Могила Любавичского Ребе (Еврейское кладбище Ростова)

А А А

 

5-й Любавичский РебеВ Ростове, на Еврейском кладбище (на улице Текучева) есть особое место: это склеп раввина, которого очень почитают хасиды: пятого Любавичского Ребе Шолом-Дов-Бера Шнеерсона. Он с 1916 года жил в Ростове, пережил здесь революцию и Гражданскую войну, и скончался в 1920 году. Ребе считался открытым врагом советской власти, чего он сам и не скрывал.
 
Очень известная притча о нем гласит следующее. Весной 1920 года пятый Любавичский Ребе, Шолом-Дов-Бер Шнеерсон, подошел к окну своего ростовского дома – взглянуть, что за шум слышен в городе, совсем недавно занятом большевиками. По улице двигалась очередная демонстрация трудящихся с флагами и транспарантами, которые угрожали «беспощадной гибелью» врагам новой власти. Посмотрев на это, Ребе отвернулся и грустно сказал: «Нет, я с этими на одном свете не уживусь».
Его слова оказались пророческими. Через две недели, 21 марта 1920 года, ребе Шолом-Дов-Бер скончался. Его сменил сын, шестой Любавичский Ребе, Йосеф-Ицхак Шнеерсон.
 
Могила 5-го Любавичского Ребе, Еврейское кладбище, Ростов-на-ДонуВикипедия дает такую справку:
Шолом-Дов-Бер (Рашаб) (1860-1920) - 5-й Любавичский ребе из династии Шнеерсонов. В 1897 году создал в Любавичах хасидскую семинарию «Томхей тмимим». Способствовал распространению идей хасидизма среди грузинских евреев. Критически отнесся к зарождающемуся среди евреев движению сионизма, однако способствовал освоению евреями Палестины, учредив хасидскую семинарию в Хевроне. В 1915 году вынужден был покинуть Любавичи в связи с наступлением немецкой армии и переселиться в Ростов, где и умер.
Имя Довбер (ивр. דובער‎) в переводе означает медведь (От слов Дов на иврите и Бер, идиш בער).
 
Состояние религиозного еврейства тогдашней России было плачевным. Мир Торы столкнулся одновременно с двумя угрозами, внешней и внутренней: политикой советского государства, стремившегося железной рукой искоренить в стране «религиозный дурман» и «мракобесие», и массовым энтузиазмом, вызванным в широких еврейских массах перспективой участия в построении светлого будущего, которое обещали большевики.
 
К этому времени российское еврейство было измучено шестилетними бедствиями империалистической войны, переросшей в войну гражданскую, – массовым изгнанием еврейского населения прифронтовой полосы, бесконечными погромами, болезнями, голодом... У тех, кто сохранил верность традиции, часто попросту не было сил, чтобы вступить в борьбу, требовавшую огромной энергии и немалого мужества. Поэтому неудивительно, что секуляризация и ассимиляция советского еврейства довольно быстро приняли стремительный и необратимый характер. Многие религиозные лидеры пришли в тот момент к неутешительному выводу, что история религиозного еврейства в России близка к концу, а у русских евреев, желающих сохранить веру предков, есть только один выход – как можно скорее бежать из коммунистического рая. Поэтому сразу по окончании Гражданской войны начался массовый исход религиозного еврейства с территории советского государства.
 
Ребе похоронили на старом Еврейском кладбище Ростова, которое располагалось чуть северо-западнее нынешней Гвардейской площади, примыкая к старому городскому христианскому кладбищу (на месте нынешнего Дворца спорта). Останки решили перенести на новое место (к Братскому кладбищу) после того, как новая советская власть начала практиковать осквернение «буржуйских» могил. Стало ясно, что оба кладбища большевики могут вскоре снести и осквернить прах погребенных там людей.
Рассказывают, что захоронение ребе вскрыли ночью, и по свидетельству очевидцев его тело не превратилось в прах. Его так же тайно перезахоронили в юго-восточном углу нового Еврейского кладбища.
 
Могила 5-го Любавичского Ребе, Еврейское кладбище, Ростов-на-Дону
 
Долгое время могила Любавичского Ребе оставалась безымянной. Лишь в 90-х годах захоронение было найдено благодаря свидетельствам очевидцев. Усилиями хасидов, которые сохранили память о ребе, здесь были возведены надгробье из белого мрамора и склеп.
 
Наверное единственное литературное произведение, посвященное пятому Любавичскому Ребе и его памятнику в Ростове-на-Дону, это стихотворение ростовского поэта и музыканта Игоря Хентова «У могилы Любавичского Ребе».
 
На еврейском кладбище в Ростове
Даже листья шепчут предсказанья,
Старый клен умолк на полуслове,
Затаив душистое дыханье.
 
 
С погребальным тленьем слился космос,
Окружив заботой боль столетий,
И еврейских бед седые космы
Растворились в грустном, робком свете.
 
 
Дети отрешенных комиссаров
Уж не бьются с внуками банкиров.
И фамильный склеп прекрасной Сарры
Не теснит могилку сирой Фиры.
 
 
Молятся ученые хасиды
В длинных сюртуках и черных шляпах,
И струятся добрые флюиды
И семи свечей горящих запах.
 
 
Блещет на стене звезда Давида -
Вечный бич антисемитской мрази,
И фигура, талесом обвита,
Кланяется в благостном экстазе.
 
 
Божий перст на ясном здешнем небе
Вылечит и язвы, и каверны,
И душа Любавичского Ребе
Оградит заблудший мир от скверны.
 
 
Вновь упругой плотью станут раны,
И восстанут мертвые из праха,
И народ Земли Обетованной
Обретет явленье Мошиаха.
 
Могила 5-го Любавичского Ребе, Еврейское кладбище, Ростов-на-Дону
 
Сюда приезжают паломники из различных стран мира. Каждый кладет камушек на невысокую кирпичную стену, которая возведена вокруг беломраморного надгробья, таким образом воздавая дань памяти ребе.
 
Могила 5-го Любавичского Ребе, Еврейское кладбище, Ростов-на-Дону
 
Возле склепа есть особая комната, в которой стоят столы и стулья. На них разложены бумага, карандаши. Существует поверье, что каждый, пришедший на могилу Любавичского Ребе, может написать на листке бумаги свое самое заветное желание. Потом эту бумажку надо порвать над могилой, и бросить на нее обрывки. Говорят, написанное желание обязательно сбывается.
 
Александр ОЛЕНЕВ.
 
Могила 5-го Любавичского Ребе, Еврейское кладбище, Ростов-на-Дону
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 6188



Вход на сайт

Случайное фото