Виктор Абакумов в Ростовском НКВД

А А А

 

Абакумов Виктор СеменовичАбакумов Виктор Семёнович (1908—1954) — советский государственный и военный деятель, генерал-полковник, заместитель наркома обороны и начальник Главного управления контрразведки («СМЕРШ») Наркомата обороны СССР (1943—1946), министр государственной безопасности СССР (1946-1951).
 
После прихода в НКВД Л.П. Берии, с декабря 1938 года - и.о. начальника, а после утверждения в должности с 27 апреля 1939 года по 1941 год - начальник управления НКВД по Ростовской области. Руководил организацией массовых репрессий в Ростовской области. При этом Абакумов, обладая большой физической силой, иногда лично жестоко избивал подследственных.
 
12 июля 1951 арестован, обвинялся в государственной измене, сионистском заговоре в МГБ, в попытках воспрепятствовать разработке дела врачей.
Предан закрытому суду в Ленинграде, на котором виновным себя не признал, и расстрелян 19 декабря 1954 в Левашовском лесу особого назначения. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 ноября 1955 года лишён всех наград и воинского звания.
 
В 1997 Военной коллегией Верховного суда Абакумов был частично реабилитирован: с него снято обвинение в измене Родине, а приговор был заменён 25 годами заключения без конфискации имущества и переквалифицирован по статье «воинско-должностные преступления».
(Данные из Википедии - свободной энциклопедии).
 
А вот как описывается назначение Абакумова в Ростов в романе братьев Вайнеров "Евангелие от палача":
 
«...Я вспоминал много лет спустя этот разговор, читая дело по обвинению бывшего министра государственной безопасности СССР гражданина Абакумова В.С.
 
ВОПРОС ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХОВНОГО СУДА СССР В.В.УЛЬРИХА: Скажите, подсудимый, за что вас двадцать лет назад, в апреле 1934 года, исключили из партии?
АБАКУМОВ: Меня не исключали. Перевели на год в кандидаты партии за политическую малограмотность и аморальное поведение. А потом восстановили.
УЛЬРИХ: Вы стали за год политически грамотным, а поведение ваше - моральным?
АБАКУМОВ: Конечно. Я всегда был и грамотным, и вполне моральным большевиком. Враги и завистники накапали.
УЛЬРИХ: Какую вы занимали должность в это время и в каком состояли звании?
АБАКУМОВ: Об этом все написано в материалах дела.
УЛЬРИХ: Отвечайте на вопросы суда.
АБАКУМОВ: Я был младшим лейтенантом и занимал должность оперуполномоченного в секретно-политическом отделе - СПО ОГПУ.
УЛЬРИХ: Через три года вы уже имели звание старшего майора государственной безопасности, то есть стали генералом и заняли пост начальника Ростовского областного НКВД. С чем было связано такое успешное продвижение по службе?
АБАКУМОВ: Ну и что? Еще через полтора года я уже был наркомом госбезопасности. Ничего удивительного - партия и лично товарищ Сталин оценили мои способности и беззаветную преданность делу ВКП(б).
УЛЬРИХ: Садитесь, подсудимый. (КОМЕНДАНТУ): Пригласите в зал свидетеля Орлова. (СВИДЕТЕЛЮ): Свидетель, вы хорошо знаете подсудимого?
 
ОРЛОВ: Да, это бывший министр государственной безопасности СССР генерал-полковник Абакумов Виктор Семенович. Я знаю его с тридцать второго года, мы служили вместе в СПО ОГПУ оперуполномоченными.
УЛЬРИХ: Что вы можете сказать о нем?
ОРЛОВ: Он был очень хороший парень. Веселый. Женщины его уважали. Виктор всегда ходил с патефоном. "Это мой портфель", - говорил он. В патефоне есть углубление, там у него всегда лежала бутылка водки, батон и уже нарезанная колбаса. Женщины, конечно, от него с ума сходили - сам красивый, музыка своя, танцор отменный да еще с выпивкой и закуской ...
УЛЬРИХ: Прекратить смех в зале. Мешающих судебному заседанию прикажу вывести. Продолжайте, свидетель ...
УЛЬРИХ: Свидетель Орлов, вы были на партийном собрании, когда Абакумова переводили из членов ВКП(б) в кандидаты? Помните, о чем шла речь?
ОРЛОВ: Конечно, помню. Они с лейтенантом Пашкой Мешиком, бывшим министрам госбезопасности Украины, вместе пропили кассу взаимопомощи нашего отдела.
УЛЬРИХ: Наверное, тогда еще Мешик не был министром на Украине?
ОРЛОВ: Ну, конечно, он был наш товарищ, свой брат-оперативник. Это они погодя, после Ежова, звезд нахватали.
УЛЬРИХ: А за что Абакумов нахватал - как вы выражаeтесь - звезд, вам известно?
ОРЛОВ: Так это всем известно. Он в тридцать восьмом поехал в Ростов с комиссией Кобулова - секретарем. Там при Ежове дел наворотили - навалом. Полгорода поубивали. Ну, товарищ Сталин приказал разобраться - может, не все правильно. Вот Берия, новый нарком НКВД, и послал туда своего заместителя, Кобулова. А тот взял Абакумова, потому что перед этим выгнал прежнего секретаря, совершенного болвана, который и баб хороших добыть не мог ...
УЛЬРИХ: Выражайтесь прилично, свидетель!
ОРЛОВ: Слушаюсь. Так вот, Витька - сам ростовчанин, всех хороших... это... людей на ощупь знает... Ну, приехали они в Ростов вечером, ночью расстреляли начальника областного НКВД, а с утра стали просматривать дела заключенных, тех, конечно, кто еще живой. Мертвых-то не воскресишь...
Абакумов тут же разыскал не то какую-та тетку, не то знакомую, старую женщину, в общем, она еще до революции держала публичный дом, а при советской власти по-тихому промышляла сводничеством. Короче, он за сутки с помощью этой дамы собрал в особняк для комиссии все ростовское розовое мясо...
УЛЬРИХ: Выражайтесь яснее, свидетель!
ОРЛОВ: Да куда же яснее! Всех хорошеньких бэ... мобилизовал, простите за выражение. Выпивку товарищ Абакумов ящиками туда завез, поваров реквизировал из ресторана "ДеловоЙ двор", что на Казанской, ныне улица Фридриха Энгельса. В общем, комиссия неделю крепко трудилась: по три состава девок в сутки меняли. А потом Кобулов решение принял: в данный момент уже не разобрать, кто из арестованных за дело сидит, а кто случайно попал. Да и времени нет. Поэтому поехала комиссия в тюрьму на Богатяновской, а потом во "внутрянку", построили всех зэка: "На первый-второй - рассчитайсь!". Четных отправили обратно в камеры, нечетных - домой. Пусть знают: есть на свете справедливость!
УЛЬРИХ: А что Абакумов?.
ОРЛОВ: Как - "что"? Его Кобулов за преданность делу и проворство оставил исполняющим обязанности начальника областного управления НКВД. И произвел из лейтенантов в старшие майоры. А через год Абакумов в Москву вернулся. Уже комиссаром госбезопасности третьего ранга ...
УЛЬРИХ: Подсудимый Абакумов, что вы можете сообщить по поводу показаний свидетеля?
 
АБАКУМОВ: Могу сказать только, что благодаря моим усилиям была спасена от расправы большая группа честных советских граждан, обреченных на смерть в связи с нарушениями социалистической законности кровавой бандой Ежова-Берии. Попрошу внести в протокол. Это во-первых. А во-вторых, все рассказы Орлова Саньки насчет якобы организованного мною бардака являются вымыслом, клеветой на пламенного большевика и беззаветного чекиста! И клевещет он от зависти, потому что его самого, Саньку, в особняк не пускали, а мерз он, осел такой, в наружной охране, как цуцик. И что происходило в помещении во время работы комиссии - знать не может.
УЛЬРИХ: Вопрос свидетелю Орлову. Ваша последняя должность до увольнения из органов госбезопасности и ареста?
 
ОРЛОВ: Начальник отделения Девятого Главного управления МГБ СССР, старший комиссар охраны.
УЛЬРИХ: Благодарю. Конвой может увести свидетеля.
 
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 2507



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail