Комитет донских гирл - с Байковым навсегда (городской голова Андрей Байков)

А А А
 
Предисловие
 
Этот фрагмент из моей книги о Ростовском порте я решил предложить «Словарю» после того, как сам близко познакомился с личностью легендарного Городского головы Андрея Матвеевича Байкова. Итог моего знакомства я предлагаю увидеть ростовчанам не потому, что делаю в своём рассказе, какое либо краеведческое открытие, он основан на известных материалах. Просто покорившись величию этого замечательного человека, я посчитал полезным лишний раз напомнить о нём людям. Тем, кто способен испытывать чувство благодарности к выдающимся соотечественникам и хранить в своём чистом сердце память о них.
 
Современный Ростов-на-Дону
 
Не знаю как вам, а мне название - «Комитет донских гирл», поначалу показалось каким-то странным. Наверное, из-за того, что слово «гирло» звучит для современного уха как-то по-старинному необычно. Давайте познакомимся с его настоящим, сегодняшним определением, и двинемся дальше:
Ги́рло - от украинского гірло - это название рукавов и проток в дельтах крупных рек, впадающих в Чёрное и Азовское моря. Кроме самих рукавов, гирлами называются также собственно окончания речных устьев, которые продолжаются в морской части дельты, в заливе или лимане. Гирлом ещё называют пролив, канал или вообще более или менее глубокий фарватер, проложенный естественным течением реки или искусственным спрямлением в дельте реки. Известны дунайские, донские, днепровские водные пути, для которых слово гирло используется как часть названия, имени собственного.
 
Карта дельты Дона по материалам отчётов Комитета донских гирл
 
То есть, «гирло» – понятие настолько всеобъемлющее, что может считаться единым названием всех речных путей пригодных для судоходства. Теперь, разобравшись с названием «Комитета донских гирл», можно смело считать его давнишнюю структуру первым воднотранспортным управлением в нашем регионе. Первым формированием, что попыталось решить и, в итоге, решило сложнейшую задачу системной организации и управления промышленного и пассажирского судоходства на Дону. Изучим этот вопрос чуть подробнее.
 
Старый Ростов
 
Создание Комитета донских гирл вызвалось острой необходимостью. Ростов-на-Дону в начале второй половины 19-го века был городом, прямо скажем, - неказистым. Плохая обустроенность, малонаселённость, слабость административного управления, хаотичное, спорадическое развитие торговли и промышленности можно было назвать одним словом – захолустье. Самым бойким местом была донская пристань. Там в спешном беспорядке строились временные склады и причалы, прокладывались сезонные грунтовые подъездные пути. Где попало, приставали к берегу парусные и гребные торговые суда, подгонялись сплавные плоты, с трудом швартовались к шатким деревянным причалам редкие пароходы.
Судовладельцы по своему разумению вели дела. Донские водные пути ни кем не исследовались, документально не учитывались, и лишь формально контролировались надзорными службами.
Однако, Ростов-на-Дону, благодаря своему выгодному географическому положению, был «обречён» вырастать и развиваться. Из-за растущей торговой связи с левобережными сельскохозяйственными территориями стали строиться наплавные мосты через реку. Их разводка нуждалась в специальном расписании. Порядок требовался на пристанях.
Сам город испытывал массу проблем с организацией общественной жизни, обустройством жилых, коммунальных, торговых и промышленных территорий. Доброкачественного вмешательства требовали вопросы внедрения прогрессивных новшеств, цивилизованного развития коммерции, образования и культуры. Чтобы объединить и направить здоровые силы в верное русло, Ростову-на-Дону нужен был настоящий хозяин. И он нашёлся. Нашёлся, как это иногда бывает, почти случайно.
 
Часть 1-я. Первый председатель. Всему голова!
 
Да. И не спорьте, пожалуйста. Не переубедите вы меня, как ни старайтесь, в том, что на большие дела способны только большие люди. Нет, даже так, с заглавной буквы - Большие Люди. Они начинают, создают, открывают, творят. А дела после живут, развиваются, растут на пользу обществу уже и после смерти своих начинателей. Только дела, только поступки говорят о гении и таланте человека, о пользе и величии его дела. А время даёт всему оценку. Да. Время.
Сегодня, заговорив о гении и таланте, давайте не вспоминать сразу о высоком искусстве, музыке, живописи или литературе. Обратим внимание на, казалось бы, вещи тривиальные, практические и даже, по большому счёту, организационно хозяйственные. А заодно используем такой, казалось бы, далёкий повод, что бы вспомнить и историю родного города, и прошлое Ростовского порта, и некоторые основные вехи в развитии всего донского судоходства. Итак. Середина 19-го века.
Вряд ли захолустный тогда городишко Ростов-на-Дону, смог бы выдержать конкуренцию с приморским Таганрогом, столичным Новочеркасском, портовым Азовом, или той же богатой армяно-купеческой Нахичеванью, если бы не один единственный человек. Он пришёл вовремя, чтобы прославить этот город ни чего не потребовав взамен. А город, как Иван родства не помнящий, дважды предавал своего благодетеля при жизни, и забыл его почти сразу после похорон.
Вряд ли сегодня хоть один из десяти, а может и пятидесяти, коренных жителей миллионного мегаполиса скажет, как звали самого прогрессивного, деятельного и бескорыстного градоначальника Ростова-на-Дону. Попробуем хоть немного поправить дело и вспомним, следуя теме нашей книги, и о Комитете донских гирл, и о его создателе, первом председателе, Городском голове – Андрее Матвеевиче Байкове.
 
Городской Голова А.М. Байков.
 
«Где бы я ни был, я всегда буду считать Ростов родным и не изменю его знамени», - полтора века назад сказал Андрей Байков, и превратил за несколько лет небольшой уездный городишко в известный всему миру «русский Ливерпуль». Как?! Трудно вообразить. Наверное, чтобы разобраться в этом, необходимо понять, что означает слово - гений, что есть бескорыстное служение делу и Отечеству, и что такое - подвижничество, настойчивость и духовность. Ну и обязательно нужно познакомиться поближе с самим человеком.
Мы оправданно сделаем это. Ведь имя Андрея Матвеевича Байкова, по мнению многих, для истории города и Ростовского порта значит не меньше, чем имена первых основателей Южной столицы.
 
Поставленному природою в самое выгодное положение, Ростову — говорил современник, свидетель тех давних времён — нужен был человек, который, соединяя светлый ум с несокрушимою волею, пробудил бы его от цепенеющего сна и двинул вперёд на ту дорогу, в конце которой — порядок, благоустройство и довольство. В лице Байкова Ростов встречает этого человека.
 
Андрей Матвеевич вышел из рода небогатых дворян, владельцев скромного имения в Санкт-Петербургской губернии. Отец его, не смотря на дворянское происхождение, был профессором математики и преподавал предмет в Харькове. Там родился наш герой. С самого детства Андрей отличался талантом познания и способностью к наукам. Во время учёбы в столичном Императорском училище правоведения он считался лучшим учеником. По окончании обучения Байков был награждён золотой медалью, произведён в титулярные советники, а имя его, в числе немногих, высекли на почётной мраморной доске в конференц-зале этого престижного учебного заведения.
 
15 мая 1850 года Байков, Высочайшим приказом по гражданскому ведомству, был определён на службу в Департамент Министерства Юстиции. Служил хорошо, считался перспективным чиновником. Свои способности он выказал и позднее, при Министерстве Уделов, где слыл, как значится в аттестате, — «способнейшим» и «достойнейшим».
В годы Крымской войны 1853-1856 годов, призванный на военную службу, штабс-капитан Байков, во время высадки английского десанта и обстрела вражеским флотом острова Лавенсари, командовал русским отрядом и был серьёзно ранен. Получив благодарность императора за храбрость, молодой офицер отбыл для лечения в южные пределы Отечества. Так, случайно, судьба свела Андрея Матвеевича с Ростовом-на-Дону, вначале на четыре недели лечения, а потом и на всю оставшуюся жизнь.
Интересно, что в тот первый приезд, Байков свёл полезное деловое знакомство с Павлом Чеховым, будущим отцом великого русского писателя. Хозяйственный талант питерского дворянина проявился на донской земле бурно и сразу. За короткий срок два молодых человека успели учредить собственную компанию по снабжению воюющей армии продовольствием.
В результате этого предприятия Чехов заработал 2200 рублей и перевёлся из ростовского мещанства в таганрогское купечество. Байков же познакомился с местным бомондом и после окончания войны, подав в отставку, вновь направился в Ростов вести дела.
Здесь нам следует задуматься над причинами, побудившими молодого, блестяще образованного, имеющего высокие связи и знакомства, дворянина, уехать из Санкт-Петербурга в Ростов-на-Дону, променяв блеск столичной жизни на захолустный быт поселения, которое и городом-то назвать тогда ни у кого язык не поворачивался. Загадка? Отнюдь.
Там, где все видели только провинциальную глушь и уныние, талантливый и, не смотря на молодость, прозорливый предприниматель разглядел невозделанное, чистое и свободное поле для созидательной деятельности, простор для реализации своего таланта юриста, коммерсанта и общественного деятеля. Мечтой этого великого человека стало не богатство, хотя если бы Байков направил свой экономический гений только в сторону получения личных благ, то за короткий срок стал бы одним из богатейших людей России. Нет, он хотел построить город. Вот такая незаурядная цель согревала его душу. И Андрей Матвеевич достиг желанной вершины, посвятив городу жизнь и оставив ему своё сердце.
 
«Грязный, без мостовых и даже уличных фонарей, с полуразрушенными общественными зданиями и примитивными частными постройками», вот таким видели Ростов-на-Дону его современники в середине 19-го века. Тогдашние историки писали, что даже на собрание Думы, почётные граждане являлись в сильном подпитии, «от чего заседания принимали чрезмерно весёлый и даже буйный характер».
 
В городской казне не было денег. Система налогообложения и сборов была катастрофически далека от совершенства и контролировалась неумело. Богатые купцы и промышленники предпочитали вести дела в портовом и благоустроенном Таганроге.
Однако Байков обосновывается в Ростове и создаёт здесь собственную экспортную животноводческую компанию «Сельский хозяин». Всего за один год, организовав чёткое взаимодействие поставщиков и переработчиков, наладив транспортное сообщение с потребителями по дешёвым водным речным и морским путям, приобретя, благодаря этому, выгодные контракты, новоиспечённый донской предприниматель получает статус купца второй гильдии, шокирует достигнутыми результатами сознание конкурентов, добивается их благосклонности и становится председателем местного коммерческого совета.
15 октября 1862 года Андрей Матвеевич Бойков избирается, а 21 октября утверждается Городским головой. Новому, выбранному ростовским обществом, градоначальнику к этому времени исполняется всего 31 год.
Ещё до сентябрьских выборов 1862 года, горожане прекрасно знали Байкова. Он с начала 1861-го жил в Ростове и, помимо развития собственного дела, содействовал расширению прав таможенной заставы, увеличению почтовой конторы, а главное — учреждению Конторы Государственного банка, в то время, когда даже в Таганроге не было и отделения его.
Головою города Байков состоял два срока подряд, с 15 октября 1862 года по 17 октября 1869-го. Вот перечень тех дел, которые совершены им всего за семь лет, подробно они известны нам благодаря ростовскому летописцу Григорию Христофоровичу Чалхушьяну. Это:
 
«…проведение Воронежской ветки железной дороги, которая должна была быть ограничена Грушевкою; устройство городского водопровода, ростовско-нахичеванского шоссе, эшоп или лавок для торговли съестными припасами, здания Ростовской н/Д Конторы Государственного банка (начато), Банковского моста, Кладбищенской церкви, театра, беседки городского сада, еврейской синагоги, мостовых и тротуаров отсутствовавших ранее, каменоломен, антрацитных складов, освещение города, учреждение Конторы Государственного банка, городского Общественного банка, сберегательной кассы, Ростовского на-Дону Общества Взаимного Кредита, Ростовского на-Дону отделения Коммерческого Совета, Гирлового Комитета, Биржи, Общества взаимного страхования от огня имуществ в Ростове на-Дону, Вспомогательного Общества купеческих приказчиков в г. Ростове-на-Дону, Общества потребителей в г. Ростове Екатеринославской губернии, Центральной телеграфной станции, Ростовской пожарной команды. Учреждение ежегодного торжественного перенесения св. Иконы Аксайской Божией Матери Одигитрии, Ростовского-на-Дону клуба, Александровского Ростовского-на-Дону Благотворительного Общества, странноприимного дома, Воскресные школы, женское училище II разряда, Еврейское училище, Ремесленный класс, газета «Ведомости Ростовской-на-Дону Городской Думы». Упорядочение Соборной площади, Богатого источника, Нахаловки, Сада, Кладбища. Площади, принадлежавшие Обществу и не приносившие доходов, возвращены городу, успешное ходатайство сперва 44.400 р., а потом 75.654 р. в пользу города на улучшение пожарной команды. В думе заведён особый порядок делопроизводства и устранён царивший прежде хаос, и проч.»
 
Мост и река Донъ
 
И это в городе, где было сначала всего около двадцати тысяч жителей! Ростовское народонаселение выросло вдвое - до сорока тысяч, за время первого правления Байкова.
Вот почему известный российский журнал «Современник» в декабре 1863 года писал: «… главную достопримечательность Ростова представляет собою, без сомнения, одно из влиятельных тамошних лиц, А. М. Байков. Он составляет главную тему и содержание для суждений и разговоров жителей Ростова во всех классах и состояниях».
Действительно, расширение Ростова происходит с поразительной быстротой. Реформы, внося бурную свежую струю новых веяний в оцепеневшую внутреннюю жизнь нашего города, дают могучий толчок его развитию. Застройка муниципальной территории происходит быстрее. Сначала, в 1864 году, так называемая слобода Бессовестная насчитывает до 500 домов, а Богатый источник до 700 и общая численность домов Ростова доходит до 1500. В период времени с 1864 по 1867 год построено до 300 домов, а в 1869 году всех домов в Ростове уже 2917.
Увеличивается число заводов и фабрик, усиливается производство, а обороты ростовской промышленности достигают солидных сумм.
Если взять экспорт всех портов Азовского бассейна за 1868 год, то можно увидеть, что Ростов-на-Дону стоит во главе списка. Экспорт Ростовского порта составляет более чем 1/3 отпуска всего Азовского бассейна, вдвое превосходящего отпуск бассейна Черноморского.
Такой экономический скачок, даже сегодня можно назвать невероятным. А для тех времён стремительное преображение небольшого придонского степного городка в портовый, торговый, промышленный и культурный центр, выглядело совершенным чудом.
Но откуда же что бралось?
На этот вопрос нынешние краеведы отвечают просто, - дескать, - прогрессивный градоначальник обложил купцов, предпринимателей и иных зажиточных горожан налогом, а собранные деньги не воровал, а тратил на городское развитие. Как говориться, - и все дела!
 
Ростовская пристань
 
Такой упрощённый взгляд на вещи обесценивает в глазах наших сограждан великий труд гениального деятеля, человека государственной «пропитки», учёного юриста создавшего в отдельном городе удивительно гибкую, перспективную и жизнеспособную экономическую систему. Честно говоря, мне так и не удалось изучить её полностью. А потому и подробных научно экономических объяснений этого феномена я не осилю. Но, изучив общие сведения той поры и некоторые современные исторические работы, я понял следующее.
Налогообложение всегда было государственной привилегией, и ни какой градоначальник не имел права облагать своих подчинённых собственными налогами. Однако, городские земли, где располагались промышленные, торговые, хозяйственные строения, частные складские и прочие территории, являлись собственностью муниципалитета.
До прихода Байкова к руководству городом, эти участки захватывались самовольно и использовались бесплатно. Теперь же была введена строгая арендная плата за каждую квадратную сажень земли. Земля продавалась насовсем, или выдавалась владельцу в арендное пользование на определённый срок, утверждённый городской Думой, с условиями выгодными гражданскому сообществу. Цены на земли различались и зависели от множества факторов. Правила землепользования утверждались на Думских советах голосами выборных депутатов, их так и называли - «гласные Городской думы».
Так же была введена система общественных комитетов и советов. Эти организации, защищая интересы предпринимателей, могли вводить для последних определённые пошлины, осуществляя сбор средств на обслуживание и развитие их деловой отрасли. Примером тому и может служить Комитет донских гирл, ставший родоначальником системного судоходства на Нижнем Дону и в Таганрогском заливе. Работы этой незаурядной, известной в России, организации, мы подробно коснёмся чуть позже, после того как решим для себя - на сколько бывает важен в общегосударственном развитии передовой человеческий фактор. Итак.
Новый градоначальник не только реанимировал, упорядочил и стал строго контролировать аренду городских земель. Он установил новые правила городского общежития и ввёл строгую систему штрафов за их несоблюдение. Были запрещены несанкционированные свалки мусора в городской черте, горожане обязывались устраивать каменные тротуары рядом со своими домовладениями. Городские улицы стали застраиваться по утверждённому архитектурному плану.
Что касается финансовой стороны развития, то Байкову, вероятно с использованием столичных знакомств и при участии доброжелателей, которые у него, несомненно, были, удалось открыть в Ростове контору Государственного банка, что привело в город богатых купцов и промышленников. Пользуясь кредитами и другими банковскими услугами, деловые люди развивали свои производства, осваивали новые площади, создавали рабочие места. Они так же выступали и как благотворители, жертвуя на городские нужды крупные деньги, имея взамен немалые преференции от муниципального руководства, одновременно получая искреннее уважение своих сограждан, которое в ту пору стоило гораздо дороже, чем в нынешнюю.
Давайте вспомним о том, что в те далёкие времена, названными советской историей – тёмными и антидемократическими, Городского голову, то есть мэра, или сити-менеджера по новомодному, как кому угодно, не назначал губернатор, а выбирал народ, через думских представителей, путём голосования. Откровенно жаль, что для характеристики тех справедливых выборов и у сегодняшних историков пока не находится верных слов.
Твёрдой рукой, наводя новые порядки, ударяя по карману людей богатых и влиятельных, Байков используя личный авторитет, объясняя перспективы, показывая блистательные результаты своих реформ, не наживал врагов, а сплачивал единомышленников, давал дорогу людям передовым и деятельным.
 
Но, где это видано, чтобы новое и передовое катилось у нас вперёд и вверх как по маслу?! И сейчас такого нет, а раньше не было и подавно.
Война мнений, зависть, косность и корысть будят в людях всё более низкие качества.
Уже спустя короткое время на Байкова начинают поступать жалобы и доносы в вышестоящие инстанции. Обиженные справедливыми арендными требованиями, лишённые «гулевых» бесплатных территорий, оскорблённые «в лучших чувствах» сограждане не хотели сдавать насиженных привычных и выгодных позиций.
В Ростов приезжали с проверкой высокие комиссии, смотрели на растущий город, повсеместное строительство, удивлялись новшествам, проверяли расход казённых средств и удовлетворённо убывали восвояси. В 1865 году, после поступления губернатору коллективной жалобы инициированной гласным городской Думы Ткачёвым, была назначена очередная проверка, по результатам которой, к полному посрамлению жалобщиков, Бойков был награждён орденом за успехи в развитии города, а ростовчане избрали его на новый срок и присвоили звание «Почётный гражданин».
Однако, как говорится, - вода камень точит. Оппозиция, сделав передышку, вновь принялась заваливать кляузами приёмные высоких чиновников. На этот раз был превзойдён даже губернаторский уровень, и бумага легла на стол самому министру внутренних дел.
Байков, судя по всему, пользовался благосклонностью губернского правителя. Но яркая натура ростовского градоначальника видимо слепила глаза кому-то из высших столичных чиновников потому, как в 1869 году он был отстранён от должности до окончания разбирательства, и уволен через два года по Высочайшему указу.
Не видя для себя возможности оставаться в оклеветавшем его городе, в 1871 году Бойков уезжает на 10 лет в Кавказские Минеральные воды. Он по-прежнему удачливый и инициативный предприниматель, известный на юге России юрист. Во Владикавказском округе бывший ростовский Городской голова становится почётным мировым судьёй. В Ессентуках он строит современную гостиницу европейского уровня, первым догадывается разливать минеральную воду в бутылки и продавать её в других российских регионах. Благосостояние Байкова растёт, а деятельность снова отмечена государственными наградами. Душа его спокойна. Но, сердце. Сердце, как видно, навсегда отдано любимому городу потому, что, когда спустя тринадцать лет, в 1884 году, Ростов-на-Дону с поклоном снова предлагает Андрею Матвеевичу занять пост градоначальника, он даёт согласие и возвращает себе своё детище.
- Мне трудно будет работать: городская казна пуста, - только и говорит Байков, соглашаясь.
- Помилуйте, Андрей Матвеевич, мы вас потому и пригласили, что в кассе ничего нет! – отвечают ему радостные избиратели.
 
Приветствуя Бойкова на вновь обретённом месте службы, один из членов городской думы сказал: «Андрей Матвеевич! Вы «желанный» для Ростова... выбор не случайный, — Ростов Вас знает, Вы знаете Ростов, Вы прежде других поняли значение этого города, его способность расти, шириться и занять почётное место среди русских торговых городов... и ростовское общество вполне уверено найти всё это в Вас, как общественном деятеле испытанной опытности».
 
Мне кажется, что гласному следовало бы ещё и извиниться перед Городским головой от лица своих коллег и горожан за причинённую боль предыдущего несправедливого увольнения.
 
Ростов встретил вновь избранного градоначальника с радостным вздохом облегчения. Ведь его отсутствие снова ввергло город в унылое состояние. Исчерпав до конца энергию первого байковского «всплеска», его преемники не смогли найти новые пути к развитию и процветанию. Сие умение дано только людям неординарным, талантливым и деятельным. Таковых не нашлось, и муниципальное развитие, как любят говорить некоторые нынешние чиновники, - дало чёткий отрицательный рост. Достижения сошли на нет, прежние позиции в организации городского хозяйства утратились, разворованная казна опустела, всё пришлось начинать с ноля.
 
Вот что сделал Байков в следующие пять лет. Всё тот же летописец снова рисует нам картину, где ясно значатся новые плоды прогрессивной деятельности великого градоначальника:
«Улучшение санитарной части и больничной, последствием чего было уменьшение процента смертности в городе, улучшение положения учителей и учеников начальных школ. Публичная библиотека, конка, телефон, музей. Биржа, биржевая артель, улучшение извозного промысла. Крытый рынок, закрытие генеральной балки. Памятник Александру II. Метеорологическая и газо контрольная станция. Правильное замощение улиц, упорядочение всего города, в особенности окраин его. Здание гимназии, развитие мелкой собственности среди классов неимущих. Новые бульвары и сад, обращение клоаки, что в городском саду, в прекрасный цветник и проч. Наконец, два-три больших проекта, которым за смертью его вечно остаться проектами — проект канализации Темерника, канализации всего города, соединения Волги с Доном и всеобщего замощения».
«…Неутомимый в труде, энергичный и чуткий к общественным нуждам, А.М. Байков всегда ласково относился к многочисленным своим посетителям и никогда не брезгал даваемыми ему советами. Наоборот, он просил советов у всех и всех умел заинтересовывать общественными делами. Раз цель была намечена, он шёл к ней, шёл неутомимо, неуклонно, не останавливаясь ни пред чем и ни пред кем, с последовательностью своего железного характера.
Много незаслуженных упрёков и обвинений вытерпел А.М. Байков. Умея отличать охранение интересов от интриги; защищая первые и всегда преследуя вторую, как недостойную и постыдную в деле общественном, Байков среди всех этих нападок и обвинений с редким тактом и спокойствием умело вёл дело, выясняя его до мельчайших подробностей.
Бесспорно, что ни один городской голова в России не сделал для своего города столько, сколько сделал А. М. Байков для Ростова на-Дону. Будем же надеяться, что благодарное потомство по достоинству оценит все его бесчисленные заслуги».
 
Так говорили и так думали о своём градоначальнике ростовчане. Такие статьи писали газеты сразу после его смерти.
Да. Андрей Матвеевич Байков умер скоропостижно, далеко от Родины, на 58 году после своего рождения, в звании действительного статского советника.
И вовсе не при таких отвратительных обстоятельствах должен был уходить из жизни великий человек, создатель нового Ростова, Почётный гражданин города.
Его смерти предшествовал ещё один подлый скандал.
 
В 1887 году умирает Станислав Журавлёв, доверенное лицо Байкова, член правления, заведующий делопроизводством города. Одновременно, видимо во время последующей ревизии, при передаче дел, в городской казне всплывает крупная недостача. 6 025 рублей – немалые, по тем временам, деньги.
Андрей Матвеевич, не дожидаясь конца расследования, демонстрируя уверенность в честности своего сподвижника, из своих личных средств погашает недостающую сумму. Этим, без сомнения, благородным поступком он даёт повод подковёрной оппозиции для очередной интриги. Снова поступают доносы. Байкова самого обвиняют в растратах. Громкий скандал разносится далеко за городские пределы. Пачкается честное имя благородного человека. Градоначальника отстраняют от должности. Дело доходит до суда, и … Байкова оправдывают. Находится истинный виновник хищения, некто по фамилии Селин.
Доброе имя Городского головы, боевого офицера, статского советника, снова восстановлено. Однако здоровье уже подорвано безвозвратно.
В 1889 году Андрей Матвеевич уезжает лечиться в Австрию и там, через месяц после отъезда, 18 сентября, умирает. Гроб с телом Байкова привозят в Ростов. Его хоронит весь город.
 
Байков руководил городом, в целом, 14 лет. На скромном обелиске, согласно его завещанию, выбивают только имя, отчество и фамилию, даты рождения и смерти. Портрет легендарного градоначальника вешают на видном месте в помещении Городской думы. Именем Байкова называют мост, улицу, пароход и близлежащий к городу хутор. Ни чего этого не сохранилось. На месте кладбища стоят городские строения, мост, улица и хутор в советские годы переименованы, судьба парохода не известна. О семье я знаю совсем немного. Андрей Матвеевич Байков был женат на генеральской дочери — Колодкиной Прасковье Яковлевне, их дочь звали Ольгой.
В наши дни, когда низвергнутая советская мораль сменилась на иные, пока ещё чётко не поименованные духовные ценности и скрепы, в нашем городе на служебной территории Водоканала установили бюст Байкову, как основателю городского водопровода и парового водоснабжения.
В городском парке имени Горького в 2013 году установлена ростовая скульптура. Градоначальник, статский советник, офицер, запечатлён рядом с низким столиком, толи журнальным, толи шахматным, с мелкими предметами на, покрытой скатертью, столешнице. Бронзовая франтоватая фигура одета в обычный сюртук, а не в мундир с наградами и атрибутами, соответствующими должности и заслугам. В народе этот монумент прозвали «Шахматистом», вероятно из-за столика и близости к скверу, где собираются любители этой благородной игры. О вкусах не спорят. Однако мне кажутся недостаточными и недостоверными эти символы исторической памяти о человеке, который, по словам современников « пробудил Ростов от цепенеющего сна и двинул вперёд…».
Но память, чистая добрая память о настоящем и Большом Человеке продолжает жить, не смотря ни на что. Подтверждает это и наш небольшой рассказ, закончить который можно финальными строками некролога опубликованного в городской прессе сразу после кончины Андрея Матвеевича Байкова:
 
«…Тот, который так сильно и горячо любил Ростов и лучшие годы посвятил плодотворному служению интересам этого города, умер — там, на чужбине, в весёлом австрийском курорте, среди прекрасных тирольских Альп, но вдали от родины, родных, друзей и знакомых... И если над этой свежей могилой мы на миг забудем те личные узкие счёты, которые так, к сожалению, свойственны человеческому уму, тогда поймём, какую незаменимую, великую потерю понёс город Ростов. У Таганрога был Папков, Кампенгаузен, у Одессы де-Рибас, Ришелье, у Ростове же Байков и... Байков один. Немудрено, поэтому, что писать биографию Андрея Матвеевича значило бы писать историю города Ростова. Чтобы составить себе хотя бы поверхностное понятие, какая это крупная величина, выкиньте Байкова из истории Ростова. Что же, спрашиваю я, останется в ней? — Ничего или нечто в роде этого».
 
Памятник А.М. Байкову в Ростове-на-Дону
 
Игорь Ситников.

Из книги: "Ростовский порт – история в лицах".
 
Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 169



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail