Владимир Лившиц. Правила икры (из адвокатских историй)

А А А

 

 

Город Ростов-на-Дону начался со Старого базара. Не с таможни, не с пристани и не с крепости, а с того места, где собирался народ, чтобы обменять шило на мыло, узнать новости и просто поговорить. Сегодня это место именуется ЗАО «Центральный рынок» (так в официальном реестре), а завтра, может, еще что-нибудь произойдет: реестры упразднят, рынки запретят - я знаю? Но Старый базар никуда не денется, потому что он не из реестра, а из жизни. И жизнь эта течет по своим правилам, не обязательно похожим на официальные.

 

Будете в Ростове – зайдите на Старый базар, не пожалеете. Там есть все – жердёла, тютина, и синенькие, сула, чебак и рыбец, валюта, гаджубас и щипачи. Что-нибудь вас обязательно заинтересует.

 

Поговорить за жизнь тут тоже есть с кем. В частности, с Галей из рыбных рядов. Только не скажите «Галя» на московский манер, иначе обсчитает. Ее имя нужно произносить на выдохе и «з гачком» – Гхаля. Так правильно.

 

Коллеги держат Галю за аристократку – не потому, что у нее дома лежит диплом машиностроительного института, а потому, что она торгует красной икрой. От Гали не пахнет рыбой, у нее всегда чистый фартук, руки в маникюре, а среди постоянных клиентов есть очень даже солидные люди. Аристократка восседает сразу на двух «тубарэтках», скрепленных изолентой, имеет лихо покрашенную внешность и голос, как у тубы из жмурового оркестра.

 

- Слушай сюда! - Галя наклоняется к покупательскому уху и переходит на мягкий альт, - я тридцать лет в икре, здесь только у меня настоящая. Остальное – говно.

 

- А шо так дорого? - этот идиотский вопрос может задать лишь тот, кто не из постоянных.

 

- Ты чё, не ясно понял? Она ж настоящая! - и снова альт, - Бери, не пожалеешь. Каждое утро по две ложки – стоять будет, как у молодого. Я ею мужа кормлю. Посмотри на меня…

 

Галя встает с тубарэток, и пока ошеломленный покупатель оценивает нечеловеческий рельеф, она уже заворачивает товар.

 

Про мужа – это маркетинговый ход. За семьдесят лет жизни Галя дважды побывала вдовой. Не из-за икры, конечно – просто так складывалась жизнь. И не простая, скажу вам, жизнь. Подъем в пять утра, потом на склад за товаром, отобрать, привезти, разложить, а вечером все в обратном порядке. По выходным и праздникам - самая торговля, поэтому Галя отдыхает в понедельник. При этом у нее двое детей предпенсионного возраста, пятеро внуков и один правнук. В жизни каждого из них Галя принимает активное участие, поэтому телефон дымится у ее щеки даже в момент исполнения маркетинговых ходов.

 

А знаете, сколько дармоедов ходит по рынку? Это ж уму не в постижимость! Местные менты и транспортные менты, потребнадзор и сельхознадзор, административная инспекция и пожарная инспекция. И каждый с протокольчиком, и каждому дай по баночке, и каждый думает, что он у нее один такой. Можно продолжить, но не нужно – и без того понятно, что жизнь у Гали таки да не простая.

 

А шо, когда-то было более легче? Так не бросать же ж бизнес.

 

***

 

В последний рабочий день перед восьмым марта трудовые коллективы обычно собираются за столом в знак солидарности с борьбой женщин за эмансипацию. Толпы солидарных мужчин со списками покупок отправляются на базар и становятся легкой добычей эмансипированных маркетологов. С прилавков уходит все – даже просрочка.

 

Но трудовые коллективы бывают разные. Например, членам трудового коллектива райотдела полиции не может прийти в голову мысль о том, что букет цветов, палку колбасы или бутылку вина можно просто купить. Это даже, если хотите, западло – для чего тогда должность, если ты не можешь просто взять.

 

Накануне вечером начальник полиции дал своим бойцам задание – обукетить каждую сотрудницу мимозой и изыскать возможность накрыть хороший стол. Тут ничего специально объяснять не нужно: приемы и методы изыскания возможностей в общих чертах понятны, а хороший стол, это когда ты ешь икру ложкой, – и бойцы в соответствии с линейно-зональным принципом пошли трясти подконтрольные объекты.

 

На икру был брошен еще зеленый лейтенант Выдро. Его бы за картошкой посылать, честное слово! Лейтенант подошел к Сашке-сумочнику и попросил передать Гале просьбу своего начальства. Сумочник – это специально обученный внештатный работник рынка, который умело мотивирует коммерсанта на выполнение просьб различной степени деликатности и собирает дань. Добыть пару ведер картошки ему не трудно, но пару кило красной икры – это уже совсем другое дело.

 

Время было послеобеденное, Галя распродала товар, выключила холодильник и уже прятала тубарэтки под прилавок, когда услышала деликатную просьбу.

 

Икры нет! Это, во-первых. А, во-вторых – нихерасе, пару кило! У них там глаза не повыпучиваются!? Мотивировать Галю было нечем, и Сашка ушел с пустой сумкой.

 

Хороший стол в конечном итоге состоялся, но Выдро постигли гнев и презрение трудящихся. И тогда на верхней челюсти лейтенанта вырос острый зуб на Галю.

 

***

 

Во вторник утром, отдохнув от праздничной распродажи, Галя, как обычно отобрала, привезла и разложила товар, водрузила себя на тубарэтки и стала звонить внучке, от которой не было вестей со вчерашнего вечера. В середине разговора к прилавку подошел парень и, не спрашивая что почем, попросил двести граммов икры.

 

- Чё, проверочная закупка? – вычислила его Галя, пережившая уже тьму таких закупок. Нормальный покупатель всегда пробует, спрашивает цену и выбирает, а закупщик сразу берет, не глядя и не торгуясь. Они все одинаковые – только рот раскроют, а уже виден геморрой.

 

- Да не, я чисто для себя, - парень положил на прилавок аккуратные купюры, взял контейнер с икрой и в это время появился геморрой в составе лейтенанта Выдро, инспекторши Россельхознадзора и двух представителей общественности. Одним из представителей был деликатный Сашка-сумочник.

 

Чтобы Галя испугалась – так нет. Чего бояться, если только у нее икра настоящая. Она даже наехала на Выдро, пытавшегося вернуть деньги, выданные на оперативное мероприятие. Деньги Галя отбила, но пришлось отдать еще один контейнер-трехсотграммовый с оторванной этикеткой.

 

Через неделю Инспекторша сама принесла постановление о том, что Галя «совершила хранение и оборот на торговом месте рыбной продукции в пластиковом контейнере без обязательной маркировки», что само по себе ужасно, но не представляет существенной угрозы правоохраняемым интересам в связи с малозначительностью нарушения. Ограничившись устным замечанием, Инспекторша прихватила банку икры для больной дочки и тихо ушла, не создавая никакой угрозы правоохраняемым интересам. Дети – это святое.

 

***

 

Галя пришла ко мне от очень даже солидных людей. Они сами не смогли уяснить суть возникшей у нее проблемы и посоветовали обратиться к адвокату. Вот она и обратилась, проезжая мимо на такси с базара на склад.

 

- Слушай сюда! – с присущим ей аристократизмом сказала Галя, и я послушал. Через полчаса стало понятно, что на базаре настоящая икра только у нее, что после мартовских праздников была какая-то проверка, что час назад ее вызывали в следственный комитет что-то подписать, а выдра – не животное. В общем, просьба такая - пусть отстанут. Больше времени Галя мне уделить не смогла и умчалась на склад принимать товар.

 

Я тоже не смог уяснить до конца суть Галиной проблемы и с утра позвонил в следственный комитет, чтобы узнать про выдру. Там про выдру тоже ничего не знали, но сообщили, что действительно вчера в отношении Гали было возбуждено уголовное дело по факту сбыта продукции, не отвечающей требованиям безопасности здоровья потребителей. Ознакомиться с документами нельзя, поскольку уже сегодня дело направлено в суд.

 

Чтобы понять мое удивление, нужно знать, сколько времени требуется среднестатистическому следователю для того, чтобы расследовать среднестатистическое уголовное дело. По закону срок предварительного следствия не должен превышать двух месяцев, но в случае сложности дела этот срок может продлеваться практически до бесконечности все более и более вышестоящими руководителями. Я, как и Галя, уже тридцать лет в икре и за все это время не встречал случаев, когда расследование уголовного дела не представляло бы сложности. И действительно: отобрать, привезти, разложить, потом в обратном порядке и все без выходных. При этом два начальника сверху, пятеро сбоку и каждый думает, что он у следователя один такой. Можно продолжить, но не нужно – и без того понятно, что расследовать уголовные дела нелегко. За два месяца никак не управиться.

 

А шо, когда-то было менее тяжелее? Так не бросать же ж работу.

 

***

 

Конечно, закон не запрещает расследовать дела быстро, но за один день даже рыба икру не мечет. У меня возникло подозрение, что погоны следователя носит киборг.

 

Судя по документам, уголовное дело было возбуждено ровно в четырнадцать часов, о чем подозреваемая была немедленно уведомлена заказным письмом. Так положено, чтобы, боже упаси, не нарушить ее право на защиту. Именно этим весь день был озабочен Киборг: все действия выполнялись в присутствии защитника, везде, где нужно, имелась Галина подпись, дата и время. Вот, например, назначена судебно-медицинская экспертиза по вопросу о том, отвечают ли предоставленные для исследования образцы икры требованиям безопасности здоровья потребителей. Узнав об экспертизе, предположительно, из заказного письма, Галя примчалась в следственный комитет, ознакомилась с поставленным вопросом и выразила полное с ними согласие. Это было в четырнадцать ноль пять. В четырнадцать десять эксперт получил необходимые материалы, а затем в течение долгих пяти минут исследовал представленные образцы на содержание кальция и ртути, искал сульфитредуцирующие клостридии и колиформные бактерии. И что вы думаете? Он нашел пару лишних кишечных палочек, которых так не доставало икре, чтобы причинить вред здоровью потребителя. И Галя, единственная на рынке, кто торговал не говном, прочитав заключение эксперта, безропотно с ним согласилась, о чем в четырнадцать пятнадцать и подписала соответствующую бумагу.

 

Быстрота действий Киборга завораживала. С четырнадцати двадцати до семнадцати ноль-ноль он без перерыва допросил пятерых свидетелей, получил характеристики и справки из всяких учреждений, а потом еще час потратил на предъявление Гале обвинения и ее допрос с полным признанием вины, а также подробным рассказом о том, как, находясь на своем рабочем месте, она поимела злой умысел и ради наживы продала гражданину некачественную икру, в чем чистосердечно раскаивается. После этого Галя ознакомилась с материалами законченного расследования, выразила желание, чтобы ее дело было рассмотрено в особом порядке без исследования доказательств и на этом рабочий день Киборга закончился. Управился, значит…

 

Проблема заключалась в том, что как раз в это время Галя была у меня, и я ее слушал.

 

***

 

Что наша жизнь? Сплошные правила! Куда ни плюнь - статьи, параграфы и пункты. Все уже урегулировано. А, если еще не урегулировано, то пока запрещено. Таково своеобразие модели правового государства у нас на районе.

 

За годы, проведенные в икре, Галя все это хорошо изучила, поэтому отобранный, привезенный и разложенный товар всегда имел сопроводительные, оправдательные и разрешительные документы.

 

Этого нельзя было сказать о лейтенанте Выдро. Порывшись в массиве Галиных документов, он не нашел ничего, что могло бы утолить зубную боль, и решил, что у него и так достаточно средств для борьбы за соблюдение прав потребителей рыбной продукции. В конце концов, есть бланки протоколов и должностные полномочия.

 

У нас была иная точка зрения на ситуацию, потому что и на лейтенантов с киборгами есть свои статьи, параграфы и пункты. Мы решили не отказываться от исследования доказательств в суде и стали готовиться к защите.

 

***

 

Наш зеленый друг был первым свидетелем обвинения. Заглядывая в шпаргалку, он сообщил суду о том, что, будучи-находясь на территории ЗАО «Центральный рынок», произвел проверку предпринимательской деятельности подсудимой по факту реализации ею биоресурсов. В ходе проверки им было выявлено нарушение, о чем и составлен вышеуказанный протокол.

 

У обвинения вопросов нет, все понятно.

 

У защиты вопросы есть, кое-что не понятно. Например, в протоколе осмотра указано, что он составлен на основании материала проверки номер такой-то. Что это за номер такой-то? Выдро снисходительно сообщил, что это порядковый номер, под которым материал проверки зарегистрирован в книге учета. Теперь понятно?

 

Теперь, спасибо, понятно. Но не все. Протокол составлен в девять тридцать. А в книге учета, о которой идет речь, указано, что материал зарегистрирован в семнадцать часов (выписка прилагается). Как номер такой-то оказался в протоколе почти за семь часов до его появления в книге?

 

Ответа в шпаргалке не нашлось. Но не беда – ответ мы нашли в подпункте пункта одной статьи ведомственной инструкции, которая прилагается к соответствующему приказу соответствующего министра. Там написано, что проведение проверки без регистрации материала запрещено. Нельзя просто так будучи находиться, проверять и выявлять, даже имея полные штаны полномочий и пустые бланки. Такое нарушение инструкции тянет на уголовную статью и влечет признание протокола недопустимым доказательством. А вместе с протоколом и всего остального, что после него появилось – как плоды отравленного дерева.

 

На этом фоне, конечно, можно считать мелочью тот факт, что Закупщик приобрел двухсотграммовый контейнер икры, а в протоколе указано, что изымается пятьсот граммов. И тем не менее…

 

Выдро пояснил, что было два разных контейнера - просто он забыл об этом написать в протоколе. А вот почему на исследование в лабораторию поступил всего один пятисотграммовый контейнер, лейтенант пояснить не смог. Скорее всего, он действительно изымал один контейнер.

 

Или все-таки два? Или один? Я не пытаюсь запутать, просто спрашиваю…

 

Инспекторша на этот вопрос ответила однозначно – изымался один трехсотграммовый контейнер без этикетки. Ужасному факту была дана надлежащая правовая оценка – вот копия постановления. А на исследование в лабораторию Выдро сам что-то относил на следующий день, и она к этому не имеет отношения. Где хранилась целый день икра – неизвестно. На допрос к следователю Инспекторша не ходила – лейтенант принес напечатанный протокол, и она его подписала. Но там все правильно написано.

 

На следующее заседание пришли представители общественности. Это отдельная категория людей, которым в силу разных причин не удалось устроиться в правоохранительные органы, но служить очень хочется. Ну, если не служить, то хоть прислуживать.

 

Закупщик тоже будучи-находился на рынке с целью приобретения продуктов питания. К нему подошел незнакомый полицейский, вежливо представился и попросил поучаствовать в оперативном мероприятии. Закупщику стало интересно, он согласился, приобрел двести граммов икры, расписался в протоколе и ушел.

 

Еще выяснилось, что ранее Закупщик уже четыре раза участвовал в аналогичных мероприятиях с тем же незнакомым полицейским (просим обозреть документы). По поводу «а чё, нельзя?», защита сообщает, что вопросы адвокату в процессе не задают.

 

Девушка-общественник, свободная и безработная, была задействована в мероприятии по такой же схеме: гуляла, попросили, поучаствовала. Ну, допустим. Однако по нынешним временам невозможно представить себе девушку без своей страницы в Инстаграме. На этой странице (скриншоты прилагаются) мы обнаружили многочисленные снимки общественницы за последние полтора года в различных позах, нарядах и интерьерах, в том числе - на фоне двери с табличкой «отдел экономических преступлений и противодействия коррупции», среди людей в полицейской форме, за столом со стопками служебной документации. Судя по геолокации – это наш любимый отдел полиции, где любят есть икру ложками. Один из снимков в веселеньком халате и с пояснительной надписью – «болею», был сделан дома за пять минут до допроса у Киборга. Девушка все это не смогла разумно объяснить, поэтому возник небольшой скандальчик с истерикой по поводу неприкосновенности личной жизни. Но обошлось – страница находится в открытом доступе.

 

Сашка-сумочник из деликатности не пришел – он накануне послушал Галю. И правильно сделал, потому что его анамнез в виде неотбытого условного срока за вымогательство на всякий случай лежал у нас в папке.

 

И, наконец, суду был представлен козырь - справка о телефонных соединениях Гали в интересующий нас день. Как обычно она говорила с пяти утра и до упора почти без перерывов. Почти – потому что словесный поток прекращался дважды примерно на полчаса: в четырнадцать, когда она заходила к следователю и около шестнадцати, когда она была у меня. Бесстрастный оператор сотовой связи зарегистрировал не только факт и время соединения, но и адреса базовых станций с антеннами, которые принимали сигнал Галиного телефона. По этим адресам можно определить место, откуда был совершен звонок, и однозначно утверждать, что во время совершения символических процессуальных обрядов Галин маршрут пролегал в нескольких километрах от кабинета следователя.

 

Теперь мы были готовы к допросу Киборга и Защитника (оба - однокурсники Выдро), но в связи с неимоверной загруженностью по работе им недосуг было появиться в суде. Оно и понятно – ведь только у них дела настоящие. Остальное – говно.

 

***

 

Я слышал, как Галя по телефону кому-то говорила, что адвокат камня на камне не оставил от обвинения.

 

Галя, Вы же тридцать лет в икре и много знаете за эту жизнь! Так можно говорить, когда обвинение из камня, а в нашем случае мы только забрызгались.

 

Когда вся страна отмечала день работника торговли, в рыбных рядах Старого базара появились люди в камуфляже. Без всяких постановочных закупок они изъяли все, что находилось у Гали в холодильнике, запихали это в мешок и унесли в лабораторию. По заявлению гостя нашего города из Улан-Удэ органолептические характеристики приобретенной им икры не отвечают требованиям подпункта пункта статьи Межгосударственного стандарта, введенного в действие соответствующим приказом соответствующего федерального органа. Заявление гостя было, как положено, зарегистрировано в книге учета. И протокол, и клостридии, конечно, тоже были.

 

В начале очередного заседания судья по ходатайству государственного обвинителя принял решение возвратить уголовное дело прокурору для соединения его в одном производстве с новым уголовным делом, возбужденным в отношении Гали вчера по признакам того же преступления, которое рассматривается судом сегодня. Новое дело создает суду препятствие для рассмотрения старого дела и, если это препятствие не устранить, то права подсудимой на защиту и на справедливый суд будут нарушены. Права – это святое.

 

- Чё это было? – спросила Галя.

 

Вы не ясно поняли? На все есть статьи, параграфы и пункты. Сейчас старое дело перепишут, и оно вместе с новым будет стоять, как у молодого!

 

Пока ошеломленная Галя оценивала эту нечеловеческую мысль, зал опустел.

 

***

 

Может, стоило пойти по пути, предложенному Киборгом, все признать и не рыпаться? Осудились бы за пять минут и забыли. В таком возрасте, при инвалидности и статье с детским сроком в тюрьму сажать точно не стали бы, а судимостью на базаре никого не испугаешь. И, вообще, пару кило икры дешевле, чем услуги адвоката, хоть он и не оставляет камня на камне.

 

Кстати, о камнях. Они же ж не настоящие – это просто мысль, слово, эфир. Доказывают не что-то, а кому-то. Неважно, носит адресат доказывания голубой мундир или черную мантию - он оценивает этот эфир по своему внутреннему убеждению. Что там внутри нам неизвестно, а снаружи объективный, беспристрастный и нечего не выражающий взгляд. Жучка – собака, все собаки – животные, следовательно Жучка… выдра. Есть шерсть, хвост, протокол, статья и прочие органолептические характеристики. Такое у адресата убеждение. А чё, нельзя?

 

Мы стали думать, как переубедить адресата. Нужен был нестандартный ход.

 

- Слушай сюда! – Галя показала мне записную книжку. – У меня один Вовка из администрации раньше икру покупал. Он сейчас где-то наверху …

 

Я увидел фамилию Вовки. Даже называть ее не стану - просто поверьте, что его звонка достаточно, чтобы взгляд снаружи стал субъективным и страстным, а Жучка превратилась в животное, кем ей и положено быть от природы.

 

-Звоните, Галя, - сказал я, и она позвонила.

 

Вы сами видели – мы пытались честно кидаться камнями, но для внутреннего переубеждения этого оказалось недостаточно. Лучше бить снаружи.

 

Вовка попросил изложить все письменно и прилететь к нему. Когда я вернулся, Киборг уже давал показания в качестве подозреваемого, а Выдро искал новое место работы. С Защитником мы разобрались позже на корпоративном уровне. Все они теперь там, где им и положено быть.

 

***

 

Будете в Ростове – зайдите на Старый базар. Там есть все – местные менты и гости из Улан-Удэ, Сашка-сумочник и Жучка-выдра, колиморфные бактерии и представители общественности. Кто-нибудь вами обязательно заинтересуется. Аристократка Галя, как всегда, восседает на своих тубарэтках - послушайте ее. Она много знает за эту жизнь, которая течет по своим правилам, не обязательно похожим на официальные.

 

А что, когда-то было иначе?

 

2020 г.

 

 

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 2017



Комментарии:

Аффтар пешы есчо !!! yes

Да...... И за тридцать лет ничего не изменилось. А чему собственно меняться ? Любовь к халяве неубиваема. Старый базар, как был скопищем соблазнов, так и остался. И только единицы могут побороть в себе эту страсть.

А нужно в правоохранители набирать или буддийских монахов или индийских йогов. laugh

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail