Игорь Ситников. Рассказы о Ростовском зоопарке

А А А

 

Через два года (в 2017 году) Ростовскому зоопарку исполняется 90 лет. Наверняка эта дата будет небезразличны для многих ростовчан: зоопарк помнят с детства, туда приходят и с собственными детьми, внуками... В общем, это культовое для горожан место, которое населяют культовое же обитатели, которых люди помнят по именам (то бишь кличкам).

Участник Ростовского Словаря Игорь Ситников написал ряд коротких новелл о животных, населяющих (населявших) Ростовский зоопарк. Это литературная обработка интервью, взятых у зоотехников с давним опытом работы. Рассказы получились интересными, а сопровождаются они фотоснимками известного ростовского ученого-зоолога Александра Липковича. Возможно, они лягут в основу книги, посвященной 90-летию Ростовского зоопарка.
 

Половой вопрос.

Д.К.Дрягина (ред. И.Бойков, И.Ситников)

 

В отделе птиц не бывает скучно: здесь всегда шум-гам-тарарам! И это, кстати, единственное место Ростовского зоопарка где, при желании, можно поговорить с некоторыми обитателями на человеческом языке.

Жаль, что сине-желтый ара, попугай по имени Макар, был молчалив. Будь он говоруном, глядишь, и не случился бы с ним конфуз, о котором до сих пор весело вспоминают сотрудники.

У попугаев ара, поболтать больше любят представители мужского пола. Только, их тоже нужно обучать специально, а Макара ни кто не учил. И ещё, у него долго не было пары. Но попугай сильно не возмущался. Сидел себе, и помалкивал.

Дальше, случилось вот что. Зоологи всё же нашли и подсадили подружку нашему герою. Здесь нужно сказать, что у многих видов птиц установить пол очень трудно. Нужна определённая методика с применением лапароскопии – внутриполостной операции.

Чаще специалисты, не применяя хирургических действий, определяют на глаз, «мальчик» перед ними или «девочка». Ориентируются, как правило, на собственные знания, интуицию, а так же на поведение птицы.

Макар повёл себя странно. В кратчайший срок после подселения он снёс яйцо!

Кем оказалась, на самом деле, его «подружка» можно легко догадаться. Трудно понять по чьей репутации был нанесён более сильный удар. Зоологи всё постарались спихнуть на Макара, а тот продолжал молча, регулярно нестись.

Чтобы устранить недоразумение, Макара назвали Макароной. Деток её стали именовать Вермишелькой, Рожком и так далее, в общем - Макаронными изделиями! Но Макар, то есть Макарона, не обижалась. Главное, что хоть и поздно, а всё же разобрались!

 

 

Явление белого яка.

История И.О. Грибановой (лит. ред. И.Ситников)

 

Авралы, по известному всем, не писаному закону, происходят обычно в выходные дни. Так и в этот раз. Машина из другого зоопарка привезла двух белых по масти яков, самца и самку, именно в воскресенье. Кому разгружать? Известное дело, собрались всем миром, смотрители, рабочие, специалисты кто на месте был, зоолог дежурный подошёл, но, в основном, состав женским оказался.

А в те времена давние, когда случилось всё, погрузчиков специальных в зоопарке не было. На руки вся надежда. Но ведь известно, русская женщина и коня на скаку остановит, и клетку с яком из машины выгрузит. Подставили брёвнышки, самку в клетке из кузова по ним стащили, потом волоком до вольера, к калитке вплотную, и милости просим, с новосельем, стало быть.

Ну а бык, тот раза в полтора тяжелее своей подружки оказался. На землю ещё кое как сволокли, а дальше … . Уморились. Стоят, думают. Тут и пришла кому-то в голову мысль, как сначала показалось, светлая. Давайте, мол, живым коридором встанем, клетку откроем и прогоним яка этого, чтоб он трижды был здоров, до самой калитки. Обрадовались, и чего раньше не додумались! Выстроились, открыли дверь.

Як не думал долго, хвостом крутанул, фыркнул радостно, и рванул галопом на свободу с чистой совестью. Коридора, этого живого, даже не заметил, мимо проскочил. А чего ему, он же бык как ни как.

Мимо клеток, по аллеям несётся як, жизни радуется, а за ним погоня растянулась. Кто помоложе, да порезвее, ещё худо - бедно успевают, а остальные, притомившись, отстали. До хозяйственной зоны доскакали только як и три молодых зоолога. А дело, между прочим, в ноябре было. День хоть и солнечный, но грязи по колено. Тут, и речка Темерник естественной границей у пределов зоопарка растянулась топями, да зарослями камышовыми. Як туда, как к себе домой. Трясину преодолел, в речку плюхнулся и поплыл куда-то, может на дно, а может к себе в Тибет по морям отправился. За камышом не видно. Сгинул, одним словом. Так и решили зоологи, стоя в болоте по пояс. Выбрались еле – еле, отряхнулись и пошли сушиться. Искали потом неделю, вниз по течению, да не нашли. Говорят, видел кто-то, как як утонул.

Через месяц история эта стала забываться. И всё бы ничего, да только директор тогдашний, мужик строгий был, хоть и справедливый. Всыпал по первое число. И выговор, кому надо, и начёт денежный кому положено. Прошло время.

Под Новый Год подморозило крепко, и снежок высыпал. Бежит, в отдел копытных животных, сторож.

- У вас все звери на месте?

- Да вроде все.

- Вроде! Считайте, идите! А то, может чёрт рогатый на копытах у меня из стожка сено ночью таскает.

Пересчитали своих. Точно, все. Ночью у стожка сена затаилась засада из любителей – охотников. Глядят – вот оно. Чёрное, в репьях, в камышиных метёлках и комьях грязи.

- Братцы, да это же як! Держи его.

Куда там.

На следующий день все собрались. В те времена дружный был народ, от слоновника, до террариума, кто свободен, все пришли на облаву. Спугнули яка с лёжки. Выгнали из замёрзшего болота. Окружили у верблюжьего вольера и выстрелом специальным усыпили. Укутали сетью. Запрягли лошадь, что корма развозила, погрузили зверя на телегу всем миром. Везут, довольные, весёлые. Тут директор навстречу.

- Вы чего это?

- Да вот, яка поймали.

- Какого ещё яка?

- Да, того, белого, что месяц назад списали. Ну, вы нам ещё в начёт поставили, и выговор вкатили.

- А-а-а-а. … Да какой же он, ко всем святым, белый?! Чернее грязи. Ладно, платить не будете, а выговор сниму, когда этот зверь по настоящему белым станет.

Так, всё и обошлось. А вычистить яка удалось только к лету, уже после линьки. Раньше ни как не получалось, не давался. Он ведь хоть и бык, а всё же дикий. К слову сказать, звали-то его Бланш. Что, по-французски и значит - «Белый» .

 

Диктатор Бола

Д.К. Дрягина. ( ред. И.Бойков, И.Ситников.)

 

В 70-х годах прошлого столетия была принята международная конвенция, запрещающая проводить научные опыты на человекообразных обезьянах. Конвенция порадовала не только всех приматов планеты. До глубины души обрадовались ей и люди, труженики ростовского зоопарка. Дело в том, что, благодаря этому событию, знаменитый Сухумский обезьяний питомник стал поспешно рассылать по зоопаркам СССР всех своих человекоподобных особей. Так на Донской земле появился пятилетний самец гориллы, красавец Бола.

Расставание Болы с сотрудницей Сухумского питомника, воспитавшей его, и доставившей в Ростовский зоопарк, было тяжёлым. Когда она уезжала, оба плакали навзрыд.

Бола какое-то время тосковал на новом месте, но вскоре под воздействием неустанной заботы сотрудников, в атмосфере радушного Донского гостеприимства, обвыкся и приспособился. К нему возвратился воистину зверский аппетит. Самец гориллы очень полюбил есть борщ с овощами и хлебом, который перед трапезой солидно «нарезал» ломтиками при помощи ногтя большого пальца. Другим любимым лакомством для Болы была домашняя простокваша. Ее он потреблял культурно, при помощи ложки, правда, с предварительными фокусами. Смотрительница подносит ему ложку с полезным кисломолочным продуктом, а он осторожно отводит её руку обратно: дескать, сначала сама попробуй. Делать нечего, кормилица притворяется, что кушает, да еще и причмокивает: «Ай, как вкусно! Ешь, Бола!». И лишь после такого ритуала Бола жадно припадает к простокваше. Ну чем не античный диктатор, мнящий свое возможное подлое отравление?

В другой раз Бола свой «тиранский» характер проявил, когда к нему в гости на смотрины из Москвы доставили невесту – гориллу-самку по кличке Мона Лиза. Едва только «красотка» появилась во владениях его величества, как он тут же схватил ее за шкирку и поволок по всем своим трем клеткам, а потом бросил в углу.

Видимо, Мона Лиза не произвела на Болу впечатление. И его можно было понять. Самец, на тот момент, был крупноголовым красавцем, ростом в 180 см, и весил под 200 килограммов. Гренадер, да и только! А Мона Лиза прибыла на ростовские смотрины не в самом лучшем состоянии. Несмотря на московскую прописку, она была мелкая, худая, изможденная и запуганная. Рандеву выглядело грубовато, хотя в дикой природе примерно так и происходит процесс подчинения самки своему господину.

Три дня бедняжка жалко тряслась в своем углу. Потом освоилась, привыкла, и, в конце концов, нашла-таки путь к сердцу грозного жениха: спустя какое-то время у колоритной пары появился малыш. Молодая мамочка, скоро, благодаря заботам ветеринарных врачей и обслуживающего персонала, расцвела и похорошела, оставаясь, по сравнению с Болой, нежной и миниатюрной гориллой… весом свыше ста килограммов и ростом, около ста шестидесяти сантиметров.

Эту прекрасную пару до сих пор помнят многие ростовчане.

Ростовский зоопарк. Фото Александра Липковича.

 

Любимец Ростова - Жакуша!

Д.К.Дрягина (ред. И.Бойков, И.Ситников)

 

Однажды мужчина затрапезного вида принес в зоопарк на продажу молуккского попугая какаду. И цену за него назначил смешную, всего 180 рублей. Было это ещё в те времена, когда деньги были другие, и инженер на заводе зарабатывал в месяц 200 рублей. Но, на московской зообазе таких редких птиц продавали тогда за 3,5 тысячи. И, понятное дело, попугая согласились купить, несмотря на то, что Жакуша (так его звали) выглядел под стать хозяину, весьма потрепанным. На груди, животе и крыльях птицы почти не оказалось перьев. Было ясно, что она сама выщипала их, находясь в плену постоянного стресса. На благородного какаду без слез смотреть было невозможно.

И лишь в хорошем настроении попугай являл миру свою одарённость. Даже произносил некоторые простые фразы: «Жакуша - хороший», «Саша, Наташа» и сопровождал их гомерическим хохотом. При этом, с достоинством расправлял ярко-оранжевый хохолок. Еще в звуковом репертуаре Жакуши присутствовала имитация бульканья наливаемой в стакан водки, вместе с гомоном пьяной компании.

Босяцкое прошлое птицы достаточно ясно проявилось и в его гастрономических пристрастиях: вместо того, чтобы, как все пернатые его класса, вкушать орехи, фрукты, морковь, Жакуша жадно набрасывался на колбасу, вяленую рыбу, кильку в томатном соусе – короче, на те продукты, которые уместнее было бы назвать закуской.

Один раз сотрудник зоопарка на глазах у Жакуши попробовал съесть бутерброд с маслом. И вдруг услышал: «Жакуша, кушать!». Получив в лапу половину бутерброда, пернатый гурман с необычайной важностью и видимым удовольствием употребил подношение.

Сотрудники отдела орнитологии всерьез боролись за реабилитацию молуккского посланца. Грели под кварцевой лампой, купали в теплом отваре полыни, хитростью угощали его успокоительными таблетками. Усилия не пропали даром. «Пациент» со временем оброс перьями, расцвел, как майская клумба, и стал очень популярной личностью. Весь город приходил на него посмотреть. Шествует он по жердочке и приговаривает: «Жакуша - хороший!», «Наташа, Саша!». А потом как захохочет, - и вся толпа вместе с ним.

Как-то пожаловал в зоопарк высокопоставленный чиновник с семьей. И начал посещение с вопроса: «А где у вас здесь говорящий попугай?».

Проводили их к Жакуше. Важный гость, вел себя невежливо, просунул палец в клетку, стал подзывать ее обитателя: «Цып-цып-цып…». Жакуша насторожился и попятился подальше от чиновничьего пальца. Затем выдал суровым голосом: «Сволочи!». Обиженный начальник отдернул руку и раздраженно бросил семейству: «Идем отсюда!» А Жакуша только проводил их презрительным взглядом, видимо, не заинтересовал его этот человек.

Случилось так, что Жакушу – любимца публики, украли. Ночью, разрезали решётку, и всё! Но на следующий день попугай вернулся.

Его принесли мальчишки, завёрнутого в фуфайку. Грубый мужской голос окликнул их из глубины автомобильного салона у входных ворот, и велел отнести свёрток в администрацию. Оперение Жакуши было залито кровью, только не птичьей, а человеческой.

Гордый попугай всегда недолюбливал женщин и благоволил мужчинам, охотно шёл к ним на плечо. Но существовал один секрет. Снять его с плеча насильно было невозможно. Сначала приходилось нежно уговорить птицу спуститься, иначе какаду намертво впивался в плечо когтями, а клювом начинал долбить отдирающие их пальцы. Этим клювом Жакуша, даже в хорошем настроении, мог проткнуть кожаный сапог.

Что ни говори, но только высоких и справедливых похвал достойна любовь криминального Ростовского мира к миру животных. Ибо, не взирая, на физический урон, нанесённый попугаем своему похитителю, тот нашёл в себе силы понять и простить заморскую птицу.

Ведь не зря любил Жакушу простой ростовский люд, за отчаянный характер, весёлый хохот, лихой и озорной нрав.

 

 

Исцеление звериного оскала.

Т.М.Голубинцева (ред. И.Ситников)

 

Английская аббревиатура EEP расшифровывается на русском языке, как: Европейская программа по разведению и сохранению редких видов животных. Куратором рабочей группы ЕЕР по тиграм, в 1997 году, была представительница Лондонского зоопарка Сара Кристи.

Для нашей истории не особенно важно, как Сара попала в ростовский зоопарк. Попала, как говорится, по работе. Есть такая работа, спасать и сохранять дикую природу. Зачем это нужно? – спросите вы. Затем, что бы через короткий срок, нам не пришлось спасать самих себя, как редкий и исчезающий животный вид этой самой природы.

Есть здесь прочная взаимосвязь. Поверьте, есть. И, на самом деле, деятельность таких людей как Сара, выше всех национальных, языковых, географических и политических преград. Но, забудем о пафосе. Наша история на самом деле проста. Она о том, как англичане помогли амурскому тигру в ростовском зоопарке.

Накануне, в Ростове, при тщательном ветеринарно-биологическом обследовании амурских тигров специалистами ЕЕР, наш красавец самец, был признан одним из лучших представителей своего вида в зоопарках России. У тигра был взят семенной материал, сохранённый затем в Европейском банке спермы, с периодом использования в двести лет. Однако был обнаружен и значительный дефект, влиявший на физическое состояние хищника – кариес и пародонтоз, мучавшие несчастного зверя, как определили английские специалисты, с давних пор. Линарс – такова кличка героя этой истории. Тигр, из-за боли, часто отказывался от корма, а вскоре у него образовался флюс под нижней челюстью и выпал левый нижний клык. Зубные мучения лишали Линарса радости жизни, подрывали его здоровье. Несчастье дикого животного могли прекратить только люди, обладающие редкими профессиональными знаниями и навыками. И Сара Кристи нашла таких людей.

Операцию по удалению и лечению зубов, амурскому тигру в российском городе Ростове-на–Дону, проводил лучший стоматолог Лондона Петер Кертис. Этот известный специалист, имел редкое хобби. Врачуя людей он, также избавлял от зубных болезней и братьев наших меньших, причём делал это, выезжая в любые части света, иногда не реже одного раза в неделю. В России о Петере Кертисе с благодарностью могли бы вспомнить его дикие пациенты - слоны, моржи и тигры. Их он уже излечивал в киевском и московском зоопарках. Известный британский анестезиолог Джон Льюис проводивший тигру Линарсу общий наркоз, предупредил присутствующих о том, что самое чувствительное место у кошек, это хвост. Даже в состоянии глубокого наркотического сна не стоит дотрагиваться до этой части кошачьего тела. «Однажды, во время операции на внутренних органах у тигра, ему, искусственно усыплённому, случайно наступили на хвост. Зверь моментально вскочил. Поверьте, эти минуты не были самыми лучшими в моей жизни» - поведал Джон.

Тигра обездвижили выстрелом транквилизатора, затем провели глубокий наркоз и подготовили к операции, подключив множество датчиков, используя высокоточную аппаратуру.

Операция продолжалась семь часов. Петер Кертис сотворил чудо. Он удалил Линарсу остатки выпавшего клыка, ещё три клыка и три резца были запломбированы. Линарс наконец избавился от боли мучавшей его в течение многих лет, с самого детства.

На следующий день английские врачи и ростовские специалисты с удовлетворением смотрели, как амурский тигр терзает спасёнными зубами, кусок свежей говядины. Довольное урчание исцелённого хищника звучало как «Огромное спасибо!» добрым людям от всего дикого живого мира.

 

Ростовский зоопарк. Фото Александра Липковича.

 

Львиная песня.

История: Т.М.Голубинцева, Д.К.Дрягина (ред. И.Ситников)

 

Дружок и Сильва. Ну, назовите так пару собак. Ладно, Сильва для львицы ещё, куда ни шло. Но взрослый берберийский лев, гроза всего живого, и на тебе, Дружок. До этого смогли додуматься только толерантные немецкие зоологи, когда дарили львёнка российскому дрессировщику много лет назад. Львёнок превратился в тёмногривого взрослого красавца - самца, и спустя какое-то время попал в Ростовский зоопарк. Здесь он познал любовь. Прелестница Сильва, тихо ступая, на мягких, стройных лапах вошла в его сердце и осталась там навсегда.

Ростовская пара, за немалый срок своего супружества, подарила родному зоопарку более тридцати детёнышей. Эти плоды любви расселились по зоопаркам и циркам всей нашей страны, где, между прочим, неплохо плодились в неволе и другие львы. Дело дошло до того, что излишки львов, согласно международной программе по их разведению были собраны и отправлены в родную Африку, для усиления генофонда.

А Сильва и Дружок продолжали строить своё семейное счастье.

На мужской холодности к детям может настаивать только тот, кто не видел, как Дружок заботился о своих отпрысках. Во время кормёжки, он загонял Сильву в угол и там, вместе с ней ждал, когда детёныши съедят лучшие кусочки мяса. Он позволял делать им с собой всё, что заблагорассудится. Львята играли на нём в чехарду, грызли его хвост и лапы, точили когти о его спину. Дружок продолжал их молча и терпеливо любить. Львы и в дикой природе – идеальные папаши, но наш, наверное, был лучшим из них.

Однажды, в интересах селекции, к Дружку подсадили новую самку. Свидетели говорят, что девочка была тем ещё «крокодилом» по сравнению с красавицей Сильвой, которую перевели в соседнюю клетку. Самец лежал неподвижно, печально уперев взгляд в свою недосягаемую супругу, а разлучница и так, и сяк вилась рядом, бесстыдно предлагая себя в качестве альтернативы. Лев не реагировал. Наконец коварная претендентка догадалась, в чём дело. В какой-то момент, она встала на линию влюблённого взгляда и заслонила собой Сильву.

Вот, говорят мужская верность – это миф. Что вы знаете о любви, несчастные скептики?! Дружок, соблюдавший до этого джентельменское достоинство, оскорблённо встал и одним ударом могучей лапы объяснил наглой кошке, что сердце его занято раз и навсегда. Повторно объяснять не пришлось, так как зоологи мгновенно прекратили этот аморальный эксперимент. Потом было ещё несколько попыток, в научных целях, совратить Дружка другими львицами, но самец ни разу не нарушил супружескую верность.

Они прожили вместе больше десяти лет в любви и согласии. Первым ушёл Дружок. Сильва сильно тосковала и вскоре отправилась за ним.

Теперь, где-нибудь там, в львином раю, они, несомненно, вместе создают ещё одну прекрасную и поучительную историю уже не земной, а небесной львиной любви.

 

Ростовский зоопарк. Фото Александра Липковича.

 

Люцик и Мотя.

История Л.В.Зайцевой (ред. И.Ситников)

 

Люцифер и Матильда. Правда, неплохие имена для парочки сиамских крокодилов?

В ростовском террариуме свыше, сорока живых экспонатов и двадцать шесть из них занесены в Красную книгу. «Сиамцы» - исчезающий вид. Сейчас их очень редко можно встретить в дикой природе Камбоджи и Таиланда (Сиама). Однако в последнее время стала применяться практика разведения этого вида на специальных фермах. И, иногда она даёт положительные результаты.

А, наша зубастая парочка, пока была жива Матильда, регулярно размножалась, и в течение многих лет давала потомство. Мотя откладывала яйца, их с трудом забирали у возмущённых родителей, и потом в инкубаторе появлялись прекрасные, милые крокодильчики, уже в первые дни своей жизни способные прокусить палец заботящемуся о них человеку. Кстати, был случай, когда одно яйцо разбилось и лишилось 70% скорлупы, сохранилась только тоненькая мягкая оболочка. Но его не выбросили, а инкубировали отдельно от остальных. В результате получился Гоша – горбатый крокодил, но с нормальными рефлексами и прекрасным аппетитом. Горбик появился из-за отсутствия прочной скорлупы. В годовалом возрасте Гошу приобрёл один ценитель крокодильей экзотики.

Жалко Мотю. Её с любовью вспоминают работники террариума. Она была активной, жизнерадостной девочкой и приносила людям много свежих эмоций. Чего только стоят два её побега «из-под стражи». Причём последний был совершён с истинно криминальной фантазией. Ночью Матильда устроила подкоп под ограждение наружного бассейна. К утру, крокодилица, через ползоопарка, успела добраться до искусственных прудов. Там воздух свободы опьянил беглянку и она, впав в эйфорию на берегу водоёма, даже не заметила, как к ней подобрались азартные преследователи и накинули сеть. На двухколёсном велосипедном прицепе спутанную двухметровую рецидивистку водворили на место. А, в первый раз она сбежала, просто сломав ударом хвоста замок на клетке, но добралась только до закрытой двери смотрового зала. Тогда людям тоже было весело и интересно заталкивать за решётку деревянными щитами огрызающегося крокодила.

Люцик оба раза не успевал за своей подружкой, «тормозил», так сказать. Он и теперь не любит спешить и часами лежит неподвижно, словно четырёхметровое бревно, приоткрыв пасть, грея череп под электрической лампой. Люди обижаются и думают, что это огромное чучело. Как то одна мамаша поразила смотрителей тем, что попыталась подсадить сыночка на верхний край остеклённой решётки, чтобы он палкой смог потыкать в крокодила. В последний момент парнишку удалось перехватить, к явному неудовольствию родительницы, и скрытому сожалению Люцифера, который уже неделю как не обедал. Кормят, кстати, крокодилов раз в неделю кроликами, курами и рыбой.

Овдовев, лет пять назад, Люцик скучает. Он живёт в зоопарке уже почти сорок лет и стал его живой достопримечательностью. Но, по крокодильим меркам, этот возраст считается расцветом сил. Поэтому сейчас вдовцу подыскивают сразу нескольких подружек так, как одна самка, физически просто не сможет охладить его любовный пыл.

Вообще Люцик самый интеллектуальный экспонат террариума. Несмотря на флегматичность, он многое запоминает и осмысливает. Знает голос своей «мамы» Люды, и с удовольствием кушает у неё из рук. И, вообще, когда долго смотришь на этого медлительного гиганта, начинает казаться, что он в свою очередь тоже размышляет о тебе. И хотя тема его размышлений имеет, явно, гастрономический уклон, так до конца и не понятно, какие ещё мысли скрываются в голове сиамского крокодила по имени Люцифер.

 

Ушкуй и Стеша. История любви.

Т.М.Голубинцева (ред. И.Ситников)

 

Дымчатая с белыми пятнами кошечка аппетитно уплетает рыбу из кормушки, в клетке с надписью «Белый медведь». Но вот из бассейна в свою обитель возвращается хозяин помещения.

«Беги, скорей беги, дурёха!» - сопереживают кошке собравшиеся посетители. Но та, увидев огромного медведя, прекращает трапезу и смело направляется ему навстречу. Зрители ахают. Некоторые отворачиваются, чтобы не видеть чем всё обернётся.

А кошечка с мурлыканьем трётся об огромные медвежьи лапы. Белый великан, возвышается над ней как айсберг. Он с блаженством вылизывает шерсть своей крошечной подружке и что-то нежно пофыркивает в ушко.

Она появилась около медвежьей клетки в один из холодных, осенних, дождливых дней. Сердобольные сотрудники зоопарка нарекли кошку Стешей и частенько прикармливали беспризорницу то рыбкой, то мясцом. Иногда, не наевшись, Стеша заглядывала в клетку медведя, и пока он принимал водные процедуры в бассейне, устраивала себе «праздник желудка» из остатков его трапезы.

Как началась их дружба, не знает никто. Громадный Ушкуй никогда не жаловал кошек, ворующих мясо и рыбу из его кормушки. Одна из наиболее нахальных прихлебательниц была убита разозлившимся медведем.

Чем подкупила Стешка Ушкуя, неизвестно. Возможно, своей тактичностью. Ведь, как бы ни была она голодна, ни за что не подойдёт к корму, пока Ушкуй не наестся. А может быть, своей смелостью. Обычно, увидев огромного хищника, другие кошки старались спастись бегством, и у медведя срабатывал звериный инстинкт: поймать убегающую жертву! Отважная Стеша не убежала, и сердце Ушкуя дрогнуло.

Место для сна кошка выбрала у решётки, на крышке тоннеля, ведущего к бассейну. Каждый раз, когда Ушкуй появляется рядом, подружка встречает его, и с мурлыканьем трётся о прутья. Медведь протягивает к ней морду. Чёрный влажный медвежий нос соприкасается с крошечным кошачьим розовым носиком. После такого поцелуя, Стешка спрыгивает со своей лежанки и начинает выписывать восторженные восьмёрки вокруг передних лап Ушкуя.

Как назвать это чувство, возникшее между такими разными животными? Привязанность, дружба, любовь? Природа часто подбрасывает людям загадки, многие из которых остаются неразгаданными, так же, как эти удивительные отношения огромного Ушкуя и миниатюрной Стеши. Медведя из клетки и кошки, которая гуляет сама по себе.

 

Ростовский зоопарк. Фото Александра Липковича.

Чёрная вдова и её кошки.

История В.В.Костенко. (ред. И.Ситников)

 

Всё не так. Конечно, всё не так. И, не виновата Метта ни в чём. Так сложилась жизнь.

Сначала был Бола, красавец самец, блестящий представитель племени равнинных горилл. И была любовь, данная гориллам природой. Они жили дружно и долго. Бола недолго скучал по своей прежней подруге Моне – Лизе, уехавшей в ЮАР. Метта стала его второй желанной избранницей.

Но у них не было потомства. Видимо дело было в самце. В детстве он часто болел. И ушёл великан Бола из жизни внезапно, сражённый неизлечимой, непонятной людям, хворью.

Метту любили все. К ней привыкли, ей сочувствовали и, по бабьи, нежно называли Мотей.

Потом, в разное время, был Терхак, и был Кимбо. Два тевтона, прибывшие из зоопарков далёкой Германии. Но приезжали они к ростовской вдове уже в солидном возрасте. А у равнинных горилл очень развито привыкание к постоянному месту существования. Женихи тосковали по дому. Видимо эта тоска и мешала отношениям. Мотя нервничала и не подпускала к себе соплеменников. А, те не могли забыть далёкую отчизну и, в результате оба прожили недолго. ,Посмертное вскрытие одного из самцов показало повторный инфаркт миокарда. Так и стала Метта бездетной трижды вдовой.

Грустно пошутив, люди нарисовали на её клетке три звёздочки и перестали испытывать гориллью судьбу. Да и годы взяли своё.

Но женское сердце нашло выход для нерастраченной любви. Мотя полюбила кошек. Самозабвенной, слепой материнской любовью. Сотрудники отдела приматов, вовремя оценили эту любовь и поняли, что она спасёт самку. Ей приносили котят, и горилла, заключала их в кольцо своих огромных рук, окружала неустанной, можно сказать, маниакальной заботой. Кормила, пальцем засовывая корм в кошачьи рты, вылизывала, искала блох, укладывала спать. Очумевшие коты были не в силах сопротивляться и на время смирялись. Затем, подрастая, они сбегали от своей опекунши. А Мотя плакала и металась по клетке, просила людей вернуть деток обратно. Ей возвращали беглецов или приносили новых питомцев, и она радовалась и успокаивалась. Как-то в её клетке окотилась кошка. Мотя стала самой счастливой человекообразной обезьяной на свете. Она катала весь выводок на спине и вовремя подкладывала котят биологической матери на кормёжку.

Последний компаньон, по имени Антрацит, прожил с Мотей четыре года. Кот считал её своей семьёй, и после того, как горилла уснула и не проснулась, долго не мог смириться с окружающим миром.

Метта прожила сорок пять лет, до глубокой человекоподобной старости.

Она ушла счастливой и спокойной, отдав своё сердце тем, кому по её мнению любовь была необходима.

Ростовский зоопарк. Фото Александра Липковича.Ростовский зоопарк. Фото Александра Липковича.

 

Моя планета. (Первым ростовским юннатам)

В.П.Белоусова («У истоков Ростовского зоопарка». ред. И.Ситников)

 

Ростов 1927 года. Полуголодная, неустроенная жизнь. Незалеченные раны революции и гражданской войны. Тоска по прошлому и мечты о будущем огромной, разорённой распрями, страны.

Гремят раскаты исторических катаклизмов, рушатся старые и строятся новые мировые политические системы.

А, в городе работает Зоосад. Первый на Дону, возникший, из крохотного живого уголка ростовской советской трудовой школы №3.

И по тропинкам Зоосада, к осенним, затянутым с утра тонким прозрачным ледком искусственным прудам, бежит недавно закончившая школу, молодая девчонка. Юннатка. Здесь её мир, её время, её планета. Всё, что там, за гранью, уже не важно. Здесь находится Жизнь.

Нужно покормить, и выпустить птицу во двор из сарайчиков.

Белый ручной лебедь уходит вдруг к клеткам с хищниками и те начинают волноваться. Девочка догоняет птицу, гладит её по голове. Белый шипун, вытягивает шею, замирая от удовольствия.

Сильный удар в спину заставляет человека испуганно оглянуться. Двухгодовалая медведица Маня – Манюрочка, общая любимица, встаёт на задние лапы навстречу, и снова, зарычав, бьёт девочку по плечу. Некогда решать, как зверь вышел из клетки. Пора хватать лебедя, бежать, спасать его, прятаться в сарайчик. Теперь нужно прижать спиной дверь и сдерживать медвежьи удары с той стороны, пытаясь не упасть.

Удары прекратились. Тихо. Почему тихо? Птицы. Там же, у прудов, птицы! Она выскакивает наружу и бежит за медведицей. А Маня – Манюрочка, увидев невдалеке оленей в загоне, уже старается добраться и до них. Неуклюже карабкается по металлической сетке. Олени бьются об ограждение, стараясь спастись, их рога и головы в крови. Рядом с калиткой стоит совковая лопата. Схватить её, и ударить плашмя по медвежьему заду, изо всей силы. Теперь бежать обратно, разгоняя по пути диких гусей и уток, чтобы не попались под лапу разгневанному зверю. Спасает то, что медведица отвлекается на птичье стадо и бросается за ним в воду. Но там добыча становится недосягаемой. Остывшая Маня переплывает пруд. На суше её уже ждёт эта сумасшедшая девчонка с лопатой, кричит и загоняет в угол. Двое рабочих со стройки, на соседней улице, поколебавшись, вооружившись кольями, всё же перелезают через ограду, и приходят на помощь девушке. Она просит их не выпускать беглянку из угла и уносится как ветер, тут же вернувшись обратно с чайным блюдцем и кусками сахара в руках.

Медведица видит сахар и успокаивается. Пьёт из блюдца подслащённую воду и спокойно идёт в клетку со своей провожатой. Остаётся там доедать, брошенные на пол куски.

Девочка закрывает запоры и бежит считать своих птиц. Все живы. Всё спокойно. Всё хорошо.

Так кончается утро и начинается ещё один день на её планете. Живой и вечной планете Земля.

 

 

Носорог Барман. Легенда Ростовского зоопарка. «От рассвета, до заката».

История И.О. Грибановой (лит. ред. И.Ситников)

 

Серый, мощный, шумно дышащий, похожий на скалу, многотонный гранитный массив, оживший, будто по волшебству. Медленно, невозмутимо, равнодушно ко всему окружающему, движется по утрамбованной земляной поверхности вольера огромный африканский носорог. За что можно любить носорога? Странный вопрос. Наверное, так же можно любить гору, либо большой старый серый дом, стоящий рядом по соседству. Мимо этого дома тебя водит в детский сад мама, а потом мимо него ты сам провожаешь в школу своих детей. Но вдруг, дом ломают, на его месте пустота, и становится пронзительно ясно, что незаметно и бесследно исчезло из твоей жизни что-то очень важное. Ты понимаешь, что это ушло Время, и можешь заплакать.

Когда ушёл Барман, плакали многие пожилые сотрудники зоопарка, проработавшие рядом с этим носорогом четыре десятка лет. Он ушёл, состарившись, как уходят гиганты. Рухнул, словно подмытый за десятилетия быстрым течением, выступ Донского берега. Он ушёл и стал легендой, оставив своим спокойным, непоколебимым образом в памяти нескольких поколений ростовчан чувство уважительного восхищения и любви к творениям дикой природы.

Наверное, Барман был самым дружелюбным носорогом на земле. От рассвета и до заката он мирно гулял по своей территории, не обращая внимания на публику. Когда этот гигант засыпал возле ограждения вольера, не в меру озорной ростовский люд оставлял свои автографы на его спине и боках, а тот, кто был смелее, дотягивался и до огромного рога. Говорят, что однажды охранникам зоопарка пришлось снимать со спины Бармана крепко подгулявшего гражданина, беспутной жизни которого, впрочем, ничего не угрожало. Носорог спокойно прогуливался по вольеру, видимо справедливо принимая хулигана на своей спине, за обычную обезьяну.

Только однажды Барман вышел из себя, но и то из-за любви. Учёные зоологи, ради получения потомства, решились на эксперимент и устроили носорогу свидание с самкой по кличке Пама.

В дикой природе эти исполины ухаживают друг за другом очень оригинально. От рассвета и до заката самец гоняет самку по саванне, грубо домогаясь её расположения, а самка, не менее грубо отвечает на ухаживания. Доходит до крови, ран и ссадин. И только окончательно утомив подругу такого рода флиртом, партнёр, уже к вечеру, пробежав десятки километров, покоряет сердце своей возлюбленной.

В тесноте искусственного вольера прелюдия длилась не долго. Жизнь Памы оказалась под угрозой. В пылу страстей, не имея места для манёвра и отступления, самка оказалась поддетой на рог своего громадного приятеля, причём вся её туша висела в воздухе, лишь короткие передние ноги быстро семенили по земле. Барман старался во всю силу своего африканского темперамента. Паму пора было спасать, и только мощные водяные струи из двух пожарных машин, смогли охладить любовный пыл страстного носорога. Всё обошлось, вот только потомства не получилось.

Барман ушёл в 2012 году. Он стал долгожителем в неволе, прожив сорок четыре года, поступив в Ростовский зоопарк из африканского Судана в пятилетнем возрасте в 1973 году. Барман ушёл, честно отслужив людям и матери Природе, весь свой немалый срок. От рассвета и до заката. Ради добра и жизни на земле.

 

 

Осторожно, тупайя!.

Т.М.Голубинцева (ред. И.Ситников)

 

Маленькая, беспомощная тупайя без сознания, трудно дышит, распластавшись на полу клетки. Беда. У самочки сердечный приступ.

Вызов ветеринарного врача, инъекция лекарства, тревожное ожидание результата. Небольшое тельце редкого, примитивного примата можно взять в ладони, согреть дыханием. Держать осторожно и не отпускать, словно от этого зависит его беззащитная жизнь.

Дело близится к ночи, и заведующая отделением бережно кладёт в женскую сумку, свою, ещё не очнувшуюся, подопечную.

Ведь там, дома, легче не спать всю ночь. Терпеливо ждать, когда придёт в себя маленький зверёк. Укладывать малышку рядом, и до утра сторожить её сон, поить снадобьем из пипетки. За много лет работы это далеко не первая, выполненная тобой, домашняя «госпитализация», да и не последняя. Лучше тебя ни кто ведь не справится. Ты же их всех знаешь с рождения. Кому доверять, как не себе.

Осенний вечер. Давно ушла в гараж служебная машина. Две пересадки до дома. Набитый до отказа салон автобуса. Не то, что присесть, даже ногу поставить некуда. Нужно приоткрыть сумку, чтобы не задохнулась больная, и держать осторожно, под боковым поручнем, как хрупкую драгоценность.

Дождь на улице, а внутри душно и сыро. Мокрые воротники. Нехороший запах перегара и дешёвого табака от мужика, вплотную прижавшегося справа.

Вдруг, неприятный сосед издаёт резкий, испуганный крик: «Ты! Что в сумке? В сумке у тебя что?!» - мужик стонет, размахивая окровавленными пальцами. «А ты чего там забыл, дядя» - грозно интересуется вдруг, плотного телосложения пассажир, на сиденье рядом с проходом. «Гля, щипачи совсем обнаглели, уже чего в сумках, спрашивают» - разносится по салону. «Водитель, давай до милиции не тормози». «Женщина, да вы гляньте, что украл-то!»

Она испуганно поднимает сумку повыше, раскрывает, а от туда лапки малюсенькие, потом мордочка заострённая, аккуратные ушки, чёрные бусинки глаз, серо-коричневая шубка и длинный пушистый хвост. Да, как пискнет чего-то злобно. «Белка!», «Крыса!» - ахает изумлённо автобус. Под шумок, покусанный воришка, выкатывается в открывшуюся на остановке дверь.

А, всем не до него уже. «Что за зверь?!» - интересуются.

Заведующая успокаивается, радуется и гладит очнувшуюся зверушку. «Это, можно сказать, обезьяна». «Какая же это обезьяна?» - не доверяет народ. «Тупайя!». «Какая, какая?» - начинают веселиться граждане. «Ну, полуобезьяна. В тропиках Юго-восточной Азии живёт. Примат. Вид называется, тупайя. Мы из зоопарка. Заболели. Домой едем, лечиться».

«Ха, - смеётся публика. – Хорошо, что у вас крокодил не заболел. Тот бы точно карманнику руку откусил!»

Повеселел автобус. Так с шутками, прибаутками до дому и добрались.

Справка:

Раньше тупай относили к отряду насекомоядных, либо к примитивным приматам, поскольку тупайи обладают определённым сходством с лемурами и африканскими прыгунчиками. В настоящее время по общепринятой классификации они выделены в самостоятельный отряд Scandentia, который вместе с приматами и шерстокрылами входит в монофилетическую группу Euarchonta.

(Википедия)

 

Маленькое чудо.

Т.М.Голубинцева (ред. И.Ситников)

 

Мангуст кашлял, хрипел и задыхался. Было такое впечатление, что он чем-то подавился. Валя раскрыла ему рот, заглянула в глотку, но ничего не обнаружила. Похлопала по спине, безрезультатно.

Было воскресенье. Законный выходной у ветеринарного врача отдела хищных животных. Работал только дежурный ветврач, недавний выпускник института, мало сталкивавшийся в своей практике с хищниками.

Но, видя, что первая помощь не помогла, Валя вызвала дежурного «Айболита».

  • Может у него грипп? – предположил молодой специалист.

  • Какой ещё грипп? Откуда он может здесь взяться?

  • Как какой? В городе эпидемия гриппа! А вирусы всюду летают.

- Успокойся, мангусты человечьим гриппом не болеют. Подавился он, не видишь что ли? По спине хлопаю, не помогает. Придумай же что-нибудь! – Валя с отчаянием посмотрела на задыхающееся животное.
  • А как новорожденного ребёнка вы его пробовали трясти?

  • Как это, как ребенка? Я не знаю, как детей трясут. Умеешь – тряси!

  • Да, нет, это я так.

  • Чего, так? Тряси, давай!

Врач опасливо оглядел серого пациента. Взял его за задние лапки, опустил головой вниз и тряхнул - раз, второй. Затем, чуть осмелев, стал трясти чаще, раскачивая бедолагу из стороны в сторону. Вдруг тельце мангуста выскользнуло у него из рук и громко шмякнулось об пол.

- Убил животинку, двоечник! Вот это – «как ребёнка»!? Хороша реанимация! – Валя чуть не плача, подняла с пола бездвижную тушку.

Но «трупик» вдруг зашевелился, а после искусственного дыхания у него порозовел язычок, и хрипы исчезли. Через час мангуст, как ни в чём небывало, бегал по клетке и возбужденно посвистывал, требуя еды.

К всеобщей радости «реанимация» оказалась успешной и обошлась даже без переломов и сотрясения мозга.

С тех пор прошло немало лет. Но, и сегодня, когда кто ни будь из ветеринаров, затрудняется назначить лечение пациенту, ему могут посоветовать потрясти больного зверя «как ребёнка». Так, без задней мысли. В надежде на маленькое чудо.

 

СЕРДЦЕ – НЕ КАМЕНЬ.
Т.М.Голубинцева (ред. И.Ситников)
 
В далёкой Туве, в предгорьях Саян, разыгралась трагедия: охотничьи собаки разорвали дикую кошку. Это была самка редчайшего зверя – дикого кота манула. Её крошечные котята остались сиротами. И охотоведы, стремясь спасти малышей, решили передать их в надёжные руки. Вскоре в Ростовский зоопарк пришла телеграмма: «Имеются два манула, сеголетки (молодняк рождения текущего года), срочно выезжайте».
За маленькими манулятами вылетел молодой зоотехник Сергей. В дорогу его снабдили сухим молоком, сосками, бутылочками и клеткой с живыми мышами. Ведь дорога предстоит неблизкая. А малышей необходимо часто кормить.

До Кызыла, где его ждали охотоведы с котятами, Сергей добрался без приключений. Обратная дорога с бесценным живым грузом от Кызыла до Барнаула тоже прошла нормально. Но в Бранауле, где предстояла пересадка на ростовский рейс, начались неприятности: билетов до Ростова не было.

Просидев в аэропорту сутки и скормив малышам за это время, весь запас привезенных с собой мышей, Сергей в отчаянии отправился к администратору аэропорта. Глядя снизу вверх на грозную неприступную даму, Сергей начал робко и чистосердечно излагать свою просьбу: «Девушка, я тут у вас в аэропорту, сутки с двумя трёхмесячными детьми сижу, нельзя ли мне билетик до Ростова на ближайший рейс?».

Администраторша с недоверием окинула взглядом совсем ещё юного просителя и ехидно спросила: «А мать детей где?». «Собаки разорвали», - честно ответил Сергей. На лице женщины отразился неподдельный ужас, и Сергей, чтобы успокоить её, тут же извлёк из клетки одного из котят.

Пушистое маленькое существо с непропорционально большой головой и крошечным носиком уставилось на начальницу огромными как блюдца глазищами. А потом приоткрыло розовый ротик и требовательно басисто мяукнуло.

«Ах ты, моя бедняжечка, сиротинушка», - заворковала суровая администраторша.

Манулята с Сергеем улетели в Ростов ближайшим рейсом.

 

Три слона.

История: А.Л.Титов (ред. И.Ситников)

 

После знаменитой слонихи Мелани, по-ростовски – Меланьи, в Южной столице долгое - предолгое время не было своих слонов. Весь этот срок огромный африканский носорог Барман затыкал исполинским телом досадную брешь в плотном и многочисленном строю живых экспонатов Ростовского зоопарка. По размерам, он почти не уступал слону, а по медлительности и добродушию превосходил в несколько раз.

И вот они появились. Азиатские слоны! Да сразу целых три! Юма и Хорас самцы, и самочка Синта. Все трое ровесники, прибывшие на Дон из знаменитого Берлинского Тирпарка. Пятилетние подростки принадлежали одной большой слоновьей семье.

Хорас вскоре уехал в Киев, но количество ростовских слонов всё равно осталось прежним. «А-а-а-а, - скажет догадливый читатель, - ни каких чудес! Родила слониха и только». Да. Но, элемент чуда тут, несомненно, есть. Дело всё в том, что слонихи достигают репродуктивного возраста, примерно, к десяти годам. Нашей самочке, на момент родов, было всего пять с небольшим. А если учесть, что беременность у слонов длится, в среднем двадцать два месяца, то можно легко подсчитать, что Синта стала рекордсменкой, в плане зачатия и продолжения рода, в возрасте всего трёх с половиной лет.

Нет, ну конечно немецкие коллеги предупреждали, что анализ крови Синты чем-то напоминает картину беременности, но «наверное», «вряд ли» и «да, не может быть» сделали своё дело, результатом которого стал живой утренний, неожиданный подарок сосущий грудь своей мамы. Кстати, у слоних именно грудь, а не вымя. Их молочные железы напоминают человеческие, и так же располагаются чуть ниже передних конечностей.

В Книгу рекордов Гиннеса сразу не обратились, потому, что сначала сами не поверили, когда на утро у ног молодой слонихи увидели маленькое существо, а потом стало просто некогда. Паломничество к чудесному слонёнку приняло гигантский размах. Родилась маленькая самочка в конце декабря, и в канун Нового Года весь Ростов выбирал для неё имя. Конкурс объявили через СМИ и интернет. Участие приняла куча народу, а выиграл маленький мальчик, подобравший своей крестнице нежное женское индийское имя Ситара, что означает – звезда. Это было в точку. И новорожденная стала на тот момент звездой городских новостей, и имя из далёкой исторической родины, было созвучно именам Синта и Синтия. Так звали её мать и бабушку.

Перевод мамы и дочери в отдельный, от самцов, вольер любители экстрима сочли бы высшим пилотажем, а ведущий зоотехник - главный герой слоновьего родео, с той поры может занимать почётное место за столом в любом клубе самоубийц.

Самцов выманили на улицу, что в морозный снежный день уже было нелёгким делом. Затем помощник открыл дверь, и отчаянный руководитель бросился за слонёнком. Весь смысл операции заключался в том, что мать могла идти только за дочкой, иначе она двигаться не хотела. По-другому, перевести их не получалось. А сделать это было необходимо, что бы взрослые в тесноте не затоптали малыша.

Слоны славятся своей любовью к потомству и ненавистью к тем, кто пытается его отнять. Синта пропустила момент бесстрашного рывка, и зоотехник схватив дитя в охапку, кинулся наутёк. Помощник перекрыл проход.

Дитя вырывалось, оно весило семьдесят килограммов и трубило истошным голосом. Чувство долга и элементарная жажда жизни придавали сил отчаянному специалисту. Общий слоновий рёв Синты и её обоих братцев делал ситуацию ещё более динамичной. Маленькую Ситару на высочайшей скорости, через балкон второго этажа, на руках доставили в подготовленное помещение и, открыв нужные ворота, пропустили к ней беснующуюся мамашу. На этом волнения окончились.

Теперь в Ростове есть свои слоны. И от этой мысли возникает чувство уверенности и спокойствия. Ведь их, во-первых, трое. А, во-вторых, говорят, весь мир держится на слонах. Вдруг это, на самом деле, так?!

 

Мой ласковый и нежный Гад.

Д.К.Дрягина (ред.И.Ситников)

 

Выпускница? Молодой специалист? Не замужем? Без детей пока? Ну, слава богу! Собирайся на полгода в командировку в соседний город с выездным зверинцем, там место штатное имеется!

А что, и собралась. И, интересно даже, и даже волнительно как-то. Прямо - как взрослая, прямо - по настоящему всё. Зоолог – это вам не плюшки кушать. Кому попало, редких зверей не поручат. Даром что ли пятёрки в «универе» получала. Змей вот только боится до одури, но ведь там только один королевский питон, и тот уже с первой машиной уехал. Обойдётся, как ни - будь.

Села весело в последний грузовик загруженный кормами, ждёт водителя. Тут, запыхавшись, бежит посыльный из серпентария. Хлоп, мешок ей на колени.

- На!

- Что это?

- Да, удава чуть не забыли. Королевский питон. Бери. Он не тяжёлый, молодой ещё, мера полтора длиной. А, ты чего бледная? Не того поела? Аккуратней надо в дорогу – то. Ну, давай, пока. Счастливо добраться!

Когда дыхание вернулось, сразу мешок с колен на полку, под заднее окно кабины, переложила. Тут и водитель подошёл. Молодой, говорливый. Поехали. Часа два прошло в дороге, солнце припекать стало.

Тень легла на плечо. Обернулась, а мешок уже, чуть ли не колом стоит. Это удав под стеклом согрелся и активизировался. Но чутьё и знания университетские, подсказывают, что пока гад в мешке, то ничего страшного не случиться. Едут дальше. Она молчит. Паренёк соловьём заливается, скучать не даёт. Тут, тень ему на щиток приборный попала, он глядь назад.

- А, что это?

- Змея.

Руль бросил, к двери прижался: «Убери зверя» – орёт. Хорошо ещё трасса пустая была. Кое - как успокоились, только для этого ей мешок снова на колени взять пришлось. Ухажёр сразу охладел. «Все вы там в своём зоопарке, больные на голову» - говорит.

Приехал зверинец в город. Устроились, живут, работают. Осенью похолодало. Удав стал мёрзнуть. Надо куда-то его на ночь устраивать. Зоолог к директору. Мол, морозы скоро, надо змею домой забирать.

- Ну и забирай.

- Так, я боюсь!

- И я боюсь! Ты у нас штатный зоотехник? Вот и забирай. Без разговоров!

Умел человек молодых специалистов уговаривать.

Вечером подошла к клетке, один глаз прищурила, то ли от страха, то ли прицеливаясь, и, хвать удава за шею. Тот вокруг руки обвился, сдавил, но не сильно, и в мешок пойти согласился. В обморок, одним словом, упасть не успела.

Домой пришли, а там тоже совсем не жарко. Хозяйка квартиры отопление ещё не включает, грейтесь, как хотите. Вот и пришлось мешок пристраивать на полу, недалеко от старого рефлектора с открытой спиралью. Не спится девчонке. Смотрит, мешок к теплу пополз. Оттащила, а тот снова к горящей спирали подбирается. Так и сгореть всем можно. Хоть плачь.

Слезла с кровати, взяла мешок, и с собой под одеяло. А что делать? Удав пригрелся, вдоль тела вытянулся, затих. Лежит, и в ус не дует, гад. … Гад, гадёныш, гадик, гадюшка… Спокойной ночи гадюсик мой…

Так вместе всю зиму и ночевали. С тех пор она змей вообще не боится.

 

ЧЕТВЕРОНОГИЕ КОРМИЛИЦЫ.

Т.М.Голубинцева (ред. И.Ситников)

 

В неволе дикие животные часто отказываются ухаживать за своими малышами. И этих сирот, при живых родителях, приходится выкармливать сотрудникам зоопарка. Тут начинаются круглосуточные заботы. Но разве грелка заменит тепло материнского тела? Разве резиновая соска сравнится с мягким маминым соском? А какая губка может «вылизать» крошечное тельце нежнее, чем заботливый материнский язычок? Всё это прекрасно понимают зоологи, взявшие на себя заботу о новорожденных, и при случае пытаются подыскать подкидышам приёмную маму.

Главное условие, чтобы у кандидатки на эту ответственную должность были свои детёныши, такого же возраста, как и приёмыши, и чтобы она обладала покладистым характером.

Как-то случилось, что кошка приняла новорожденных леопардят, кормила их, грела, вылизывала. Но кошачьего молока приёмышам не хватало, ведь были они размером в половину своей новой мамы. Приходилось докармливать их из соски. Вот тут и начались неприятности. Каждый раз, когда приёмных деток брали на кормление, кошка бросалась на защиту своих «сокровищ» с отвагой, которой позавидовала бы настоящая леопардица.

А вот обыкновенная ростовская дворняжка Найда в основном «специализировалась» на тиграх. Сперва, она вырастила двух амурских тигрят. Потом – четырёх суматранских. Такое и настоящей тигрице не всегда под силу! Найда так вошла в роль универсальной кормилицы, что однажды во дворе зоологического «детского сада», где выкармливались все «отказники» зоопарка, забравшись повыше на крыльцо, стала вылизывать детёныша ламы, из семейства верблюдовых. Малыш в это время приник к собачьему животу, посасывая молочко. А на крыльцо умная собака взобралась специально, чтобы длинноногому ламёнку, было удобнее кормиться. Найда была готова кормить, чьих угодно малышей, лишь бы они были не собачьей породы. Щенков она почему-то не любила.

А кошка Джина, только что выкормившая енотовидных собачек, услышав жалобное мяуканье маленьких пантерят, сама добровольно «усыновила» их. И хотя у неё уже не было молока, ухаживала за ними, воспитывала, не расставалась, пока они, уже давно переросшие свою приёмную маму, не были отправлены в другой зоопарк.

Да разве всех перечислишь?

Кого только не выращивали незаменимые четвероногие помощницы – львят, тигрят, леопардят, пантерят, пумят, лисят, гиеновых собак. И за это им бесконечная благодарность и от сотрудников зоопарка, и от их экзотических чад.

Женский инстинкт.

Д.К. Дрягина, Т.М. Голубинцева (ред. И.Ситников)

 

Элли – самка шимпанзе. Особь женского пола. «Девочка», как принято говорить среди зоологов. Но только не надо идеализировать образ забавной обезьяны и принимать её за этакий одуванчик. Испуганная или обозлённая шимпанзе крайне опасна. Она гораздо сильнее обычного человека и может причинить много неприятностей окружающим в нестандартной ситуации.

Обезьяна на свободе - самое, что ни на есть, ЧП. Правда, шимпанзе не горилла, которая тоже один раз из клетки вылезала. Вот, тогда и посетителей эвакуировали, и валидол горстями глотали, но обошлось, слава Богу. Справились.

Теперь случай попроще. «Девочка» спокойная. Ну, вышла погулять. Как? Это разберёмся ещё. Ох, как разберёмся. Но потом. Сейчас главное - без шума. Не испугать, завлечь, как-нибудь. Ты – заходи справа, а ты – слева. Кто клетку не закрыл? Что, нет таких? Ладно, кормил кто? Вот. Давай вперёд. Приманивай.

Элли работника узнала, подошла, обняла, поцеловала. Потом подтолкнула не сильно, дескать, иди, не мешай. И походкой летящей, по главной аллее прямо к хищникам отправилась. Тут сторож ей навстречу: стой, мол, сдавайся. Ну, это уже чересчур. Навешала оплеух чудаку, заурчала грозно, и зубы оскалила. Нечего к дамам приставать, когда они гулять изволят.

Лев ей сразу не понравился. Попрыгала, поугугукала. Поругалась, одним словом. Пантера чёрная, та ничего ещё, красивая, даже похожи они чем-то. Грацией, что ли. Да-а-а, её ведь не спрячешь, красоту-то. А вот леопард пятнистый, ну просто вывел из себя. Нарядился. Мужик называется. Где тут кирпичик потяжелее?

Пока камешки искала и леопарда выцеливала, народ вокруг собрался, окружил полукругом.

Ну-ка разойдись, я вас сейчас!

Ох! Мамочки! Да что же это? Обо всём забыла. Медленно, осторожно, как зачарованная, подошла обезьяна к заместительнице директора и у ног её присела. А, та стоит на высоких каблуках, в чёрненьких чулочках, а на них, девоньки-и-и… . Цветочки-розочки, красоты неписаной, вышиты.

Элли ноготочком их осторожно трогает, дышать боится, словно оцепенела вся от красоты такой.

А зам. директора воркует сладенько: «Элличка, пойдём домой, солнышко. Я там чулки сниму и тебе отдам. Твои будут, красавица моя!»

Да кто бы спорил! Да за такое, на край света, не то что «домой». Модница впереди, обезьяна за ней, как привязанная. В клетку вошли обе. А там отвлёк кто-то сзади. Банан просунул через решётку. «Да, иди ты, со своим бананом, тут ведь…». Пока поворачивалась - глядь, дверцу закрыли уже, и замок навесили. А зам. директора уходит, по дорожке каблуками цокает. И чулки на ней! Ах, ты-ж-ж-ж … Иди сюда!!!

Соседки – шимпанзе и те, уши от стыда закрыли, и на ветки позалезли. Самец Отто в угол забился, не вмешивается, себе дороже. А Элли… .

В общем, много чего нового сотрудники зоопарка смогли бы узнать и о себе и о начальстве своём, если бы понимали обезьяний язык. Но, и так догадывались они о многом. Только виноватыми себя не считали. Сама Элли и виновата. Против природы не попрёшь. Ведь женский инстинкт сильнее зова свободы оказался.

 

 

 

 

 

 

 

Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 2185



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail