За раками... с фонарём

А А А

 

Георгия Губанова можно по праву называть нашим донским Василием Песковым. Очерки Георгия Васильевича о нашей донской природе не просто написаны знатоком, они восхитительны и в литературной части. Вот его заметки о раках, на которых столько много любителей среди горожан...
 
 
Бабье лето одарило нас сказочным днём: солнце, теплынь, в воздухе на белых паутинках-парашютиках куда-то летят серые паучки, над лугом - аромат высохшего сена и терпкий запах перезревшей на корню сизой полыни... Бешеный пруд (ох и не подходящее название для такого уютного уголка!) порадовал нас окунями и плотвой, а под вечер совсем расщедрился: мой сосед выволок на берег золотобокого сазана.
Всем гуртом решили ночевать на берегу пруда (это в нескольких километрах от хутора Костылевка Семикаракарского района), в который впадает небольшая речушка Кривая, дальше текущая в Дон, - потому, видать, и места тут рыбные.
 
Уха подошла на костре быстро, попробовали на вкус, а юшка-то тиной болотной отдаёт. Есть, конечно, можно, но... И тут нас выручил подошедший скотник. Взял он из огня головешку, резко стряхнул с неё пепел и сунул... в кипящий казан. Головешка пошипела и затихла.
- Вот и весь фокус, - кинув обратно в костёр обугленную корчемагу, проговорил скотник. - Можете есть: тину вашу как рукой сняло ...
В самом деле - неприятный запах исчез, уха всем пришлась по вкусу. Тем более под стопку!
 
Часа через полтора скотник вновь появился.
- А я вот к чему пристрастился: по осени раков ночью с фонарём собирать ... - сказал гость, опустив на траву мокрый мешок, в котором шептали раки. - Занятие не ахти какое мудрёное, не очень даже завлекательное. Желаете - покажу...
Мы переглянулись, но никто не торопился подниматься от тёплого костра.
- Кто в забродских сапогах, ступай за мной.
 
Скотник включил фонарь, спустился с обрывчика и медленно вошёл в воду. Я - за ним. Луч яркого света жёлтым блином лежал на поверхности, до самых водорослей высвечивая подводную тишину. От первых морозов ряска осела на дно, исчезли водоросли, в реке стало светло и просторно... И тут я увидел сразу двух крупных раков: они, словно на тёмно-зеленом одеяле, неподвижно сидели на осевшей траве. Наш провожатый медленно опустил в воду что-то наподобие деревянных ножниц и вытащил сначала одного, а потом, таким же образом, и другого рака.
Я попросил у него «ножницы», но из трёх пойманных в полосу света раков с трудом вытащил только одного: во всем нужна сноровка. Концы деревянных палок были ещё на четверть от дна, а раки серыми торпедами срывались с места и исчезали в тёмной глубине... Раньше я сам ловил клешненогих - и в кошёлки-самоловы, и бреднем, из нор их выдирал, попадались они мне и на удочку, но такой способ наблюдал впервые на Бешеном пруду.
 
Как добыл скотник раков по-своему, так и сварил необычно, почти без воды, на пару. Он все делал с шуткой да прибауткой, даже раков подал, помню, с такой присказкой:
- Вот портные к нам в красных кафтанах идут: вместо рук - ножницы, а в зубах по две щетинки несут. Чтоб такими закусить, не грех и рюмочку пропустить!
 
Речной рак - удивительное создание природы: плавает залом наперёд, желудок у него почему-то расположен в... голове, потеряет на охоте руку-клешню, глядь, а у него другая отросла. От глаз дол хвоста в панцирь закован, а когда он ему тесен становится, берет и сбрасывает его как ни в чем не бывало, за сезон может два-три раза в обновке походить, а молодёжь и вовсе по пять-шесть раз линяет - растёт быстро. Живёт в воде, а норы роет с выходом на берег. Другие мечут икру в воду, а рачиха всю зиму икру, а позже и маленьких рачат с собой под хвостом носит. В реке он - гигант, а в море - лилипут. Крупнейший из пресноводных ракообразных, однако, не так уж и велик - в длину около двадцати сантиметров. Рядом с ним плавают рачки-крошки, размеры которых меньше миллиметра. В море же водятся десятиногие раки - омары, например, которые достигают восьмидесяти сантиметров. Но японский краб, пожалуй, самый длинноногий: у него расстояние между когтями вытянутых в стороны средних ног равняется двум метрам!
 
Речной рак, хоть и плавает хвостом вперед, в воде чувствует себя свободно, неплохо охотится. При возникновении опасности старается побыстрей удрать в укромное местечко, сам не нападает, а, застигнутый врасплох, выставляет вперёд грозные клешни и начинает обороняться, пятясь назад. Живёт в норах, меж камней, в старых заброшенных автомобильных покрышках; на зимовку забирается под коряги, закапывается в ил, заползает в расщелины. В этих же укрытиях он проводит весь день и только ночью выходит на поиски пищи.
 
Раки довольно чувствительны к чистоте воды. В Заветинском районе мне однажды пришлось наблюдать массовый переход раков из пруда с застоявшейся водой в речку Джурак, где вода, питавшаяся подземными родничками, была куда чище и свежее. Раки первыми начинают гибнуть и в водоёмах, отравленных ядохимикатами.
Требовательны они и к содержанию кислорода в воде, при его падении выползают на берег. Но колебания температуры от четырёх до тридцати двух градусов переносят. Наибольшие их скопления бывают на глубине от пяти до восемнадцати метров. Несколько десятков лет назад в водоёмах Дона, в реке Сал их насчитывали до тысячи семисот семидесяти штук на гектаре. Сейчас концентрация в самом Доне незначительна и колеблется от сорока до ста двадцати штук на гектаре, хотя ещё в 1974 году под станицей Елизаветинской обнаруживали по тысяче сто - тысяче двести раков на гектаре.
 
Молодь раков обычно держится у берега на глубине от двадцати до сорока сантиметров, в зарослях нитчатки и другой мягкой растительности (до двадцати штук на квадратном метре). Подрастая, рачки уходят на глубину, созревают на третьем-четвёртом году жизни. Самцы в донских водоёмах линяют два раза, самки, которые участвовали в размножении - один раз; молодь - пять-шесть раз за сезон! Средняя длина промысловых раков теперь одиннадцать-двенадцать сантиметров.
 
Начиная с 1935 года лиманы Азово-Черноморского бассейна давали восемьдесят пять - девяносто процентов общей добычи раков по Союзу. За последние годы их запасы в водоёмах Северного Кавказа резко сократились. Так, среднегодовой вылов раков в ЗО-е годы прошлого столетия составлял пять тысяч четыреста центнеров, а в последние годы - семьсот центнеров! Из них чуть больше трёхсот двадцати центнеров вылавливают в Дону, остальных - в Кубани.
 
Уменьшение запасов раков за последние десятилетия связано с нарушением гидрологического режима и загрязнением водоёмов химическими веществами, а также их переловом в предыдущие годы. Основными рако-промысловыми регионами в Ростовской области в настоящее время являются Сал и Усть-Манычское водохранилище.
Раки не только деликатес на праздничном столе, они имеют особую пищевую ценность, пользуются большим спросом на внутреннем и внешнем рынках. У нас обитают два вида раков: длиннопалый (кубанский) и толстопалый (не имеет промыслового значения).
 
Георгий ГУБАНОВ. В глубинах и на отмелях. (Ростов-на-Дону, 2012)
 
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 2847



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail