Игорь Хентов. Свалка (рассказ)

А А А

 

Виктору Михайловичу Орлову, бывшему подполковнику истребительной авиации бывшего СССР, сегодня сказочно повезло. Его, прямо с утра, вызвал к себе в кабинет Сам.
 
Правда, само понятие везения в стране менялось так же быстро, как смены глав государства и общественных формаций в целом. Например, мог ли подумать эксподполковник, что наступит время, когда он будет командовать не лихой эскадрильей, а группой спившихся бомжей на свалке и считать это счастьем, что жена Наташка бросит его, потерявшего работу в сумятице перестройки и начавшего прикладываться к бутылке, и уйдёт к венерологу Илье Борисовичу, а любимая синеглазка, с родинкой над губкой, дочка Оленька… И вспоминать страшно. Всё начиналось с развесёлой компании таких же, брошенных самой жизнью, а вернее, страной, мальчишек и девчонок. А потом уже пошли шприцы, инспектора из госнаркоконтроля, и, наконец, первый срок. Всё, как у многих.
 
После двухлетнего заключения Оленька домой не вернулась. Но как-то услышал Орлов рассказик пьяной девахи, в пивной, куда он захаживал, пока было что вынести из комнатушки, полученной после размена с супругой, и продать, как кинула на бабки девка эта с подругой Олькой-Красавой фирмача-америкоса одного, а тот и заяву в милицию не написал: в Ольку втюрился. А как америкосу не втюриться?: стройная, глаза, как озёра синие, а над губкой левой родинка, ну почти, как у Синди Кроуфорд. Первое время Орлов твёрдо решил дочку разыскать, но с каждым пузырём палёной, двадцатипятирублёвой водки твёрдости становилось всё меньше. Да и сам бравый военный из крепкого подтянутого мужчины в очень короткий период превратился в опустившуюся развалину. А потом испарилась и комнатёнка: парочка чёрных риэлтеров за копейки быстренько перепрописали Виктора Михайловича на несуществующий адрес. Хорошо, не закопали, как случается. А затем… вступило в силу «поведение типичного героя в типичных обстоятельствах»; и Орлов оказался подданным тайной империи, существующей в каждом городе постперестроечного пространства, с незатейливым и даже вызывающим дурные ассоциации именем «Свалка». И вот тут-то, недослушав исповедь полутрезвого человека, но уловив в ней то, что отличало от стандарта, Сам поставил Орлова во главе одной из бригад и дал соответствующее погоняло: Лётчик.
 
Теперь, после вышесказанного, можно продолжить основную часть нашего повествования. …Так вот: кто не знает, что по чём, тот может подумать:
- Ну, вызвал и вызвал. Дальше что?
 
А вот кто понимает, тот сразу смикитит, что у Орлова, «Лётчика» по-простому, жизнь сразу измениться может. Тот, кто понимает, знает просто, кто такой Сам: Сергей Николаевич Юханов, директор городской мусорной свалки, солидный уважаемый человек лет под сорок, с новым «Лексусом», домом трёхэтажным за городом (от мэра поблизости), с погонялом Юхан (среди пацанов конкретных), и что без дела приглашать какого-то там подполковника, тем более бывшего, он не будет.
А дело действительно было.
 
…Ровно к 9.00, то есть к моменту открытия офиса Юхана (для удобства будем так называть господина Юханова и далее) у кованой калитки припарковалась машина, на которую никто из своевременно явившихся на службу сотрудников не обратил никакого внимания: то ли «Ауди 80», то ли «Фольксваген-пассат В-3». На таком старье уже давно не ездили не только замы, но даже стоящие по служебной иерархии далеко позади. То, что приехали какие-то лохи, дилетантам было очевидно. Из машины вышли двое: высокий, с бритым черепом, и в золотых очках, постарше. Вышли и бодрым походняком влетели в офис. Тем не менее, секретарша Аллочка, брюнетка лет тридцати, с бёдрами, что Дженифер Лопес просто отдыхает, поступила очень любезно. Гостям тут же были предложены кофе, печенье и несколько глянцевых журналов. Аллочка уж дилетантом никак не была, да и в памяти был свеж курьёз: месяц назад, человека, вышедшего из раздолбанной десятки, не хотели даже пускать на порог, а он оказался…(страшно подумать) и просто, как нынче принято говорить, прикалывался. В десятке же, как выяснилось впоследствии, оказался форсированный двигатель, а кузов был бронирован.
Впрочем, Аллочке ничего не угрожало при любом исходе. С первого дня службы в офисе, она оказывала с особым рвением услуги боссу, не имеющие ничего общего с печатаньем и раскладыванием по папкам скучных бумаг. И, что самое главное, в исполнении этих услуг, она была не то, что профессором, а целым академиком.
 
…Юхан не заставил себя долго ждать, и уже через пять минут тот из посетителей, что постарше, предъявив рекомендации, изложил ему суть вопроса. Ничего необычного Юхан не услышал: этим двоим было необходимо из гор мусора отобрать алюминиевые банки из под всевозможных напитков и, на следующий день, загрузить ими длинномерную фуру.
Оно и понятно: в те времена, мало чем, впрочем, отличающиеся от нынешних, цветным металлом не занимался только ленивый. Рекомендации были солидные, подстава исключена и цена, устроившая обе заинтересованные стороны, оговорена. Мужчины ударили по рукам, и гости так же энергично, как вошли, удалились из кабинета.
 
…Это и было причиной, по которой Юхан вызвал Лётчика. После недолгой беседы производственные отношения между боссом и бригадиром незамедлительно вступили в полную силу.
 
…Уже через час дюжина бомжей старательно разыскивала в горах мусора нужные банки и стаскивала их в определённое место. Уже к ночи, радующая глаз гора товара возвышалась над прочей рухлядью, и Юхан подсчитывал прибыль. Каждому участнику акции было выдано на бутылку, а Лётчику, пожалуй, на полторы. Оно и понятно – бригадир. Единственным условием добрейшего босса было то, что пока на следующий день фура не будет загружена, вусмерть напиваться никто не имеет права. Правила игры почти всегда соблюдались, ибо Сам, в случае их нарушения, был крайне строг.
 
…Завтра наступило незаметно. Ровно к 10.00 в сопровождении добротного немецкого антиквариата к алюминиевой горе подъехала фура. Те двое вышли из машины и стали руководить погрузкой, давая указания Лётчику. Часа через два работа была закончена, и лысый направился с оговоренной суммой в кабинет Юхана, а очкарик… Очкарик начал вести доброжелательную беседу с Лётчиком, чем удивил и охрану, и снующих сотрудников империи, а некоторых даже насмешил, чем подтвердил первое впечатление о его персоне.
 
...Видимо, что-то в облике опустившегося человека, видавшего иные дни, вызвало у очкарика сострадание. Но ещё более поразило свидетелей беседы то, что очкарик вытащил из портмоне купюру (достоинство её рассмотреть не удалось), визитку и дал Лётчику.
 
…Проводить гостей Юхан вышел лично, но только протянул на прощание им руку, как кованая калитка распахнулась, и ослепительной красоты, роскошно одетая молодая женщина, с синими глазами и родинкой над левой губкой, впорхнула во двор в сопровождении накачанного самоуверенного джентльмена. Увидев вошедших, Юхан потерял дар речи и, забыв о лысом и очкарике, с той же протянутой рукой бросился к новоприбывшим. Видимо, сферы, из которых прибыли новые гости, поражали его воображение. Джентльмен руку пожал, но сделал это без энтузиазма, а дама дала поцеловать свою: Юхану по роду деятельности доводилось бывать в высшем обществе и, поэтому, хороших манер он был не чужд.
 
…А далее разыгралась сцена, суть которой не понял ни один человек из тех, кто видел, и, мало того, ни один из тех, кому об этом рассказывали впоследствии.
 
…Лётчик, видимо забыв, что он никто и зовут его никак, белый как мел, подошёл к женщине и уставился на неё.
 
- Что это? - спросил джентльмен.
- Не имею ни малейшего понятия, - ответила она.
 
…Юхан кивнул охраннику. Тот подбежал, схватил Лётчика за шиворот, подтащил к ближайшей груде мусора и дал затрещину. Лётчик упал, а элитная пара чинно прошествовала в кабинет Юхана.
 
…Ровно через неделю старый немецкий автомобиль вновь затормозил у знакомой калитки. История повторилась. Роскошная Аллочка, кофе, журналы, Юхан, банки, бомжи. Разве что вместо Лётчика пришёл другой бригадир.
 
- Это Профессор, - представил его Юхан.
- А где Лётчик? - поинтересовался очкарик.
- Так вены ж вскрыл неделю назад. В день, что вы фуру грузили. Чего ему не хватало? Вместо пузыря полтора давал.
 
Очкарик о чём-то задумался, снял очки и протёр стёкла.
Новую фуру отгрузили на следующий день: бизнес есть бизнес.
 
Прим. *Все имена, фамилии и погоняла (прозвища) вымышленные.
 
 
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 973



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail