Дело о гибели жирафов в Ростовском зоопарке (следователь Владимир Лившиц)

А А А

 

Сегодняшний Ростовский зоопарк - любимое место отдыха и предмет гордости жителей южной столицы. В прекрасных условиях здесь обитают около пяти тысяч особей более чем 440 видов представителей фауны. Но зоопарк привлекателен для ростовчан еще и своей историей. Об одной позабытой страничке прошлого рассказал известный адвокат Владимир Львович Лившиц, во времена описываемых событий - следователь прокуратуры Ленинского района. Именно ему пришлось заняться делом о гибели семейства массайских жирафов.

 

В книге-путеводителе по Ростовскому зоопарку «Экскурсия в мир животных», изданном в 1977 году, есть фотография двух грациозных длинношеих животных с подписью: «Наши красавцы Кристи и Алик». Эта пара жирафов появилась в Ростове была привезена в Ростов в 1975 году из Уипснейдского зоопарка (Лондон). Алик родился в 1973 году, а Кристи на год раньше.

 

 

Массайские жирафы - один из самых крупных, высоких подвидов с необыкновенно красивой окраской: пятна в форме кленовых листьев образуют неповторимый узор, от которого сложно отвести взгляд. Недаром Алик и Кристи сразу стали любимцами всех ростовчан!

Специально для них в зоопарке засеяли поле люцерной. Жирафы круглый год получали люцерновое сено, а также необходимый веточный корм. Результат внимания и заботы появился в 1980 году: через пять лет жизни в зоопарке Кристи родила малыша. Второй малыш родился в 1982 году.

 

И все-таки судьба этих жирафов складывалась трагично. Один малыш вскоре погиб из-за неправильной конструкции кормушки. Второго по обмену отправили в зоопарк Калининграда. В 1985 году у пары родился третий малыш. Тогда же затеяли строительство нового кирпичного просторного жирафятника, ведь все эти годы жирафы зимовали во временном деревянном строении.

 

Строительство вели быстро, но отпраздновать новоселье семье жирафов так и не удалось. В ноябре, когда начался отопительный сезон, в зоопарке произошла трагедия, потрясшая весь Ростов. В результате ночной аварии в системе отопления, помещение с тремя жирафами стало затапливать горячей водой, воздух наполнился клубами пара.

 

Перепуганные жирафы в отчаянии бились, закрытые внутри здания. Кристи и Алик погибли вместе со своим третьим малышом - девочкой Кристиной. Так закончилась история массайских жирафов в Ростовском зоопарке. Но она имела продолжение уже в правоохранительной плоскости.

*

 

- Зоопарк в 1985 году территориально располагался в границах Ленинского района, поэтому уголовное дело, возбужденное по статье «халатность», поучили принять мне, в ту пору следователю прокуратуры Ленинского района, - рассказывает В.Л. Лившиц. - Когда я прибыл на осмотр места происшествия, от увиденного я не мог сдержать слез. Ночью оборвалась обогревательная батарея расположенная наверху, возле окон. Потоки кипятка хлынули вниз. Жирафы деликатные животные, они не умеют кричать и звать на помощь. Они молча боролись за свою жизнь...

 

Жирафятник был разделен на две части. В одном содержалась Кристи со своим малышом, который появился недавно. Папа находился в другой части вольера, отделенный от мамы с ребенком ограждением из сетки-рабицы. Из протокола осмотра места происшествия следует, что Алик пытался зубами разгрызть сетку-рабицу, чтобы добраться к Кристи и Кристине, чем-то помочь им. А мама в это время накрыла малыша, буквально обвив его, словно змея, своей длинной шеей. Так она пыталась уберечь свое дитя от кипятка.

Но ничего не получилось, семейство жирафов приняло страшную гибель. Следователь Лившиц лишь занес в протокол положения, в которых находились трупы животных.

 

Причиной трагедии безусловно стала вопиющая халатность. Владимира Львовича это задело за живое, и он пообещал самому себе непременно довести дело до суда, невзирая на вызывающее поведение тогдашнего директора зоопарка по фамилии Дикунов Николай Владимирович.

- Ходили слухи, что покровителем Дикунова был первый секретарь обкома КПСС, - вспоминает В.Л. Лившиц. - Во всяком случае, с самого начала он вел себя вызывающе, вплоть до откровенного хамства. Я его вызываю на допрос, а он говорит: «Пацан иди отсюда, я к тебе не приду. А будешь настаивать, шею себе свернешь». На меня это подействовало как красная тряпка на быка. В шесть часов утра милиция его доставила прямо из постели, в ночной пижаме, мне на допрос. До девяти он посидел в клетке, а потом мы очень мило пообщались. Я так и сказал Дикунову: «Я выступаю от имени государства. Посылая меня по известному адресу, вы посылаете государство. А это не прощается». Наша беседа приняла совсем другой характер...

 

*

 

И все же самое интересное произошло после того, как Дикунову было предъявлено обвинение. Полностью признав все факты, он вдруг предъявил встречную аргументацию, которая сразила молодого следователя Лившица почти наповал.

- Пожалуй, впервые я тогда наткнулся на такую юридически изощренную защиту, - вспоминает Владимир Львович. - Дикунов, признавая факт халатного отношения к своим должностным обязанностям (а это уже было с очевидностью доказано,) заявил в свое оправдание, что статья 172 Уголовного кодекса РСФСР «Халатность» в качестве квалифицирующего признака предусматривает причинение существенного вреда государству. Но, как заявил Дикунов, скелеты жирафов были проданы в Бакинский музей, шкуры пошли на чучела, мясо еще куда-то и, таким образом, была получена прибыль в размере трех тысяч рублей. Жирафов покупали несколько лет назад, и за время, пока они жили в зоопарке, на них была начислена амортизация. В конечном итоге ущерба не причинено.

 

Получалось, что государство оказалось еще и в прибыли от гибели семейства массайских жирафов! Как оказалось позже, такую изощренную защиту для Дикунова придумал опытнейший адвокат Леонид Аронович Гельфанд.

 

«Поэтому, уважаемый Владимир Львович, никакого вреда государству нет, состава преступления тоже нет. Закрывайте уголовное дело и спокойно отдыхайте, деточка», - с такими словами Дикунов попрощался со следователем, полагая, что продолжения эта история не получит. Однако он просчитался.

 

*

 

На понедельничном совещании в городской прокуратуре, которую проводил прокурор Ростова-на-Дону Владимир Дмитриевич Димитров (легендарная личность в истории нашего города!) Лившицу настоятельно порекомендовали прекратить уголовное дело и сдать его в архив. Но следователь проявил характер и решил отстаивать позицию государственного обвинения до конца.

 

В ту пору не было всезнающего Интернета, поэтому Лившиц два дня провел в патентной библиотеке (она располагалась в здании кинотеатра «Буревестник» на улице Энгельса). В результате кропотливого поиска нашел постановление Совета Министров СССР 1954 года о порядке начисления амортизации на капремонт и на полное восстановление, которое положил в основу защиты Дикунова многомудрый Леонид Аронович Гельфанд. Но въедливость следователя превозмогла адвокатские хитрости, и Владимир Лившиц получил выписку из постановления, где прямо говорилось, что амортизация не начисляется на экспонаты животного мира в зоопарках.

 

Эта справка была предъявлена на следующем оперативном совещании в городской прокуратуре. Лившица похвалили, но тут же появилась новая жалоба Дикунова (с подачи Гельфанда, разумеется). Там была ссылка на постановление Совета министров от 1984 года, разъясняющее нормы начисления амортизации на капремонт. Путем длинных логических умозаключений в жалобе делался вывод о том, что капитальный ремонт жирафа невозможен, поэтому уголовное дело следует прекратить. Что повторно порекомендовали маститые руководители прокуратуры настырному молодому следователю.

 

_ Совещание было в четверг, мне дали срок до понедельника. Я написал свое возражение, взял билет за свой счет и полетел в Москву, в Министерство культуры СССР. К самому министру (тогда на этой должности был Петр Нилович Демичев) попасть не удалось, меня принял его заместитель. Фамилию его не вспомню, но оказалось, что он и был автором того самого постановления, которое взял в основу защиты Гельфанд, _ рассказывает В.Л. Лившиц.

 

«Когда я писал проект постановления, то думал про вокально-инструментальные ансамбли в деревенских домах культуры. Но ушлые ростовские адвокаты подвели его и под жирафов зоопарке!» - удивлялся замминистра.

 

В Ростов Лившиц улетал последним самолетом. В его портфеле лежал документ с красной полосой на бланке Министерства культуры СССР, где прямо разъяснялось, что нормы амортизации не применяются к жирафам. В понедельник, на очередной «оперативке», упрямый Лившиц, вместо ожидаемого покаяния положил эту справку на стол перед потрясенными старшими коллегами.

 

- Сцена запомнилась мне на всю жизнь. Это письмо присутствующие брали с такой осторожностью, словно берут бомбу. Все молча смотрели друг на друга. Наконец бумага дошла до Димитрова. Он пробежал ее глазами и сказал, как отрезал: «Все! Дело уходит в суд!», - вспоминает В.Л. Лившиц.

 

*

 

Но и на этом точка поставлена не была. Дикунов нашел рычаги давления на суд. Дело вернули в прокуратуру, написав, что вольер, где погибли жирафы, строился по образцу аналога в Берлинском зоопарке, и на него нет проектно-сметной документации, чтобы провести экспертизу. Соответственно, дело возвращается на доследование, чтобы принять решение в соответствии с законом.

 

- Решив бороться до конца, я записался на прием к прокурору Ростовской области Александру Денисовичу Янюшкину. Это был дерзкий поступок со стороны следователя, поскольку я перешагивал через голову своего непосредственного начальства. Я положил на стол перед Янюшкиным ходатайство с просьбой в соответствии с законом и предписанием суда Ленинского района Ростова-на-Дону командировать меня в город Берлин для изъятия проектно-сметной документации Берлинского зоопарка. Когда прокурор области прочел эту ересь, он посмотрел на меня совершенно дикими глазами, не зная что ответить. Снова грянул скандал. В Берлин я не поехал, но дело повторно ушло в суд. В итоге Дикунов получил условную меру наказания. Справедливость восторжествовала, - говорит В.Л. Лившиц.

 

*

 

Через несколько лет, уже работая следователем в прокуратуре СССР, Владимир Лившиц был отправлен в командировку в Калининград. В выходной день, вместе с коллегой из Риги, он поехал в зоопарк, где жил первый сын Алика и Кристи.

 

- На меня история с гибелью жирафов произвела тяжелое впечатление. Поэтому с совершенно определенной целью я заранее положил в портфель бутылку вина, стаканчики, пару плавленных сырков. Мы с коллегой пришли к вольеру с молодым жирафом. Его звали Олимп. Мы разлили вино по стаканам, и я, приблизившись к клетке произнес примерно такой спич: «Ну что сказать, тебе Олимп... Я знал твоих родителей... Твой папа погиб как герой, спасая маму и сестричку. Виновник их смерти понес заслуженное наказание». Это было несколько театрально, но прочувствовано, и от души. Этой фразой я поставил точку в истории массайских жирафов из Ростовского зоопарка, - говорит Владимир Львович Лившиц.

 

Сегодня в Ростовском зоопарке обитает 27-летняя самка жирафа по имени Елизара. Но это другая разновидность животного - «жираф Ротшильда» (Giraffa camelopardalis rothschildi). О массайских длинношеих красавцах напоминает только фотография из путеводителя 1977 года.

 

Текст - Александр ОЛЕНЕВ.

Публикация - газета "Вечерний Ростов", 13 июня 20018 г.

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 698



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail