Крысиные бои на Парамоновских складах

А А А

 

Очень интересный текст краеведа Ольги Васильевны Давыдовой о дореволюционном Ростове. Оказывается, досточно популярной забавой здесь были бои котов с крысами. Ольга Васильевна коренная ростовчанка, и бережно хранит многое, что связано с историей Ростова-на-Дону. 

Мой дед Александр Иванович Трегубенко рассказывал: когда он был молодым, в Ростове в летнее время, на набережной, в одном из складов для зерна можно было за небольшую плату посмотреть зрелище «Бой кота с крысами». В детстве дед показывал мне, где это происходило. Он каждую весну водил меня смотреть, как идет лед по Дону, считая это важным событием, которое непременно надо смотреть.
Мы с ним спускались по Буденновскому проспекту, и некоторое время стояли на мосту. До войны и в войну мост нa левый берег Дона был в этом месте.

С моста нам было хорошо видно, как с верховьев реки в нашу сторону плывут, сталкиваются, нагромождаются друг на друга льдины.
Налево от нас по Береговой улице стояли шеренгой, протянувшейся на несколько кварталов склады для зерна, построенные разными купцами в XIX-начале XX в.в. Это были двухэтажные, кирпичные, похожие друг на друга здания, обращенные фасадами к Дону. Тыльной своей стороной они подпирали обрывистый склон берега. В складах первый этаж был очень высоким и не имел окон. Свет туда проникал, когда открывали тяжелые амбарные двери. Проезжая часть улицы перед складами была вымощена булыжником, близко от нее были проложены рельсы Юго-Восточной железной дороги. Маневровый паровозик таскал мимо складов платформы с контейнерами и товарные вагоны. Кое-где стояли подъемные краны и были насыпаны горы угля, песка и гравия. На всем этом большом пространстве людей почти не было видно.

Дед вспоминал, как все здесь выглядело в те годы, когда из Ростовского порта заграницу вывозили зерно; подходили иностранные пароходы, портовые грузчики, обмотанные широкими, красными кушаками подхватывали на плечи тяжелые мешки с пшеницей и грузили их в трюмы.
Постояв на мосту, мы медленно шли вдоль парапета и поднимались домой по переулку Семашко. Здесь на углу был склад, не сохранившейся в настоящее время. В его боковой стене было окно, выходившее в переулок вровень с землей, ширина его была значительно больше, чем высота. Когда я его видела, рама в нем состояла из двух рядов отдельных стекол, размером с форточку в комнате. Стекла были настолько грязными, что через них ничего нельзя было рассмотреть. Дед говорил, когда-то в это окно было вставлено цельное, толстое стекло, как в витринах магазинов.
Сторож служивший здесь, показывал «Бой кота с крысами». В те годы во всех складах на набережной было огромное количество крыс. С ними ничего нельзя было сделать, капканы и отрава не помогали.

Здешний сторож вырастил кошек, не боявшихся вступать в единоборство с крысами. Он рассказывал публике, в его котах есть кровь дикого зверя, который называется «камышовый кот». Зверь этот живет в лесах, ловит птиц и мелких животных. Один человек был на Кавказе, купил там у местных жителей такого зверя и привез его в Ростов, содержит в клетке, кормит мясом. Котят от «камышового кота» и домашних кошек он продает. Одного такого котёнка купил сторож склада, его коты - внуки камышового зверя.

Дед мой всегда прибавлял, он слышал о привезенном в Ростов камышовом коте ещё от мадам Вайденбах, владелице роскошного колбасного магазина на углу Николаевского переулка (Семашко) и Никольской улицы (Социалистическая). Она говорила деду: крысы приносили им огромные убытки в торговле. Они купили двух котят от камышового кота, вырастили их. Кошечка из этой породы - прекрасная крысоловка, а котик - лодырь, целые дни сидит на прилавке, ждет, чтоб его угостили колбасными обрезками, но зато он красавец, весь ярко-рыжий.
Для выступления своих котов перед публикой сторож приспособил в складе небольшую комнату на первом этаже, отделенную от складского помещения стеной. В ней было то самое окно, которое дед мне показывал, оно находилось посредине высокой стены. В комнате с потолка свешивалась цепь с крючком на конце, сюда вешали фонарь «летучая мышь». Этот фонарь устроен так же как керосиновая лампа, но стекло на нем другой формы, оно похоже на современную литровую банку, только гораздо толще и защищено сеткой. Единственной мебелью был обеденный стол среднего размера с изогнутыми ножками. Поверхность стола была сценической площадкой, где происходило действие.

Зрелище «Бой кота с крысами» было популярным среди людей с базара, портовых грузчиков и матросов.
В теплое время года, когда начинало смеркаться, перед окном молодой парень раскладывал мешки из-под зерна, на них рассаживалась собравшаяся публика. Владелец котов выходил с шапкой и собирал оплату: «котикам на пропитание». В шапку опускали монеты, кто сколько мог.
Совсем иначе обстояло дело, когда на извозчичьих пролетках приезжала купеческая компания. Они заказывали известных котов-крысоловов, платили не скупясь.
Дед до старости помнил как звали знаменитых котов; хозяин объявлял их клички: Медный Яшка, Пятнистый громила, Белый барс.... Коты эти были очень крупные, шерсть имели обыкновенной длины, цвет её самый разный. Договорившись с гостями о том, каких именно котов они желают видеть, сторож посылал за ними своего помощника, а сам расстилал перед окном брезент, которым укрывают товар от дождя, и убеждал случайных зрителей разойтись.
Господа-купцы рассаживались, извозчики пролеток смотрели зрелище из задних рядов.

Парень приносил знаменитых крысоловов в корзинках, сплетенных из ивы. Сторож подвешивал фонарь, помещение освещалось. Потом он вносил кота на руках, оставлял его на столе, а сам уходил за дверь. Он наблюдал все, что происходило в смотровую щель, готовый вмешаться когда будет нужно.
Несколько минут все тихо, кот не двигался, чувствуя опасность, и не пытался спрыгнуть на пол, понимая, что это будет хуже для него. Крысы начинали выбегать из нор в полу, кружили вокруг стола, нюхали воздух. Наиболее отважные лезли вверх по ножкам стола, взбирались на стол. Мгновенный бросок кота и он уже держит зубами крысу. Кот отбрасывает добычу рывком, она падает на пол. Он хватает следующую. Движения кота точны, он ловит только загривок крысы, впивается в него и, видимо, перекусывает. Он придавливает крысу сильными лапами, рвет когтями. Нельзя дать крысе возможность бороться, надо брать её мертвой хваткой. На подмогу отброшенным крысам лезут новые, запах крови раненных сородичей вызывает у них желание схватить зубами кота, разорвать, съесть его, у них давно не было свежего мяса.
Сторож все это видит в смотровую щель в двери. Кот начинает уставать. Сторож приоткрывает дверь комнаты, стреляет в пол из какого-то самопала и только после этого подходит к столу. Кот вспрыгивает ему на плечо и оба уходят.
Помощник подбирает мертвых крыс на поднос и громко считает их.

Антракт.

Через несколько минут сторож выносит следующего крысолова. Ему будет труднее, чем первому, обстановка уже накалена, крысы обнаглели, они лезут по всем ножкам стола сразу. Второму коту надо не допустить крыс за своей спиной, он мечется, прыгает из стороны в сторону, придушенные крысы перед смертью визжат, зрители аплодируют..
Купеческая компания уезжает, посмотрев зрелище.

 

Кота мог парализовать ужас перед крысами, от этого он ослабевает и не может бороться за свою жизнь. Тогда публика выражала свое неудовольствие и не давала унести кота со стола, выкрикивая: «Не трожь!. Пущай рвут! Он негожий, он трус!».
В таких случаях сторож мгновенно накидывал на себя куртку, стремглав подлетал к столу, закрывая лицо рукой: он знал, кот, спасая себя, прыгает на человека и может впиться когтями куда угодно.

Но такие случаи были редки. Русские люди вообще не стремятся видеть кровавую расправу. Гораздо интереснее сопереживать азарт борьбы, восхищаться бесстрашием, силой, ловкостью бойца.
 

К теме о крысах в Парамоновских складах на набережной имеет отношение то, что моей маме рассказала одна её знакомая. Эта женщина проживала в доме на углу Соборного переулка и Воронцовской улицы (ул. Баумана). Осенью 1919 года перед рассветом она вышла на свой балкон, ей не спалось, хотелось подышать свежим воздухом. Она увидела посредине проезжей части Соборного длинное темное пятно. Дождя в тот день не было, а пятно как будто переливалось. Она всмотрелась, серое пятно имело вид клина и двигалось, не издавая никаких звуков. Пятно приближалось к её дому На перекрестке улицы и Соборного переулка оно остановилось, стало расплываться в стороны, потом пятно опять собралось, сжалось и двинулось в сторону базара. Женщина всмотрелась и увидела: это шли крысы. Они шли клином, наподобие тому, как летят журавли, гуси, утки. Впереди клина шли мудрые, сильные вожаки, за ними в первых рядах, видимо, шло мужское поголовье, следом все остальные: старые особи, подростки, крысята. Крысы уходили из складов, там больше не было еды. Но на базаре в мусорных ящиках тоже еды всем не хватало, крысы расселялись в городских домах.

В советское время в зерновых Парамоновских складах на набережной не осталось ни пшеницы, ни крыс.

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1380



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail