Крушение Ми-6 в Ростове: забытая катастрофа

А А А

 

Катастрофу, унесшую жизни девяти ростовских вертолетчиков, можно назвать благополучно забытой. Уже минуло 42 года с той поры, сняты все грифы секретности, но словно покров тайны продолжает висеть над этой трагедией...
В 1969 году 21 декабря выпало на субботу. Хотя «культ личности» в Советском Союзе был уже разоблачен, все в стране помнили, что это день рождения Иосифа Виссарионовича Сталина.
Та суббота была рабочей (такие в советское время называли «черными», по цвету цифр в календаре. Не был исключением и Ростовский вертолетный завод (сегодня это предприятие «Роствертол»). Работы шли по производственным графикам, и летно-испытательная бригада выкатила из ангара вертолет Ми-6 для проведения наземных испытаний...
Ми-6По тем временам Ми-6 являлся новейшей разработкой советских конструкторов, и пожалуй лучшей винтокрылой машиной тяжелого класса в мире. Производился он на Ростовском вертолетном заводе с 1959 года, в гражданском и военном вариантах. На нем было поставлено несколько мировых рекордов по скорости, грузоподъемности, максимальному взлетному потолку.
Вообще это был передовой для своего времени вертолет, который даже получил «Приз Сикорского». Американский вертолетостроитель говорил, что благодаря Ми-6 русские обогнали Америку на десяток лет. За 23 года их было выпущено порядка 850 штук, и они надежно себя зарекомендовали в различных странах мира.
Всего этого удалось достичь благодаря неустанному труду ростовчан-вертолетостроителей. И 21 декабря проходили обычные испытания новой машины, перед сдачей ее в эксплуатацию.
 
Летчик-испытатель В.А. Федоров, 1968 г.Зима в том декабре стояла типично ростовская: слякотная, туманная. Дул сильный ветер.
На новеньком Ми-6 проводили наземную подготовку перед летными испытаниями: отбитие несущих лопастей, для того, чтобы они работали синхронно в одной плоскости. Такую операцию проходит каждый вертолет, и она не предполагает подъема машины в воздух.
Когда работы были закончены, настала пора возвращаться в ангар. Так как идти от испытательной площадки в поле было далеко (около двух километров), вся бригада забралась в салон вертолета, и он своим ходом по бетонке покатил «домой».
К слову сказать, это было прямым нарушением правил безопасности, которые воспрещают «подвозить» таким образом людей, не задействованных в работах на борту испытываемого вертолета. Но, напомним, уже смеркалось, дул сильный ветер, была неприятная слякотная погода. И на летном поле были все свои...
У ехавшей по земле винтокрылой машины на малом газу вращались лопасти, и это стало причиной беды. Налетел сильный порыв ветра, настоящий шквал _ более 20 метров в секунду (при 25 метрах в секунду все полеты запрещены). Возникла мощная подъемная сила. Вертолет поднялся на высоту более двух метров. Вращающиеся лопасти рубанули по железобетонным столбам у края бетонки.
Сила удара была такой, что обломки лопастей разлетелись на несколько километров (одну из них нашли потом в районе Сельмаша). Вертолет упал набок, ткнувшись кабиной в кирпичную стенку у завода «Горизонт», и загорелся.
Девять из десяти находившихся в салоне вертолета человек сгорели заживо.
Ведущий инженер Владимир Бобрус сумел выскочить из машины, но на него упали мешки с песком, использовавшиеся для балласта, и освободиться он не успел: огненным потоком хлынуло топливо из баков.
В шаге от спасения был и моторист Владимир Сокол. Он сумел разбить блистер (иллюминатор) в салоне, и высунуться наружу. Но комплекция (Владимир Александрович был плотного сложения) не позволила ему вылезть из пылающего вертолета.
Об этой катастрофе ничего не писали в газетах: любая информация о деятельности оборонного предприятия в те годы была строго засекреченной. Девять гробов выставили в заводском клубе. Попрощаться с ними пришли сотни заводчан: сквер перед главной проходной был полон народа. На похороны в Ростов прилетал выдающийся советский конструктор М.Л. Миль, «папа» всех вертолетов марки «Ми».
Михаил Леонтьевич очень переживал о случившемся. Ростовская трагедия без сомнения подкосила его здоровье: он ушел из жизни меньше чем через год.
 
Для захоронения вертолетчиков выбрали Верхнегниловское кладбище на улице Портовой. В 1969-м еще не было открыто Северное городское кладбище, и Верхнегниловское было одним из действующих городских погостов. В конце главной аллеи тогда уже был похоронен Валентин Синегубов, также вертолетостроитель, погибший в 1967 году при выполнении производственного задания. На выбор места для братской могилы наверняка повлиял еще и тот факт, что недалеко находилось вертолетное поле ДОСААФ, и в небе постоянно пролетали винтокрылые машины.
ЧП в Ростове расследовала экспертная комиссия, и ее выводы легли в основу некоторых изменений, внесенных в конструкцию Ми-6.
Семьи погибших вертолетчиков тоже не были забыты: они получили квартиры в новых престижных домах на улице Пушкинской. Сын летчика-испытателя В.А. Федорова продолжил дело отца, и стал летчиком-испытателем «Роствертоле».
 
Единственным выжившим в той катастрофе был техник Михаил Кумицкий. Его спасение было было на грани чуда. В лежавшем на боку, охваченном жарким пламенем вертолете Кумицкий сумел голыми руками(!) разжать створки заднего люка под хвостовой балкой, и выскочить из огня. Потом люди, обладающие недюжинной силой, тоже пытались открыть люк в спокойных условиях, и у них ничего не получалось.
Судьба Михаила Кумицкого столь необычна, что заслуживает отдельного упоминания. Всю жизнь за ним ходил огонь: во время службы в танковых войсках он сумел выскочить из горящей машины. Спасся от пламени, охватившем Ми-6. И все-таки огонь его настиг: Кумицкий погиб через два года после катастрофы, погубившей его товарищей, и тоже на летном поле вертолетного завода.
В 1971 году, во время технических работ воспламенилась горючая жидкость, и выплеснулась на находившегося неподалеку Кумицкого.
Михаил скончался от ожогов. Его похоронили на Верхнегниловском кладбище, всего в нескольких шагах от братского захоронения вертолетчиков. Рядом с той могилой, в которую он имел все шансы лечь на два года раньше.
Ми-6 давно сняли с производства. Вместо него в Ростове выпускают другой винтокрылый гигант - Ми-26, ставший продолжением милевской «шестерки». Но Ростову надо помнить тех, кто отдал жизни на пути к сегодняшнему мировому успеху.
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 4159



Комментарии:

Помним...

Хотя двоякие чувства.. Не нарушь они требования ТБ, не было бы такого количества жертв.
Героями назвать сложно, т.к было несоблюдение требований инструкций..
Вспоминается случай когда солдаты на унесенной в океан барже ели сапоги чтоб выжить.. и только через годы выяснилось что оказались они на этой барже чтобы выпить бутылочку... Выпили...

Все равно, помнить надо. Вечная память.

С летающими машинами всегда риск. Совсем недавно в Индонезии показательный! полёт на новом суперсовременном самолёте. И что? Не увидел пилот опытнейший! скалу и врезался.

Летающий кусок железа вызывает умеренную осторожность у большинства, и панический страх у некоторых. Только Юрий Гагарин в космос полетел)) 

Это Таксист. Спасибо,очень понравилось.

))))

Прочитал с интересом.Ещё много тайн хранит
история донского края. Работа у мужиков сопряжена с громадным риском. Их жизнь - борьба. Для нас они всегда останутся героями, несмотря ни на что. Вечная им память. А тебе, Саша, огромное человеческое спасибо за такие матерималы...

Спасибо!

Хочется позаимствовать вашу статью и опубликовать у себя на блоге.
Само собой, будет присутствовать ссылка на ваш сайт

Я не возражаю. Бросьте адрес, где опубликовано, гляну ради любопытства))

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail