Краевед Соломон Гурвич

А А А
 
 
На «Аллее звезд» в Ростове должна вскоре появиться новая именная звезда. В Интернете предложены фамилии известных ростовчан. В числе кандидатов я прочитал и фамилию старейшего журналиста Дона, как его часто называли при жизни, Соломона Самуиловича Гурвича. В Интернете уже началось голосование. Все выше изложенное побудило меня окунуться в ностальгические воспоминания о Гурвиче и моей дружбе с ним.
 
С Соломоном Самуиловичем Гурвичем я познакомился в 1991 году. Именно в этом году мой папа написал книгу «Нахичеванские портреты», рассказывающую о старой части Ростова, которую мы все именуем Нахичеванью. Соломон Самуилович тут же откликнулся положительной рецензией на эту работу в областной газете. После чего позвонил к нам домой и договорился о встрече. Тогда я впервые увидел этого замечательного, милого, эрудированного и неординарного человека. Так случилось, что, несмотря на большую разницу в возрасте, я сдружился с Гурвичем, и наша дружба продолжалась до самой его смерти, до сентября 1997 года.
 
Отец Соломоном Самуиловича Самуил Миронович Гурвич (1885-1938) вошел в историю как председатель первого Ростовского Совета рабочих депутатов. Он был видным деятелем революционного движения на Дону. Самуил Миронович родился в Ростове, в семье известного врача-окулиста, доктора медицины Мирона (Меера) Самуиловича Гурвича. Учился в Таганроге. В Интернете на сайте «Евреи на Донской земле» опубликовано, что С.М.Гурвич вступил в РСДРП в 17 лет. Был активным членом этой партии. В 1905 году его избрали Председателем Совета рабочих депутатов в Ростове-на-Дону. В советские уже годы Самуил Миронович издал книгу о революции 1905 года в Ростове. Она так и называлась «1905 год в Ростове-на-Дону» (1925 год). Революционные выступления рабочих в 1905 году в Ростове были быстро подавлены войсками. Зачинщиков беспорядков арестовали. Гурвича приговорили к смертной казни. Но потом его помиловали. Казнь заменили 10 годами каторгами.
 
После февральской революции Самуил Миронович вернулся в Ростов. Работал в продовольственной управе. Но за свое меньшевистское прошлое неоднократно подвергался арестам уже со стороны большевиков. В 1921 году его приговорили к 5 годам тюрьмы. Но соратники Гурвича по партии РСДРП выхлопотали для Соломона Самуиловича амнистию. Более того, Гурвич сумел окончить медицинский факультет и работал санитарным врачом. Жил он тихо, незаметно. Работал в должности школьного санитарного врача, затем сотрудником библиотеки. Но это все не помогло ему спрятаться от всевидящего ока НКВД. В 1938 году С.М. Гурвич был арестован. Его приговорили к высшей мере наказания и вскоре расстреляли. Вот такая закончилась жизнь первого Председателя Совета рабочих депутатов города Ростова-на-Дону. В 1956 году Самуила Мироновича Гурвича посмертно реабилитировали. В.С. Сидоров в книге «Четверть тысячелетия» пишет, что возглавляемый Гурвичем Совет в ноябре-декабре 1905 году, во время первой русской революции, в момент, когда и Дума, и администрация (градоначальство) оказались парализованы, фактически принял на себя управлением городом Ростовом. Помимо вопросов, связанных с экономическими забастовками, а затем со всеобщей политической стачкой и вооруженным восстанием, Совет занимался и чисто муниципальными делами. Как пишет В.С. Сидоров в книге «Четверть тысячелетия», после гражданской войны один из переулков на Темернике был назван именем С.М.Гурвича.
 
Сын Самуила Мироновича Соломон Самуилович Гурвич (1917-1997), как сын врага народа при Сталине тоже подвергся репрессиям. Его арестовывали в 1933 и 1938 годах. Обвиняли в том, что он готовил покушения на лидеров советского правительства, в том числе на Калинина. Эти аресты и свое пребывание в тюрьме Соломон Самуилович запомнил на всю жизнь. Надо сказать, что Гурвич до самой смерти боялся КГБ. Когда я познакомился с Соломоном Самуиловичем, его называли «старейшим журналистом Дона». В какой-то период времени его считали живым символом Ростова. Гурвича регулярно приглашали выступать на радио, телевидение, где он рассказывал о своих встречах с известными людьми, о Ростове и ростовчанах. До сих пор ростовчане вспоминают его легендарные «молотовские» четверги. Благодаря Гурвичу почти все известные советские актеры, писатели, поэты, певцы, художники побывали в гостях редакции областной газеты. С кем только ни был знаком Гурвич. Это и Леонид Утёсов, и Николай Черкасов, и Мариэтта Шагинян, Мартирос Сарьян, и Ольга Книппер-Чехова, и Марфа Шаляпина, и Андрей Миронов… Этот список можно продолжать очень долго. Соломоном Самуиловичем переписывался с известным учёным-путешественником Туром Хейердалом. За свою жизнь Гурвич написал более 20 книг и брошюр.
 
А ещё Соломон Самуилович любил рассказывать мне о своем отце. Он гордился им. Говорил о том, что его отец больше двух лет сидел в Шлиссельбургской крепости.
-При Царе выжил, а сталинских репрессий не пережил, - добавлял он мне при этом.
 
Гурвич рассказывал также, что тамадой на свадьбе у его родителей был Фрунзе. Я помню, с каким нетерпением Соломон Самуилович ждал выхода в свет книги В.С.Сидорова «Энциклопедия старого Ростова и Нахичевани-на-Дону», в которой рассказывалось и о его отце.
 
Как я уже писал, Гурвич всю жизнь искренне боялся КГБ. Помню, когда я в далеком уже 1994 году выиграл конкурс анекдотов среди читателей «Вечернего Ростова», то Соломон Самуилович позвонил мне и сказал:
-Подвалы НКВД отбили навсегда у меня охоту шутить, особенно над государством. Вы – представитель непуганого поколения. Но страх приходит очень быстро. Не успеешь оглянуться, как он становится частью тебя. Ах, милый Жорик, если бы вы знали, сколько хороших людей искалечили себе жизнь из-за этих анекдотов.
 
Надо особо сказать об архиве Гурвича. Его архив был уникален. Соломон Самуилович переписывался с Раневской, Марецкой, Улановой, дочерью Шаляпина, Вучетичем, Покрасом и многими, многими другими известным людьми. Вместе с Покрасом он написал песню о Ростове. Гурвич создал свою неповторимую летопись родного города. Ее можно так назвать:
« Ростов – глазами тех, кто в нем побывал».
 
Я был на открытии мемориальной доски на доме, где жил Гурвич. Это было в 2000 году. Помню, как выступал известный донской поэт Даниил Маркович Долинский. Он в частности говорил: «Вдохновение, с которыми творились его репортажи и интервью, было вдохновением поэта. Его журналистское творчество было сродни поэзии».
 
Я бы еще добавил, что Гурвич был неординарным советским журналистом. Он не писал о хлеборобах, рабочих, доярках. Он писал об интересных людях, Ростове и ростовчанах. И писал интересно, увлекательно. Помню, как он мне как-то сказал: «Журналист должен всегда оставаться журналистом».
И рассказал мне историю о том, как он однажды застрял в лифте с известным советским актером Николаем Черкасовым. Пока лифт стоял в ожидании мастера, Гурвич взял интервью у Черкасова. Потом он не раз со смехом вспоминал об этом интервью в лифте.
 
Соломон Гурвич, Аким Ованесов, Мартирос Сарьян
На снимке (слева направо): Соломон Самуилович ГУРВИЧ — писатель, журналист, Аким Карпович ОВАНЕСОВ - художник, Мартирос Сергеевич САРЬЯН — художник.
 
Гурвич хотел, чтобы его похоронили на еврейском кладбище рядом с матерью, известным в прошлом ростовским гинекологом Т.С. Самсонович-Гурвич. Желание Соломона Самуиловича осуществилось. Он оказался первым, кого после долгого запрета разрешили хоронить на еврейском кладбище. Вообще, тема ухода Гурвича из жизни – это особая тема. Все те годы, что я знал Соломона Самуиловича, он прощался с жизнью, друзьями и близкими. Гурвич часто консультировался со мной по поводу своих болезней как с врачом. Как-то он позвонил мне по телефону и сказал: «Жорик, я написал вот такие строки.
 
Послушайте:
 
«Я утомлен, оскорблен и унижен.
Но, никого и ни в чем не виня,
Знаю, что час расставаться все ближе.
Я ухожу. Проводите меня».
 
К «уходу» Гурвич готовился тщательно. Каждое его интервью ростовским журналистам было «последним». Именно так он мне говорил: «Жорик, послушайте мое выступление на радио сегодня. Возможно, это мое последнее интервью». И так продолжалось почти все семь лет нашей дружбы. Более того, Гурвич был обидчив, если считал, что ему не уделяют должного внимания. Он мог позвонить мне по телефону и сказать: «Вы мне не звонили два дня. Конечно, зачем вам нужен старый, бедный, всеми забытый еврей». Я терялся от подобных его заявлений. Пытался объяснить Гурвичу, что работаю, что у меня свои дела, что обязательно буду звонить ему чаще. Но буквально через полчаса Гурвич перезванивал мне и говорил: «Простите вздорного старика. Просто мне так одиноко».
 
В конце жизни Соломон Самуилович практически не выходил из квартиры. Но был в курсе всех событий в городе. Он мог позвонить мне и сказать:
-Вы читали вчера «Вечерний Ростов? Как не читали? Вы же культурный человек. И поэтому обязаны быть в курсе сегодняшней жизни. А когда в последний раз вы были в театре? Немедленно идите на премьеру в театр Горького, а потом мне расскажите о спектакле. Старик Гурвич уже ничего не может, но он ещё хочет. А вы молодой человек!
 
Соломон Самуилович не давал мне погрузиться в рутину повседневных будней, и за это я ему очень благодарен. Он до последнего дня жил полноценной жизнью и заставлял так жить других.
Я никогда не забуду, какие добрые и милые стихи написал Гурвич моему отцу от имени его новорожденного внука Карена, сына моего старшего брата Тиграна. Они были зачитаны во время презентации папиной книги «Лики прошлого» в Донской государственной библиотеке. До сих пор мы бережно их храним в нашем семейном архиве.
 
Летом 1997 года в «Литературной гостиной» Донской государственной публичной библиотеке состоялась творческая встреча с Соломоном Самуиловичем Гурвичем по случаю его 80-летия. Зал был полон! Я был удивлен тому, как преобразился Гурвич, как он помолодел. Больше часа он непрерывно беседовал со своими гостями. Соломон Самуилович передал в Государственный архив Ростовской области всю свои переписку с известными людьми.
 
Вскоре после юбилея Гурвича не стало. Я знал, что все годы моего общения с Соломоном Самуиловичем, он тяжело болел. Но мне не верилось, что Гурвича больше не будет в моей жизни. Я искренне любил Соломон Самуиловича. Помню, он как-то мне сказал:
-Жорик, если вы когда-нибудь в своей жизни вспомните добрым словом старика Гурвича, то можно считать, что свою жизнь я прожил не зря.
 
Дорогой Соломон Самуилович, я вас вспоминаю очень часто. Наши встречи и беседы я не забуду никогда.

Георгий БАГДЫКОВ.

 
Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 377



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail