась дочь генерала Петра Калмыкова, которого оклеветали и незаслуженно репрессировали. Дочь генерала, Веру, хотели выгнать из комсомола, а значит, и из мединститута. Такие тогда были правила. Но Нагапет Явруян вступился за дочь генерала, сказав, что она не может и не должна отвечать за отца. Веру оставили в комсомоле, и она продолжила обучение в мединституте. Генерала Петра Калмыкова вскоре выпустили на свободу. Он, кстати, погиб уже после войны от рук бандеровцев.

 

Моя мама в шестидесятые годы познакомилась и подружилась с дочерью Веры Петровны. Мама, конечно, ничего не знала об этой истории. Но ей было очень приятно узнать, что ее отец, по сути, спас мать подруги от отчисления из мединститута. Дочь Веры Петровны, Татьяна Васильевна, является женой Германа Васильевича Кудрявцева. Оказывается, наш мир действительно очень тесен.

 

Сегодня я с уверенностью могу сказать, что у бывшего первого секретаря райкома партии Германа Васильевича Кудрявцева в жизни была одна привилегия − быть порядочным и честным человеком, человеком с большой буквы.

 

Георгий БАГДЫКОВ.

 

Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 137



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail