Диптих об ушедшем (стихи)

А А А

Этот диптих навеян материалами "Ростовского словаря":

 

 В историческом центре Ростова-на-Дону (Социалистическая, 94) есть старинный особняк, который называют "домом Рындзюна", по имени бывшего владельца. Это бывшая водлолечебница, в которой, в частности, когда-то бывал наш великий драматург и писатель Антон Павлович Чехов. Историческое здание с красивым некогда фасадом, над которым сейчас нависла реальная угроза унитожения. Дом уже расселили и намеренно приводят в аварийное состояние, чтобы потом снести и осовободить площадку для новостройки.
Мы прошлись по этажам дома Рындзюна, чтобы посмотреть его нынешнее состояние. Мы - это ваш покорный слуга, и координатор городского объединения "МойФасад" Роман Бочарников, который делает многое, чтобы колоритный центр старого Ростова не превратился в унылый ряд безликих новостроек.

Мы открываем ключом железную дверь и по хрусткому мусору входим в небольшой вестибюль. Справа и слева на нас неодобрительно взирают лепные лики (кариатиды или атланты, как их там?). На одного из них Роман Бочарников светит фонариком и кажется, что лик зло прищурился. Активисты охраны памятников прозвали его "духом Рындзюна"

Дом Рындзюна (Социалистическая, 94)

 

                         Но скошенный этаж за этажом – летят
                         С неясным шелестом по кругу под луной.

                         Людмила Шутько. История города
                         http://stihi.ru/2013/04/29/2677

1.
Открыл. Малыш играется с машинкой,
Какой он славный, солнце в волосах...
Перевернул. Тут девушка-пушинка,
улыбка чистая, глазищи в пол лица...

Перевернул. На пляж возлёг пузатик,
как сахар белый, в сереньких трусах... 
Ещё. На стульчике пинеточки и бантик,
под ними – годовалая краса...

Мужчины в шляпах рады неземному:
потеет в кружках пиво, лещ как зверь...
...Оборваны страницы у альбома...
Я выхожу из космоса потерь.

Смердит тряпьё нарядов в кучах едко,
распята обрешёткой стенки корчь, 
а впереди хромает дверь калекой,
дом гонит пустотой из чрева прочь.

Не зная сраму, он открыл изнанку,
кариатиды павшей грудь ещё грешна,
незряче смотрит в небо грязный ангел,
цветы лепные под ногами – ...хоронах...

Обрушится, как судьбы без опоры, 
пыль вечную потянет ввысь и вширь,
останки вывезут по-деловому, споро, –
на этом месте снова скоро жить.

И встанет новый дом огромным Голиафом,
Давид родится в кой-каком году,
а жизнь опять накопит фотографий,
которые случайно в мусоре найдут.

2.
«Американский мост» железоклёпанный,
шероховатый дымный горизонт,
соборы, колокольни – небоскрёбами,
вот только Дон внизу, а не Гудзон.

И девушки красивые, бесстрашные:
на небо влезть – примерить коверкот,
точёною фигуркой взбудоражить и
под шляпкой мило скрыться от господ.

Вы улыбаетесь, вас нет давным-давно,
как нет садов, мостов, погостов и домов,
нет вашей веры и любви с надеждой,

и даже город умирал уже не раз,
а может, тихо умирает и сейчас,
и Летой Дон уверенно-неспешный.

май-июнь 2013

 

Основная публикация на http://stihi.ru/2013/06/01/204

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1043



Комментарии:

Тряпьё смердит действительно: заброшенные дома, как и неухоженные старики, воняют немилосердно... 

А где же нашего общество охраны памятников.

или как там его называют?

Они ходят с дезодорантами.

Общество как раз и организовывало акции "Спасти Дом Рындзюна". Но власти это не слышат...

И виноват, как всегда, Пушкин?

Нет. В этот раз — Чехов.

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail