Валерий Уколов. Тождество Естества

А А А

 

Сей текст предоставлен несколько лет назад, но мне кажется не потерял актуальности сегодня.

Вадим Исачкин

 

«Словесная жизнь тождественна естественной», - говаривал Николай Бурлюк.

 

Естественная жизнь – это наша действительность, и надо попытаться воспринять её адекватно со всеми изменениями, новшествами и взаимопроникновениями. Жизнь ускоряется, слово ускоряется тоже, прежде всего в речи. Если «спрей» произносится быстрее, чем «аэрозоль», будут произносить «спрей». Так меняется язык. Жизнь уплотняется, плотным становится текст. Скорость слова в тексте напрямую связана не с краткостью произведения, а с плотностью самого текста. При таком свойстве лишнее выдавливается.

 

Современная литература берёт всё и вся из жизни естественной и искусственной. Так возникает литературный естественный и искусственный отбор для живучести слова в тексте, каким бы надуманным оно не казалось. Литература использует действительность, даже мифы, ибо, когда мы осознаём, что миф - это миф, то он уже становится частью действительности, как мифы древней Греции перестали быть стержнем Античной религии и стали частью Европейской культуры, прежде всего – литературы.

 

Актуальность современного творчества всегда была и будет, но основным отличительным признаком служит свойство новизны языка. Именно эти свойства, уже не применяемые к старым формам, и будут определять новую поэтику. Но для этого необходимо вырваться из цепких утверждённых канонов и перестать заниматься «игрой в бисер» (по Гессе), перетасовывая традиции. Нужно осознавать систему художественных принципов и особенностей всех направлений в литературе, чтобы понять какое из них, и кто из творцов может определить вектор дальнейшего развития.

 

Традиций много, но не все они живучи. В восьмидесятых и девяностых годах сильное влияние оказывал Бродский. Он был близок и понятен, как была близка и понятна та эпоха. Но не все, писавшие под его воздействием, понимали, что Бродский – это красивый тупик. Традиция на нём окончилась. За Бродским нет ничего, кроме подражания. А векторы, определяемые, к примеру, Хлебниковым – малопонятым и из далёкой уже эпохи – до сих пор не исчерпаны и долго ещё будут разрабатываться.

 

Само слово «поэзия» происходит от греческого Poiesis – творчество, словесное художественное творчество, ритмически построенная речь. Речь же – это способность говорить. Поэтическое слово должно говорить само за себя и за пробелы между словами. Правильно выстроенные слова создают поэтический язык – систему звуковых и словесных средств, закрепляющих результаты работы мышления – поэтического мышления, оно же и есть способ адекватно воспринимать действительность, обозначив её нужными словами или же позаимствовав (что не менее важно) эти слова из этой же действительности. Одно из определений литературного языка гласит: «Литературный язык есть письменно закреплённый и обработанный общенародный язык». Я бы сказал: письменно закреплённый и обработанный общенародно, ибо письменно закрепляет поэт, писатель, драматург, то, что уже успел воспринять и обработать современный ему человек: исторические статьи, рекламу, предшествующее и современное искусство, слоганы и слэнги, жаргон и мат, Нобелевские речи, Ахматовский сор, то есть всё жизненное естество.

 

Именно на этом обработанном современностью языке и создаётся современное литературное произведение, текст со своей особой жизнью, где используется всё и вся, в том числе и мат. Это в душевной беседе или в газетах использовать мат не красиво, но это вопросы морально-этических отношений повседневной жизни. В тексте же мат определяется литературными критериями, которые письменно закрепляют этот давно обработанный общенародный язык.

 

Жаргон – жанр, как утверждалось ещё в начале двадцатого столетия. К тому же многие понятия из нецензурных просто незаменимы на адекватные по своему значению и воздействию. И именно с таких позиций он и может применяться в тексте. Ещё раз уточним: мат в обыденной речи некрасив, в тексте – литературен. Поэтому понятие «непечатного слова» становится уже анахронизмом, утрачивая в литературном тексте зачастую и его бранное значение. Но надо помнить, что язык богат, а жизненное пространство строки слишком тесно. Стань точным и будь бытиём.

 

Итак, нужен текст – текст дня сегодняшнего в контексте современной действительности, помогающий осознать её с точки зрения современного бытия и идеи. Ибо только тогда этот текст будет живуч и тождествен самой естественной жизни.

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1447



Комментарии:

 

Боюсь, Николай Бурлюк немного недодумал, а автор настоящего (и довольно давнего) эссе в той же мере недосмотрел: "словесная жизнь" и все ее вышезатронутые производные абсолютно несамостоятельны, они всего лишь симбионты.

"Словесные организмы" (термин Бурлюка) могут жить и развиваться только в сознании другого существа. Но не любого гомойотермного и тем более не пойкилотермного -- а только человека. ("Язык есть практическое... сознание.") И человек бывает иногда чрезвычайно вирулентен своим языком... :)

Поскольку пан Уколов толкает нас к Бродскому, не будем сопротивляться и процитируем приличествующее случаю мнение лауреата:

      ...И только двое нас теперь -- заразы
      разносчиков. Микробы, фразы
      равно способны поражать живое.

неплохо было бы выражаться по русски, но манера, есть манера. Конечно Словесная жизнь происходит от сожительства  слова с сознаием человека. Именно его и никому другому не присуща. Тем более, значит чел с челов всегда может договориться.

Насчет ядовитости языка или, проще говоря,  заразы, можно сказать точно: язык мой - враг мой, причем без костей.

Хотя согласитесь, что статья не совсем об этом...

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail