Взятие Ростова красными войсками 8 января 1920 года

А А А

 

КАК  ЭТО  БЫЛО

 

В боях 7 января 1920 года части белых в составе корпусов генералов Мамонтова и Топоркова сильно потрепали части 8-й армии красных, почти полностью разгромив 15-ю и 16-ю стрелковые дивизии. Утром 8 января белые из района села Генеральского атаковали 6 кавалерийскую дивизию 1-й конной армии. В это же время 4-я кавалерийская дивизия 1-й конной, совершив обходной маневр, вышла в тыл группировке белых.

 

Увидя у себя в тылу большие силы красных, белые конники Мамонтова и Топоркова вырвались из намечавшегося окружения и отступили на станицу Аксайская. Деникин приказал Мамонтову немедленно контратаковать красных, вместо этого Мамонтов отступил еще дальше - на левый берег Дона. Пехота белых оказалась в окружении. Броневики и тачанки красных практически беспрепятственно расстреливали белых, пытавшихся вырваться.

 

Поняв, что сопротивляться бесполезно, белые тысячами стали сдаваться в плен. Впрочем, не все. Казачья Терская пластунская бригада решила сражаться до последнего и была порублена буденновцами полностью.

 

В районе 21.00 8 января, части 4-й дивизии 1-й Конной армии вышли к окраинам Нахичевани, а части 6-й дивизии той же армии - к окраинам Ростова-на-Дону. Ростов обороняли 2 полка конницы и 4 полка пехоты белых. Однако, они не знали как развиваются события на фронте (конница белых сбежала, а пехота была частью уничтожена, частью взята в плен) и были уверены, что Топорков с Мамонтовым успешно громят красных.

 

Появление на улицах красных конников стало полной неожиданностью. В довершение неразберихи, вслед за красными в город прорвались пробивающиеся из района Больших Салов полки Дроздовской и Корниловской дивизии белых.

 

Уличные бои продолжались почти сутки и закончились лишь к вечеру 9 января. Уцелевшие силы белых отошли за Дон. Красные войска установили полный контроль над Ростовом-на-Дону, Нахичеванью, станицей Аксайской. Взято в плен более 10000 солдат белых, 9 танков, 32 орудия, около 200 пулеметов.

 

Текст: Андрей БОГОСЛАВСКИЙ.

 

 

 

8 января 1920 года. Ростов с боем был занят 1-й Конной армией.

 

По пoводу взятия Ростова товарищ Сталин писал Ленину:

 

«В ночь с 7-го на 8-е января части конницы Буденного после кровопролитных боев ворвались в Ростов и Нахичевань, взяв на подступах к Ростову 11 000 пленных, 7 танков, 33 орудия, 170 пулеметов. 8-го января шли уличные бои на южных окраинах Ростова. Подсчеты трофеев продолжаются».

 

Товарищ Сталин приветствовал мужество и доблесть героев 1-й Конной армии, которые вернули Советской России Ростов.

 

(Правда. № 6. 1920 г.))// Хроника исторических событий на Дону, Кубани и в Черноморье. Вып. 2: Март 1918 г. - апрель 1920 г. / сост. Я. Н. Раенко; Истпарт Рост. обкома ВКП(б). - Ростов н/Д : Ростиздат, 1941. – С. 220.

 

 

Первая Конная армия в Ростове

1-я конная на улицах Ростова-на-Дону

 

 

КАК РОСТОВ СПРАВИЛ РОЖДЕСТВО В ЯНВАРЕ 1920-го

 

Я достал с полки тоненькую книжицу. С дарственной надписью от моей бабушки - ветерана Первой Конной Армии. "Боевые эпизоды". Ростовское книжное издательство, 1957 год. Автором назван Маршал Советского Союза Андрей Иванович Еременко. Но стиль повествования подсказывает, что легендарный военачальник наверняка лишь подписал текст в набор.

 

Книга Еременко Боевые эпизоды

И всё- таки безвестные истинные авторы или автор оставили в этой книжке наивно изумительные подробности рождественских дней в Ростове 1920 года. Ровно 100 лет назад. Бои 6-7 января на линии Волошино-Генеральский мост-Салы-Султан-Салы неожиданно завершились молниеносным крахом для белых. А далее:

 

"Путь на Ростов был свободен!

Тут же, на поле боя, дивизии получили короткий приказ Реввоенсовета Первой Конной - идти на Ростов!

 

... А Ростов справлял рождество.

 

Над городом легла темная январская ночь. В лучах яркого света, проскальзывавшего через щели закрытых ставен крайних домов, серебрились мягко падающие снежинки. Где-то в центре разливался перезвон колоколов. На окраине тихо.

 

В зарослях, примыкающих к армянскому кладбищу, - охранение белых. Четыре казака в бурках сидят под деревом, затягиваясь дымом самосада, изредка прислушиваются, нехотя поглядывают в сторону дороги. В темноте раздался тихий треск, удар копыта.

 

- Стой! Кто там!

- Свои. Небось, перепужался. Мы от генерала Мамонтова. Важные вести везем. Красных разбили и отогнали прочь.

- Знаем. Еще вчера нам сказывали. Поезжай посмотри, что в городе делается. Гуляет наша братва. Мы тоже с собой прихватили. Не желаешь с нами?

- Отчего ж, мы не против. - Всадники быстро спешились. Слева промелькнуло несколько фигур. Глухой удар о что-то твердое. Сдавленный крик. Возня, и снова тихо.

- Митька, кажется все. Давай сигнал.

Раздался тихий свист. И сразу же послышался приближающийся цокот копыт, разлившийся во всю ширину улицы. 34-й кавполк вступал на Сенную.

 

Было около 7 часов вечера. На пустынных улицах окраин редко появлялись прохожие. Останавливались, смотрели вслед кавалерии. В темноте не различить было, кто они такие.

 

У слабо освещенной витрины какого-то магазинчика стоял хмельной поручик с подвыпившей дамой. Весело хохоча, оба рассматривали какую-то афишу, наклеенную прямо на стекло.

- Ха-ха-ха! Вот здорово. Наши под Генеральским дали прикурить Буденному. Будет помнить. Ха-ха-ха! - заливался поручик. Ему пискливо вторила спутница в шляпке с пером.

 

Из-за поворота появилась колонна. От нее отвернул всадник и въехал прямо на тротуар.

- Ты чего прешься. Не видишь, что ли? - повернулся к всаднику поручик.

- Тоже хочу почитать, - сказал конник и, вынув из ножен саблю, "расписался" ею вдоль афиши. Звякнуло стекло.

- Ты кто такой? - успел сказать поручик и схватился за саблю.

- Тот самый... Вот тебе, белая шкура! - Удар по голове мгновенно сразил поручика.

Дико взвизгнула и попятилась к стенке дама в шляпке.

- Не огорчайся, дамочка. Ты пока нам не нужна. Сгинь быстрее отсюда, если хочешь, - сказал всадник и повернул лошадь на середину улицы.

 

34-й полк бесшумно продвигался по Сенной, другие полки 6-й дивизии - по смежным улицам, растекаясь влево и вправо по переулкам. Пока никто не сопротивлялся.

 

Кое-где раздавались отдельные выстрелы. Прозвучала короткая пулеметная очередь. Жители города, однако, на это не обращали внимания. За последнее время они привыкли к ночной стрельбе, а тем более сегодня - в праздничную ночь, когда наверно кто-либо из офицеров решил позабавиться.

Так 6-я кавдивизия заняла почти полгорода.

 

В это же время бесшумно и без единого выстрела 4-я кавдивизия прошла Нахичевань и вступила в город с востока. Ее вторая бригада вышла на плошадь к собору и, не нарушая тишины, начала заполнять Садовую.

 

Помкомбриг Рябышев осадил коня, свернул в сторону, остановился, пропуская колонну. Послышался стук колес, шагом подошла тачанка.

 

- Меркулов, - тихо сказал Рябышев, - поворачивай здесь направо, пойдешь по Мало-Садовой. На Садовую выскочишь за парком. Ты ростовчанин, знаешь где. Доложи командиру, чтобы знал. За тобой пойдет эскадрон.

 

Рябышев видел, как тачанка свернула на соседнюю улицу, прибавил шагу и пошел в голову колонны.

 

А в центре - Большая Садовая продолжала шуметь. Рождество было в разгаре. Толпы празднично одетого народа заполнили тротуары. Везде дорогие шубы, меховые шапки, котелки, тросточки. Виднелись цветные фуражки гвардейских офицеров. Отовсюду доносился веселый гомон, смех. В ярко освещенных домах, клубах, ресторанах гремела музыка, хлопали пробки, разливалось шампанское. Буржуазия, купечество, чиновники, офицеры гуляли.

 

По улице проскакала разряженная пароконная пролетка. Восседавшие на ней гуляки горланили пьяные песни. Никто не обратил внимания, когда за пролеткой в полумраке из-за угла выскочила тройка лошадей, запряженных в тачанку. Наблюдавшие эту картину приняли ее за очередную выходку офицеров.

 

Когда же тачанка развернулась посреди улицы и дала очередь поверх голов и тут же донёсся стук копыт быстро приближавшейся конницы, все в момент переменилось. Вышедшие на средину улицы шарахнулись на тротуар. Беготня, крики, женский визг. Кто-то громко выругался и заорал: «Это ж красные!» Поднялась неимоверная паника.

 

Конармейцы галопом поскакали вдоль Садовой. Участились выстрелы в других местах. Просвистели пули по Большому проспекту. Со стороны Александро-Невской церкви застрочил пулемет. Пригнувшись и прижимаясь к домам, туда побежало несколько офицеров. Где-то сверху полетела граната и разорвалась на мостовой. Было похоже, что белые опомнились и начали неорганизованно сопротивляться.

 

Всю ночь в городе кипел уличный бой. Как потом выяснилось, в Ростове находилась 1-я Кубанская кавдивизия, четыре пехотных полка и другие мелкие части. Они и отстреливались от проникавших везде конников. Те части, которые отступили в предыдущих боях, в Ростов не попали и не успели предупредить о разгроме их нашими войсками во второй половине дня 8 января.

 

В разгар боя в 6-ю дивизию приехал Ворошилов.

- Где Тимошенко? - спросил он попавшегося навстречу красноармейца.

- Сейчас был там, около пожарной, Климент Ефремович. Я вас провожу.

- Давай.

Всадники один за другим скрылись в темной улице.

 

Тимошенко отдавал распоряжения, когда к нему подъехал Ворошилов.

- Товарищ Тимошенко, как со штабами, установили, где они? Нужно бы их захватить.

- Товарищ член Реввоенсовета, захваченные пленные толком не знают, - доложил начдив. - Говорят, в отеле «Палас» или в доме Срабионова на Казанском. А может быть там и там. К «Паласу» пошел Дундич со своей группой. Насчет Срабионова я послал предупредить Городовикова.

- Хорошо, - сказал Ворошилов, успокаивая рукой нетерпеливого рысака; - нужно быстрее пробиваться к вокзалу. Когда все кончим, чтобы знал: штаб армии будет в гостинице «Палас». Желаю успеха. - Резко повернул лошадь и скрылся в темноте. За ним поскакали два ординарца.

 

Улицами и переулками, по направлению к вокзалу пробирались полки бригады Книги. Вскоре оттуда стали доноситься пулеметные очереди. Там, заняв пакгаузы, отчаянно сопротивлялся офицерский полк.

 

Наступило утро. Посветлело, но туманная мгла, разлившаяся по улицам, заставляла некоторое время действовать на ощупь. То и дело происходили неожиданные стычки, завязывались рукопашные схватки.

 

По улицам уже гнали пленных, везли трофейные пушки, прогрохотало несколько захваченных танков, но стрельба не прекращалась. Продолжалась она целый день. Разобщенные группы белогвардейцев, засевшие в отдельных домах, дворах и подвалах, продолжали сопротивляться. Некоторые только просыпались от вчерашней пьянки, узнавали, что в городе красные и вступали в бой. Но буденновцы упорно добивали противника.

 

Тем временем квартирьеры уже намечали в занятых районах улицы и дома под квартиры для частей. Оказалось, что это не так просто. Кто-то из жителей не пускал в дома. Квартирьеров 34-го полка в доме №16 по Сенной улице хозяйка, жена торговца, встретила недружелюбно и заявила, что у нее уже стоит генерал. Квартирьеры этому не поверили и доложили помполка Голубовскому. Тот взял несколько человек конвоя и пошел сам. Встретила его та же хозяйка.

 

- У меня квартирует генерал и больше я никого не могу пустить. Дом не резиновый, - грубо ответила жена торговца.

- В таком случае, - сказал Голубовский, - скажите генералу, что его хочет видеть полковник по срочному делу.

Та смерила его взглядом с ног до головы, как бы не доверяя, но пошла. Через некоторое время вернулась и пригласила в дом.

 

- Что вам надо? - спросил сидевший на диване интендантский генерал, когда Голубовский появился на пороге. Около него толпилось несколько чиновников, за столом с напитками и закусками сидела какая-то дама.

- Кто вы такой и по какому праву врываетесь в мою квартиру? - продолжал сердиться генерал.

- Я красный командир из армии Буденного. Извольте знать, господин генерал, что со вчерашнего вечера мы хозяева в городе, - ответил Голубовский и на всякий случай положил руку на кобуру.

Генерал обомлел и упал с дивана. Чиновники что-то невнятное залепетали.

 

Когда вышли на улицу, навстречу попался комиссар полка Губанов.

- Мы тут с Долгополовым тебе квартиру подыскали, - сказал, смеясь, Голубовский, - только пока не заходи, там наши ребята в чувство генерала приводят. А ты как, нашел Асмолова?

- Найдёшь его. Весь его дом и все табачное заведение перевернули. Сбежал, наверно, мироед, - ответил злой Губанов. - Ты что, его не знаешь? Это же из первого десятка ростовских буржуев, которого повесить надо было.

 

Стрельба в городе вновь возобновилась. На сей раз больше всего доносились частые выстрелы со стороны Дона в Нахичевани.

 

Два полка пехоты противника подошли от станции Аксай вдоль берега Дона и с южной окраины Нахичевани стали теснить полки 4-й кавдивизии. Но тут с ними справились быстро. Наши полки спешились и сами пошли в наступление. Через два часа оба полка были окружены и взяты в плен. В тот же день 4-я кавдивизия заняла станицу Аксайскую, захватила там около тысячи пленных, 300 вагонов с грузами и 12 паровозов под парами.

 

К вечеру 9 января Ростов и Нахичевань были полностью очищены от белых. В городе восстанавливалась советская власть».

 

Подготовил — Геннадий ГОРДЕЕВ.

 

Плакат времен Гражданской войны

 

Воспоминания нахичеванского художника С.П. Чахирьяна:

 

«...С вечера перестала ухать далёкая артиллерийская канонада, извещая, что сопротивление деникинской армии сломлено.

 

 

Потом по улице процокал копытами разъезд, а поздней ночью конница Красной Армии беспрерывным потоком стала вливаться в улицы города.

 

По четыре конника в ряд, изредка перемежаемые артиллерийскими батареями, полк за полком Красная Армия вступала в город.

 

 

Шли они мимо нашего дома вниз по 18-й линии, сворачивая по Софийской улице.

 

 

Чуть приоткрыв ставни, мы, последние годы, привыкшие к политическим переменам, все же с тревогой и интересом наблюдали новую смену власти в нашем городе»...

 

Штаб Буденного Ростов 1920

На фото: члены штаба 1-й Конной Армии.

И.Л.Перельсон, Е.А.Щаденко, С.М.Будённый, Хнычев, Алёхин, Пригодин, Турецкий.

Январь 1920г.

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 701



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail