Историограф: генерал от кавалерии П.Н. Краснов на открытии сезона скачек. Ростовский ипподром, 1918 год

А А А

 

 

Гражданская война на Дону. К маю 1918 года восставшие казаки выбили с территории Области Войска Донского отряды красногвардейцев. 16 мая 1918 года Краснов был избран атаманом Донского казачества. Наладив торговые отношения с Германией и не подчиняясь А. И. Деникину, по-прежнему ориентировавшемуся на «союзников», он развернул борьбу с большевиками во главе Донской армии. Краснов отменил принятые декреты советской власти и Временного правительства и создал Всевеликое Войско Донское как самостоятельное государство.

 

Большой Войсковой Круг, созванный в августе 1918 года, произвёл атамана Краснова в генералы от кавалерии.

 

Став атаманом, Краснов активно занялся развитием инфраструктуры и экономики казачьего государства. Войска Всевеликого Войска Донского — Донская армия — составляли на середину 1918 года 17 тысяч человек; свои полки выставляла каждая станица. На военную службу принимались и иногородние крестьяне, за что им жаловалось казачество и выделялась земля. Офицеров бывшей Русской императорской армии призывали возвращаться на службу в Донскую армию, что значительно укрепило её иерархическую структуру. В войсковых соединениях были созданы штабы, и новая Донская армия стала выдвигать своих известных командиров — генерала Мама́нтова, полковника Гусельщикова, генерала Денисова, генерала И.Г. Фицхелаурова.

 

На Дону были введены военно-полевые суды, объявлена мобилизация 25 возрастов. Станичные пополнения сводились в номерные полки, конница и артиллерия выделялись в конные и артиллерийские бригады, дивизии и корпуса. Казаки 1899—1900 годов рождения были определены в особые военные формирования, получившие название Молодой армии. По замыслу Краснова, они должны были стать ядром кадровой армии Дона.

 

Сразу же после своего избрания атаманом Краснов направил телеграмму германскому императору Вильгельму II о том, что Всевеликое Войско Донское как субъект международного права не считает себя в состоянии войны с Германией. Он также обратился к Германии за помощью с оружием и предложил установить торговые отношения. Во втором послании к Вильгельму Краснов попросил и о том, чтобы впоследствии, по мере освобождения от большевиков, Германия признала право на самостоятельность Кубанской, Терской и Астраханской областей, а также Северного Кавказа, и выступила посредником в переговорах с Советской Россией об установлении мирных отношений с Доном. За это Краснов обещал полный нейтралитет по отношению к Германии и недопущение на Донскую территорию враждебных германскому народу вооружённых сил.

 

Германские власти признали правительство Краснова и начали поставку вооружений в обмен на продовольствие. По соглашению с Германией, Дон получил 11 тыс. винтовок, 44 орудия, 88 пулемётов, 100 тысяч снарядов и около десяти миллионов патронов.

 

Между тем, прогерманская ориентация генерала Краснова вызвала разлад в отношениях с Добровольческой армией, в которой его обвиняли в связях с немцами и отказывались от совместных действий в борьбе с большевиками. Такие же взгляды разделяли и представители Антанты.

 

Всё это привело к тому, что после поражения Германии в Первой мировой войне Донская армия в ноябре 1918 года оказалась на краю гибели, и Краснов был вынужден принять решение об объединении с Добровольческой армией под командованием А.И. Деникина. Вскоре сам Краснов под нажимом Деникина 15 февраля 1919 года вынужден был уйти в отставку и уехать в Северо-Западную армию Юденича, базировавшуюся в Эстонии.

 

Эмигрировал в 1920 году. Жил в Германии, под Мюнхеном, а с ноября 1923 года — во Франции. Активно занимался политической деятельностью, продолжая борьбу против большевиков.

 

С 1936 года проживал в Германии, имел германский паспорт. Гражданином Советской России никогда не был, легитимность власти большевиков в России не признавал.

 

Краснов симпатизировал нацистскому режиму и возлагал на него надежды как на будущего победителя большевизма; особенно явно это выразилось в написанном незадолго до начала Второй мировой войны романе Краснова «Ложь» (1939), где восторженно изображён Гитлер, воспроизводятся расистские антисемитские штампы нацистской пропаганды, а мировое еврейство обвиняется в замысле уничтожить многие миллионы жителей Европы в грядущей войне. Краснов опасался, что этот роман не будет разрешён к продаже во Франции.

 

В первый день начала Германией военных действий против СССР Краснов обратился с воззванием:

«Я прошу передать всем казакам, что эта война не против России, но против коммунистов, жидов и их приспешников, торгующих Русской кровью. Да поможет Господь немецкому оружию и Гитлеру! Пусть совершат они то, что сделали для Пруссии Русские и Император Александр I в 1813 году».

 

С сентября 1943 года Краснов — начальник Главного управления казачьих войск Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии (нем. Reichsministerium für die besetzten Ostgebiete), участвовал в создании «Казачьего стана». Пётр Краснов был сотрудником коллаборационистской газеты «За родину».

 

В мае 1945 года находился в Казачьем стане и был взят в плен англичанами. В городе Лиенце (Австрия) 28 мая 1945 года вместе с 2,4 тысячами казачьих офицеров был выдан британским командованием советской военной администрации. Этапирован в Москву, где содержался в Бутырской тюрьме.

 

Военная коллегия Верховного суда СССР объявила решение о казни Краснова П.Н., Краснова С.Н., Шкуро, Султан-Гирея Клыча, фон Паннвица, с обоснованием: «…вели посредством сформированных ими белогвардейских отрядов вооружённую борьбу против Советского Союза и проводили активную шпионско-диверсионную и террористическую деятельность против СССР».

 

Краснов и другие приговорённые были повешены в Лефортовской тюрьме 16 января 1947 года.

 

 

 

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 663



Комментарии:

Если запечатлённый на фотоснимке генерал - действительно Краснов, то это - не 1919-й год, а первая половина 1918-го года. Ибо на плечах этого генерала - погоны генерал-майора, а не генерала от кавалерии.

Будет ли хоть какая-то реакция автора на мой комментарий?

Каким образом мог быть сделан этот фотоснимок в Ростове в мае 1919 года, если сам автор сообщает читателям, что в этот период Краснов "под нажимом Деникина 15 февраля 1919 года вынужден был уйти в отставку и уехать в Северо-Западную армию Юденича, базировавшуюся в Эстонии" ?

Почему так категорически? Снимок взят с форума по истории. Разве Краснов не мог из Эстонии приехать в Ростов на скачки? Генералы передвигаются по-своему. На снимке также супруга Краснова?

Опять же, на Пасху в мае 18-го дроздовцы только что выбили красных из Ростова. См - мемуары Туркула. И сразу - скачки, публика?...

В общем, совсем не важно то, что это за месяц: май или же август. Главное то, что это - 1918 год: Ростов занят немцами (кайзеровскими войсками), кинооператор которых и снимал фигурирующих на снимке лиц для кинорепортажа о Ростове и его жителях. А параллельно ему их же снимал фотограф (возможно, со вспышкой, так как это фото - светлое, а кинокадры - тёмные). И мне всё равно, кто там и что пишет на якобы историческом форуме: пусть пишут, что хотят эти псевдоисторики. Ведь в мае 1919-го года немцев в Ростове уже не было, и снимать донской генералитет они не могли. А приехать из Прибалтики в Ростов в самый напряжённый год Гражданской войны Краснов мог лишь теоретически.

Соглашусь с Вашей эрудицией, и меняю в заголовке год на 1918-й.

Приму ваш комплимент лишь после того, как признаете тот очевидный факт, что на плёнке кинохроники поздней осени 1941 года и на отпечатанных с неё (а, возможно, и не только с неё) изображениях фигурирует не Витя Черевичкин, а подросток Головлёв. Ведь очевидно же, что съёмки эти были не чисто хроникальными, а частично ещё и постановочными.

А именно. 

После первого освобождения Ростова труп мальчика (скорее всего - ЛЕЖАВШИЙ на земле) дяди из агитпропа подняли с земли, прислонили спиной к цоколю ближайшего строения и вложили в окоченевшие кисти рук погибшего мальчика живого голубка, привязав его шнурком к РУКЕ погибшего. Когда кинокамера заработала (при этом раздался её треск), то голубь забеспокоился и повёл головой из стороны в сторону.

Однако голубок не только водил головой, но и менял своё положение. Это видно из снимков, отпечатанных, вероятно, уже не с кадров КИНОплёнки, а с кадров ФОТОплёнки присутствовавшего при этом ФОТОГРАФА, целью которого также было запечатление наглядных примеров ЗВЕРСТВ немецко-фашистских оккупантов на донской земле.

Изготовленные таким образом ФОТОМАТЕРИАЛЫ с изображением погибшего подростка Головлёва и были представлены наркомом иностранных дел В.М. Молотовым нашим европейским союзникам в качестве доказательства зверств немецко-фашистских оккупантов на захваченных ими территориях СССР. Но во всеуслышание тогда были названы имя и фамилия не Головлёва, а также убитого немецко-фашистскими захватчиками в Ростове другого подростка: Виктора Черевичкина (хотя имеются таже сведения, что правильной всё же была фамилия не Черевичкин, а Черевичный).  

Сестра погибшего в эти же дни подростка Черевичкина (Черевичного) свидетельствовала, что её брат ушёл из дома в имевшейся у него форменной одежде ученика ремесленного училища. В этой одежде она вместе с матерью и видела погибшего брата во время опознания его трупа перед захоронением. Но на фото- и киноизображениях мы видим совсем не форменную одежду учащегося ремесленного училища, а какую-то бесформенную хламиду. 

   ИЗ ВСЕГО СКАЗАННОГО СЛЕДУЕТ СЛЕДУЮЩИЙ ВЫВОД

   Два ростовских паренька-голубятника примерно в одно и то же время действительно погибли от рук  оккупантов. Но труп одного из них (Головлёва) был запечатлён на фото- и киноплёнку, а другого (Черевичкина) – нет. Наркомом Молотовым союзникам были представлены фотографии Головлёва, а фамилию он по неизвестным нам причинам назвал Черевичкина. Естественно, что пресса, радио и иные  средства массовой информации после этого повторяли лишь фамилию, озвученную наркомом Молотовым. А имя подростка Головлёва осталось озвученным лишь в киносюжете о первом освобождении Ростова поздней осенью 1941 года.

С Головлёвым категоричсески не согласен. На эту тему я дискутировал еще с покойным Вдовиным, он мне (этому вопросу) посвятил целую главу двухтомника "Ростов-Дон". В конце концов, в Ростове живет родная сестра Вити, Анна Ивановна Аксененко, она утверждает, что фото Витя. Или никому вообще доверия нет? Все пошло от хроники, которую снимали в неразберихе освобожденного города. 

Ну, а что же Анне Ивановне оставалось делать после того, как сам нарком иностранных дел - товарищ Молотов - подростка Головлёва  Виктором Черевичкиным назвал? Вот она и повторяет вслед за ним его слова. 

Но в то же время она сообщает всем о форменной одежде учащегося ремесленного училища, в которой ушёл из дома её брат. А что мы в действительности наблюдаем на снимке? На подростке невесть что: какая-то хламида, которую форменкой учащегося-ремесленника даже с большой натяжкой не назовешь!

Как говаривал Лаврентий Павлович Берия на похоронах Иосифа Виссарионовича Сталина: "Кто нэ слэп - тот видыт!".

Вот тут - немецкая хроника 1918 года о Ростове, его жителях и казаках (не только донских, но и кубанских).

http://www.panram.ru/news/retrospektiva/rostov-na-donu-1918-god-video-/

В середине сюжета можно увидеть и атамана Краснова на скачках с другими генералами и офицерами.

В промежутке от 4 мин. 10 сек. до 4 мин. 30 сек. можно также прочесть титры, которые сообщают нам:

"Атаман Донской области, кавалерийский генерал Краснов, как зритель на скачках".

Спасибо, любопытно)

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail