Встреча вышла случайной...

А А А

 

 

 

 

 

«О чем писать? Для кого писать?...»

Перебирая в памяти эти литературные стоны, я спускаюсь в подземный переход на Большой Садовой. В сумке оттопыривалась пачка рукописей, которую надо просмотреть, отобрать стихи и рассказы в будущий коллективный сборник.

«О чем они пишут? Для кого? Ведь всё уже сказано тысячу раз, - вспоминаю привычные фразы маститых литераторов, - так нет же строчат, переводят бумагу. Хотя сейчас другое – время компьютерной наркомании. Виртуальный мир поглощает умы, отсасывает мозги, не оставляя времени для мира реального. Им некогда оглядеться вокруг, почувствовать, осмыслить что-то свое. А писать о виртуальном мире, это даже не постмодерн, это гораздо хуже, скучно и нелепо.»

Я выбрался из перехода, продолжая вести внутренний монолог. Тут я поймал себя на мысли, что в одно и то же время невольно существую в двух разных мирах: в мире реальном, где привычный шум улиц, нагромождение домов, снующий транспорт между ними, который мне необходим. И другой внутренний мир рассуждений, бесед с самим собой, с воображаемым собеседником, которого я представляю в своём внутреннем биокомпьютере мозга. Реальный и виртуальный мир соседствуют во мне, не мешая друг другу.

Впрочем, и эта мысль, вероятно, посещала кого-нибудь раньше, и этот кто-то становился «властителем дум» на определённое время.

 

Подошел автобус. Я поднялся в салон и стал продвигаться в поисках свободного места. Поездка предстояла дальняя, поэтому за эти полчаса я хотел успеть просмотреть хотя бы часть рукописей. Почему-то эти отпечатанные на принтере, набранные на компьютере тексты, к которым не притрагивалась рука автора, называют по-старинке рукописями. Многие литераторы, особенно журналисты давно отказались от карандашей и ручек. Пользуются диктофонами, ноутбуками, какие там к чертям рукописи.

Рассуждая таким образом, я нашел свободное сиденье и достал стихи одной начинающей поэтессы Валентины К. Рядом со мной сидел молодой оболтус: нос картошкой, на щеках веснушки, стрижка – под бокс.

Меня тоже так стригли в детстве, чему я отчаянно сопротивлялся. Тотального понятия «мода» ещё не существовало. Без волос я просто чувствовал себя незащищённым и всякий поход в парикмахерскую воспринимал, как личную трагедию. А теперь мода диктует короткие волосы, низводя их до лысины. Мода похлеще родительской опеке.

 

Стихи Валентины мне понравились на первом обсуждении. Она приехала в столицу Юга России из более древнего казачьего города, но писала не о казаках, как требовалось, а о своём, о девичьем:

 

«Голос чётко

и ясно

звучит,

встреча вышла

случайной и знаковой.

Как там сказано

у Ахматовой?..

«Этот может

меня

приручить».

 

Я прочитал ещё несколько строк и заметил, что пацан, рядом сидящий и жующий «Попкорн», перестал жевать и скосил глаза на белоснежный лист со стихами.

«Привет!

А мне бы хотелось немного большего,

А мне бы хотелось с тобой по имени,

Чтоб видеть глаза твои нежно-хорошие,

Чтоб вместе на улицу пасмурно-зимнюю…»

 

Пацан неотрывно ел глазами эти строки. Я листал рукопись поэтессы, а он неотрывно читал и читал вместе со мной. Я даже стал листать помедленнее, чтобы он успел просмотреть, да и я иногда делал пометки карандашом.

Он так и не притронулся к «Попкорну». Когда я пролистал страницы до конца, он шмыгнул носом и скользнул вперёд под поручни салона автобуса. Тот как раз затормозил на остановке. Парнишка выбежал. На минуту остановился и посмотрел в мою сторону.

Взгляд его мне показался осмысленным и даже внимательным. Мы встретились взглядами.

Автобус тронулся. И тут парнишка поднял руку, как бы прощаясь со мной, словно с давним другом. Со мной, совершенно незнакомым дядькой. Неожиданно.

Достаю очередную рукопись: «Возможно это и есть наш будущий читатель?» – думаю я.

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1134



Комментарии:

Конечно же будем надеяться, что это наши будущие читатели...

Прекрасная городская зарисовка! Спасибо автору.

попкорн%%Я прочитал ещё несколько строк и заметил, что пацан, рядом сидящий и жующий «Попкорн», перестал жевать и скосил глаза на белоснежный лист со стихами.%%

 

Я сейчас тоже перестал жевать "Интернет" и скосил глаза на пацана, жующего гламурный журнальчик...

 

Спасибо за инфу adada-inn, оказывается есть такой польский журнальчик. Впрочем сути не меняет.

А я сути и не касался, суть хорошая. Просто хотел в шуточной незлобивой форме напомнить, что слово попкорн вполне словарное и Лопатин уже не требует его закавычивания.

"Лопатин уже не требует...". А с чего бы на него оглядываться?

%%bodzhic написал: "Лопатин уже не требует...". А с чего бы на него оглядываться?%%

 

Можно и не оглядываться. Но тогда следует обеспечить однозначное прочтение текста иными средствами. Потому что прописная наводит на мысль об имени собственном, кавычки -- на авторскую иронию и так далее.  Некоторые авторы не стремятся к неоднозначности, но тогда и их читатели вправе почувствовать себя свободными. Как им завещали Гумбольдт с Потебней.

Все-таки решил повторить слова Потебни:

 

  "Искусство есть язык художника, и как посредством слова нельзя передать другому своей мысли, а можно только пробудить в нем его собственную, так нельзя ее сообщить и в произведении искусства; поэтому содержание этого последнего (когда оно окончено) развивается уже не в художнике, а в понимающих. Слушающий может гораздо лучше говорящего понимать, что скрыто за словом, и читатель может лучше самого поэта постигать идею его произведения. Сущность, сила такого произведения не в том, что разумел под ним автор, а в том, как оно действует на читателя или зрителя, следовательно, в неисчерпаемом возможном его содержании. Это содержание, проецируемое нами, то есть влагаемое в самое произведение, действительно условлено его внутреннею формою, но могло вовсе не входить в расчеты художника, который творит, удовлетворяя временным, нередко весьма узким потребностям своей личной жизни. Заслуга художника не в том minimum'е содержания, какое думалось ему при создании, а в известной гибкости образа, в силе внутренней формы возбуждать самое разнообразное содержание."

 

Возбуждайте нас, художники!

Судя по объёмной цитате, вы и так возбуждены до крайности.

%%возбуждены до крайности%%

 

Спасибо смешную шутку и за деликатность! Неинтеллигентный человек мог бы высказаться и жестче: "...возбуждены до крайней плоти". :)

"Неинтеллигентный человек" в словари не заглядывает. Он ближе

к плоти. О "крайности" судить не берусь, не моей души печали.

Респект автору)

Тогда уж решпект, а ещё лучше respectus!

 

Вот что еще подумалось.

Как там сказано
      у Ахматовой?..
«Этот может
   
   меня
            приручить».

 

Автобус, очевидно, изрядно трясло и мальчик прочел: "Этот может меня проучить!" И ему сильно захотелось узнать, как именно такого результата можно добиться...

А мне ещё подумалось, что раз  "автобус... изрядно трясло", то автор действительно

очень милой городской зарисовки либо ехал по перерытой  дороге, либо автобус

вышел на линию неисправным. И то, и другое  весьма характерно для нашего

города. Но это - уже другая тема.

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail