Гибель Максима Сычева и молодежный марш по Ростову

А А А

 

30 декабря 2011 года в суде Октябрьского района был вынесен приговор Хасбулату Мархиеву, который обвинялся в убийстве студента Ростовского государственного строительного университета Максима Сычева. Обвиняемый получил наказание в виде трех лет лишения свободы в колонии общего режима. Много это или мало? И почему именно этот случай вызвал целый всплеск невиданного прежде для Ростова общественного возмущения - особенно среди молодежи?
 
Митинг в память о Максиме Сычеве
 
АРХИТЕКТОР И БОРЕЦ
 
 
Максим Сычев был родом из Семикаракорска. Его отец художник, а парень мечтал стать архитектором. Поэтому и поступил в строительный университет. Максим был спокойным по характеру, носил очки, и внешне напоминал «ботаника», хотя таковым вовсе не был. О нем отзывались как об исключительно талантливом парне. Одним из его увлечений было мастерить макеты церквей.
 
Хасбулат Мархиев родом из станицы Орджоникидзевской республики Ингушетии. Он рано остался без родителей. Сначала умерла мать, а потом трагически погиб отец, водитель «скорой помощи»: на одном из блок-постов его машину по ошибке обстреляли военнослужащие федеральных сил. Чтобы поддержать парня, в 16 лет оставшегося сиротой, руководство Ингушетии послало его по квоте, выделяемой для северокавказских республик, получать образование в Ростов.
Увлечением Мархиева была греко-римская борьба (впрочем как и у многих парней с Кавказа). Он занимался в спорткомплексе в своей станице, записался в кружок в Ростове, но посещал его нерегулярно, и больших успехов в спорте не достиг.
 
Пути Мархиева и Сычева сошлись в комнате общежития № 4 РГСУ на проспекте Нагибина, 5, куда его поселили в одну комнату с тремя выходцами из Ингушетии. Через короткое время у Мархиева и Сычева вспыхнула ссора по поводу очередности уборки комнаты.
Сычев обратился к коменданту общежития с просьбой переселить его в другую комнату, и получил отказ. Комендант сказал Максиму, что свободных комнат нет, но сам доложил об этой просьбе в деканат. Туда вызвали на воспитательную беседу всех троих ингушских студентов, а Максима переселили в другую комнату, но в том же самом блоке, с общим на всех туалетом.
После этого отношения Максима Сычева и студентов-ингушей сильно обострились. Причиной была все та же уборка. 19 ноября вечером студенты двух комнат собрались на кухне, чтобы решить вопрос об уборке общей территории. Возник спор, в ходе которого Мархиев толкнул Сычева, и тот ударился о стенку.
Митинг в память о Максиме Сычеве
 
РОКОВОЙ БРОСОК
 
Роковые события произошли 22 ноября. Вечером, когда уже стемнело, Максим Сычев долгое время стоял на улице возле входа в общежитие. Когда мимо проходили земляки Мархиева, Максим спросил, когда тот вернется (в это время Хасбулат провожал на вокзал гостившую в Ростове сестру). На вопрос - зачем он ждет Мархиева, Максим Сычев ответил, что «хочет защитить свою честь» - подвести итоги конфликта, что возник тремя днями ранее на кухне.
Когда подошел Мархиев, они с Сычевым двинулись в сторону футбольного поля в Студенческом парке. Следом за ними пошли трое земляков Мархиева.
 
Разговор опять закончился потасовкой. Сычев и Мархиев обменялись несколькими ударами, и последний борцовским приемом перебросил через себя Максима. Прием вышел неудачным, оба упали на землю. После этого их разняли студенты-ингуши.
Мархиев ушел в общежитие, а Сычев попросил помочь ему найти очки, которые обронил. Очки оказались в кармане.
Все это продолжалось ровно 18 минут. Камера видеонаблюдения зафиксировала, как Сычев возвращался с футбольного поля, держась за голову. Он прошел мимо входа в общежитие, но в свою комнату не зашел.
 
Максим поехал ночевать к своему другу, у которого оставался незавершенный макет храма (Сычев рассчитывал над ним поработать). Но ничего сделать не получилось. Максим сидел на кухне, держась за голову. Таблетка обезболивающего не помогла, у него началась рвота.
Когда приехала «скорая помощь», Максим уже практически ни на что не реагировал, только отталкивал руку фельдшера, подносившую нашатырный спирт. В приемное отделение БСМП-2 Максима Сычева внесли уже без сознания.
 
Довольно долгое время Сычев пролежал в приемном отделении. Врачи никак не могли определиться с диагнозом: было ли это острое отравление неизвестным веществом, или закрытая черепно-мозговая травма. В итоге его положили в отделение токсикологии, и начали вводить в кровь препарат, который был бесполезен в его ситуации.
 
В отделение нейрохирургии Сычева перевели на следующий день. Он по-прежнему находился без сознания. Врачи выявили у него закрытую черепно-мозговую травма, ушиб головного мозга и его сдавливание эпидуральной гематомой. Такое повреждение могло возникнуть от удара тупым предметом по голове, или удара головой о твердую поверхность. Других телесных повреждений на теле Максима (синяков, царапин, ссадин) не было.
Максиму Сычеву была проведена нейрохирургическая операция по удалению эпидуральной гематомы. Но она не помогла. 27 ноября Максим скончался, не приходя в сознание.
 
Митинг в память о Максиме Сычеве
 
БУРЯ В СОЦСЕТЯХ
 
Известие о смерти Максима Сычева покатилось про Ростову, обрастая как снежный ком невероятными подробностями. Отдельную роль сыграли здесь социальные сети, где самыми активными пользователями являются молодые люди. Именно через социальные сети прозвучало предложение встретиться 12 декабря возле входа в общежитие № 4 РГСУ, где жил Максим Сычев, чтобы устроить вечер памяти погибшего студента.
Мало кто ожидал, что на этот призыв откликнется так много народу. К общежитию пришли студенты, казаки, представители националистических движений. По приблизительным подсчетам, в этой акции участвовали порядка пяти тысяч человек.
 
Митинг в память о Максиме Сычеве
 
Когда стемнело, мероприятие приобрело неуправляемый характер. Несколько сотен человек из числа наиболее радикально настроенной молодежи прошли маршем по центру города: Ворошиловскому проспекту, Большой Садовой улице, до Театральной площади. Звучали лозунги: «Русские, вперед!», «Нет кавказскому фашизму!».
Первоначальной целью марша было общежитие Северо-Кавказской академии госслужбы на улице Пушкинской, где проживает много студентов с Кавказа. Дело пахло настоящим погромом. Но власти среагировали быстро: проход на Пушкинскую был перекрыт милицией и солдатами внутренних войск.
Марш по Ростову 12 декабря 2010 года
 
Тогда по Большой Садовой улице марш прошел до Театральной площади. Возле драмтеатра участников шествия блокировали омоновцы, окружив преградой из металлических щитов. Но к счастью, у властей хватило благоразумия не отдавать приказ на применение дубинок. На встречу с демонстрантами прибыл вице-губернатор Сергей Горбань.
Инициативной группой были выдвинуты требования о снятии с должности ректора РГСУ Л.Б. Зеленцова, о сокращении количества квот для обучения в ростовских вузах студентов с Северного Кавказа, об исключении избиения русских приезжими с юга. Отдельно упоминалась «лезгинка», которую вызывающе танцевали на центральных улицах Ростова гости с Кавказа...
 
Власти пообещали учесть все эти требования. В свою очередь представители землячеств Северного Кавказа заявили, что они оскорблены в своих религиозных чувствах выкриками участников шествия по центру Ростова...
 
Сам Хасбулат Мархиев к этому времени находился под стражей. После гибели Максима Мархиев он скрывался от правосудия, но 11 декабря явился с повинной в правоохранительные органы (его убедил сделать это, и лично привел в милицию полномочный представитель президента Республики Ингушетия в Ростовский области Магомед Дарсигов).
 
РАЗБОР  ПОЛЕТОВ
 
На следующий день, 13 декабря, в помещении полномочного представительства Республики Ингушетия в Ростовской области прошло собрание представителей землячеств республик Северного Кавказа. Ростовские мусульмане сочли себя оскорбленными выкриками из толпы, где упоминался Аллах. В соцсетях развернулась дискуссия по этому поводу. Кто-то выложил ролик, свидетельствующий: оскорбительный выкрик все-таки был, когда молодежь кричала речевки возле общежития. Правда, кричавшего никто не поддержал, и он сам запнулся, словно понял, что сморозил лишнего. Но слова из песни, как говорится, не выкинешь. Большая группа ростовчан мусульманского вероисповедания потребовала сатисфакции - с полным на то основанием. Но кто, от кого, как и в какой форме должен был приносить извинения мусульманам? Прецедента не то что в Ростове, а пожалуй и в России еще не было - за всю её историю! 
 
Эта историческая (в полной мере!) миссия выпала на долю ранее не известного широкой общественности мужчине с "ярко выраженной славянской внешностью", который представился исполняющим обязанности руководителя общественного объединения «Тихий Дон» (тоже никому неизвестного) Артуром Александровичем Зыковым. Это объединение, по словам А.А. Зыкова, было создано недавно, сейчас находится в стадии формирования, но в него уже вошло 10 или 12 различных общественных объединений Ростова, таких как «Русский образ», «Сопротивление», «Национальное ополчение имени Минина и Пожарского», а также казаки, в том числе реестровые. А.А. Зыков сделал официальное заявление от имени организаторов вечера памяти Максима Сычева.
Артур Зыков приносит извинения мусульманам
 
- В результате мероприятия, которое приобрело неуправляемый характер, имели место выкрики, которые оскорбили чувства мусульман. Мы категорически осуждаем эти выкрики. Это делали либо провокаторы, либо маргинальная неадекватная молодежь. Я в своем лице перед всем мусульманским населением России, и даже всего мира хочу принести извинения, - именно так сказал А.А. Зыков, православный человек и отец пятерых детей (как он сам представился).
Мусульмане извинение приняли. Полномочный представитель президента Республики Ингушетия в Ростовский области М.Б. Дарсигов поблагодарил А.А. Зыкова за этот поступок, и также сообщил, что со всей ингушской молодежью, что сейчас проживает в Ростове, проведена беседа о нормах поведения в большом городе. Никаких общественных беспорядков со стороны ингушской молодежи допущено не будет. Благоразумие восторжествовало.
 
ЭХО МАНЕЖНОЙ? 
 
 
Все эти события сразу приобрели политизированный оттенок потому, что накануне в Москве произошли крупные беспорядки на Манежной площади (связанные с убийством фаната клуба «Спартак» Егора Свиридова). События в Москве и Ростове так совпали, что представители правоохранительных органов заявляли, что организаторы в обоих случаях были одни и те же.
 
Весь январь 2011 года Ростов жил под тенью того «фанатского марша» по центру города. На Театральной площади постоянно дежурили автобусы с ОМОНом. То и дело в милицию звонили бдительные граждане, сообщавшие о сборищах подозрительных групп молодых людей, как кавказской, так и славянской внешности  (их задерживали и доставляли в милицию).
По студенческим общежитиям Ростова один за другим проходили милицейские рейды. Глава ингушского землячества Магомед Дарсигов проводил беседы с ингушской молодежью, что проживала в Ростове, о нормах поведения в большом городе. Но к февралю все эти страсти постепенно улеглись.
 
Уголовное дело было возбуждено по статье 111, часть 4 Уголовного кодекса: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Мархиева защищал известный ростовский адвокат Юрий Каструбин.
 
Защита выдвинула аргумент, что смерть Максима Сычева могла быть не связанной с падением на футбольном поле во время схватки, поскольку он упал на землю затылочной частью, а гематома образовалась спереди. Следствием была проверена версия об оказании Максиму Сычеву ненадлежащей медицинской помощи врачами БСМП-2. Однако эксперты Российского центра судебно-медицинской экспертизы не выявили причинно-следственной связи между смертью потерпевшего и действиями медиков.
 
Дело Хасбулата Мархиева рассматривал судья В.И. Шмарион. Приговор - признать виновным по статье 111, части 4, и назначить наказание в виде трех лет лишения свободы в колонии общего режима. Один год назначенного наказания Мархиев уже отбыл, находясь в следственном изоляторе.
Сторона защиты подала кассационную жалобу на этот приговор, полагая, что дело должно быть переквалифицировано на статью 109 («Причинение смерти по неосторожности»). По ней предусмотрено более мягкое наказание. Обжаловала приговор и сторона обвинения - за его мягкостью (государственный обвинитель просил назначить Мархиеву шесть лет). Но областной суд оставил в силе решение судьи Шмариона. 
 
Этот приговор не вызвал большого оживления в социальных сетях Ростова, где год назад проходили жаркие дискуссии. О трагической смерти Максима Сычева, вызвавшей с свое время столь бурные события, Ростов стал быстро забывать.
 
Александр ОЛЕНЕВ.
(По материалам публикаций в газете "Вечерний Ростов").
 
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 2370



Комментарии:

Наш город южный, а значит многонациональный. И каждый раз необходимо благоразумие, чтобы разруливать обстановку трагических случайностей. Трагедии возникают в связи со смертью участников. И такие случайности не один уже раз возникали и будут возникать. 

Хорошая подробная статья, есть над чем задуматься.

Парня жаль, но его не вернешь.

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail