Горящую «тушку» ростовский пилот обуздал в ночном аравийском небе

А А А
 
Недавний подвиг российских летчиков в Доминикане напомнил о героизме нашего земляка
 
Не так давно вся Россия рукоплескала мужеству и профессионализму экипажа российского авиалайнера, которому удалось посадить загоревшуюся на взлете машину в аэропорту Доминиканы. У летчиков были считанные секунды, чтобы принимать решения в экстремальной ситуации, но в итоге жизни 355 пассажиров и 20 членов экипажа были спасены.
Ростовчанка Светлана Серафимовна Трофимова с особенным вниманием следила за этими новостями. И это не случайно: ее родной брат, пилот авиалайнера Ту-154 Леонид Серафимович Трофимов при очень похожих обстоятельствах сумел посадить самолет с загоревшимся двигателем, и спас полторы сотни человеческих жизней. Наша читательница попросила городскую газету напомнить о подвиге нашего земляка, совершенном в 1982 году в аравийском городе Аден.
 
Авиалайнер Ту-154
 
ПОМПАЖ НА ВЗЛЕТЕ
 
Воздушный лайнер Ту-154 под командованием Л.С. Трофимова выполнял международный рейс Москва - Дар-эс-Салам с промежуточными посадками в Каире и Адене. В историческую столицу африканского государства Танзания советский самолет вылетал из экономической столицы Йемена в 4.10 утра. Уверенно разогнавшись, советский лайнер с надписью «Аэрофлот» на фюзеляже, вошел в тропическое небо с крупными яркими звездами. Под крылом зияла черная бездна моря.
 
Уже на первой минуте полета командир корабля Леонид Трофимов внезапно ощутил, как огромной силы вибрация навалилась на штурвал, а в следующий миг встряхнуло корпус всей громадной машины. Летчик не был новичком в авиации: провел в небе свыше семи тысяч часов, пилотировал «аны» и «яки», уже немало налетал на своей «тушке». Трофимов хорошо знал, как вздрагивает машина под ударами грозовых вихрей и тропических циклонов, как трясет ее в полете над горами. Но эта тряска не походила на обычную турбулентность. Содрогание зарождалось где-то в чреве самолета и шло наружу, грозя разнести металлический корпус.
 
«Помпаж!» - коротко произнес Трофимов слово, страшное для пилота любого самолета с реактивными двигателями. Если поступающий на лопатки турбины воздушный поток становится неровным, тогда двигатель (а вместе с ним и весь самолет) подвергается непрерывным ударам нарастающей силы. Помпаж может вызвать попавшая в двигатель птица, или резкий перепад давления, что случается в жаркую погоду в горах. Аэропорт города Аден как раз относится к категории «горных».
 
Бортинженер Алексеев доложил о падении оборотов в третьем двигателе. Ситуация стала не плохой, а критической. Счет для принятия решений пошел на доли секунд. 96-тонная махина буквально зависла в воздухе. Для любого маневра нужны были скорость и высота, которых не было у взлетавшей «тушки». Но голос командира по-прежнему был спокоен: «Продолжаем полет на двух двигателях».
 
Экипаж отлично знал возможности своего «ту». Никто не сомневался, что самолет даже на двух двигателях благополучно долетит до места назначения. Однако не прошло полминуты, как перед командиром зажглось табло тревоги и почти сразу раздался предупреждающий голос инженера: «В гондоле третьего - пожар!»
 
Это означало, что помпаж не просто вывел турбину из строя. Он повредил систему питания топливом - только это могло вызвать возгорание. Критическая ситуация стала угрожающей...
 
ЧКАЛОВСКИЙ ПРИМЕР
 
Леонид Трофимов родился в 1943 году в сибирском городе Прокопьевск. Его отец Серафим Фролович Трофимов, был видным советским специалистом по геологии. Много ездил по стране. В Ростов-на-Дону семья Трофимовых перебралась сразу после войны, когда в нашем городе формировалось Северо-Кавказское геологоразведочное управление, и отец получил сюда назначение.
 
Как рассказала Светлана Серафимовна, Леня с детства мечтал об авиации. Перечитал все книжки о легендарных летчиках - о Чкалове, Байдукове, Громове, Покрышкине, Кожедубе... Учился в школе № 39 (на улице Серафимовича), и уже в старшем классе стал ходить на занятия в аэроклуб ДОСААФ. Серафим Фролович категорически настаивал, чтобы Леонид продолжил его профессию и стал геологом. Тот не стал спорить с отцом и легко (поскольку хорошо учился) поступил на первый курс геофака Ростовского госуниверситета. Но там проучился всего лишь год.
 
Следующим летом Леонид тайком от родителей поехал в Киев и успешно сдал экзамены в институт гражданской авиации. По его окончании был направлен в Грузию, где на вертолетах Ми-2 сельхозавиации он обрабатывал с воздуха чайные и табачные плантации. Приземляться и взлетать приходилось каждые 3-4 минуты. По 50-60 взлетов и посадок в день. Это была настоящая школа для молодого летчика!
 
Судьба ростовчанина оказалось схожей с героем известного всем фильма «Мимино». Получив опыт на винтокрылых машинах в Грузии, Леонид Трофимов вернулся в родной город и поступил на работу в Ростовский объединенный авиаотряд, чтобы летать на самолетах. Он был настойчивым и целеустремленным: постоянно стремился осваивать новые типы воздушных судов.
 
Пилот Ту-154 Л.С. Трофимов
 
В 1977 году Северо-Кавказское управление гражданской авиации рекомендовало перспективного пилота на работу в Центральное управление международных воздушных линий в Москву.
 
ТОЧКА ВОЗВРАТА
 
Встревоженные сильной тряской пассажиры успокоились, как только был отключен аварийный двигатель и исчезла вибрация. А в кабине пилотов пятеро летчиков вели отчаянную борьбу за их жизни. Но если бы кто-то со стороны увидел их работу, он ни за что не догадался бы о том, что самолет и его пассажиры находятся на волосок от гибели. Члены экипажа прильнули к приборам, а командир все тем же ровным, невозмутимым голосом отдавал распоряжения: полностью отключить третий двигатель, убрать забор воздуха, задействовать вторую очередь системы пожаротушения.
 
Автоматическое противопожарное устройство в мотогондоле сработало одновременно с сигналом опасности. Но первый автоматический «выстрел» углекислотой не задушил пламя. Со второй попытки это удалось, и бортинженер сразу активировал систему для третьей атаки, если возникнет необходимость. Шла шестая минута полета...
 
Пожар вслед за помпажем резко изменил ситуацию. Если с отключенным двигателем можно было спокойно лететь на любое доступное расстояние, то поврежденная топливная система таила множество опасностей. Запас горючего у авиалайнера _ почти сорок тонн. Кто поручится, что в полете не начнется его утечка, и что снова не проскочит где-то роковая искра?
 
Падала скорость, и вместе с нею падала высота: об этом предупреждала система сигнализации, об этом тревожно докладывал штурман.
 
«Возвращаемся!» _ без колебаний принял Трофимов единственное верное в данной ситуации решение. Радист Васильковский немедленно запросил землю, и земля ответила, что готова принять самолет.
 
«Скорость триста, высота сто!» - в очередной раз доложил штурман Павленко. Этого было крайне мало, чтобы развернуть и посадить тяжелый самолет. Судьба воздушного корабля и находившихся на его борту людей теперь полностью зависела от профессионализма и решительности командира.
«Убрать закрылки... так... добро», - голос Трофимова стал чуть затянут, как у человека, решающего сложную задачу. «Скорость триста сорок... триста пятьдесят», - сразу отреагировал штурман. Появилась возможность маневра. Командир все так же спокоен: «Переводим в набор высоты... Высота сто пятьдесят... двести...»
 
Сделав крен на левое крыло, тяжелый корабль плавно разворачивался в звездном небе над черным заливом. Аденский аэропорт лежит среди гор, а единственный воздушный коридор ведет к нему со стороны моря. В этих условиях вывод машины на глиссаду посадки с переполненными баками и при двух работающих двигателях был сложнейшей задачей.
 
ЧП С «БОИНГОМ-777»
 
«Сначала по левую сторону услышали громкий хлопок, самолет как будто провалился в воздухе. Непонятные звуки какие-то. Сначала подумали: может турбулентность? Секунд тридцать была тишина, потом с левого крыла увидели пламя, дым пошел черный. Люди начали вскакивать, подбегать туда смотреть. Крики. Дети заплакали»...
 
Это рассказ одного из пассажиров «Боинга-777», который потерпел бедствие при взлете с аэродрома города Пунта-Кана Доминиканской республики. События разворачивались стремительно. У экипажа были считанные секунды на принятие решения. Командир корабля Константин Парикожа и второй пилот Игорь Кравцов отключили неисправный двигатель и начали разворот в сторону Пунта-Каны.
 
«Сработала сигнализация отказа двигателя, произошло задымление в кабине, было принято решение на возврат. На посадку без уменьшения посадочной массы, без выработки топлива, так как в кабине был дым. При посадке, так как была превышена масса, перегрелись колеса. С диспетчерской вышки местного аэропорта было доложено, что есть дым, поэтому было принято решение на эвакуацию пассажиров», - так рассказал о происшествии после приземления командир «Боинг-777» Константин Парикожа.
 
Не правда ли, очень похоже на ЧП с рейсом SU-459 в январе 1982 года?..
 
ПОДПИСЬ БРЕЖНЕВА
 
В то время человечество еще не знало слово «компьютер», поэтому скорость работы мозга командира терпящего бедствие Ту-154 можно сравнить с работой вычислительной машины. После того, как корабль выполнил разворот над морем и с включенными огнями, двумя ревущими двигателями устремился к желанной полосе бетона, главной задачей было рассчитать посадочную скорость.
 
Поскольку весь груз топлива оставался на борту, а тяга двигателей снижена на треть, возникла реальная опасность, что избыточный посадочный вес не позволит создать нормальную траекторию планирования, и самолет коснется земли не долетев полосы.
 
Выход был в увеличении скорости посадки на 50-60 километров в час. Но вместе с этим увеличивался и тормозной путь (в штатном режиме - два километра). А бетонка в аденском аэропорту не такая уж длинная. Но времени на обдумывание не оставалось.
 
«Закрылки на 28 градусов!» - распорядился Трофимов. «Скорость 320-325. Удаление от полосы 14 километров», - доложил штурман Павленко. Экипаж сделал все, что мог. Дальше уповать приходилось только на надежность техники.
 
Шла восьмая минута полета, и в салоне пассажиры уже знали, что самолет идет на посадку. У аварийных люков заняли места бортпроводники, детей перевели в наиболее безопасное место. Многие были уверены, что самолет возвращается из-за непогоды.
 
Командир угадал со скоростью и с глиссадой: лайнер приземлился в самом начале полосы. Взвыли переведенные в реверсивный режим двигатели, но их тяги было недостаточно для эффективного торможения. Трофимов зажал до упора тормоза на колесах, так и не отпустив их до самой остановки воздушного судна. Все термодатчики, следящие за температурой шин, потом оказались оплавленными.
 
Теряя инерцию, многотонный авиалайнер застыл на последних метрах бетонной полосы. К нему уже мчались пожарные машины, кареты «скорой помощи». Все так же спокойно Трофимов отдал последнюю команду: «Пассажиров эвакуировать по трапу. Аварийные люки не открывать!» Настоящий советский летчик, Леонид Серафимович Трофимов таким образом сохранил лицо своей страны. Кадры выпрыгивающих в панике из советского самолета пассажиров на западных телеканалах для СССР были совершенно ни к чему...
 
Пассажиры самолета (среди них были советские граждане, танзанийцы, югославы, корейцы, венгры) встретили появление экипажа аплодисментами.
 
С момента взлета и до посадки прошло восемь минут 26 секунд. Для экипажа Леонида Трофимова они показались вечностью...
 
1 февраля 1982 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденами и медалями членов экипажа самолета «Аэрофлота» - «за мужество и высокое мастерство, проявленные при исполнении служебных обязанностей». Командир корабля Л.С. Трофимов был удостоен высокой награды - Ордена Трудового Красного Знамени. Указ подписали: председатель Президиума Л.И. Брежнев, секретарь - М.П. Георгадзе.
 
- Об этом подвиге писали все газеты, рассказывали по телевидению. Вскоре после этого Леня приехал из Москвы в Ростов погостить у родителей. Его пригласили на встречу с учениками родной 39-й школы и устроили ему настоящее чествование. Брат очень стеснялся, говорил, что просто делал свою работу, и никакого героизма не было. Он вообще скромный по натуре человек. А я считаю, что наш Ростов должен знать таких людей, как летчик Леонид Трофимов, и гордиться их делами! - говорит сестра героя Светлана Серафимовна Трофимова.
 
Александр ОЛЕНЕВ.
(Публикация - газета "Вечерний Ростов", 14 марта 2016 года).
 
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 778



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail