Летали два товарища

А А А

 

Герои России (посмертно) вертолётчики Андрей Орлов и Андрей Анощенков ценою своих жизней спасли 11 высокопоставленных военных. Сегодня два Андрея лежат рядом на Северном кладбище Ростова.
 
Вертолетчики почти всегда называют свои винтокрылые машины ласковыми женскими именами. Почему женскими? При возникновении неполадок в кабине включается речевой имитатор («рита»), который мягким женским голосом сообщает о причине проблемы. Вот и отношение к вертолету как к женщине.
Чаще всего пилоты называют свои машины ласточками. А вот майор Андрей Орлов называл свой Ми-8 Дусечкой. «Почему Дуся?» - спрашивали сослуживцы. «Сами посмотрите: это же вылитая Дусечка!», - влюбленно говорил о вертолете Андрей.
 
11 августа 1999 года, в 15 часов, астрономы предвещали полное затмение солнца. Как раз в это время вертолет приземлялся на площадку в дагестанском селении Ботлих.
Перед вылетом экипаж предупредили об опасности. Здесь шла война: в Дагестан с территории Чечни вторглись отряды боевиков под командованием Шамиля Басаева. Когда над головой летают пули, людям не до солнечных затмений.
 
Летчики Орлов и Анощенков выполняли очень ответственный рейс: они везли в Ботлих группу высокопоставленных военных из 11 генералов и полковников. Словно гигантская стрекоза Ми-8 завис над площадкой и коснулся колесами земли.
В этот момент «дусечка» содрогнулась всем своим корпусом. В вертолет попала ракета, выпущенная боевиками с соседней горы. Винтокрылая машина упала на землю и загорелась.
Орлов и Анощенков выскочили из вертолета невредимыми. Но дверь пассажирской кабины не открывалась. Летчики с трудом ее отодвинули и увидели что в дыму, окутавшем кабину, лежат неподвижные тела.
 
- Андрей, помогай! - крикнул Орлов. Он бросился в кабину и стал подавать беспомощных, потерявших сознание пассажиров на руки Анощенкову. Бортмеханик старший лейтенант Юрьев оттаскивал раненых подальше от горящего вертолета...
 
                                                                                                    *   *   *
В авиаполку внутренних войск их так и называли: два Андрея. Два майора, два классных вертолетчика, два друга. Они были неразлучны, вместе летали, и даже жили по соседству, в квартирах на одной лестничной площадке на поселке Мирном. В небе и на земле, все время вместе. У них и судьбы были в чем-то похожи.
 
Андрей Орлов родился в Махачкале, в семье военного. В пятилетнем возрасте с матерью переехал в Ростов. Андрей рос спортивным парнем: занимался в гимнастикой, акробатикой. Закончив школу, устроился наладчиком оборудования на завод «Горизонт», где производились известные магнитофоны «Ростов». Сдал документы на поступление в машиностроительный институт, готовился к службе в армии.
В Первомайском военкомате Андрей увидел объявление, что областная организация ДОСААФ принимает молодых людей на курсы вертолетчиков. И сразу загорелся мечтой летать.
- Он прибежал в тот день домой с горящими глазами, - вспоминала мама Андрея Лидия Дмитриевна Орлова. - Кричит с порога: пойдем со мной в институт, надо забрать документы из приемной комиссии, а то мне не отдают. Мне не нужен институт, я буду летать!
 
С нелегким сердцем смирилась мать, что Андрей выбрал профессию летчика. Семь месяцев он проходил курсы на Нижнегниловском аэродроме ДОСААФ в Ростове, затем школа летчиков в Витебске, и наконец Орлова зачислили в Саратовское высшее военное вертолетное училище «Сокол».
Он служил в Заполярье и в Прибалтике. А с началом 90-х годов, когда в Ростове был создан смешанный авиационный полк внутренних войск, перебрался сюда, где жила и постоянно ждала единственного сына его мама Лидия Дмитриевна.
 
Похожая судьба и у Андрея Анощенкова. Он родом с севера, из Архангельска, тоже из военной семьи. Дед Андрея Федор Григорьевич Анощенков воевал с фашистами и за переправу Днепра был удостоен звания Героя Советского Союза. Погиб в Польше в 1944-м, там и похоронен.
Анощенков в небо тоже поднялся по путевке ДОСААФ. И его мать, Любовь Даниловна Анощенкова, была тоже против того, чтобы сын летал.
- Всех вертолетчиков в Афганистан посылают! - говорила она своему Андрею.
- Не бойся мама, там война уже закончилась! - весело отвечал сын. И учился он тоже в саратовском училище «Сокол», правда на несколько лет позже Орлова.
Вот так и летали в одной паре два Андрея. Орлов, как наиболее опытный, командиром вертолета, Анощенков вторым пилотом.
 
- Когда они возвращались из полета на аэродром на Военвед, Андрюша всегда пролетал над нашим домом на небольшой высоте, - рассказывает Лидия Дмитриевна Орлова. - Для меня это как сигнал был: я шла ставить воду для пельменей, которые они очень любил. А все мальчишки во дворе начинали прыгать, когда над ними с грохотом проносился вертолет, показывали в небо и орали: вон, дядя Андрей полетел!
                                 
                                                                                    *   *   *
Война в Чечне назревала исподволь, но уже в 1994 году стало ясно, что боевых действий не избежать. Авиаполк ВВ стал постоянно привлекаться для решения задач в этой новой «горячей точке» на Юге России. И в декабре 1994 года первая потеря: боевики сбили вертолет ростовского авиаполка, который летел за ранеными. Весь экипаж, которым командовал майор Александр Гасан, погиб.
Экипаж Гасана в том роковом полете сменил Орлова с Анощенковым. Тогда смерть прошла совсем рядом с двумя Андреями.
 
- Андрюша очень дружил с Сашей Гасаном, и тяжело переживал его смерть, - не может сдержать слез при воспоминаниях Лидия Дмитриевна. - А потом, в первую чеченскую, он много летал на санитарных бортах, их называют «таблетками». Вывозил раненых, убитых. Насмотрелся страшного. Бывало, возвращается домой из командировки, сядет в кресло, скажет: выйди, мать из комнаты. Вцепится в подлокотники, и мычит про себя, словно от непереносимой боли. А я за дверью стою, прислушиваюсь и плачу...
 
В тот день, когда в Ботлихе подбили вертолет Андрея, на Лидию Дмитриевну напала необъяснимая тоска. Она поехала на Темерник, чтобы купить на рынке детскую игрушку внучке Настеньке.
- Хожу по рынку, бесцельно, и забыла зачем сюда пришла. А потом вдруг опомнилась: что я здесь делаю?» Поехала на Мирный, подхожу к дому, а из окна мне кто-то кричит: по радио передали, что в Ботлихе наш вертолет сбили!
 
                                                                                    *   *   *
Когда из чрева вертолета извлекли тело последнего, 11-го генерала, «Дусечка» уже была объята огнем. Но летчики успели бы отбежать. Но в этот момент в вертолет попала вторая ракета, выпущенная с гор.
Сразу взорвался топливный бак: это большая бочка с авиационным керосином, установленная в кабине пассажиров. Пламя разлетелось во все стороны, загорелась одежда на пилотах.
 
Кадры, на которых объятые огнем летчики отбегают от пылающего вертолета, катаются на земле, пытаясь сбить пламя, в тот вечер транслировались во всех выпусках теленовостей. Вместе с этим сообщалось: все 11 высокопоставленных военных, находившихся в вертолете, остались живы. Им спасли жизнь вертолетчики Орлов и Анощенков.
 
Генералов через 45 минут отправили бортом в Ханкалу, а оттуда самолетом в московский госпиталь. Орлова и Анощенкова, с тяжелыми ожогами (до 70 процентов поверхности кожи) отвезли в больницу в Махачкалу. Там они жили еще четыре дня.
 
- Наших сыновей могли спасти! - считают обе матери. Но командование этого не сделало.
 
Почему летчиков не отправили вместе с генералами в московский госпиталь, или хотя бы в Ростов - до сих пор остается загадкой.
В Махачкалинской больнице не было специализированного оборудования для лечения тяжелых ожогов, не было и специалистов. Обожженное тело должно принимать кислородные ванны: в Махачкале не было даже этого. Орлова и Анощенкова просто обмазали мазью и обмотали бинтами.
Тем не менее они были в сознании, шутили, общались с соседями по палате. Анощенков даже вставал и пытался самостоятельно присесть на стул.
 
Первым умер Орлов. Это произошло в половине шестого утра, на глазах сестры Лидии Дмитриевны, ухаживавшей за своим племянником в больнице.
Андрей Орлов был в сознании. Он неотрывно смотрел на свою тетю, словно хотел сказать что-то важное. А потом тихо закрыл глаза и запрокинул голову набок.
 
Наконец о судьбе оставшегося в живых Анощенкова забеспокоились отцы-командиры. Его срочно, самолетом, направили в Москву. Но было поздно. Смерть застигла второго Андрея, когда самолет коснулся колесами бетонки аэродрома в Чкаловском. Оба Андрея и умерли в один день, лишь с разницей в несколько часов.
 
Причиной смерти летчиков стала интоксикация организма вследствие тяжелых ожогов. Если бы они вовремя получили надлежащее лечение, то остались бы живы.
 
Ни один из спасенных генералов не пришел позже в семьи Орлова и Анощенкова, чтобы выразить сочувствие и человеческую благодарность.
 
Могила А. Орлова и А. Анощенкова на Северном кладбище Ростова
Двух Андреев похоронили на Северном кладбище Ростова. Место выбрали так, чтобы над могилой летчиков пролетали самолеты, заходящие на посадку на военный аэродром. И памятник поставили один на двоих. На нем все время свежие цветы.
 
Александр ОЛЕНЕВ. 
(Публикация - газета "Вечерний Ростов", февраль 2008 г.).
 
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 4573



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail