Мироныч и папуасы

А А А

 

Валентин АлекумовФамилия Валентина Мироновича Алекумова хорошо известна всем кто так или иначе связан с «седовским» мореходным училищем. И хотя Мироныча, к сожалению, уже нет с нами, остаются жить его книги, в которых затейливые байки о плаваниях самого Алекумова (он профессиональный моряк с полувековым стажем) по морям-океанам, и очерки по истории ростовской мореходки, хранителем которой Алекумов был много лет, являясь руководителем Морского музея...
 
Валентин Миронович в свои 19 лет он стал самым молодым боцманом морских судов Азово-Черноморья. Закончил Одесскую мореходную школу, получил распределение на Дальний Восток. Штурманил, управлял круизными пассажирскими лайнерами в Тихом океане. Руководил флотом из 25 линейных судов-лесовозов в крупнейшем Дальневосточном пароходстве. Бывал в Японии и Австралии, в портах США и Кубы, Вьетнама и Кореи.
Помимо любви к морю у Алекумова появилась вторая страсть - к журналистскому и писательскому перу. Впервые он начал печатать свои материалы в 70-х годах, в местной прессе Владивостока. Материалы Алекумова появлялись во вьетнамской газете "Вунг Тау Кандао", газетах "Бакинский рабочий", "Молодь Украини", "Советик Узбекистони" и в ряде других.
Первая публикация в газете "Вечерний Ростов" появилась в 1976 году - вскоре после того, как Валентин Миронович перевелся с Дальнего Востока в Ростов и стал работать в седовском морском училище. Это было его интервью, посвященное приближавшемуся 100-летию "мореходки". С тех пор пошло-поехало...
 
О приключениях Валентина Мироновича в чужих краях - чего только не рассказывают. Правдивые истории капитана Врунгеля просто бледнеют по сравнению с тем, что случалось с Алекумовым в реальной жизни.
Так, одно время по Ростову ходил слух, что Алекумова едва не съели на каком-то острове дикари, а потом он породнился с папуасским вождем, став его братом. А как было на самом деле?..
 
...Где-то в Арафутском море, в Торресовом проливе, что разделяет Австралийский континент с Индонезийским архипелагом, экипаж советского сухогруза принял тревожный сигнал "SOS". Оказалось, что в беду попало португальское рыболовное судно, промышлявшее тунца. У португальца отказал главный энергетический узел и судно осталось без движения. Его взяли на буксир. Ближайший порт был на берегу острова Папуа и Новая Гвинея, утопавшего в сплошной темной шапке джунглей. Капитан отдал команду: на берег вместе с ним сходят штурман и механик. Штурману - надеть парадную тужурку: возможно, будет официальный прием. Надо ли говорить, что этим штурманом был Валентин Алекумов?..
 
Капитан порта, француз, находящийся на службе у островного государства и живущий в сплошном окружении аборигенов, просто истосковался по виду белых людей. Поэтому официальный прием, на который попали русский и португальский капитаны, затянулся надолго. А штурман с механиком, в ожидании кэпа, разлеглись на белом коралловом песочке в тени развесистой пальмы, поглядывая на папуасские хижины (кампонги), покрытые пальмовыми листьями.
Слух о том, что на остров прибыли русские моряки, быстро распространился среди папуасов, которые до сих пор помнят и чтят Миклухо-Маклая. К отдыхавшим приблизился рослый папуас, в набедренной повязке, с ожерельями, костяным кольцом в носу и длинным луком в руках. На ломаном английском он приветствовал братьев великого Маклая, и пригласил их в свой кампонг. Это был Улоу, вождь местного племени.
 
Мироныч и папуасМоряки пили перебродившее кокосовое молоко из ореховой скорлупы, глазели на совершенно голых папуасок, прислуживавших за столом... и тут взгляд механика упал на украшение кампонга - связку человеческих черепов, нанизанных словно луковицы у российских хозяек на зиму.
Мгновенно вспомнились рассказы о каннибализме, процветающем у папуасов, искоренить который не удалось до сих пор. Моряки торопливо допили свой напиток и поспешили к мотоботу.
 
И тут они увидели, что от селения, с пронзительными криками и улюлюканьем, ударяя в конусовидные барабаны, к ним движется толпа туземцев, потрясая копьями. Как оказалось позже, гостеприимный Улоу решил развлечь "братьев Маклая" праздничным концертом местной самодеятельности, изобразив сценку под названием "охота за черепами". Механик оказался слабонервным: на ходу скинув с себя брюки и майку, он бросился в лазурные волны Арафутского моря и, отчаянно загребая руками, поплыл в сторону своего судна.
А Валентину Алекумову в благодарность за оказанное гостеприимство пришлось расстаться со своей флотской тужуркой: положив на нее глаз, папуасский вождь так и крутился вокруг нее, щупая полу, восхищенно что-то бормоча.
 
Спустя годы, приятель Алекумова, новозеландский моряк Ричард Паллей написал ему такое письмо:
"Когда я изредка навещаю папуасскую деревушку, то Улоу встречает нас, неизменно облачившись в черный с шевронами на рукавах морской сюртук. Он очень им дорожит, каждый раз заявляя: "Это подарок брата самого Маклая!"
 
Вот за такие байки прилепилось к Миронычу прозвище "капитан Врунгель". Он прекрасно это знал и всячески поддерживал реномэ: где правда, а где вымысел в его рассказах, распознать порой было невозможно... 
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 2698



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail