Георгий Багдыков. Нахичеванский стиль (из энциклопедии донских армян)

А А А

 

В музее русско-армянской дружбы (филиал краеведческого) состоялась презентация книги Георгия Багдыкова «Моя Нахичевань». По сути это мини-энциклопедия старого армянского города, основанного на Дону императрицей Екатериной Великой.
Георгий Багдыков. Моя Нахичевань.
Поздравляя автора и участника Ростовского Словаря Георгия Минасовича Багдыкова с выходом этого интересного и долгожданного труда, публикуем главу из книги под названием «Нахичеванский стиль», которая дает представление об издании, и содержит много любопытных сведений из истории донских армян.
 
АРМЯНСКИЙ МАГИСТРАТ
 
К сожалению, в Ростове сохранилось мало зданий конца ХVIII века. К таким зданиям можно отнести бывший армянский магистрат. Он располагается рядом с особняком М. Искидарова (бывшая библиотека им. А.С. Пушкина на площади Свободы, бывшей Бульварной площади).
Как пишет в своей книге «Бульварная площадь» Л.Ф. Волошинова, крестницей здания, по сути, стала императрица Екатерина II. Именно в её Указе об основании армянского города Нахичевани было сказано:
«...повелеваем учредить магистрат и в нём производить суд и расправу по вашим правам и обыкновениям выбираемыми из вас же по жребию начальникам, коим пользоваться чинами и жалованием по штату Азовской губернии и быть под апелляцией Наместнического правления...»
 
Точная дата строительства магистрата неизвестна. Исследователи определяют её началом 1790-х годов.
Магистрат Нахичевани фактически получил полные права городского самоуправления, существовавшего тогда в Российской империи. Он объединил в себе судебные, полицейские, административные и финансовые функции города и армянских сёл.
Магистрат состоял из председателя и четырёх заседателей, двое из которых ведали судебной частью, остальные - полицейскими функциями.
 
В 1868 году нахичеванский магистрат был реорганизован. Для создания впоследствии городской управы выстроили новое здание на соседней площади.
Как пишет Л. Ф. Волошинова в своей книге «Бульварная площадь», с 1872 года бывшее строение магистрата стало собственностью таганрогских купцов Гайрабетовых, в домовладении разместился постоялый двор для извозчиков.
 
Использование бывшего магистрата под гостиницу и торговые помещения продолжалось до 1917 года. В годы Гражданской войны в здании разместился Краевой армянский музей древности и искусства. Его вдохновителем и одним из создателей был бывший ректор Нахичеванской духовной семинарии, известный просветитель и историк Ерванд Овакимович Шахазиз. Вокруг Шахазиза собралась группа энтузиастов и единомышленников. среди них были Мартирос Сарьян, сёстры Мариэтта и Магдалина Шагинян, братья Михаил и Николай Лансере, Марк Григорян и многие другие.
 
Краевой Армянский музей просуществовал недолго. В 1921 году в Ереване был основан Культурно-Исторический музей. В 1922 году из Нахичевани в Армению был вывезен архив Краевого Армянского музея. После чего бывшее здание магистрата превратилось в коммунальное жильё. Впоследствии якобы за ненужностью был разобран портал главного фасада. К сожалению, всё это сделало здание безликим. Однако здание бывшего армянского магистрата является одним из самых старых на территории современного Ростова. Думаю, что это здание должно взять под охрану государство, а на его фасаде следует установить мемориальную доску.
 
САМОУПРАВЛЕНИЕ ДОНСКИХ АРМЯН
 
Своим указом российская императрица Екатерина Великая дала донским армянам право организовывать внутреннюю жизнь общины самостоятельно. Конечно, соблюдая законы Российской империи. Позже эти привилегии подтвердили своими указами императоры Павел и Александр 1. По указу императрицы Екатерины Великой и при непосредственном участии предводителя российских армян архиепископа, князя И. Аргутинского-Долгорукого в Нахичевани был учреждён магистрат. Магистрат объединял в себе исполнительные, судебные и полицейские функции. В судебную и полицейскую часть магистрата при участии всех сословий избирались пять человек. Двое из них ведали судебной частью магистрата, остальные выполняли полицейские функции. Преступности в армянской диаспоре на Дону в начале XIX века практически не было. В статистическом отчёте Таганрогскому градоначальнику можно прочитать: «В течение последних 20 лет в округе Нахичевани никем из жителей ни одного убийства не учинено».
 
 
Судебная часть магистрата делилась на армянскую и русскую. Судебные дела слушались под председательством главы магистрата или судьи. Судопроизводство велось на армянском языке. За исключением официальных документов, которые высылались за пределы Нахичевани и армянского округа. Такие документы велись только на русском языке. Крупные уголовные дела решались губернским судом в Екатеринославле. Интересно, что нахичеванские армяне для ведения судопроизводства по собственным законам и обычаям использовали «Армянский судебник», составленный в Астрахани представителями местной армянской диаспоры. А на содержание этого «Армянского судебника» огромное влияние оказал известный «Судебник» монаха Мхитара Гоша (ХII-ХIII века). По сути, донские армяне жили согласно правилам и законам, которые выработал монах Мхитар Гош до конца 60-х годов XIX столетия. Когда в середине XIX века в Нахичевани появилась дума, то в «Судебнике» Мхитара Гоша отпала необходимость. Так как городская дума работала, опираясь исключительно на российские законы.
 
Исполнительные функции магистрата были возложены на его председателя и четырёх заседателей. у каждого из них были свои многочисленные, но чётко обозначенные обязанности. В сёлах власть осуществляли выборные старосты, которые подчинялись Нахичеванскому магистрату. Каждый из них имел советников - четырёх старейшин - наиболее уважаемых жителей сёл. Старосты следили за выполнением распоряжений магистрата и за взиманием налогов.
Как я уже писал, в середине XIX века была образована Нахичеванская дума, которая работала, опираясь исключительно на российское законодательство. Дума рассматривала экономические вопросы жизни армянской диаспоры, благоустройства города и строительства дорог. Дума также утверждала городской бюджет и контролировала его выполнение.
 
Бюджет армянской колонии Дона формировался из различных источников. Сдавались в аренду городские земли, сенокосные угодья, поступали в казну налоги, которые платили купцы и ремесленники. Поступало в общую казну имущество умерших, не имеющих наследников, штрафы и пожертвования. Итогом такой политики стало то, что уже к середине XIX века доходы города Нахичевани превышали его расходы.
 
До Октябрьской революции 1917 года армянская колония на Дону входила в разные административно-территориальные единицы российской империи. Нахичевань принадлежала и Таганрогскому уезду Азовской губернии, и Мариупольскому уезду Екатеринославского наместничества, и Ростовскому уезду Новороссийской губернии, и была в составе ростовского уезда Екатеринославской области, затем стала составной частью Таганрогского градоначальства, затем вновь была подчинена Екатеринославской губернии. А с 1887 года армянская колония перешла под начало Области Войска Донского.
 
Сейчас мы много говорим о Новороссии. Так вот надо признать, что Новороссию создала именно Екатерина Великая. И Нахичевань, и армянские сёла Дона были составной частью этой Новороссии!
 
ПОЛИЦИЯ НАХИЧЕВАНИ-НА-ДОНУ
 
1 марта 2011 года был воссоздан институт российской полиции. Современный Ростов ещё был крепостью Димитрия ростовского, когда 8 октября 1800 года (20 октября по новому стилю) императором Павлом I был подписан Указ, на основе которого впервые в истории на законных основаниях на Дону появилась собственная полиция.
 
Своя собственная полиция имелась в Нахичевани-на-Дону. В первые годы основания Нахичевана и окрестных армянских сёл магистрат очень зорко следил за нравственностью населения и подвергал за прелюбодеяния телесным наказаниям как мужчин, так и женщин. Эта позорная кара приводилась в исполнение либо перед зданием магистрата, либо на площади базара. Однако уже приблизительно с 1800 года подобные истязания в протоколах магистрата не упоминаются. Для охраны порядка имелся штат в 30 будочных сторожей. Но преступность в Нахичевани в то время была редкостью. В статистическом отчёте, предоставленном таганрогскому градоначальнику от 23 июля 1823 года, можно прочитать: «В течение последних 10 лет в округе Нахичевана никем из жителей ни одного убийства не учинено».
 
 
Сохранился ещё один интересный исторический документ, так называемое секретное донесение шефу жандармов от некоего подполковника Якова. В нём он раздражённо пишет: «Город Нахичеван управляется армянским магистратом, руководствующимся древним римским судебником, и, не имея русской полиции, составляет как бы особое государство... Ссылаясь на высочайшее дарование грамоты и превратно толкуя изложенные в оных привилегии, нахичеванское общество упорно сопротивляется введению общественного управления и русской полиции...»
Городовое положение 1870 года, введённое в Нахичевани в 1871 году, придало городу общий муниципальный тип российских городов.
 
Включение Ростова, Нахичевани, Таганрога и Азова в состав Области Войска Донского произошло в 1887 году. До этого они входили в состав Екатеринославской губернии (ныне это Днепропетровская область Украины).
 
В феврале-марте 1917 года российская полиция прекратила своё существование вследствие революционных преобразований. Появились народные дружины, а затем советская милиция. Но 1 марта 2011 года был вновь воссоздан институт российской полиции. Круг замкнулся.
 
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДОНСКИХ АРМЯН
 
Царская грамота Екатерины II, подаренная армянам, дала возможность развития предпринимательской деятельности на Дону. Как пишет в своей монографии В.Б. Бархударян «История армянской колонии Новая Нахичевань», годовой оборот от внутренней и внешней торговли Нахичевани, по полным данным, составлял почти восемь миллионов рублей. В соотношении к численности населения армянского округа, это была огромная сумма. Интересны воспоминания Габриэла Патканяна о торговой деятельности донских армян в 1830-х годах.
 
«Торговля пшеницей, шерстью, железом находилась в руках многих, занимающихся ввозом и вывозом в больших количествах. Для русской армии и армий других европейских государств стали закупаться в степях Калмыкии, Татарии, у ногайцев табуны лошадей и перегонять их в Польшу. Начали закупать отары овец и стада быков и коров не только шерсти ради, но и ради меха, и кожи, и сала, которые были предметами крупной торговли. Стали ездить в сторону Сибири и привозить оттуда в очень большом количестве сливочное масло и отправлять его в Константинополь, Италию, Грецию, Францию и Англию...
Была ли выгода, терпели ли убытки, важно было то, что сыны бедняков после нескольких лет службы вставали на ноги, появлялся достаток, и они своим добросовестным трудом создавали богатство».
 
Мне кажется, что эти воспоминания очень важны. Ведь они говорят о том, что были созданы условия для развития предпринимательства на Дону.
 
В этой связи нелишне будет привести высказывания о торговой деятельности нахичеванцев Ерванда Шахазиза: «С одной стороны, они устанавливают выгодные торговые отношения с центрами Южной России, с другой - отправляются в Константинополь, Анатолию и Сибирь. Они являются лучшими посетителями ярмарок Южной России, они самые крупные покупатели и продавцы шерсти, мехов и кожи ... Армяне первыми начали добычу каменного угля в регионе Дона, они первыми открывают кожевенные заводы и по форме изготавливают изделия из серебра в восточном вкусе, строят пшеничные амбары, вывозят за границу в огромном количестве шерсть, кожу, меха».
 
Наши представления о предпринимательской деятельности донских армян будут неполными, если не вспомнить о том, что они в своих руках сосредоточили всю торговлю чёрной икрой. Донские армяне вывозили икру в Турцию, Грецию, Италию и Францию. В Астрахани они закупали чёрную икру. В то время монополия на торговлю икрой всецело находилась в Руках нахичеванских армян и таганрогских греков.
Как пишет в Своей монографии «История армянской колонии Новая Нахичевань» В.Б. Бархударян, по архивным данным в течение двух лет армянские купцы продали невероятное количество чёрной икры - 851 бочку, что Составляет 27 271 пуд. Сейчас, Когда у нас в стране чёрная икра стоит огромных денег, представить торговлю этим продуктом в таких масштабах сложно.
 
РЫНОЧНАЯ ТОРГОВЛЯ НАХИЧЕВАНИ
 
Нор Нахичеван с момента своего основания становится крупным торговым центром на юге России. Как пишет в своей книге «Летопись Нахичевани-на-Дону» В. Смирнов, первоначально торговые постройки возникали вокруг строящегося собора Григория Просветителя (ныне это площадь имени Карла Маркса). Известный нахичеванский предприниматель и общественный деятель А. Абрамян построил здесь крытый магазин. Рядом были построены мастерские, ларьки сапожников и ателье, которые расположились с южной стороны собора. На западной части нахичеванский предприниматель Г. Одабашьян построил дом для себя и своего крёстного Д. Бабасиняна ряд ларьков. К северу от собора располагались лавки торговцев фруктами. Между северным входом в собор и западным углом были построены кондитерские магазины. Напротив восточного и западного ряда ларьков параллельно был построен второй ряд ларьков. На западной стороне располагались лавки торговцев шапками, тулупами и хлебом. На северной стороне находилось кафе, владельцем которого был Д. Каракашьян. На площади располагался также винный кабак, не говоря уже о ларьках с различными товарами. В этих ларьках располагались обосновались продавцы кожи, портные, плотники, парикмахеры. Отдельно стоял ряд лавок ювелиров, литейщиков, кузнецов, ткачей, каменщиков, жестянщиков, часовых мастеров... Об этом писали Р.Г. Патканян в своей работе «История основания Новой Нахичевани», а также С. Казаров в своей книге «Нахичеванское купечество».
 
С момента основания Нахичевани признанным главой нахичеванских купцов был Иван Абрамов (Ованес Абрамян). Он имел огромный торговый дом-пассаж, который простирался до южной границы сквера и Георгиевской улицы и от 19-й до 25-й линии. В этом пассаже нахичеванские купцы имели по одному-два магазина.
 
О том, насколько развита была торговля в Нахичевани, написал известный русский общественный деятель А. Демидов. Вот что он писал:
«Нахичевань - город замечательный по своей странной наружности. Народонаселение Нахичевани отличается смышленостью и ловкостью в торговле... Из глубины этой пустыни, почти никем не посещаемой, они содержат постоянные торговые отношения со своими соотечественниками, живущими в Астрахани, Лейпциге, Малой Азии. В доказательство их ловкости достаточно будет сказать, что они овладели почти всей торговлей Донского бассейна. По причине своих многочисленных базаров Нахичевань превратилась в богатое складочное место, способное в случае надобности наводнить товарами все окружающие ярмарки. Искусные нахичеванские армяне не преминули скупить и всё вино, доставляемое донскими виноградниками; они развозят по Южной России и сбывают это вино под именами «Шатолафита» и «Госотерна». Многочисленные магазины этого небольшого города наполнены прекрасными шёлковыми тканями и разными восточными, преимущественно персидскими, товарами. Улицы здесь прямые и так же, как и дома, содержатся в большой чистоте...»
 
О торговле в Нахичевани известный общественный деятель этого города Келле-Шагинов писал: «Торговля в то время в Нахичевани процветала, это был центр для всего округа. За 200 верст приезжали покупать мануфактуру, галантерею, кожаные товары, папки и пр. в Нахичевань. Из Ростова, Аксая за каждой мелочью ездили в Нахичевань».
А вот как о Нахичевани и нахичеванцах отзывался известный донской писатель и журналист XIX века А.М. Греков: «Я не знаю города, где бы дома, жители их, привычки, вкусы и нравы так были одинаковы и похожи, как в Нахичевани, Нахичеван действительно один: все армяне более или менее богаты, у каждого свой дом, один дом похож, как две капли воды, на следующий за ним, у всех владельцев их страсть к лошадям, одна лошадь похожа на другую, все представители мужской половины населения также походят друг на друга: все мечтают об одном - о величии их родного города...»
 
Мне думается, что эти строки А.М. Грекова о Нахичевани и нахичеванцах очень важны для нас сегодня. Ведь подрастающие поколение должно знать, что надо не только уметь зарабатывать деньги, но и быть достойными гражданами своей страны, любить свой народ и город, в котором живёшь.
 
НАХИЧЕВАНЬ - ЦЕНТР ВИННО-ВОДОЧНОГО ПРОИЗВОДСТВА НА ЮГЕ РОССИИ
 
С винно-водочным производством армяне были знакомы с давних времён. Право на занятие этим прибыльным делом в России, а также свободу разведения виноградников и садов было оговорено в привилегиях, дарованных царской грамотой Екатерины II. Государство способствовало развитию на юге России виноградарства и плодоводства, а также производству водки И вина. С этой целью царское правительство в 1784 году запретило ввоз в пограничные районы заграничной водки и всячески поддерживало производство своей отечественной.
Наиболее эффективное производство водки и вина было налажено в Нахичевани, в несколько меньших размерах в Таганроге и Ростове. Не случайно в своих годовых отчётах губернатор центром винно-водочного производства указывает Нахичевань.
«С армянских садов, - писал губернатор, - в 1807 году было получено 2500 ведер виноградного вина. Нигде в другом месте вина не производилось».
Как пишет В.Б. Бархударян в своей книге «История армянской колонии Новая Нахичевань», донские армяне позднее начали закупать в Турции виноградное вино, изюм и другие сухофрукты, в результате чего производство фруктовой водки значительно увеличилось.
 
В отчёте екатеринославского губернатора за 1805 год упоминается о том, что в Нахичевани насчитывалось семь винно-водочных заводов. Винно-водочное производство для Нахичевани было прибыльным. Тем более что персонал, работавший на заводах, был малочисленным. Но позднее правительство, дабы повысить доходы в казну, решило увеличить налоги с продажи водки и вина. С ведра фруктовой водки начали брать налог не два рубля, как раньше, а шесть рублей. Это очень взволновало нахичеванских предпринимателей. Они не раз обращались в правительство с просьбой снизить налог. Но безрезультатно. В условиях увеличения налога за продажу водки в три раза, когда 80-85 процентов выручки тратилось на приобретение сырья, производитель был не в состоянии покрывать все свои расходы. Этот вид бизнеса стал мало привлекательным для нахичеванских предпринимателей, и они стали вкладывать свои деньги в другие, более прибыльные отрасли.
 
В отчёте екатеринославского губернатора за 1882 год упоминается лишь один винный завод в Нахичевани. В отчёте за 1903 год указано, что Нахичевань имел ещё водочный завод, преимущественно вырабатывающий спирт. Этот завод имел двадцать работников и вырабатывал продукцию на сумму 200 тысяч рублей в год. Для тех лет сумма немалая. Но как бы то ни было, винно-водочное производство в Нахичевани к началу XX века пришло в упадок.
 
ПЕРВАЯ БОЛЬНИЦА НАХИЧЕВАНИ
 
Ещё до возникновения в Нахичевани Мариинской больницы (ныне онкоинститут) в городской думе неоднократно поднимался вопрос о необходимости строительства подобного лечебного учреждения. Так, 14 февраля 1877 года в Нахичеванскую думу поступило заявление от гласного городской думы купца Ивана (Ованеса) Макаровича (Марковича) Попова, в котором он сообщал следующее:
 
«Город наш в течение столетнего своего существования и ввиду несостоятельной потребности не имеет для себя больницы, а больные бедного класса призреваются средствами города далеко нецелесообразным способом, отсутствие больницы весьма чувствительно для города. Мысли об устройстве в Нахичеване городской больницы были у меня с давних времён. Ныне желаю со своей стороны оказать благому делу посильную помощь, я предлагаю думе для помещения городской больницы принадлежащий мне дом, стоящий на углу против Успенской церкви, на углу 25-й линии и 2-й Успенской, каковое имение моё я намерен пожертвовать городу для открытия в нём больницы... Не ограничиваясь одним этим, я заявляю также желание содержать постоянно в больнице две кровати на собственные средства».
 
Вскоре была открыта больница в доме купца И.М. Попова. Помещение больницы состояло из шести комнат. В трёх небольших комнатушках помещалось двенадцать кроватей. Две комнаты были отведены для мужчин и одна для женщин. В остальной части дома располагалась контора больницы и кладовая. Кухня и прачечная размещались во дворе. Больница была хорошо снабжена современным для того времени оборудованием и инструментарием.
 
В 1877 году городская дума просит известного нахичеванского доктора Франца Ивановича Герревена принять обязанности врача больницы. Герревен стал доктором первой нахичеванской больницы. В 1880 году городская дума назначила смотрителем больницы Григория Байбуртова. В обязанности смотрителя входила опись всего имущества и соблюдение его сохранности. Интересно, что в присутствии нахичеванского головы Аладжаляна, тоже врача по профессии, было произведено освящение здания городской больницы. Городская управа утвердила штатных попечителей больницы в количестве четырёх человек. Это были городской голова, два члена попечителей по выбору думы и два врача больницы.
Согласно данным Нахичеванской городской управы от 15 ноября 1882 года, число стационарных больных составило 95 человек, а пациентов, которые обратились за амбулаторной помощью, - 2596 человек.
 
Нахичеванский доктор Франц Иванович Герревен обратился в городскую думу с заявлением о низкой заработной плате медицинских работников, подробно описывая их суточную загруженность и тяжёлый труд. Дума приняла решение увеличить годичное содержание медиков. Врач стал получать 500 рублей, фельдшер 360 рублей.
Когда нахичеванское общество чествовало пятидесятилетие медицинской деятельности Франца Ивановича Герревена, с яркой речью выступил гласный думы И.М. Аладжалян. Он сказал следующее: «...Медицинская деятельность г-на Герревена почти всецело проходила в нашем городе, то есть уже 43 года состоит в ведомстве Нахичеванского городского врача... В знак выражения признательности нашего общества и заслуг г-на Герревена в течение столь продолжительного времени служения его в нашем городе дума приняла решение увеличить его пенсию до 1200 рублей в год».
 
Франц Иванович Герревен пользовался в Нахичевани большими привилегиями. Но руководство города не могло устраивать то, что больница разместилась лишь в нескольких комнатах частного дома. Особняк Попова был уютным. Но слишком небольшим для больницы. Вопрос о строительстве в Нахичевани крупного лечебного учреждения встал остро.
И вскоре благодаря усилиям градоначальника Минаса Ильича Балабанова в Нахичевани появилась Мариинская больница.
 
И.М. Попов и его вся семья были известными предпринимателями и меценатами в городе. Так, И.М. Попов спонсировал театральную труппу артистов под руководством Фасулджяна, которые давали спектакли жителям Нахичевани. И.М. Попов был похоронен возле церкви Сурб Аствацацин (церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы). Этот храм находился между 23-й и 25-й линиями и теперешней 1-й Пролетарской улицей. Сейчас на этом месте находится профтехучилище. На могильной плите Попова была выбита следующая эпитафия:
 
Дней жизни, не жалея,
Достояние своё, жертвуя нации,
Ты стал ключом для жаждущих
И защитой для бедных.
Не забудут тебя сироты Нахичевана,
Пока существует наш город.
 
Прошли года. В годы «безбожной пятилетки» были уничтожены храм Успения Пресвятой Богородицы и могила Попова. Нет больше города Нахичевана. Но память о благородных деяниях Попова живёт в сердцах его потомков.
 
ПЕРВЫЙ РОДДОМ НАХИЧЕВАНИ
 
С момента основания Нахичевани в 1779 году роды у женщин принимали старые, опытные женщины-знахарки, или, как их ещё называли, повивальные бабки. И так обстояли дела до конца XIX века. Лишь после строительства в городе Мариинской больницы нахичеванский градоначальник Минас Ильич Балабанов решил построить, как тогда говорили, родильный приют. На необходимость строительства в Нахичевани своего роддома писал также ростовский градоначальник Коцебу. Он предлагал Нахичеванской думе решить вопрос об открытии при Мариинской больнице роддома. Справедливости ради надо сказать, что ещё при проектировании здания Мариинской больницы предлагалось устроить «особые помещения для рожениц».
Но эта идея так и не воплотилась в жизнь. И поскольку у Нахичеванской думы не было денег для строительства специального помещения под роддом, решили открыть его в детском павильоне имени К.М. Попова.
 
Кирилл (Кероп) Михайлович Попов был известной личностью в Нахичевани. Он неоднократно избирался городским головой, был гласным думы с 1893-го по 1917 год. Именно при Попове в Нахичевани была оборудована своя электростанция. К.М. Попов был не только купцом и одним из самых богатых людей в Нахичевани. Он за свои деньги построил «детский павильон» при Мариинской больнице. По сути, это была первая детская больница в Нахичевани. И вот городская управа Нахичевани решает основать роддом при павильоне Попова. На что получает его согласие и материальную поддержку.
 
Мне думается, что личность К.М. Попова должна стать примером для нынешнего поколения ростовских бизнесменов.
 
Попов был крупным землевладельцем на Дону, ему принадлежали сотни десятин земли, он владел домами в Нахичевани, амбарами, а также крупным салотопным заводом, при носившим ему немалый доход. Значительную часть своих личных денег К.М. Попов тратил на благотворительность и на процветание своего города, которым он, кстати, руководил не один год. Именно К.М. Попов уделял огромное внимание вопросам здравоохранения в Нахичевани. Именно он создал первый роддом и первую детскую больницу в этом городе.
 
К сожалению, имя К.М. Попова сегодня незаслуженно забыто. А ведь именно он был почётным жителем города Нахичевани-на-Дону. Но мы даже не знаем точной даты его смерти. Как сложилась его судьба после Октябрьской революции 1917 года, нам неизвестно.
 
ПЕРВЫЙ ДЕТСКИЙ САД В ИСТОРИИ АРМЯНСКОГО НАРОДА БЫЛ ОТКРЫТ В НАХИЧЕВАНИ
 
Как пишет В.Б. Бархударян в своей книге «История армянской колонии Новая Нахичевань», в истории армянского народа впервые детский сад был создан в Нахичевани. Его инициатором был городской голова О. Хлчян. Честь организации и открытия детского сада принадлежит известной нахичеванской семье Патканянов - Р. Патканяну и его супруге Ольге Амидовне Мелик-Зармян. В 1878 году город Нахичевань, благодаря стараниям градоначальника Хлчяна, получает разрешение на открытие детского сада. Р. Патканян в своих публикациях отмечал важность детского сада в воспитании подрастающего поколения. В статье «Детский сад в Нахичевани», укоряя матерей за неправильное воспитание детей, он писал: «Ребёнку нужен чистый воздух, беспрестанное и правильное движение, полноценное питание (чем дешевле и проще, тем лучше), спокойный сон, постоянный разумный совет и покровительство матери. Всё то, что превышает это, - для ребёнка губительный яд».
 
Р. Патканян был известным поэтом и публицистом не только Нахичевани, его произведения знали и любили и в Армении и в России. Р. Патканян пишет серию стихов и песен, близких детской душе. Творчество Патканяна изучали в армянском детском саду, а также в школах Нахичевани-на-Дону. Его стихи нравились детям, на его творчестве выросло не одно поколение нахичеванцев. Огромен вклад в учебно-образовательную сферу Нахичевани-на-Дону Рафаэла Патканяна. Он до конца своих дней оставался инспектором основанной им школы ремесленного обучения и учителем армянского языка и географии. Он писал учебники и научные пособия.
 
Известно и высказывание Р. Патканяна: «Нация, имеющая литературу, никогда не исчезнет с лица земли».
 
В этой связи можно смело сказать, что Р. Патканян сделал очень многое в своей жизни, чтобы обеспечить бессмертие культуры донских армян.
 
ПЕРВЫЙ ГОРОДСКОЙ ИСТОЧНИК НАХИЧЕВАНИ
 
Перечитывая «Энциклопедию старого Ростова и Нахичевани-на-Дону» В. Сидорова, я с большим интересом прочитал о человеке, обустроившем первый в Нахичевани городской питьевой источник. Это был некий Никогос Баракян. На юго-восточной окраине Нахичевани было немало родников. Они стекали в Дон и Кизитериновскую балку. Чтобы собрать эту воду, Баракян проложил тоннель высотой до полуметра и шириной в метр. Облицевал тоннель камнем, а в конце сделал отстойник.
Наружу вода подавалась по нескольким трубам. Возле источника был Установлен камень, на котором была выбита на армянском языке трогательная надпись: «Этот родник, вода которого течёт, как Иордан, - памятник дочери и сыновьям Баракяна Никогоса: Джугары, Cтепaноса и Мануэлы, - ныне ставший первым родником новостроящегося города Нахичевана, 1785 года 15 июня месяца». (В. С. Сидоров. Энциклопедия старого Ростова и Нахичевани-на-Дону. Том 1. с.170.)
 
Не секрет, что переселение армян из Крыма на Дон было трудным, Немало армян погибло в дороге. Потерял своих детей и Баракян. Он решил увековечить их память, обустроив первый источник питьевой воды в Нахичевани. Чтобы, когда горожане брали воду из источника, вспоминали и его детей добрым словом. А вода тогда ценилась очень высоко.
 
С появлением водопровода в Нахичевани источник Баракяна потерял значение для города. В 20-х годах XX столетия он оказался на территории завода «Красный Аксай». Воду использовали заводчане для технических нужд. А плита с надписью Баракяна оказалась в музее истории в Ереване.
 
ПЕРВЫЙ АРМЯНСКИЙ ФИЛЬМ СНЯЛ ДОНСКОЙ АРМЯНИН
 
Егия (Илья) Гаспарович (Каспарович) Чубар (1897-1938) - необычная личность в армянской истории. Чубар - известный армянский писатель, общественный деятель, публицист, киносценарист. По его сценарию был снят первый армянский документальный фильм «Советская Армения».
 
Чубар родился на Дону в 1897 году в армянском селе Крым. Подростком он поступает в Нахичеванскую духовную семинарию, затем учится в Ростовской мужской гимназии. В Нахичевани-на-Дону он примыкает к армянcкой партии «Дашнакцутюн». Но после Октябрьской революции 1917 года Е.Г. Чубар порывает с партией дашнаков. А в 1918 году он вступает в партию большевиков (ВКПб). В том же 1918 году он приезжает в Закавказье как пропагандист партии большевиков. Чубар активно работает агитатором советской власти в Тифлисе и Баку. В Грузии, в городе Кутаиси, его арестовывают, но ему удаётся сбежать из тюрьмы. В 1919 году Чубар появляется уже в Армении, где занимается подпольной партийной работой. Принимает активное участие в деятельности молодёжной организации «Спартак». Дашнаки арестовывают Чубара и высылают из Армении. Чубар возвращается на Дон.
 
Здесь в Ростове и Нахичевани он устанавливает связь с местными коммунистами. После прихода к власти большевиков в 1920 году в Ростове и Нахичевани Чуб ар назначается редактором армянской газеты «Борьба рабочего» («Бонвори крив»). Затем он избирается секретарём армянской секции Ростово-Нахичеванской большевистской организации и членом Ревкома.
В 1920 году Е.Г. Чубар уезжает на партийную работу в Советский Азербайджан, в Баку. Там он работает в редакциях армянских газет, страстно борется с кавказскими националистическими партиями, пропагандирует революционные и коммунистические идеи. Затем Чубар работает в Армении, в Ереване он редактирует центральную газету коммунистической партии Армении «Коммунист».
 
Интересный факт из биографии Чубара. Неожиданно он уезжает во Францию, в Париж, где ему удаётся организовать издание газеты «Ереван». И около двух лет он её редактирует! Одновременно он сотрудничает с газетой «Подъём» («Верелю»). Эта газета считалась официальным органом армянской секции французской компартии. В 1927 году французское правительство высылает Чубара из страны за его революционную деятельность. Он возвращается в Армению. И снова занимается журналистикой. Теперь он редактирует газету «Советская Армения». В дальнейшем Чубара назначают заместителем наркома просвещения в Азербайджане, потом он занимает ряд высоких государственных должностей в Ереване.
 
В 1938 году плодотворная жизнь Е. Г. Чубара оборвалась. Он был расстрелян. Чубар попал под жернова сталинских репрессий. Возможно, ему припомнили его дашнакское прошлое. Как бы там ни было, революция, которую он так любил и о которой так мечтал, его и погубила.
 
Но Е.Г. Чубар оставил после себя большое литературное наследие. Кстати, он был членом Союза писателей СССР. Мало кто знает, что по сценариям Е.Г. Чубара было снято несколько армянских фильмов. В своё время они были известны не только в Армении.
Например, фильм «Событие в городе Сен-Луи». Этот фильм был снят в Армении в 1932 году. Герои фильма - армяне-эмигранты, живущие во Франции, которые вместе с французскими подпольщиками пытаются организовать просмотр фильма о Советской Армении.
В 1932 году им также написан сценарий и снят фильм «Мексиканские дипломаты». В этом фильме рассказывалось о двух бродягах, нанятых властями для исполнения роли иностранных дипломатов. Это была политическая сатира на правительство дашнаков в Армении.
Также по сценарию Чубара был снят фильм «Две ночи». Он рассказывал о подготовке восстания большевиков в одном из отрядов дашнаков в Армении.
 
К сожалению, в советские годы имя Е.Г. Чубара было незаслуженно предано забвению. Но сейчас мы с гордостью можем сказать, что у истоков армянского кинематографа стоял донской армянин Егия Гаспарович Чубар!
 
ЧАЛТЫРСКУЮ ПШЕНИЦУ ПОКУПАЛИ В ПАРИЖЕ
 
Нахичеванские купцы в XIX веке преуспели в торговле пшеницей. Практически они были монополистами в этой сфере бизнеса. Как пишет в своей монографии Владимир Бархударян «История армянской колонии Новая Нахичевань», в отчётах таганрогского градоначальника императору говорилось о том, что пшеница, выращенная земледельцами Нахичеванского округа, пользуется доброй славой за границей. А пшеница, выращенная в Чалтыре, была хорошо известна парижским торговцам пшеницей. Армянские купцы торговали пшеницей не только через нахичеванский порт, но также пользовались портами Ростова и Таганрога. Так, братья Айрапетьяны имели в Таганрогском порту свои амбары для хранения пшеницы.
Хлебом и пшеницей снабжали российскую армию нахичеванские купцы. Как пишет с своей монографии В.Б. Бархударян, в течение 1842 года нахичеванский градоначальник Халибов (Халибян) поставил черноморской армии 3000 четвертей овсяной муки и 282 четверти пшеничной крупы.
 
Вот что писал о Нахичевани в 1882 году екатеринославский губернатор: «По отношению к хлебной торговле Нахичевань составляет крупный рынок на юге России, годовой оборот которого простирается свыше одного миллиона четвертей. На существующих в Нахичевани 15 салотопных заводах добывается ежегодно до 200 тысяч пудов сала, а в восьми нахичеванских шерстемоечных заведениях моется и сортируется 300 тысяч пудов русской шерсти».
 
Годовой оборот пшеницы у нахичеванских купцов достигал одного миллиона четвертей, или девяти миллионов пудов. Это всё говорит об огромном объёме торговли в этой области.
 
Городской голова Нахичевани-на-Дону на основании решения городской думы просил у руководителей Донской области разрешения взимать с каждого пуда товара, вывозимого за границу, пошлину в размере полкопейки на реставрацию и расширение левобережной пристани на Дону. При взимании по полкопейки с пуда товара набиралась солидная сумма. Старания городских властей Нахичевани в деле реконструкции левобережной пристани не прошли бесследно. Так, в 1899 году атаман Войска Области Донского писал нахичеванскому городскому голове Павлу Хатранову (Хатраняну) о том, что тот сроком на три года утверждается членом речного комитета.
 
Из всего вышеизложенного можно смело утверждать, что среди портов, экспортировавших пшеницу из России, первостепенное значение имел Ростово-Нахичеванский порт. Достаточно сказать, что среди всех портов, отгружавших пшеницу за границу, Ростов-Нахичеванский порт уступал только Николаеву.
 
Ярким подтверждением значительной роли нахичеванских купцов в торговле пшеницей являются воспоминания известного художника Мартироса Сарьяна. Вот что он писал: «Чалтырские и крымские армяне известны как хорошие земледельцы. Их пшеница (гарновка) по своему качеству известна даже парижским хлеботорговцам. Эти свои пароходы они направляли в Таганрог для закупки армянской пшеницы».
 
Пшеницу, овёс, ячмень донские армяне вывозили также в Англию, Грецию, Италию, Германию, Бельгию и другие страны Европы. Я думаю, что мы по праву может гордиться тем, что наша чалтырская пшеница была известна даже в Париже!
 
ПЕРВЫЙ ДОНСКОЙ АВТОМОБИЛЬ
 
В 1876 году была построена железнодорожная линия Кизитерика-Нахичевань-Донская (ныне Ростов-Товарная) -Ростов Главный. В Нахичевани были свой порт, набережная, были также торговые суда. Но самое интересное то, что ещё в 1904 году в Нахичевани на заводе «Аксай» начали выпускать легковые автомобили «Олдсмобиль», По сути, Нахичевань была одним из первых городов на юге России, который пробовал выпускать легковые машины. Более того, в 1916 году были построены новые крупные производственные корпуса на заводе «Аксай», где предполагался серийный выпуск грузовых автомобилей, а также авиационных моторов. Но вскоре в 1917 году произошла Октябрьская революция, и всем этим планам было не суждено осуществиться.
 
ЛЮБИТЕЛЬСКАЯ ТЕАТРАЛЬНАЯ ТРУППА НАХИЧЕВАНИ
 
Получив высшее образование в Москве, имея некоторый опыт участия в любительских спектаклях, Т. Адамян, С. Тигранян и М. Кушнарян создали первую любительскую театральную труппу Нахичевани. Любительской режиссурой с увлечением занялись братья Арцатбаняны. Уже в середине XIX века в нескольких городских училищах, а также в частных домах, имевших большие залы, ставились пьесы на армянском языке актёрами Т. Адамяном, С. Тиграняном и М. Кушнаряном. В город на гастроли неоднократно приезжала труппа артистов из Константинополя под руководством Товмаза Фасулджяна. Одним из ведущих актёров был армянский трагик Петрос Адамян.
 
Петрос Адамян был известным актёром не только в армянской среде, его знали и уважали в мировом театральном искусстве. Эта труппа ставила спектакли по комедиям Мольера, трагедиям Шекспира, а также по пьесам армянского драматурга Сундукяна. Петрос Адамян был настоящим энтузиастом своего дела. Он сумел в короткий срок собрать небольшую любительскую труппу из актёрски одарённых нахичеванцев, чтобы давать спектакли. Адамян был вдумчивым артистом, много работавшим над собой и каждой своей ролью, много читающим и образованным. Он увлекался живописью, любил набрасывать рисунки карандашом, иногда рисовал «образ» героя, который должен был воплотить на сцене. Спектакли любительского нахичеванского театра не были частыми, нередко актёры выступали бесплатно. Петрос Адамян не мог зарабатывать актёрской работой в Нахичевани, деньги на хлеб он зарабатывал живописью. у него хорошо получались портреты. Картины Адамяна с удовольствием покупали нахичеванцы.
 
Репертуар актёра был самым обширным - от мелких ролей в одноактных спектаклях до Отелло и Гамлета в трагедиях Шекспира. Адамян выступал не только в Нахичевани, он совершал турне по различным городам Российской империи. Его игру могли видеть на подмостках театров в Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, Саратове, Харькове, Полтаве, Таганроге, Тифлисе, Кишиневе.
 
Адамян любил Нахичевань. В одном из своих писем он писал: «О себе могу лишь сказать, что как человек искусства я встретил здесь прекрасный приём. В Тифлисе к нам относятся как к слугам. Здесь же ощущаю, что чего-то стою, меня ценят как главу и учителя любительской театральной труппы, состоящей из весьма достойных молодых людей».
 
К концу XIX века культурная жизнь в Нахичевани достигла своего наивысшего расцвета. Нахичеванские светские салоны ничем не отличались от петербургских или московских. В начале ХХ века именно в Нахичевани проводил свои музыкальные вечера Сергей Рахманинов.
В 1880 году в Нахичевани было создано Общество любителей драматического искусства. Его члены ставили своими силами спектакли. Приглашали на гастроли армянские театральные труппы из других городов России и из-за рубежа.
 
Именно члены Общества любителей драматического искусства Г. И. Чубаров, Т. Попов, И. Чарихов, А. Хадамян, Г. Аладжальян и другие стали инициаторами Строительства в Нахичевани здания городского театра. Театр, построенный по замечательному проекту выдающегося нахичеванского архитектора Н.Н. Дурбаха, был торжественно открыт по обрядам Армянской Апостольской церкви и Русской Православной 16 декабря 1899 года. Театр открылся постановкой спектакля по пьесе Л.Н. Толстого «Плоды просвещения».
Театр стал центром культурной жизни Нахичевани. Здесь ставили спектакли, проводились благотворительные балы, отмечались общегородские торжества. Приятно отметить, что здание театра до сих пор служит Мельпомене.
 
КАК ОТМЕЧАЛИ ПРАЗДНИКИ В НАХИЧЕВАНИ
 
До революции 1917 года праздников в Нахичевани было много. Но особо торжественно отмечали Рождество и Пасху. В Нахичевани Новый год и Рождество всегда отмечали с размахом и очень торжественно. Как правило, за большим и праздничным столом собиралась вся семья - многочисленные родственники, дедушки, бабушки, тёти, дяди. Эти традиции были святы и бережно хранились даже в советские годы. По крайней мере, в нашей семье и в годы застоя отмечали и Рождество и Пасху. Просто это не афишировалось.
 
Итак, в старой Нахичевани очень почитали эти праздники. Хозяйки готовили праздничные блюда. Например, гату. Гата - это сладкая булочка, в которую кладут начинку из мёда и ореха. К столу подавали самсу - пирожки, которые начинали как мясом, так и различными сладостями. Готовился также каханд. Его приготовляли из мёда и жареного ореха. Мёд взбалтывали столько, что он белел, а затем в него бросали жареный и очищенный орех. Всё это смешивали вместе, наливали в красивый сосуд и ставили на праздничный стол.
Готовился также пирог тари. Его приготовляли так, что на нём было видно несколько частей и ответвлений. Число этих частей или веток бывает двенадцать. Столько же сколько месяцев в году или по числу домочадцев. Верх пирога украшали орехами, изюмом. В одну из частей пирога клалась монета. Пирог разрезался и распределялся между членами семьи. Кому выпадает монетка, тому и будет счастье в наступающем году. Я помню, когда был маленьким, всегда в своём куске пирога искал её. И мне незаметно родители подкидывали монету, а я искренне верил, что мне очень везёт.
 
Ерванд Шахазиз в своей книге «Новый Нахичеван и новонахичеванцы» описывал, что в городе 31 декабря с утра до вечера дети ходили по домам и пели праздничные песни - каландос. Им за это взрослые давали сладости, а также гату, самсу и деньги.
 
Рождество донские армяне отмечали особо торжественно. Обязательно было посещение богослужения в церкви. На ужин сочельника помимо блюд для разговенья после поста - рыбного холодца, жареной и варёной рыбы - обязательно готовился кубати. Кубати - это пирог состоящий из сорока листов теста, начинённый рыбой. Целый день нахичеванские хозяйки раскатывали эти сорок листов теста для пирога специальными тонкими скалками - охлов. После того, как половина слоёв опрыскивается маслом и складывается друг на друга, на них посыпается мякоть жареной рыбы и лука и прикрывается всё это другой половиной; опрысканных маслом и сложенных друг на друга слоёв, сверху смазывают яйцом и ставят в печь, Поверьте, это очень вкусно!
 
Целый день в Рождество в армянских церквях идут богослужения. Особо трепетно донские армяне относились к освящённой воде. Её хранили круглый год в специальных чашах и употребляли как средство исцеления.
 
Многие традиции донских армян ушли в прошлое, но и сейчас мы все от души и с радостью встречаем Новый год и Рождество. А свежие гату, самсу, кубати и теперь можно при обрести в продуктовых магазинах Чалтыря и Нахичевани.
 
В. Смирнов в своей книге «Летопись Нахичевани-на-Дону» приводит уникальные воспоминания известного общественного деятеля Нахичевани Ивана Матвеевича Келле-Шагинова. Он вспоминал, что на Рождество и на Пасху мужчины в первый же день делали визиты ко всем своим родственникам. В первую очередь необходимо было посетить своего крёстного отца. Женщины также посещали своих родственников. Интересно описывает Келле-Шагинов, как праздновались именины:
«Именины же праздновались очень торжественно. Заказывалась обедня, затем панихида по родителям. Из церкви священники приходят на чай домой. Затем начинаются визиты мужчин с 11 ч. до 2-х, родственников и знакомых. В зале накрывают стол со всевозможными закусками, винами и водками, в 12 часов - пирог, а до того подают кофе. После ухода родственников хозяйка, провожая, просит вечером пожаловать со всей семьёй ... Вечером в 8 часов собираются, все рассаживаются - мужчины отдельно, женщины отдельно, подаётся чай, который пьют, держа на руках блюдца ... Хозяева стараются всех усадить, чтобы не было скучно, мужчинам разносят пунш, женщинам - варенья, конфеты и пр. Затем открывается закусочный стол, к которому подходят сперва мужчины, а потом женщины. Вечер заканчивается ужином к 3-4 утра. К чаю подавались сухари домашнего приготовления и кренделя, густо посыпанные сахарной пудрой, лимон или сливки. Варенье чаю не полагалось. А по окончании чая начинали разносить всех вареньем в таком порядке: по два сорта на подносе, причём обычно каждый брал один сорт ложкой прямо в рот, а не в блюдечко. Сперва варенье из роз и вишен, потом, во вторую очередь - крыжовник и абрикос, а в третью очередь - груша и айва, в 4-ю очередь апельсиновое и цедра или лимонное. Затем соты (медовые) и каймак. Затем хурабья и бадемов мезе, домашнего приготовления, состоящие из муки, масла, сахара и из миндаля и яичного белка, особого приготовления пирожные. После этого _ конфеты на большом подносе врассыпную леденцы, мармелады, карамели разные с картинками. Конфеты обыкновенно гости брали и в карман, говоря, что это детям, это сплошь и рядом Считалось в порядке вещей».
 
Я, как врач, после прочитанных этих вспоминаний был в ужасе от того количества сладкого, которое поедали мои предки. Но на этом их праздничные блюда не заканчивались. Вот как Келле-Шагинов описывает торжественный ужин нахичеванской семьи: «Ужин состоял всегда из отваренной осетрины, которая подавалась в горячем виде, или отварной индейки, жареное из птиц - куры или утки, или барашек, начинённый пловом, или шашлык. А если первое из индейки, то второе - рисовый плов с кишмишом И миндалем. На сладкое подавался пудинг или желе, а позже появились пломбиры или мороженое. Затем фрукты: яблоки, груши, апельсины».
 
Особо следует отметить, что нахичеванские мужчины знали толк и в спиртном. Вот как об этом пишет Келле-Шагинов: «Мужчины вначале пили водку, а за ужином - вино, мадеру, херес, и больше всего - Санторинское, которое привозилось греками, донские вина: цимлянское, раздорское и проч. Дамам подавалось только сладкое _ кизлярское или прасковейское вино, каковое вкушали неполную рюмку по обычаю... До ужина мужчинам подавали пунш, состоящий из трети стакана кипятка с сахаром и лимоном, в который подливали ром по вкусу. Таких пуншей подносили без конца до ужина, по числу пуншей ценилось и достоинство вечера. У богачей приглашался на вечер играть оркестр на именинах и устраивались танцы».
 
Когда я был маленьким мальчиком, то помню нахичеванских стариков, которые любили вспоминать подобные посиделки. У них было любимое выражение «кутить». «Как хорошо мы кутили!» - говорили они.
Что ж, как видим, нахичеванцы, действительно любили погулять, и особенно вкусно поесть.
 
ПРАЗДНИК СВЯТОГО ГЕОРГИЯ
 
Наиболее почитаем в Нахичевани был день Святого Георгия (Хдрелез). По сути, этот праздник был одним из главных у донских армян. Традиция отмечать широко его пришла из Крыма. В Крыму Святого Георгия чтили право славные греки и армяне. Праздновали день Святого Георгия 23 апреля. Этот день знаменовал начало весны. В это же время и мусульмане Крыма отмечали начало весны. День Святого Георгия армяне ежегодно отмечают и на Дону. На Дону армяне Хдрелез отмечали с 23-го по 30 апреля. Вот как описывает эти дни известный нахичеванский художник С. П. Чахирьян:
 
«Хдрелез был наиболее популярным праздником в Крыму. Православные греки отмечали именины Святого Георгия 23 апреля, в день, знаменовавший начало весны. Это был праздник для всех народов Крыма, в том числе и для армян, христиан армяно-григорианского вероисповедания, а также армян-католиков, для татар-мусульман и для караимов-иудеев. Традиция праздновать день рождения святого 23 апреля сохранилась у армян, выходцев из Крыма, и на Дону. Армяне Закавказья празднуют именины Сурб Геворка в ноябре. Празднование в Нахичевани Хдрелеза с 23 апреля по 30 апреля происходило во дворе церкви Святого Георгия, на меже между Ростовом и Нахичеванью. Название праздника пришло на Дон из Крыма. Недалеко от нынешнего Белогорска (бывшего г. Карасу-Базара) широкий овраг горы Чамбей назывался раньше Хотурлез (теперь Харткая), где располагалась греческая церковь Святого Георгия и проходил праздник, посвященный Святому Георгию. Отсюда и название одного из основных праздников, посвященных Святому Георгию, - Хдрелез. На празднике юноши Нахичевана выбирали себе невест. Ведь в другое время девушки по городу не ходили. На празднике организовывали ярмарки, продавали сласти, крутились карусели на радость детворе».
 
Множество поверий было связано у донских армян с этим праздником. Считалось, что человек, попробовавший в этот день мясо молодого ягнёнка, наполняется силой и здоровьем. Как пишет в своей работе ростовский историк С.М. Хачикян: «Хдрелез - христианская традиция донских армян, жители Нахичевани и окрестных сёл также верили, что если в этот день собрать лекарственные травы и цветы, приготовить из настои и выпить его, то исцелишься от всех болезней и недугов. А если этим настоем ещё и умыться, то обязательно помолодеешь».
 
Праздник Святого Георгия в Нахичевани включал в себя целый спектр торжественных и развлекательных мероприятий. Три дня в церковь Святого Георгия стекались паломники. В дни праздника в церкви Святого Георгия бывали практически все жители Нахичевани и окрестных сёл. Многие армяне приезжали в национальных костюмах. На этот праздник приезжали и жители соседнего Ростова. Особо много на празднике было молодежи. Для детей устраивались специальные гулянья. Праздник начинался с торжественного богослужения, в котором принимали участие все высшие чиновники Нахичевани. Площадь возле церкви Святого Георгия была уставлена торговыми павильонами. Открывались ярмарки, каждый купец на этой ярмарке старался украсить своё место как можно оригинальнее и красивее. Как пишет В. Смирнов в своей книге «Летопись Нахичевани-на-Дону», наряду с традиционными товарами на этой праздничной ярмарке организовывался «Базар сытинских изданий». То есть продавались дешёвые, но популярные книжки самых известных писателей того времени.
 
Вот как описывает эти народные гулянья выдающийся армянский художник Мартирос Сарьян: «Самым большим народным праздником считался день Святого Георгия, 23 апреля. На площади, названной именем этого Святого, на пустыре между Ростовом и Нахичеванью, открывалась огромная ярмарка, продолжавшаяся целую неделю. Здесь собирались жители обоих городов и крестьяне окрестных армянских сёл. Приходили и из ближайшей казачьей станицы. Крестьяне в ярких национальных одеждах придавали ярмарке своеобразный колорит. Вокруг царил невероятный гул, создаваемый шумящим народом, криками продавцов фруктов, сладостей, воды, игрушек и других товаров. Мы увлекались каруселями, обвешанными и разрисованными фантастическими украшениями. С восхищением смотрели, как кружатся на карусели под орган взрослые и дети. У входа в цирк, зазывая гостей, толпились актёры и клоуны. Если в наших карманах заводилась пара гривенников, мы целыми днями болтались на ярмарке, беспечные и счастливые. На эти деньги мы покупали себе халву, апельсины, русский квас. Домой возвращались только поздно ночью».
 
Примечательно, что и в ХХI веке донские армяне продолжают торжественно отмечать один из главных своих праздников - день Святого Георгия.
 
ВАРТЕВОР, ИЛИ ПРАЗДНИК ПРЕОБРАЖЕНИЯ
 
Вартевор (или Вардавар) - один из излюбленных в армянском народе праздников. Этот праздник очень любили донские армяне. Согласно обычаю в этот праздник принято обливать друг друга водой. Одни учёные считают, что Вартевор (Вардавар) связан с культом древнеармянской богини Астхик - богини любви и красоты, водной стихии и плодородия. Отсюда и традиционное обливание водой друг друга. Этот праздник очень древний, он перешёл и в христианскую армянскую культуру. После принятия христианства в Армении праздник претерпел некоторые изменения. На сегодняшний день его отмечают как церковный праздник Преображения Христа. По мнению некоторых учёных, праздник связан с Великим потопом. Следуя сказанию, когда после Потопа Ной остановился на горе Арарат, а после спустился с вершины, с этого дня начинается армянский месяц Навасард. А в память о Потопе Ной наказывает своим сыновьям обливать друг друга водой.
 
В своей книге «Летопись Нахичевани-на-Дону» В. Смирнов приводит интересные воспоминания известного общественного деятеля Нахичевани Келле-Шагинова о Вартеворе. Вот как Келле-Шагинов вспоминает об этом празднике: «На Преображении в «Вартевор», который приходился на l00-й день от Пасхи, приблизительно между 1-м и 20-м июля, в день престола «Сурб Хач» бывал особый наплыв народа к монастырю. Кроме Нахичевани, прибывали на этот праздник из пяти армянских сёл поселяне, заполняя весь двор монастыря и площадь за оградой. Всей семьёй приезжают и два дня под открытым небом проводят. Все поселянки в самые яркие цвета наряженные, а девушки - в шапочках, шитых золотом. Нахичеванские богатые семьи устраивали под деревьями обширные палатки и шатры на случай дождя, чтоб было где укрыться, арендуя заранее места вдоль главных аллей, украшали стены коврами, привозили заранее столы и стулья, располагались на широкую ногу - самовары, и шашлык - посылали прислугу, которая там же ночевала. Кто поскромнее, располагались на травке. Оркестры музыкантов обходили от одной группы к другой. Поиграют две-три пьесы получат чаевые, отходят, тогда другая партия повторяет то же, словом, музыка непрерывно всё время играет. Попы, в свою очередь, с крестами обходят тоже, получая свою мзду в пользу церкви также. Веселье, попойки, пляски кругом на полном ходу... В церкви идёт служба, сад соединился мостом, перекинутым через реку Темерник. От моста поднимается длинная каменная лестница с площадками, ведущая на холм, на котором возвышается церковь. Публика идёт бесконечной лентой: одни поднимаются по лестнице к церкви, другие опускаются к саду, образуя красивый вид».
 
Интересные воспоминания об этом празднике оставил также известный русский учёный Ю.А. Веселовский в своём этнографическом очерке «Армянский уголок на юге России». Ю.А. Веселовский был неординарной личностью. Литературовед, переводчик, писатель, он был сыном известного историка литературы А.Н. Веселовского. Он занимался изучением армянской истории и литературы, а также переводом армянских классиков. Веселовский переводил на русский язык сочинения Р. Патканяна. Его перу принадлежат книги «Очерки армянской литературы и жизни» (Армавир, 1906), «Армянская муза» (Москва, ] 907).
Веселовский с большой любовью пишет о Нахичевани и донских армянах. Вот как он описывает праздник Вартевор в Нахичевани:
«Переживания старого вообще вымирают нескоро; так, например, сохранилось в Нахичевани в день Вартевор обливать друг друга водой, но так, чтобы тот, кого обливают, был захвачен врасплох; при этом стоит тому, кто обливает, громко крикнуть: «Вартевор!» - и человек, получивший хороший душ, не имеет права обижаться. С тем же днём был в прежнее время связан другой обычай: молодые люди отправлялись на гулянье искать невест, происходило что-то вроде смотрин, женихи пропускали девушек мимо себя, осведомляясь о той или другой, даже вступали иногда с ними в переговоры, иногда тут же в переговоры и с родителями».
 
А вот как описывает празднование Вартевора в монастырском саду Сурб Хача известный армянский историк Е. Шахазиз: «Интересна масса паломников армянских крестьян. Они ещё сохранили армянскую патриархальную жизнь, свою древнюю армянскую одежду, язык и обычаи... До такой степени пестра эта масса, что щекочет взор человека. В аллеях организована большая ярмарка: кто продаёт сладости, кто игрушки, а кто торгует различными вещами. Девушки группами грациозно ходят среди народа, показывают себя молодым людям, которые пришли облюбовать, выбрать себе невест. И этот обычай переселенцы привезли с собой из Армении».
 
И сейчас донские армяне с большим удовольствием отмечают праздник Вартевор (Вардавар) у стен монастыря Сурб Хач. Связь времён не прервалась, и этот праздник до сих пор существует на Дону.
 
КУЛЬТ ЕДЫ В НАХИЧЕВАНИ
 
Армянская кухня - одна из древнейших в Закавказье и в Азии. Блюдам армянской кухни присущи острота и своеобразный пикантный вкус.
Но кухня донских армян особая. Она несколько отличается от кухни исторической Армении, хотя и имеет массу общих черт. Но у донских армян есть особые блюда. Например, пирожки с лебедой. Это предмет особой гордости кулинаров, выходцев из донских армян. Также армяне очень любят самсу (пирожки с мясом). Раньше их пекли в специальных печах (пур или тандыр). И сейчас самсу и пирожки с лебедой вы сможете купить в продуктовых магазинах Чалтыря и других армянских сёл.
 
В горячих блюдах традиционно много ингредиентов из теста. Например, хаших-берек. Это не что иное, как специфические армянские пельмени с мясом. Они небольшие по размеру, их подают с жареным луком, а также с кислым молоком. Ещё одно специфическое блюдо - салма. Салма - ароматические бантики из теста, которые подают с чесночным соусом, на основе кислого молока с обжаренным луком.
 
Есть у донских армян и свои первые блюда. Например, тутмач абур - это легкий суп на кислом молоке с хрустящими подушечками из теста, или тан абур - также холодный суп на основе кислого молока, но только с зеленью и чесноком.
 
Из сладких блюд донские армяне любят гату и пахлаву, а также курабье.
 
И всё-таки самым необычным блюдом в кухне донских армян, на мой взгляд, являются пирожки с лебедой (или, как называют их армяне, лапатаев бида). Мало кто из моих знакомых и друзей-не армян мог себе представить, что лебеду можно кушать. Но я лично всем советую попробовать пирожки с лебедой. Поверьте, это очень вкусно!
 
В Нахичевани к приготовлению еды всегда относились как к некоему священнодействию. Об этом очень хорошо написала в своих мемуарах известная советская писательница Мариэтта Шагинян, чья мать была родом из Нахичевани. Она очень любила в детстве приезжать из Москвы «в уютный маленький Нор-Нахичевань». Приезжала к своему деду по материнской линии, купцу первой гильдии Якову Матвеевичу Хлытчиеву, а также к свои многочисленным тётушкам. Вот как об этом пишет сама М.С. Шагинян:
 
«Тетушек у нас было много, сразу не перечесть, и все повыходили замуж местных богатеев, и у каждой был свой характер и своё отцовское приданое в 25 тысяч. Когда назывались в те годы фамилии самых именитых «первогильдных» армян, то наверняка они бьши дядями - мужьями маминых сестёр: Джамгаров, Хатранов, Чикнаверов, Сагиров, Когбетлиев, Шилтов - банкирский дом, нефтяные промыслы, рыбные промыслы, нотариальая контора. Русское окончание фамилий показывало, что все они - из XVIII века, века Екатерины, когда армян-колонистов записывали на «-ов».
...Нахичеван был обособленный город, отделённый куском голой степи и мелкорослой искусственной рощей, называемой «Балабановской», от крупного портового Ростова-на-Дону. Нас потчевали армянскими блюдами - их и готовила и мать в Москве, - хранившими отзвук и вкус крымско-татарской кухни: мусаха, самса-хатлама. Были особые старухи, изготовлявшие лакомую закуску - язычки. Небольшой бараний язычок приготовлялся и копченом виде, и в маринованном и был необычайно вкусен, особенно копченый, буро-алого цвета, когда с него аккуратно срезали кожицу и резали на тоненькие ломти. И ещё одно лакомство: эрэшкик - плоская колбаса из копчёного, с чесноком, бараньего мяса. Язычки мне больше никогда не случалось есть; эрэшкик претерпела изменения во вкусе и называется сейчас «суджук», а вот татарские блюда из мучных ушков, начинённых ароматными травами с бараньим мясом, хашик-берек (суп с ушками на кислом молоке) и татар-берек (блюдо с ушками в мацуне со сливочном маслом, посыпанные сверху толчёным сухим чабрецом) и до сих пор изготовляют кое-где армянские хозяйки родом из крымских татар, и я никогда и нигде не ела ничего вкуснее. Еда в Нахичевани носила характер праздничный, почти эстетический».
 
Интересно описывает Шагинян, как в Нахичевани готовили армянские пельмени (берек):
 
«Для изготовления береков привлекалась вся женская половина дома, в том числе и дети. Помню, как нам под самый подбородок повязывали огромные полотенца, заставляли мыть щёткой руки и ногти и только после этого допускали к кухонному столу, где на подносе аккуратно резалось приготовленное тесто на части. Потом эти части раскатывались длинными столбиками, столбики делились на кусочки, а кусочки плоско приминались пальцами, и опрокинутая рюмка, нарезала из них острыми своими краями ровные кружочки, не толще обычного картона. На эти кружочки накладывались щепотки заранее приготовленного фарша, и только потом дело передавалось в руки детей и семейных доброхотцев; мы с огромной осторожностью, благоговея, закрывали и защипывали эти начиненные кружки сверху, в особого типа круглую маленькую розетку-ушко. Так никогда не делаю пельменей, защипанных с одного боку.
Бывало, мать достанет из многочисленных жестянок со всякими сухими ароматами _ шафраном, корицей, лавровым листом - несколько чёрных гвоздичек и поручает нам, детям, воткнуть их в ушки, да так, чтобы снаружи не видно, _ чтоб «принести счастье» тому, кому выпадет за столом это ушко. Число таких гвоздичек всегда бралось вдвое меньше приглашенных к столу».
 
Мариэтта Шагинян объясняет, почему так подробно описывает особенности приготовления армянских пельменей:
«Я описываю так подробно эту процедуру, потому что позднее она мне много раз припоминалась, когда я раздумывала над лучшими методами педагогики. Труд может показаться скучным. Но если кто-то перед вами делает свой труд обаятельно, труд становится заразительным. Дети начинают хотеть: и я! и я! дайте попробовать! И пробуют со стиснутым ртом, с затаённым дыханием, с наслаждением в глазах и в пальцах - так надо учить!»
 
КАЛМЫЦКИЙ ЧАЙ И ДОНСКИЕ АРМЯНЕ
 
В кухне донских армян есть блюда, которые не готовят в Армении. Они присущи только донским армянам. Есть блюда, которые пришли в кухню донских армян от других народов, но стали для них родными. Почему-то в Нахичевани традиционно любили пить калмыцкий чай. Вот как об этом пишет известная советская писательница Мариэтта Шагинян:
 
«Была ещё одна замечательная пищевая традиция у нахичеванцев, которая глубокими корнями уходит в древность. Часто вечером мать приглашала своих сестёр (или они нас) на калмыцкий чай. Аромат его из кухни пропитывал все комнаты. Тетушки приходили чинно, в платьях для «выхода», снимали шляпки, приколотые к причёске длинной шляпной булавкой, и оставляли их в гостиной на столе. А в кухне кипятился в большом котле кирпичный чай, круглыми плоскими плитами продававшийся фирмой Высоцкого. Он потом процеживался, смешивался - половина на половину - с молоком, и в большой миске его приносили в столовую. А в столовой уже сидели за столом тётушки, перед каждой стояла небольшая, без ручки, чашка, подобная узбекским для кокчая. и было свежее, со слезой, сливочное масло, солонки с солью, горка особых песочных сухариков без сахара, - пили калмыцкий чай, посолив его, опустив в чашку немного масла и похрустывая меж питьём рассыпчатыми сухариками. Нахичеванские врачи поощряли этот напиток, утверждая, что он продлевает человеческую жизнь. Кто знает, из каких степных далей, из-под какого ночного неба, от чьих пастушьих костров пришёл к нам этот удивительный чай, именовавшийся у армян калмыцким? В долине Арарата и в Ереване его не пьют. Тётки наши, разгораясь от питья, гортанно сыпали бесконечными рассказами и восклицаниями на армянском-нахичеванском диалекте».
 
Вообще издревле этот чай пили кочевые народы: монголы, буряты, калмыки и другие. Он был верным спутником кочевников в экстремальных условиях. Монголы получали чай, торгуя с Китаем. Лучшие плантации Поднебесной поставляли ежегодно северному соседу элитные сорта спрессованного в брикеты зелёного чая. Со временем этот чай распространился среди народов Сибири, Средней Азии. Каждый из народов внёс что-то своё неповторимое в рецептуру приготовления чая. В нашей стране этот чай известен как калмыцкий. Донские армяне калмыцкий чай также считали своим напитком, внося в его приготовление особые рецепты ты и способы заварки. Всё это говорит о том, насколько тесно связаны культуры разных народов.
 
 
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 3425



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail