Градоначальник Греков: мастер смешных приказов

А А А

 

Июль 1918 - август 1919 год
Градоначальником в Ростове и Нахичевани был полковник Константин Митрофанович Греков, прославившийся своими, почти анекдотическими приказами. Писал он эти приказы сам, и не обладая литературными способностями, но ратуя за свое дело, как он его понимал, доводил тексты почти до уровня фельетонов.
 
Так за то, что кто-то щелкал подсолнечные семечки на улице, полагалось заключение в тюрьму на три месяца.
 
Известны его приказы, обращенные к торговцам, к игрокам в карты, к вымогателям, к бандитам, к страже, к различным городским службам.
Образчики его приказов:
 
«Грабители, воры, взломщики, карманщики, прислуги-воры и люди, потерявшие всякую совесть, прекратите вашу гнусную деятельность и займитесь честным трудом.
Много обездолили вы честных тружеников и довольно. Я вам приказываю, - довольно безобразия... Нет места вам в городах Ростове и Нахичевани на Дону. Объявляю вам беспощадную борьбу. Не исполнившие этого приказа пожалеют, но будет поздно».
 
А вот его обращение к политическому подполью:
 
«Опять в г. Ростове на Дону появились прокламации с призывом «Пролетарии всех стран, объединяйтесь». Право, понять не могу, почему пролетариям надо соединяться именно в Ростове? Здесь и без того тесно. Прокламации расклеивала госпожа Ревекка Ильяшевна Альбаум. Ее следовало бы расстрелять, но я приказываю ее лишь выслать к большевикам, за которых она ратует».
 
Приказы Грекова // Приазовский край. 1918 - 5, 8, ll, 14, 29 августа; 12 сентября; 9,17 ноября; 4, 9 декабря; 1919 - 8, 26 января; 25 февраля.
Источник: Владислав Смирнов. Летопись Ростова-на-Дону. Изд-во «Книга», 2012 г.
 
 
В 1918-1919 на белом Дону белым градоначальником в Ростове-на-Дону и Нахичевани-на-Дону был полковник Греков. Многие из тех, кто тогда оказался в Ростове, запомнили полковника навсегда по лихим приказам, которые он отдавал по городу и доводил до населения через местные газеты. Из числа этих «тех» поминают грековские приказы, например, Мариэтта Шагинян, Леонид Ленч, Владимир Амфитеатров-Кадашев, Алексей Толстой, Хаджи-Мурат Мугуев…
Амфитеатров-Кадашев в дневнике записал, что Греков – «вообще какой-то конферансье от полицейского ведомства (что, впрочем, не мешает ему держать Ростов в большом порядке). Его приказы – какие-то фельетоны».
 
Я видел в РГБ Ростовские газеты 1918-1919 года, там присутствуют там номера с приказами, в которых отразилось пристальное попечение Грекова о городских делах. Градоначальник в этих приказах устанавливает твердые цены и тарифы, в частности, точные расценки (даже не «коридор») на продажу мяса разных сортов, причем не абы какие, а выработанные по его заказу Ростовской городской управой («Приазовский край» № 123, авг. 1918; в августе же он утвердил таксу для легковых извозчиков, а в сентябре озаботился тем, что они скрывают эту таксу от неосведомленных седоков, чтобы забрать сверху, и обязал городские учреждения снабдить извозчиков табличками с означением этой таксы, а извозчиков – строжайше иметь их при себе, чтобы седок сразу мог видеть, сколько с него причитается; предписал он также таксы на бани, «Приаз. край» 147, сент. 1918), распоряжался о сборах и отменах сборов налогов на телефон и т.д.
 
Он предлагал органам городского управления выработать твердую таксу и для парикмахерских (с разделением их на I и II категории с соответствующей оплатой), с тем, чтобы он затем предписал эти таксы к соблюдению («Приаз. кр.» 135, сент. 1918), требовал особым приказом от граждан часто чистить дымоходы («Приаз. кр.» 147, сент. 1918), предписывал дельные меры по борьбе с тифом («Приаз. кр». 214, дек. 1918) – словом, Ростов в его лице имел дельного и активного начальника.
 
Жена его, О.М. Грекова, тоже бойко занималась делом, в частности, собрала в Ростове средства на поезд-баню, каковой и был выстроен (об этом пишет атаман Краснов во «Всевеликом Войске Донском»). Кстати, все вышеупомянутые приказы полковника написаны самым обычным простым слогом.
 
Славу себе он, однако, заработал совсем иными приказами. Один из них стал легендарным, его пересказывают минимум три автора, и все по-разному. Связан он был со следующим эпизодом: в Ростове и Нахичевани осенью 1918 г. расклеивали большевистские листовки, а после была попытка провести в Ростове, вопреки осадному положению и запрету властей, студенческую забастовку и митинг протеста по поводу того, что в Киеве гетманский конвой открыл огонь по антиправительственной и запрещенной студенческой демонстрации (студенты расходиться не пожелали, произошла стрельба, несколько человек было убито).
Ростовский митинг, хоть и запрещенный, а все-таки собрался, однако благоразумно самораспустился при появлении конвоя Грекова и соответствующих угроз. Активнейшее участие в организации этого ростовского митинга проявила некая Ревекка, за что и была задержана… однако о реальных подробностях этого дела будет сказано ниже, а пока слово вспоминателям.
Леонид Ленч в разных своих мемуарах пишет об этом эпизоде: некая большевистская подпольщица-еврейка по имени Ревекка Мироновна расклеивала в Нахичевани-на-Дону красные листовки с лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», но была арестована.
 
Далее Ленч пишет: «И была казнена, бедняжка! По этому поводу Греков издал приказ по городу, который начинался так: «Ах, Ревекка Мироновна, Ревекка Мироновна!» А кончался предупреждением, что если, мол, «пролетарии всех стран» захотят соединяться «во вверенных моему попечению городах Ростов-на-Дону и и Нахичевань-на-Дону», то он, полковник Греков, их «поймает и повесит».
 
Другое изложение встречается в романе Мариэтты Шагинян «Перемена», от чтения которого даже зубы ломит – настолько изломанным и бездарным языком он написан. Первые строки романа гласят: «Нигде "перемена" не была такою сплошной и беспередышной, как на юге России в эпоху гражданской войны. Я и хочу рассказать о ней, имея в центре внимания не событие только, но человека. Я провела в Донской области около трех с половиною лет революции…»
После чего следует много всякого, в том числе рассказ о Грекове, которого Шагинян, вящего преображения искусством для, именует «Граковым». История с тем же приказом у нее излагается так: за митинг Греков невесть почему возложил ответственность на некую ни в чем не повинную девицу Ревекку Боруховну, после чего издал приказ:
 
"Ревекка Боруховна! Нам все известно. С какой стати взбрело вам мутить честную русскую молодежь? Какое вам, подумаешь, дело, что где-то там в Киеве с каким-то студентом что-то случилось? А если в Новой Зеландии с кем-нибудь неправильно обойдутся, так вы и в Новую Зеландию смотаетесь? Нет, сердобольная моя, у нас на этот счет закон писан короткий. Евреи, уймите свою молодежь!
Ростовский на Дону градоначальник Греков".
 
 
Вслед за чем ни в чем не повинную Ревекку Боруховну арестовали, а там и нагайками насмерть забили.
 
Амфитеатров-Кадашев, живший в Ростове во время всей этой истории, по горячим следам записал о том же митинге и приказе в дневнике, известном по поздней отредактированной копии: «Ничего подобного в официальном документе мне никогда не приходилось читать. Начать с того, что приказ облачен в форму открытого письма к Р.Э. Альбам, студентке, главной агитаторше за забастовку. Так приказ и начинается:
— Ребекка Эльяшевна!
 
Дальше идет искреннее изумление, почему столько шуму из-за киевского убийства – «ведь мы-то в Ростове никого не убивали» а если Вы хотите протестовать против всякого убийства, то не забудьте смотаться в Новую Зеландию. Там тоже кого-то убили...» Заканчивается приказ гордым заявлением, что «у нас на Вольном Дону есть своя свобода, свой Атаман и Круг, и никакой другой свободы мы, таки да, не хотим!»
 
Хохот приказ вызвал большой (между прочим, ему нельзя отказать в логичности), но, аu fond, он, конечно, безобразие. Во-первых, со стороны этической: это похоже на издевательство над павшим врагом, особенно неприличное, потому что дело идет о молодой женщине. Ведь эта самая Альбам сейчас сидит в тюрьме, на допросах ее, конечно, дерут, а в близком будущем ей предстоит военный суд — и, или расстрел, или виселица (так как вина Альбам не только в забастовке, она оказалась видною большевичкою). А затем, вообще, насколько пристало представителю государственной власти соперничать с Аркадием Тимофеевичем [Аверченко]? Кажется мне: надлежит Сулле и его сподвижникам быть величественными, статуарными, а не фиглярить, как в кабаре.
Между прочим, ростовский градоначальник ген. Греков — вообще какой-то конферансье от полицейского ведомства…».
 
Так Мироновна, Боруховна или Эльяшевна? Что было на самом деле?
 
На самом же деле (о чем см. в: Мугуев Х.-М. Господин из Стамбула. М., 1972. С. 216-219) в Нахичевани и Ростове сначала действительно было раскленно воззвание большевиков с пресловутым «Пролетарии всех стран». Листовку расклеили 16 ноября, а 19-го в «Приазовском крае» появился приказ Грекова за номером 197. Приказ гласил:
«На днях в городах Нахичевани и Ростове, в связи с маленькими неудачами наших войск под Царицыном, было выпущено воззвание большевиков под заголовком: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Странно. Почему пролетарии всех стран должны соединяться именно в Нахичевани или Ростове-на-Дону? Не понимаю! Да и места не хватит. В воззвании призыв к избиению имущих классов, низвержению существующего строя и введению советской власти и прочее, словом — все прелести большевизма. Очевидно, что не в пролетариях здесь дело, а просто приверженцы большевизма, сиречь грабители, желают опять грабить богатых, но должен вас, супчики, предупредить, что теперь это не полагается и категорически запрещено, а потому все те, кто хочет попробовать, не откажите завтра к двенадцати часам дня явиться на Таганрогский проспект, к градоначальству, чтобы не подвергать неприятностям людей посторонних. Если вы хотите сражаться — пожалуйста! Найдите оружие, приходите, и будем драться. Один на один, вас двадцать, и нас будет двадцать. Хотите двести? Пожалуйста, и я возьму двести. Если же не хотите сражаться, приходите без оружия, я вас арестую и отправлю с экстренным поездом в милую вашему сердцу Совдепию или еще кой-куда. А вы, остальные жулики, клеветники и брехуны, приезжие и местные, разных полов и национальностей, заткнитесь и займитесь чем-нибудь более полезным, а то доберусь и до вас.
Полковник Греков».
 
На следующий день к Таганрогскому градоначальству подтащили людей, но желающие переведаться со стороны большевиков не появились. Между тем случился тот самый студенческий митинг, и по его поводу в начале 20-х числе ноября в том же «Приазовском крае» был опубликован новый приказ Грекова, гласивший:
 
«Приказ N 203 от 20 ноября 1918 года. Ростов-на-Дону.
Вслед за появившимися на днях большевистскими листовками по городу неизвестными прохвостами расклеена новая прокламация самого лживого содержания с призывом к забастовке высших учебных заведений, приписывая какие-то обвинения нашему дорогому, любимому донскому атаману. Хотели даже устроить митинг студентов и курсисток. Вероятно, устроители забыли об осадном положении? Напоминаю, что оно существует. Напоминаю также, что теперь вообще настало время работать, а не бастовать. Благоразумие учащихся высших учебных заведений взяло верх (правда, лишь после того, как со своим отрядом и пулеметами прискакал туда войсковой старшина Икаев), и митинга не было. Земно им за это кланяюсь (не всадникам, те действовали по долгу службы, а тем студентам, которые оказались благоразумны). Но здесь была выяснена одна, вероятно очень сочувствующая, Ревекка Эльяшевна Альбум, слушательница Варшавских высших женских курсов, которая призывала к забастовке. Имейте в виду, Ревекка Эльяшевна, что у нас есть донской атаман, выбранный всем донским казачеством, и когда он отказался от своего высокого поста, то все лучшие люди Тихого Дона просили его остаться и тем ясно показали, что лучше атамана у нас нет и что мы «таки да» большевиков не хотим.
Евреи всех слоев и состояний! Обратите внимание на ваших юношей и прикажите им вести себя прилично. Еврейские студенты, учитесь, а не занимайтесь тем, что вам не полагается. Вы хотите выразить протест, что где- то в Киеве кого-то застрелили? Мы подставляем свои головы на фронтах, чтобы дать вам спокойную жизнь. Поезжайте в Киев и протестуйте, если там, по вашему мнению, неправильно действуют. Да не забудьте, что время теперь переживает весь земной шар весьма тяжелое, и возможно, что в Новой Зеландии или еще где-либо кого-нибудь неправильно убили. Так не опоздайте смотаться туда, а пока на вашей вакансии кто-либо более серьезный подучится. Нет, Ревекка Эльяшевна, не протест вам нужен, нет, вам смута нужна. Разруха родного нам Дона нужна. Не бывать этому, говорит вам старый донской казак и градоначальник. Поняли? Не бывать!!
Я — человек добрый и крови по такому случаю проливать не буду. На первый раз прощаю Вас, Ревекка Эльяшевна, но при повторении – не обессудьте!
[Роcтовский-на-Дону] градоначальник полковник Греков».
 
Вот этот приказ и был так красочно и разнообразно пересказан Ленчем, Шагинян и Амфитеатровым. Что касается Альбум – более распространенное написание: Альбам (варианты написания этой фамилии: Альбум, Альбам, Альбаум), то Р.Э. Альбам действительно оказалась участницей большевистского подполья; за забастовку-то и митинг «человек добрый» Греков ее пощадил, но тут выяснилось, что она стоит и за расклейкой прокламаций 16 ноября, и действительно является видной большевичкой. После чего Ревекке Эльяшевне оставалось только, по меткому слову градоначальника, «не обессудить». Значится она в мартирологе «Памятник борцам пролетарской революции, пошибшим в 1917-1922 гг.». М.-Л., 1925, на с. 11 (сам не читал, цит. по: Минувшее. 20. С. 617).
Впрочем, уже сейчас, в 2000-х, Альбам стала героиней пьесы «Последний день Атамана Каледина» сочинения Е. Корнилова, с успехом идущей в Ростовском Акад. театре драмы имени М.Горького. Действие пьесы происходит 29 января 1918 года, то есть за полгода с лишним до кончины товарища Альбам.
 
* * *
 
 
Из других приказов полковника Грекова.
 
«Приказ по ростовскому-на-Дону градоначальству 25 января 1919 г., г. Ростов-на-Дону, № 31.
Гостиницы, меблированные комнаты!
Поступает много жалоб на вас, некоторые завели не только клопов, тараканов, но и крыс, иные придумали тушить электричество в полночь, зная, что ни у кого нет ни свечей, ни керосина. И все только и знаете, что прибавляете цены на всё. Клопов, крыс и т.п. никому не нужных обитателей уничтожить. Электричество давать всю ночь. Чистоту навести полную. С 1 февраля лично буду осматривать. Сами понимаете.
Ростовский-на-Дону градоначальник, полковник Греков».
 
Этот приказ тоже обнаруживаем в еще более бойком и живом пересказе у Александрова-Кадашева, в совокупности с другим воззванием:
 
«Его приказы — какие-то фельетоны. Так, однажды он разразился трогательным воззванием к ворам: «Воры, мазурики, мошенники, раклы! Соберитесь ко мне на митинг и покайтесь! Не то худо будет!» В другом приказе, по поводу непорядков в гостинице, Греков возмущался, что «некоторые гостиницы, не довольствуясь клопами, блохами, тараканами, еще мышей завели», недоумевал: «зачем вам эти постояльцы? все равно за комнату они не платят. Одна невыгода» и приказывал: «клопов, мышей, тараканов и прочих бесплатных жильцов извести беспощадно!» Заканчивался приказ многозначительным обещанием: «Буду проверять исполнение приказа лично. Что это значит, сами знаете» ».
 
Валентин Хенкин в своих мемуарах «Буденновец, хирург, художник…» пересказывает (в форме цитирования) еще два воззвания бодрого градоначальника:
 
«Слушайте, господа красные и прочие бандиты! Беспорядков не потерплю! Кто хочет беспорядков, пусть пожалеет свою ж… Драть прикажу без пощады.
Градоначальник, полковник Греков».
 
и:
 
«Смотреть за порядком я поручил войсковому старшине Икаеву. Он хоть и не юрист, но дело понимает
Градоначальник, полковник Греков».
 
 
Наконец, воззвание Грекова к городским швейцарам в пересказе Шагинян выглядит так:
 
«Швейцары!
Я вашу братию знаю. Вы там стоите себе при дверях, норовя содрать чаевые. Я понимаю, что без чаевых вашем брату скука собачья. Однако кто вас поставил в такое при дверях положение? Кому обязаны всем? - Городу и городскому начальству. Поэтому требую раз-на-всегда: швейцар, сократи свою независимость. Если ты грамотен, читай ежесуточно постановленья и следи при дверях, кто оные нарушает. Неграмотен, - проси грамотного разок-другой прочесть тебе вслух. Такой манеркой у нас заведется лишний порядок на улицах, а порядком всем известно нас Бог обидел.
Градоначальник Греков".
 
Источник: сайт «Удел Могултая» www.wirade.ru
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 3098



Комментарии:

Замечательные заметки! Долой бюрократичский язык!

Так вот у кого черпали премудрость Горбачёв с Черномырдиным.

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail