Как ростовские танки в 1945-м пошли на Львов

А А А
 
Танкоремонтный завод в столице Западной Украины оказался родом из Ростова-на-Дону
 
На груди ростовчанина Дзерона Капреловича Гайломазова целый ряд советских орденов и медалей, полученных за самоотверженный труд. В богатой биографии ростовчанина есть и работа на ростовском бронетанковом ремонтном заводе № 134 Народного комиссариата обороны (оказывается, был у нас и такой!). Еще интереснее, что БТРЗ-134 в 1945 году был переведен на Западную Украину, и на его основе появился Львовский танкоремонтный завод № 17. Тот самый, что выпускает сейчас бронетехнику для украинской армии, воюющей на Донбассе. Об этой извилине истории удалось подробнее узнать во время встречи с Д.К. Гайломазовым - бывшим работником бронетанкового ремонтного завода.
 
ВОЕННОЕ ДЕТСТВО
 
Дзерон Капрелович не торопясь достает из альбома старые фотокарточки, запечатлевшие 1945 год. Молодые, улыбающиеся лица ростовчан - «детей войны». Они уверены, что фашизм окончательно побежден, все худшее осталось позади, они готовы самоотверженно трудиться на благо своей социалистической Родины. Знать бы им, что в начале XXI века фашизм возродится на Украине, а танковые гусеницы будут терзать землю Донбасса!
 
Дзерон Капрелович Гайломазов
Ветеран войны и труда Дзерон Капрелович ГАЙЛОМАЗОВ
 
- Раньше всех в нашей семье война наступила для старшей сестры Тамары, - вспоминает Д.К. Гайломазов. - Ее призвали рыть оборонительные траншеи под Аксаем. Там она заболела тифом и слегла. Поскольку отец уже воевал на фронте, мне пришлось одалживать у родственников повозку с лошадью и забирать сестру домой. Слава Богу, она выжила, - говорит Д.К. Гайломазов.
 
Ростовчанин неохотно вспоминает ужасы войны. Довелось и поголодать, и вдоволь наглядеться на расстрелянных и убитых. Но чем 14-летний подросток из Нахичевани мог помочь отцу, воевавшему с фашистами на фронте? Решение пришло само собой, когда сразу после освобождения Ростова в феврале 1943 года здесь был сформирован завод по ремонту бронетанковой техники.
 
- БТРЗ-134 занимал целый квартал по улице Ченцова между 24 и 26-й линиями, - говорит Д.К. Гайломазов. - До войны здесь располагалась рембаза автохозяйства, имелись соответствующие производственные помещения, которые уцелели за время оккупации. К тому же недалеко находилась станция «Нахичевань-Донская», куда по железной дороге прибывала на ремонт разбитая бронетехника. Мы специализировались на легких танках Т-60 и Т-70.
 
КРОВЬ НА БРОНЕ
 
Бронетехнику привозили прямо из боев - с пробитыми бортами, без гусениц, без башен. Очень часто рабочие (а это были сплошь мальчишки возраста Дзерона, или негодные к воинской службе мужчины) внутри находили кровь танкистов. А однажды, говорит Гайломазов, на стенках внутри одного из танков разглядели ошметки студенистой массы - это были человеческие мозги!
 
Еще до войны отец научил Дзерона разбираться в электротехнике, поэтому его без дополнительного обучения приняли на завод. Он проверял и восстанавливал электросистемы бронированных машин. Настырный парнишка то и дело норовил усесться за рычаги танков и в конце концов его перевели в группу обкатки восстановленной техники.
 
- Обкаткой у нас руководил раненый танкист, украинец по имени Микола, - говорит Д.К. Гайломазов. - Но он не мог везде поспевать, поэтому все чаще просил меня загнать или выгнать танк. А вскоре меня включили в группу, проводившую заводские испытания.
 
Танк Т-60
Лёгкие танки Т-60 (вверху) и Т-70, ремонтировавшиеся в Ростове в 1943-1945 годах
Танк Т-70
 
По 26-й линии танки выгоняли на Октябрьское шоссе (теперь это проспект Шолохова), они шли своим ходом до Аксайской развилки (район нынешней «Меги»). Сегодня это очень оживленное место, но тогда была настоящая пустошь. Недалеко от шоссе находились три высоких кургана, на них пристреливали танковые пушки и пулеметы, испытывали ходовые качества - перед тем, как сдать военпреду Оленченко. Приемка была очень жесткой, спрашивали по полной программе!
 
- Я зарабатывал 1200 рублей в месяц, очень приличные по тем временам деньги. После успешной приемки нам еще выписывали премии. Своей работой я поддерживал всю семью, и еще самому оставалось, чтобы хорошо одеться и развлечься в свободное время. Словом, я был вполне доволен такой работой и жизнью.
 
Пока Советская армия прорывала Миус-фронт и вела тяжелые бои на Украине, работы у БТРЗ-134 было очень много. Но после освобождения Киева наши войска стремительно пошли на запад, и доставлять для ремонта в глубокий тыл поврежденную бронетехнику становилось все менее целесообразно.
 
КРАСИВЫЙ ОПАСНЫЙ ЛЬВОВ
 
По решению Комитета Обороны СССР и приказом № 26 по Главному Бронетанковому Управлению РККА 9 мая 1944 года был создан передвижной бронетанковый ремонтный завод (воинская часть 33198-п). Первоначальное место дислокации было в районе Киева, но после освобождения Западной Украины завод перевели на стационарное месторасположение в город Львов, создав большое предприятие путем слияния нескольких танкоремонтных заводов, в том числе ростовского БТРЗ-134.
 
- В конце 1944 года мы закончили в Ростове ремонт целой партии танков Т-70, и нам приказали завершить обкатку и доводку вооружения и механизмов во Львове. Командировали меня и пятерых моих друзей, причем выбирали из лучших работников. Отремонтированные танки и часть заводского оборудования погрузили на платформы на станции «Нахичевань-Донская». Через несколько дней мы были во Львове, - вспоминает Д.К. Гайломазов.
 
До этого нахичеванскому пареньку не приходилось далеко путешествовать, так что он был поражен архитектурой старинного Львова-Лемберга. Однако парней сразу предупредили, чтобы они не выходили с заводской территории в город поодиночке: тогда было очень сильно националистическое подполье, и за военнослужащими РККА (а ростовчане ходила в форме танкистов) велась настоящая охота.
 
Дзерон Капрелович Гайломазов 1945 год ЛьвовДзерон Капрелович Гайломазов 1945 год Львов
Ростовчанин Дзерон Гайломазов сфотографировался на память во львовском фотоателье
 
- Однажды бандеровцы даже устроили засаду на танки, которым проводили обкатку на полигоне за городом. Заложили мины, обстреляли из орудия... Хорошо, что машины были с боекомплектом, и нападавшим сумели дать отпор. Потом по заводу вышел приказ: выезжать на обкатку колонной не меньше 5-6 танков, с полным боекомплектом, и одна из машин обязательно должна быть радиофицированной, чтобы держать постоянную связь с базой, - говорит Д.К. Гайломазов.
 
Львовский завод специализировался на всех видах техники: средних Т-34, тяжелых ИС и КВ. В строю оставались и легкие Т-70, которые привезли сюда ростовчане. Наши парни провели во Львове около полугода, доводя «до ума» свои танки, а когда последний из них был сдан военному представителю, директор завода им предложил: «Оставайтесь, ребята, здесь работать. Вы хорошие специалисты, а Львов красивый город. Западная Украина станет вам второй родиной».
 
Ростовская бригада на Львовском танкоремонтном заводе 1945 год. Гайломазов стоит крайний справа.
 
Дзерон Капрелович говорит, что отказался не раздумывая. Очень хотелось в Ростов, где своего кормильца с нетерпением ждали мать и сестра. А при всех красотах Львова Гайломазов душой чувствовал, что это чужой для него город, и таким останется навсегда.
Следом за Дзероном Гайломазовым отказались оставаться во Львове и пятеро его товарищей.
 
Прошли годы. Гайломазов поступил работать в автотранспортное предприятие, стал шофером-ударником коммунистического труда. Свой Орден Ленина он получил за внедрение передового метода: большегрузных автопоездов. Тяжелый грузовик МАЗ с двумя прицепами привозил на стройку сразу большую партию материалов, чем значительно ускорял процесс строительства. Именно благодаря такому методу в сжатые сроки была застроена жилыми домами улица Ленина - когда-то необитаемая городская окраина. Но это совсем другая история...
 
Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 580



Комментарии:

olenalex чт, 05/05/2016 - 11:58: "...передвижной бронетанковый ремонтный завод (воинская часть 33198-п)...".

 

Когда приводится номер части, то в обязательном порядке пишется: "Войсковая часть 33198-п" (то есть часть войска). В этом можно убедиться, внимательно читая вывески войсковых частей, висящих на их КПП.

Употребление же слова воинская допускается в тех случаях, когда номер части не приводится. (Хотя лично я считаю, что это неправильно, так как воинская часть, строго говоря, это - часть воина, а не часть войска.)

Прилагательное "воинский" -- не только от существительного "воин", но и от "война" тоже. В прежние времена оно даже имело два варианта ударения, вОинский и воИнский.
   Словарь современного литературного языка (1950-1965, наделенный, в отличие от многих других, статусом нормативного, то есть строгого) содержит изрядное число статей с выражением "воинская часть". А о множестве других словарей и авторитетных источников и говорить нечего.
   Хотя иные впадают в ортологические крайности:

http://new.gramota.ru/spravka/buro/search-answer?s=215434
Вопрос № 215434
Подскажите, как правильно писать: военная часть или воинская часть?
Ответ справочной службы русского языка
Правильно: _воинская часть_.

Цитата: "Свой орден Ленина он получил за внедрение передового метода...".

Судя по фото, он был награждён также орденами "Знак Почёта" и Трудовой Славы.

ДКГ подарил мне на прощание свою книжку о внедрении этого метода конкретно в Ростове-на-Дону. С примерами, цифрами, иллюстрациями. Мне было очень интересно ознакомиться. Как дойдут руки, оцифрую несколшько фрагментов, выложу на сайте)

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail