Жизнь и смерть капитана Клейменова

А А А

 

По следам крупнейшей речной катастрофы XX века

Крушение флагмана ростовской речной флотилии, суперлайнера "Александр Суворов", произошло 5 июня 1983 года напротив города Ульяновска. Оно является по сей день крупнейшей катастрофой в истории речного судоходства. Тогда погибло более 170 человек, пассажиров круизного лайнера.  Виновником случившегося был назван капитан "Александра Суворова" - ростовчанин Владимир Вениаминович Клейменов. Именно он понес основное наказание за гибель теплохода и людей. Как сложилась его дальнейшая судьба? Бесспорен ли был приговор Ростовского областного суда по этому делу? Что сам капитан Клейменов говорил по поводу этой катастрофы?
 
В первых числах июня 1983 года газета «Речник Дона» опубликовала целый фоторепортаж, посвященный отправке теплохода «Александр Суворов» в далекий рейс. На фотоснимках с пожелтевшего от времени листа газеты улыбаются члены экипажа, пассажиры, провожающие. На другом фотоснимке - красивые обводы речного лайнера. В газете были такие строки:
«И вот звучит команда: «Вахта - по местам стоять, со швартовых сниматься!». Теплоход «А. Суворов» медленно и торжественно отходит от причала. Построенный чехословацкими корабелами четырехпалубный лайнер - на фарватере Дона. В добрый путь, «А. Суворов»!»
Через несколько дней теплоход «А. Суворов» на полном ходу врезался в несудоходный пролет моста через Волгу напротив города Ульяновска.
 
Капитан В.В. Клейменов.Владимир Клейменов, капитан «А. Суворова», был сыном солдата, погибшего в годы войны. В 11 лет он начинает работать в колхозе, чтобы помочь матери. Затем - годы учебы в речном училище - диплом штурмана-механика речного флота. Вскоре за Клейменовым укрепилась слава надежного штурмана. В 27 лет он становится капитаном.
Как грамотного и вдумчивого капитана, его назначают капитаном-наставником пароходства. Клейменов оказался настоящим руководителем. Не было случая, чтобы кто-нибудь когда-нибудь ослушался его. А секрет влияния скорее был в разумной необходимости, заложенной в его распоряжениях, нежели чем во властной манере, с которой они отдавались.
 
Шли годы. Пароходство получило современный пассажирский флот, оснащенный передовой по тем временам техникой, радио- и радионавигационной аппаратурой. Нужны были и высококвалифицированные капитаны.
В. Клейменов назначается капитаном теплохода «Короленко» и первым осваивает пассажирскую линию Ростов-Ленинград-Ростов. Затем - переводится на суперлайнер «XXX лет ГДР».
В 1981 году Клейменов был назначен капитаном теплохода «А. Суворов».
 
Первые года на «А. Суворове» прошли для капитана и его экипажа успешно. Был сформирован коллектив из наиболее подготовленных специалистов Волго-Донского пароходства. Решением коллегии министерства в 1982 году капитану присвоено звание специалиста высшего класса.
Все шло хорошо - вплоть до рокового вечера 5 июня 1983 года.
 
Из письма проводницы В.Т. Лямшаевой уже осужденному Клейменову:
"То, что было на теплоходе, невозможно передать. Матросы и проводницы таскали раненых. Если можно назвать их ранеными. Без рук, без ног, они тянулись к нам. Просили помочь, не ощущая того, что у них даже нет ни рук, ни ног. Они умирали у нас на руках. Искалеченные дети, беременные женщины с разорванными животами. Близкие искали своих близких. Никаких криков - тихие стоны. Даже дети не плакали. Труп одной девушки, разорванной пополам, долго висел вниз головой. Пошел дождь, и по волосам стекала кровь. Это было страшно"...
 
 
Для других капитанов стало загадкой - почему сам Клейменов, сброшенный в воду ударом о мост, поплыл на берег, а не к теплоходу, терпящему бедствие? Для капитана такого уровня - это не свойственно. На следствии В. Клейменов показал: «Не помню, как упал в воду. Пришел в себя. Увидел пустую лодку, забрался в нее. Подобрал четырех человек и поплыл к берегу».
 
В приговоре по этому эпизоду сказано:
«Оказавшись в воде после аварии, Клейменов В.В. самоустранился от выполнения непосредственных обязанностей капитана судна и не принял мер по организации и руководству действиями экипажа и оказанию им необходимой помощи. Невозвращение на судно после аварии Клейменов В.В. объяснил своим психическим состоянием, вызванным случившимся и тем, что медицинские работники порта по его физическому состоянию после аварии отвезли его в больницу, где он находился почти неделю».
Этот поступок капитана оказался решающим в вынесении приговора.
А что говорят по этому поводу медики?
 
Медицине известно состояние человека, называемое «бунтом подкорки» - когда он, будучи уставшим или пережив какие-либо неурядицы, способен в самых простейших обстоятельствах наделать ошибок. Вероятность таких срывов можно уверенно прогнозировать. А между тем, никакого психологического отбора (как это делается в авиации) у речников не проводится.
Кроме того, по мнению врачей, после 90 суток плавания в здоровье человека наблюдаются явные, а спустя 120 суток - значительные изменения в организме. Через 140 суток ему требуется медицинская помощь.
Пассажирская навигация длится около 200 суток без нормального сна, отдыха и психологической разгрузки...
 
Сразу же после аварии начала работать правительственная комиссия, во главе с заместителем Председателя Совмина СССР Гейдаром Алиевым. В те дни смерть 170 человек острой болью стучала в сердца каждого гражданина СССР. Общественность требовала сурового наказания виновных. Но - кто виноват?
Возвращаюсь к оценке роли двух главных лиц на судне - капитана и его первого заместителя - первого штурмана.
 
Вахтенным начальником в момент аварии был первый штурман, сдавший экзамены на право самостоятельного управления судном и допущенный к этой роли всеми существующими нормативными и регламентирующими документами. Ульяновский порт не является участком повышенной опасности для плавания крупнотоннажных судов. И местными правилами плавания предусмотрено, что первый штурман имеет право осуществлять самостоятельную проводку судна под мостами. А это означает, что нельзя возлагать ответственность за аварию на капитана (отдыхавшего в своей каюте), если осуществлял движение первый штурман, которому дано полное право решать вопрос - куда направлять курс судна.
Вахтенный начальник (так зафиксировано в Уставе службы и правилах плавания) - это уже не подчиненное лицо. Именно ему предоставлены определенные права, обязанности. Именно на него возложена ответственность перед законом.
 
Теплоход "А.Суворов". Ростовская набережная. Весна 1983 года. Фото А. Чеботарева
Теплоход "Александр Суворов". Ростовская набережная. Весна 1983 года. Фото А. Чеботарёва.
 
 
 
...После недельного пребывания в больнице, капитана, как большого государственного преступника, увезли в Москву, в тюрьму Лефортово.
Из слов Лилии Афанасьевны (жены Клейменова), ездившей к нему на свидание:
«Я его не узнала. Кожа и кости. Речь несвязная, говорит, что ему делали намеки на необходимость самоубийства».
Л. А. Клейменова рассказывала, как она бегала по Москве в поисках адвоката. Никто не хотел браться за это дело, прямо ей говоря, что приговор уже предрешен. Защиту взяла на себя адвокат Е. Резникова, заявив, что надежды практически нет.
 
В.В. Клейменова перевезли в Ростов-на-Дону и до суда содержали в следственном изоляторе областного управления КГБ. Жене, детям сказано об этом не было. Однако ночной анонимный звонок сообщил семье, что Клейменов здесь - в Ростове. Свидания до суда, естественно, не дали.
Жена капитана металась по Ростову. Вчерашние друзья мужа, занимающие высокие посты в пароходстве, наглухо закрыли перед ней двери своих кабинетов. Единственным порядочным человеком, который, кстати, никогда не пользовался гостеприимством «флагманского» капитана, оказался тогдашний секретарь парткома Волго-Донского пароходства А.В. Огарёв, оказавший семье моральную поддержку и выдавший объективно-положительные документы в следственные органы, суд и прокуратуру.
 
В рекордно короткое время было проведено следствие. 5 июня произошла авария, а уже 10 сентября был вынесен приговор: десять лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии общего режима, по статье 85 часть 1 УК РСФСР, с лишением права работать капитаном судов, перевозящих пассажиров, сроком на три года, с возмещением убытков на сумму 6000 рублей плюс 1000 рублей судебных издержек.
 
Из письма бывшей проводницы В.Т. Лямшаевой бывшему капитану В.В. Клейменову:
«Владимир Вениаминович, дорогой, что делать? Как облегчить вашу жизнь, муки и страдания? Вас обвинили без, всякой вины. Это мы все знаем. Должен же быть кто-то крайний? Кому все это теперь объяснить Кому?!».
 
 
Казалось бы - справедливость восторжествовала. Был наказан целый ряд работников Волго-Донского пароходства вплоть до его начальника. Но чем больше вчитываешься в приговор, тем больше возникает вопросов.
 
Из ходатайства В. Клейменова о помиловании в Президиум Верховного Совета РСФСР:
«Я понимаю, что в просьбе о помиловании не обсуждается вопрос о правильности приговора, да и не собираюсь об этом писать .. Мне бы только хотелось обратить внимание на то, что в газете «Известия» за 29.VII.8З г. было указано, что «непосредственные виновники аварии из числа членов команды теплохода погибли». Я не был непосредственным виновником аварии, однако очень сурово наказан».
 
Это же самое дважды записано в приговоре суда: «Непосредственными виновниками аварии являются первый штурман Митенков Е.П. и рулевой Уваров А.В.».
И еще раз:
«Суд считает, непосредственной причиной аварии теплохода явились грубые нарушения первым штурманом Митенковым и рулевым Уваровым Устава службы на судах и правил плавания по внутренним судоходным линиям. Однако уголовное дело в отношении их производством прекращено за смертью последних. Виноват Клейменов В.В., допустивший нарушение вышеуказанных правил безопасности движения, которое находится в прямой причинной связи с наступившими тяжкими последствиями от аварии теплохода. Вина подсудимого является не умышленной, а неосторожной».
И все же как мог член Верховного Суда РСФСР Г.П. Чернышев объяснить — каким образом капитан, спящий в каюте, в своей постели, допустил нарушение вышеуказанных правил безопасности движения? (Хоть, слава Богу, не умышленно, а по неосторожности).
В одном абзаце названы «непосредственными виновниками» и дежурившая вахта, и спящий перед ночной вахтой капитан.
 
Сомневаюсь, что все это - огрехи спешки следствия и суда. Хочу привести еще один абзац из приговора.
«Суд не может согласиться с мнением адвоката Клейменова об отсутствии причинной связи между действиями ее подзащитного и наступившим преступным результатом, а также с тем, что последний должен отвечать лишь за невозвращение после аварии на судно по закону, предусматривающему ответственность за должностное преступление - халатность».
Соглашаться или не соглашаться с адвокатом - это право суда. В данном случае согласиться - значит нужно вывести оправдательный приговор или переквалифицировать статью.
Главная, бесспорная вина капитана Клейменова в том, что он не возвратился на судно, терпящее бедствие.
 
...После суда В.В. Клейменов отбывал наказание в поселке Каменный Брод, Ростовской области, а в 1986 году был переведен в город Тольятти, в колонию для поселения лиц, совершивших преступления по неосторожности. Работал честно и добросовестно, никаких нарушений не имел. Охрана и заключенные относились к нему хорошо. Из-за болезни (гипертония в порок сердца) бывший капитан был переведен на легкий труд.
12 ноября 1987 года по Указу Президиума Верховного Совета СССР об амнистии ему сократили срок на 2 года 11 месяцев и 26 дней с передачей под наблюдение коллективу ремонтно-эксплуатационной базы «Красный флот». До самой смерти Клейменов работал береговым капитаном караванной службы.
 
Капитан Клейменов умер летом 1990 года, сидя у телевизора, в окружении внуков.
Он так и остался береговым капитаном, забытым своими друзьями, так и не восстановившим своего доброго имени...
 
Марат РАДИКОВСКИЙ.
Бывший капитан Волго-Донского пароходства.
Очерк был опубликован в газете «Вечерний Ростов», 14 декабря 1992 года.
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 6291



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail