Как убивали храм (строительство и уничтожение собора Сурб Григор Лусаворич в Нор-Нахичевани)

А А А
 
Строительству главного храма города Нор-Нахичеван архиепископ Иосиф Аргутинский придавал особое значение. Он мудро решил, что храм должен способствовать объединению христиан русской и армянской церквей и поэтому должен носить имя святого, особенно почитаемого в России, - Григория Просветителя (Григория Армянского).
 
Храм Сурб Григор Лусаворич (во имя Святого Григория Просветителя) был заложен в Нахичеване архиепископом Иосифом Аргутинским 9 сентября 1783 года. В основание собора были положены и освящены четыре камня в честь четырех евангелистов - Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Строительство обещало затянуться на долгие годы.
 
Архиепископ Иосиф предложил построить временную деревянную часовню во имя Святого Григория Просветителя, расположенную здесь же, в центре города, со стороны 26-й линии и Полицейской площади (ныне на этом месте воздвигнута церковь Сурб Арутюн). Расходы по строительству взяли на себя Даниэль Каракашьян, Микаэл Кохбетлян и Торос Тер-Партухемосян.
 
Даниэль Тарасович Каракашьян служил в Русской царской армии в 1768-1774 годах. В 1774 году получил русское подданство. 1 декабря 1791 года императрица Екатерина II присвоила ему звание корнета. В 1796 году он был внесен в число военного дворянства. 4 августа 1811 года Правительственный сенат утвердил род Каракашьянов в дворянстве и выдал им личный фамильный герб. Умер Даниил Тарасович Каракашьян в 1829 году.
 
Микаэл Кохбетлян был городским головой города Нор-Нахичеван с 1779 по 1788 годы.
Первым настоятелем часовни был священник Гаспар.
 
Вокруг сооруженной и освященной деревянной церкви нахичеванцы стали строить магазинчики, появились торговые ряды. При Иосифе Аргутинском были возведены во дворе часовни духовный суд, училище и школа имени святого Саака и святого Месропа, открытие коих состоялось в 1790 году.
 
В личном дневнике (давтаре) архиепископа Иосифа (объемистой книге в кожаном переплете) сохранилась краткая история основания города Нахичевана. В частности, такая запись о закладке церкви и списка привезенных из Крыма вещей:
«Сего 1783 года от рождества Христова, 1232 года армянского летоисчисления, сентября 9 числа принялись мы за основание кафедральной церкви, надсмотрщиком над которой мы назначили сына Карасбуазарца Панаса Н. Гаспара, который бы со всей предосторожностью служил стройке».
 
За строительством храма и сам архиепископ Иосиф Аргутинский следил зорко. А в 1800 году, в свой последний приезд в Нор-Нахичеван, выделил личные средства для завершения стройки.
 
Храм строился в основном на деньги набожного народа и пожертвования индийских армян. Активное участие в строительстве и пожертвованиях принимал и Иван Егорович Хатранов и Петрос Бабасинян. После завершения строительства, спустя 24 года, в 1807 году он был освящен.
 
Собор Сурб Григор Лусаворич (Нахичевань-на-Дону)
 
Великолепная архитектура построенного храма Сурб Григор Лусаворич придавала ему величественный облик. Это было изумительной красоты и величия здание - визитная карточка города Нор-Нахичеван. Храм был построен в стиле русского классицизма по проекту академика архитектуры И.Е. Старова (1745-1791). Композиция плана собора прямоугольная, со встроенным крестом и выступающей с востока полуперпендикулярной алтарной аспидой. Центр здания со сферическим куполом-барабаном, а к фасадному входу примыкала сферическая трехъярусная колокольня с городскими, швейцарского изготовления, часами. В архитектурном облике здания ведущая роль принадлежала различным по величине колоннам. Так, четыре огромные колонны поддерживали купол. Под небольшой жертвенник при закладке храма были вложены мощи святых из разных храмов Крыма и записи, к примеру, такого содержания:
«Милостью всемогущего Бога сего 1763 года Спасителя нашего И. Хр. и армянского 1232 года 8 сентября, в праздник трехсот восемнадцати патриархов Святого Собора Ники, в Масляную субботу Святого Креста была основана церковь Святого Просветителя. Каждый встречный, помните о нас с нашими родителями».
 
Пол храма был выложен из дорогого паркетного материала, стены украшены многочисленными иконами. Купола завершались малым и цилиндрическими объемами, их увенчали позолоченные кресты. Фасады имели декоративную основу. Перед западными дверями - небольшая алькада с иконам и в позолоченных, посеребренных рамках, развешенных на стенах и колоннах.
Много икон было написано непосредственно на окрашенных масляной краской стенах, капителях, колоннах и куполе. В храме было три входа, украшенных дорическими порталами, которые выделялись трехпролетным парапетом. Аналогичные пилястры оформляли ярусы, звонницы, световой барабан. По карнизу всего здания - характерные сухарики. Фасад был оштукатурен, паперть была отделана паркетным полом. В интерьере храма использовались вывезенные из Крыма хачкары XIV и начала XVIII веков. Некоторые из хачкаров были вмурованы в стены и в пол храма. После строительства храма в его стену была замурована плита с надписью: «Школа и это училище учреждены во имя отца нашего Григория Просветителя стараниями святейшего князя Огаджана ага-Джугаеци. В год Спасителя 1790».
 
Храм располагал большим количеством дорогого церковного облачения, коврами, золотой и серебряной утварью, предназначенной для богослужения. В библиотеке храма хранились уникальные рукописи и книги на армянском языке: старинные Библии, четьи-минеи XVIII века, где были собраны основные предания о происхождении крымских армян. Началу написания армянских миней положил в V веке Католикос Гагик, собравший житие мучеников в одну книгу, названную «Атомадирам». До Х века ее не переставали заполнять новыми переводами житий святых с греческого и сирийского языков.
 
В храме хранились шараканы (корень слова «шэръ» - песнь) - богослужебные каноны и песни армянской церкви. В шараканах поются гимны о двух естествах Иисуса Христа. Перед лицом всего мира в Армянской церкви поют эти гимны уже на протяжении пятнадцати веков.
 
В 1799 году в Санкт-Петербурге была издана книга архиепископа Иосифа Аргутинского «Исповедание христианской веры Армянской церкви». Она сразу же была переведена с армянского на русский язык и посвящена императору Павлу Петровичу. Русский читатель мог из нее черпать сведения об учении Армянской церкви. Она содержала такие главы, как «Таинство крещения Армянской церкви», «Чин священной и божественной литургии Армянской церкви»...
Из Крыма на Дон было перевезено 325 рукописей. Самая древняя датирована 1212 годом. Большая часть рукописей хранилась в соборе Сурб Григор Лусаворич (во имя святого Григория Просветителя). По количеству средневековых армянских рукописей город Нор-Нахичеван занимал третье место в мире после Эчмиадзина и Венеции. Даже в Москве в Лазаревском институте восточных языков их было всего 224 экземпляра.
В конце XIX века древние рукописные книги находились практически во всех нахичеванских церквах. Но большая часть хранилась в соборе Святого Григория Просветителя. В 1905 году глава епархии потребовал своим указом собрать их в храме Святого Григория Просветителя и создать там своего рода хранилище рукописей.
 
В храме также хранился топуз Святого Григория - короткий посох со свинцовым наконечником, обтянутый атласной материей. Его ставили на грудь мученически болевшему обреченному человеку, «дабы прибавить какую-либо определенность: либо выздоровление, либо смерть».
 
Большую ценность представляли привезенные из Крыма хачкары, датированные 1624, 1626, 1692, 1738 годами. Они были вмонтированы в стену храма с западной стороны. Внутри храма и на его фасаде размещались орнаментированные хачкары, датированные 880-1415 годами. 
История повествует о том, что из Кафы (Феодосии) несколько быков везли надгробный камень мученика святого Петра Луйса, который в свое время был вывезен из церкви столичного города Ани, и камень Святителя, «поскольку литургию в его честь служили на этом камне, по которым и был похоронен Парон Луйс».
 
В соборе был установлен камень в честь святого Григория Просветителя. Хранились другие реликвии, датированные 1162-1713 годами: мощи святого Григория Просветителя, помещенные в серебряную десницу с позолоченными пальцами, сложенными для крестного знамения, древо жизни, заключенное в серебряный крест. Все это тяжким трудом и ценой неимоверных страданий было доставлено переселенцами из Крыма на донскую землю, в город Нор-Нахичеван. В настоящее время эти реликвии хранятся в Эчмиадзине.
 
В соборе находился привезенный из Ани четырехугольный камень во имя святого апостола Фаддея. В настоящее время эта реликвия хранится в Петербурге в Государственном Эрмитаже.
 
Со временем в храме Сурб Григор Лусаворич появилась еще одна достопримечательность - великолепный хор. Тщательно, по таланту и способностям, отбирались настоятелями храма и его регентом певцы, которые должны были знать, ценить и уметь показать прихожанам всю красоту старинного армянского духовного песнопения, записанного в шараканах и армянской литургии.
 
С конца XVlII века местоположение и архитектурный облик храма в самом центре города Нор-Нахичевана определили дальнейшее функциональное разделение обширной территории вокруг него. Поделенные на площади территории получили названия: Екатерининская, Базарная, Сенная, Полицейская, к югу - Бульварная, где в 1910 году были построены Городской армянский театр (ныне Молодежный академический театр), женская Екатерининская гимназия (ныне гимназия № 13), городское мужское училище, на углу 26-й линии и Бульварной площади размещались клубы - Коммерческий и Приказчицкий (летний, с детской эстрадой).
 
Вокруг собора стали активно осуществлять посадку зеленых насаждений. В результате это место превратил ось в настоящий городской парк - излюбленное место отдыха горожан. Севернее собора располагался большой городской сад с фонтаном посредине.
 
Собор Сурб Григор Лусаворич (Нахичевань-на-Дону)
 
В 1893 году 18 сентября, к столетию со дня основания города Нахичевани, перед храмом Сурб Григор Лусаворич был установлен памятник императрице Екатерине II - в центре Нахичевани по дороге в храм. Постамент был изготовлен из полированного светло-серого кварца, в одной стороне которого рельефно выделялась голова архиепископа Иосифа Аргутинского в клобуке, в другой стороне герб города и год основания, а в третьей и четвертой сторонах находились надписи золотыми буквами на русском языке: «Императрице Екатерине II благодарные армяне. В царствование Александра III в 1893 году».
 
С октябрьским переворотом в России изменилось политическое устройство. Первые ощущения ужаса накатились на патриархальный армянский город Нахичевань в дни взятия Ростова и Нахичевани отрядами Красной Армии под предводительством Буденного.
 
С пьедестала была сброшена статуя императрицы Екатерины II. В первую же ночь своего пребывания в Нахичевани буденновцы выгнали на мороз 60 немощных престарелых бедняков из богадельни, которая принадлежала кладбищенской церкви и находилась под непосредственным попечительством уважаемого горожанина Ходжаева (он же был одним из ее главных спонсоров). Условия проживания этих обитателей богадельни были одними из лучших на юге России. К утру дорога от богадельни была усеяна трупами замерзших стариков.
 
В течение десяти дней отряд бойцов бесчинствовал в городе. Для устрашения населения они выводили обнаруженных в домах офицеров царской армии, солдат, принародно без суда и следствия расстреливали и оставляли тела их на центральной улице, под угрозой расстрела не давая родственникам похоронить близких.
В ту же ночь буденновцы прикладами выбили филенку двери армянской семинарии, открыв себе вход вовнутрь здания. Расположившись на ночлег, решили закрыть образовавшееся отверстие во входной двери и для этой цели использовали картину И. Айвазовского «Сошествие Ноя с горы Арарат», висевшую на стене зала. После ухода буденновцев из Нахичевани помещение армянской семинарии посетил художник М.С. Сарьян, который и спас этот подарок Айвазовского горожанам. В настоящее время картина находится в запасниках Ростовского областного музея изобразительных искусств.
 
Невзирая на происходящие революционные события в России, Нахичевано-Бессарабская армянская епархия продолжала жить своей жизнью. Место руководителя в ней было вакантным. Епархиальную консисторию в те смутные дни представляли архимандриты. Нахичеванское армянское правление было представлено протоиереем Мартыном Тер-Акопяном и Логосом Бадальяном. В Нахичевани продолжал действовать храм Григория Просветителя (Сурб Григор Лусаворич), настоятелем которого был священник Саркис Воскерчан, протоиереем Геворк Келле-Шагинян, Рубен Бегульянц, Муше и Гигорус.
 
С 1917-го по 1919 год, во время неоднократных попыток утверждения советской власти на Дону ожесточившиеся революционеры возвели террор в абсолют. Для устрашения населения проводились аресты, грабежи, расстрелы людей без суда и следствия. После оставления Дона Добровольческой армией в феврале 1918 года казни устраивались днем и ночью - в многочисленных «штабах», на улицах и в домах, в центре города, на виду у горожан и без свидетелей, на вокзале, на берегу Дона. Смерть многих людей была мучительной: их кололи штыками, секли саблями, топтали копытами лошадей. Поводом для расправы над человеком были не только доносы, но и показавшийся подозрительным внешний вид: «буржуй», «кадет», «доброволец».
 
Советская власть стала осуществлять планомерные репрессии горожан через введение в действие приказов Чрезвычайной комиссии, наделенной правами следственного органа и революционного трибунала. Для этой цели Президиумом ВЦИК было принято Положение от 18 марта 1920 года. Фактически же Чрезвычайная комиссия (коллегия «тройки») по-прежнему карала без суда, заочно, требовала про ведения расстрела в течение 24 часов.
 
После утверждения советской власти на донской земле в Нахичевани-на-Дону был вторично снесен с пьедестала памятник императрице Екатерине П. На этот раз окончательно. Он был расплавлен в печах завода «Красный Аксай», а из металла изготовили жаровни и в качестве подарка преподнесены рабочим. На освободившееся место на пьедестале водрузили гипсовую фигуру немецкого философа Карла Маркса, не имевшего никакого отношения к истории и судьбе Нахичевани и Ростова.
 
Религию объявили вне закона, уничтожались или репрессировались священнослужители, повсеместно разрушались храмовые сооружения. Репрессии священнослужителей, притеснение верующих коснулось и армянских деревень. После установления новой власти на Дону возникла опасность утраты хранившегося в храме Сурб Григор Лусаворич бесценного исторического достояния - ее библиотеки.
Ерванд Шах-Азиз вывез из Нахичевани-на-Дону в Ереван сохранившиеся древние церковные рукописи, архив нахичеванского магистрата. Всего около 5000 документов, которые были переданы в Матенадаран им. Месропа Маштоца. Обстоятельства про исходящего в то сложное политическое время, связанные с актом вывоза древних экспонатов, литературных произведений, средневековых рукописей, книг в Ереван, подробно описывает в своих воспоминаниях Мартирос Сергеевич Сарьян в книге «Из моей жизни»:
 
«Осенью 1918 года мы вернулись в Ростов. Был период самых ожесточенных сражений гражданской войны, и я вынужден был не двигаться с места. Мариэтта Шагинян, благодаря своему фантастическому организаторскому дару сумела открыть здесь художественное училище.
Мариэтта привлекла внимание общественности своим чистым, романтическим и прекрасным творчеством, а также активной общественной деятельностью. В конце 1919 года части Красной Армии вступили в район Новой Нахичевани. До этого за короткий промежуток времени власть в Ростове несколько раз переходила из рук в руки. Жизнь была очень тяжелой, а временами невыносимой, был голод, холод. Бессмысленным случайностям не было счета, как раз в это время от рук каких-то бандитов погиб художник Амаяк Арцатбанян. После прихода большевиков я стал заниматься организацией армянского краеведческого музея, для участия в котором привлек и Ерванда Шах-Азиза.
В 1921 году, проездом из Москвы в Армению, Мясникян остановился в Ростове и посетил меня. Я попросил его организовать мой переезд в Ереван. Из Армении Мясникян прислал в Ростов целый вагон с подарками для бойцов Красной Армии. Этим же вагоном 1 октября 1921 года мы отправились в Ереван».
 
После упразднения ВЧК в начале февраля 1922 года ее задачи были возложены на ГПУ, образованное при НКВД РСФСР. Таким образом, чрезвычайные революционные органы превратились в постоянные институты репрессии.
Советский комендант Ростова и Нахичевани Калюжный стал активно разжигать антицерковные настроения, он публично заявил: «а мы, я скажу вам прямо, расстреливали всех попов. Мы этих длинноволосых знаем, знаем их политическую физиономию. Они, правда, в большинстве «нейтральны», а кто шел с крестом впереди юнкеров? - Попы. Кто расставлял пулеметы на колокольнях? - Попы. Так какая же пощада может быть для этих контрреволюционеров?»
Священников обвиняли в «сочувствии» к кадетам, в антисоветском содержании проповедей. С ними чаще расправлялись без выяснения «вины».
 
Собор Сурб Григор Лусаворич (Нахичевань-на-Дону) 1920 г.
 
В 1920-е годы в Нахичевани здания церковных построек были муниципализированы. Дом, где проживал смотритель богадельни ктитор Ходжаев, был конфискован, он с семьей выселен из него и стал жить у своей сестры в одной комнате. Свои ценности, перед тем как буденновцы вошли в Нахичевань, он закопал на кладбище, местонахождение их было известно только ему и его многолетнему доверенному помощнику. Оказавшись в беде, он решил выкопать свои ценности, но их на месте уже не было. Ходжаев остался без средств к существованию. Первое время его подкармливали хорошие знакомые, друзья. Умер он от истощения и голода в одиночестве.
 
В судьбе церквей отрицательную роль сыграл «Декрет об отделении церкви от государства (№ 62, 1918).
На Дону этот декрет был опубликован в газете «Советский Дон» 28 сентября 1918 года.
Проведение в жизнь этого декрета было возложено на местные власти. Согласно декрету, имущество, находящееся в ведении православных и других церквей, переходило в непосредственное ведение местных Советов рабочих и крестьянских депутатов. Декрет лишал Церковь права владения собственностью. Все недвижимое имущество, церковные здания, дома, земельные угодья были национализированы.
Заведующий отделом управления села Крым (ныне Мясниковский район) издал приказ за № 13 от 5 марта 1924 года: «Впредь без моего разрешения не крестить, не венчать, не хоронить. За невыполнение сего будет привлечен к суду военного времени».
В селе Чалтырь священники Тер-Абрамян и Тер-Багдасарян, нарушившие закон новой власти, предстали перед судом.
 
6 декабря 1929 года НКВД СССР принял постановление № 118 с грифом «Совершенно секретно». В нем говорилось: «Запретить совершение так называемого трезвона, или звона во все колокола. При сокращении колокольного звона колокола должны быть сняты и переданы в государственные учреждения для использования в хозяйственных нуждах».
 
В 1930 году был снесен купол храма Сурб Григор Лусаворич с крестом и звонницей. В таком усеченном, изуродованном виде продолжал он стоять, но был действующим до 1937 года.
 
В 1938 году кафедральный собор был закрыт, священники арестованы, их обвинили в связях с дашнаками. (Дашнакцутюн - армянская буржуазная националистическая партия. Была основана в 1890 году. С мая 1918 года по ноябрь 1920 года - правящая партия Армянской буржуазной республики).
 
В 1938 году первым из священников был арестован протоиерей Мкртыч Эммануилович Тер-Акопян. Его обвинили в связи с дашнаками, которую он якобы осуществлял через Католикоса всех армян Хорена I и епископа Овсепяна и с 1934 года вербовал в члены дашнакской организации жителей Нахичевани-на-Дону и армянских сел, проводил контрреволюционные проповеди во время церковной службы.
 
Вот имена тех священнослужителей, кто был арестован и расстрелян в Нахичевани в годы сталинских репрессий:
Тер-Акопян Мкртыч Эммануилович (1868),
Кристостурян Николай Ованесович (1887),
Бугоян Хачатур Акопович (1874),
Акопян Григор Акопович (1874),
Гекимян Карапет Ованесович (1861),
Хумашьян Минас Хачатурович (1861),
Танканьян Христофор.
 
Священники армянских сел, расстрелянные в первые годы советской власти:
Тер-Багдасарян Хачатур Мелконович (1862),
Обоян Бедрос Дзеронович (1870),
Мардиросьян Саркис Томасович,
Тер-Абрамян (1881).
 
Храм Сурб Григор Лусаворич у верующих был отобран. В нем была открыта Детская техническая станция. С храма не только снесли купол и крест, но и разрушили колокольню, уничтожили старинную иконопись.
 
В официальных документах значится, что на реконструкцию здания храма Сурб Григор Лусаворич местными властями был израсходован один миллион рублей. Таких денег потребовал «труд» по закрашиванию храмовых стен, на которых были изображены лики святых. Все здание внутри было выкрашено мрачного цвета масляной краской.
 
Управляющий Нахичеванской-на-Дону епархией архимандрит Муше писал: «...то, чего не смог добиться ни всесильный, кровожадный султан Абдул-Гамид, ни изуверы курды, то позволили себе представители советской власти».
 
В 1942 году армянский кафедральный собор Сурб Григор Лусаворич вновь стал действующим. Его прихожане собирали немалые денежные средства, направляя их на защиту Родины. Однако в декабре 1944 года снова храм был закрыт, в нем снова открылась Детская техническая школа.
 
8 декабря 1945 года армянский Епархиальный духовный совет утвердил Кеворка Александровича Дарбиняна в должности второго священника армянского кафедрального собора. Это был чистый, добрый человек, которому доверяли прихожане.
 
Из воспоминаний внучки Дарбиняна: «Жизнь после освобождения из тюрьмы мой дедушка прожил в страхе перед возможным арестом. Периодически к нему приходили люди из органов, беседовали с ним, задавали вопросы, а он им указывал на портрет И. Сталина, вывешенный в зале. На всю жизнь у него осталась привычка после еды собирать со стола крошки в ладонь и отправлять их в рот. Время, проведенное в НКВД, в тюрьме, оставило глубокий след, незаживающую рану в его сознании и сердце».
 
9 мая 1959 года, в День Победы в Великой Отечественной войне, над братской могилой на площади был установлен мемориал и зажжен Вечный огонь. Газеты в то время писали: «...у братской могилы ежедневно, а в революционные праздники особенно, скапливается большое количество трудящихся города и области... и нахождение в этом месте армянского собора неуместно. Кроме того, надо иметь в виду, что это помещение расположено на площади у памятника основоположнику научного коммунизма Карлу Марксу».
 
24 ноября 1959 года комиссия в составе председателя исполкома Совета трудящихся и Армянского кафедрального собора провела прием здания Армянского кафедрального собора. Но в Советском Союзе вновь резко ухудшилось отношение коммунистов к религии, особенно в период правления страной генеральным секретарем ЦК КПСС Н.С. Хрущевым. По его приказу разрушались храмы, ликвидировались приходы. В одном из своих выступлений он пообещал советскому народу, что «последнего попа покажут народу по телевидению в 1981 году».
Впрочем, справедливости ради следует заметить: храм Сурб Григор Лусаворич был взорван в Нахичевани уже при другом правителе - Л.И. Брежневе.
 
17 июня 1959 года Католикос всех армян Вазген I обратился с письмом к Правительству СССР с просьбой не разрушать храм Сурб Григор Лусаворич.
 
В 1960 году прихожане храма, верующие нахичеванцы обратились к Н.С. Хрущеву, а затем к Л.И. Брежневу с напоминанием о том, что храм не только место для молитв и богослужений - само здание имеет большую архитектурную и историческую ценность.
 
Однако 11 июля 1960 года было принято решение о сносе храма Сурб Григор Лусаворич «как мешающего посещению гражданами братской воинской могилы и в связи с тем, что оно расположено на площади у памятника основоположнику научного коммунизма Карлу Марксу».
 
Но храм власти не трогали до 1966 года, пока вновь не пришел секретный приказ о его сносе. С крыши собора были сняты колокола. Иконы, облачение, хоругви и тому подобное были переданы кладбищенской церкви во имя Иоанна Предтечи (Сурб Карапет).
 
18 июня 1966 года в ночное время, в целях избежания протеста прихожан, храм был безжалостно взорван саперами. Вместе с ним в воздух взлетели ларцы с мощами армянских святых, средневековые хачкары, уложенные при его строительстве в стены...
 
Осталась незаживающая рана в сердцах истинных нахичеванцев, армян-христиан. Они потеряли храм, носящий имя святого Григория Просветителя, первым из армянских церквей построенный на донской земле нашими предками более двухсот лет назад. Это был собор, объединявший все христианские народы России.
На месте, где стоял армянский храм во имя святого Григория Просветителя, разрушители построили Дом культуры завода «Красный Аксай». На его фронтоне красовались огромные маски. Они не понравились руководителям города, посчитавшим, что памятник основоположнику коммунизма Карлу Марксу не может стоять на фоне театральных масок, и потребовали немедленного их уничтожения.
 
В конструкции здания Дома культуры была предусмотрена вращающаяся сцена. Однако механическая ее часть вскоре вышла из строя и вовсе прекратила свое вращение.
 
Руководитель, укрывший у себя в столе приказ о временном воздержании от сноса храма, вскоре заболел и умер.
Жена профсоюзного работника, ратовавшего за снос храма, заболела раком и умерла. Сам «герой события» вскоре лишился рассудка. Его нашли повесившимся в дровяном сарае, где он держал дорогой его сердцу мотоцикл с коляской. Его сын долгие годы удивлял людей чудачествами и желанием промотать родительское добро.
 
С интересом наблюдали нахичеванцы и за тем, как складывалась судьба еще одного из руководителей района, молодого услужливого комсомольца, а затем коммуниста, который специально был срочно командирован в город Шахты за взрывчаткой и вместе с саперами лично закладывал взрывные заряды в подвальные помещения храма, при этом обнаруженные церковные вещи, ноты относил домой. Он рьяно выполнил задание своего начальства, но храм взлетел в воздух окончательно только с третьей попытки. Этот человек имел рост по службе, получил прекрасную квартиру в центре города, имел благополучную жизнь, троих детей и прекрасную жену, которую, тем не менее, вскоре бросил. Ушел к молодой, стал выпивать, менять должности, морально опускаться, умер в сравнительно молодом возрасте от рака.
 
Проходили годы, менялись руководители советского государства, но отношение к церкви, к религии оставалось подчеркнуто прохладным. Однако по мере того как дряхлеющий лидер СССР Л.И. Брежнев благодарил за очередную Звезду Героя или же орден «Победа» в окружении таких же, как и он, единомышленников, народ все больше тянулся к многовековой мудрости, заложенной в религии, еще исповедуемой их предками.
 
В 1970-1980-е годы все рьянее в печати и по телевидению власти убеждали людей в том, что народ и партия едины и что мы верной дорогой идем к победе коммунистического общества. А народ, разуверившись в словах, начертанных на транспарантах, шел украдкой в уцелевшие храмы, при обретал Библию, изучал Ветхий и Новый Заветы.
 
И все же для большей части населения страны этот кладезь мудрости, плод многовековых раздумий был недоступен, так как находился под запретом официальных органов власти.
 
Город Нор-Нахичеван прочно стал частью города Ростова-на-Дону, его Пролетарским районом, а армянское население разделило участь русского и других народов, населяющих Ростовскую область. Были закрыты армянские школы, прекратилось издание армянских газет. Единственная сохранившаяся армянская кладбищенская церковь планировалось к сносу, прекращено было захоронение на армянском кладбище вновь умерших. Готовился приказ о создании на его месте парковой зоны.
 
В ГОСУДАРСТВЕННОМ АРХИВЕ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ СОХРАНИЛСЯ УНИКАЛЬНЫЙ ДОКУМЕНТ - ПИСЬМО ПРИХОЖАН АРМЯНСКОГО КАФЕДРАЛЬНОГО СОБОРА ВО ИМЯ СВ. ГРИГОРИЯ ПРОСВЕТИТЕЛЯ НА ИМЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРЕ3ИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР Л. И. БРЕЖНЕВА:
 
"Согласно Конституции СССР и в соответствии с действующими в СССР законами, советские граждане имеют право свободно отправлять свои религиозные обряды, независимо от возраста, национальной принадлежности и вероисповедания. Мы - верующие-прихожане Армянского кафедрального собора в г. Ростове-на-Дону так же, как миллионы верующих других национальностей, имели в своем распоряжении здание Собора для того, чтобы молиться и удовлетворять свои религиозные потребности, как того требуют каноны Армяно-Григорианской веры. Переданное нашей религиозной общине здание собора всегда содержалось в порядке, выполнялись все законные требования административных органов, уплачивались все полагающиеся налоги.
 
В годы Великой Отечественной войны мы, верующие прихожане собора, не раз организовывали большие сборы в пользу раненых советских воинов и на другие цели, связанные с войной, не только среди верующих, но и среди всего армянского населения г. Ростова-на-Дону. Патриотические дела армянского народа, и в том числе граждан армянской национальности г. Ростова, были высоко оценены Советским правительством и удостоены высокой благодарности от имени Верховного Главнокомандующего, ныне покойного т. Сталина И.В.
 
Нам известно, что в Советском Союзе церковь отделена от государства, что каждый гражданин волен или не волен верить в Бога, но ни в Советской Конституции, ни в законодательных актах не дано права местным органам власти притеснять верующих, создавать препятствия в отправлении религиозных обрядов и тем более отбирать у верующих церковное здание, как это было сделано в г. Ростове-на-Дону, где у армян-верующих был отобран Собор, в котором они в течение более 200 лет молились и отправляли свои религиозные обряды. Ростовский Армянский кафедральный собор являлся не только местом молитв верующих, но и историческим ПАМЯТНИКОМ ВСЕГО АРМЯНСКОГО НАРОДА, представляющим историческую и архитектурную ценность (Собор был воздвигнут по проекту итальянских мастеров).
18 июля 1959 г. административные органы г. Ростова-на-Дону в нарушение советских законов и защищаемых этими законами прав верующих, без их согласия и ведома, по самоуправному и выходящему за пределы их компетенции заявлению бывшего священника Дарбиняна (который по состоянию здоровья не мог уже служить) и двух членов Церковного Совета, не нашедших в себе гражданского мужества протестовать против незаконных действий Дарбиняна, нарушающих интересы прихожан, отобрали Собор, в ночное время, чтобы избежать недовольства граждан-армян, сорвали крест на куполе Собора и сняли колокола. Мы, граждане армянской национальности, как верующие, так и неверующие, глубоко возмущены действиями советских и партийных органов г. Ростова-на-Дону, лишивших нас святого храма и старинного художественного архитектурного памятника...
 
Мы, верующие, обращаемся лично к Вам с убедительной просьбой расследовать обстоятельства, сопровождавшие отбирание здания Армянского собора, и убеждены, что Президиум Верховного Совета поймет наше справедливое и законное желание и восстановит нарушенную законность. Просим Вас, товарищ Брежнев, возвратить нам здание нашего собора, а армянскому народу - старинный исторический памятник, воздвигнутый попечением армянского трудового народа 200-220 лет тому назад. Мы долго молчали, потому что надеялись на вмешательство наших духовных пастырей в лице нашего Епархиального Начальника Архимандрита Тер-Акопяна и Католикоса всех армян Вазгена I, но т.к. наши надежды и ожидания не оправдались, мы решили обратиться к Вам непосредственно, уповая на Ваше справедливое решение.
 
9 августа 1960 г.
Ответ на настоящую жалобу просим направлять
по адресу: г. Ростов-на-Дону, 14-я линия, 23, гражданке Самургашевой Т.Б.»
 
Но никакого ответа не последовало. Больше того, ростовскими властями было инспирировано письмо «от группы рабочих завода «Красный Аксай- с просьбой предоставить им место на площади имени Карла Маркса для строительства собственного Дома культуры. (Не было для них более подходящего места, чем площадь им. К. Маркса, а находящийся здесь собор никак не гармонировал с памятникам вождю мирового пролетариата). Запланированное партийными и городскими властями уничтожение храма встретило активное сопротивление только что созданного районного отделения ВООПИиК.
 
Но вышестоящие инстанции, вопреки всем мольбам и просьбам здравомыслящих людей, приняли чудовищное решение - закрыть, а затем и снести Армянский кафедральный собор Сурб Григор Лусаворич.
 
Собор был взорван в 1966 году. На его месте соорудили ДК завода «Красный Аксай». Дворец культуры того самого завода, что одним из первых был (по историческим меркам очень скоро) через 30-40 лет подвергнут разорению в годы перестройки.
Ныне корпуса завода находятся в запустении. Стены рушатся от времени, из разбитых окон зияет пустота. Так бесславно завершилась история завода «Красный Аксай», ставшего невольной причиной разрушения старинной, наполненной святыми реликвиями, молитвами священнослужителей и прихожан церкви.
Говорят, что у каждого храма есть свой ангел-хранитель. И если жестокосердные люди разрушают храм, то его ангел, оставаясь верным ему, не покидает места, где он стоял. И этот ангел плачет непрестанно. Поэтому на местах, где прежде был храм, нельзя предаваться радости. Только печалиться...
 
Но при всем трагизме произошедшего как не отдать должное благородству и самоотверженности нахичеванке Т.Б. Самургашевой, которая не побоялась встать на защиту собора Сурб Григор Лусаворич, написать письмо в Кремль. Хотя и знала, что за это могут пострадать близкие ей люди. Но голос совести оказался в ней сильнее! И в связи с этим ее поступком как не удивиться тому, что именно у этой смелой женщины оказалось такое крепкое и сильное физически и нравственно потомство. Её многочисленные внуки и правнуки, оставаясь истинными нахичеванцами, сегодня составляют гордость и славу России. Достаточно назвать имя лишь одного из её потомков - депутата Законодательного Собрания Ростовской области, чемпиона Европы, чемпиона мира, чемпиона Олимпийских игр Вартереса Самургашева.
 
Георгий Багдыков. Отрывок из книги «НАША ВЕРА. Святой Григорий Армянский, моли Бога о нас».
 
Георгий Багдыков. Наша вера. (обложка книги)

 

Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1033



Комментарии:

Воистину очень поучительная история!

Судьба "сносильщиков" еще одно доказательство Божьего промысла....

 Цитата: «…в третьей и четвертой сторонах находились надписи золотыми буквами на русском языке: «Императрице Екатерине II благодарные армяне. В царствование Александра II в 1893 году».

 

Император Александр II в 1893 году не царствовал: он был смертельно ранен и скончался в 1881 году.

Конечно, Александр III. Одной чёрточки недоставили. Спасибо за внимательное чтение и дельные замечания))) Описку поправляем. 

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail