На стройку театра-трактора приходили поезда

А А А

 

Как писательница Вера Панова помогла ростовским краеведам

подтвердить уникальный факт из истории нашего города

 

В нынешнем году исполнится, быть может, промежуточная, но интересная дата: 90 лет с принятия решения о том, что именно надо построить на вошедшем в территорию нашего города большом пустыре, прежде отделявшем Нахичевань от Ростова. Строить решили ТЕАТР. И это был разумный и весьма мотивированный выбор. Ведь после пожара, уничтожившего в конце 1920 года Асмоловский театр – в сущности, единственное в тогдашнем Ростове-на-Дону архитектурно выразительное театральное здание – работать театру стало негде. Предоставили ему тогда скромное и плохо оснащенное здание летнего клуба приказчиков в Городском саду, которое совершенно не соответствовало по своему облику самому понятию - Театр.

 

Так или иначе новый театр надо было строить. И дискуссии по этому вопросу начались еще в середине 1920-х годов. Обсуждалось несколько вариантов размещения будущего театрального здания. Наиболее реальными были предложения построить театр на площади, где потом воздвигли огромный Дом Советов, либо на углу Ворошиловского проспекта и Пушкинской улицы, а также на улице Энгельса (Большой Садовой) – на месте нынешнего здания, в котором работает кондитерская «Золотой колос». Но когда в январе 1929 года фактически уже слившиеся соседние города Ростов и Нахичевань образовали единый город Ростов-на-Дону, продолжать искать варианты размещения театра уже не было необходимости: пустырь, ранее разделявший города-соседи, стал оптимальным местом для такой стройки.

 

ЛУЧШИМ СТАЛ ВНЕКОНКУРСНЫЙ ПРОЕКТ

 

Власти, как известно, объявили вскоре всесоюзный архитектурный конкурс на проект ростовского театра. Проектов поступило немало, и среди них были очень интересные. Но, когда итоги конкурса были подведены (победил проект москвичей Бархиных – отца и двух сыновей), вне конкурса поступил проект, разработанный другими московскими зодчими: В.А. Щуко и В.Г. Гельфрейхом. Идея этого проекта поразила и архитектурную общественность, и властные структуры, и горожан: огромное здание, в котором зрителей могло поместиться больше, чем в столичном Большом театре, напоминало своими очертаниями гигантский гусеничный трактор, служивший в те годы одновременно символом и индустриализации, и коллективизации, да и культурной революции: ведь это был ТЕАТР! Строить решили именно по этому проекту, потому что он был лучше, талантливее, смелее. Прошло два года, и на бывшем пустыре, получившем тогда вполне революционное название – площадь Революции – закипела огромная стройка. Совершенно однозначно можно утверждать, что здание нашего театра было тогда крупнейшим и самым оригинальным по архитектуре театральным зданием в СССР.

 

 

Впрочем, сегодня мы не будем говорить обо всех аспектах той уникальной стройки, тем более что об этом при желании можно прочитать в роскошной книге, вышедшей в 1935 году к торжественному открытию театра. В краеведческом отделе Донской государственной публичной библиотеки эта книга-альбом – «Ростовский драматический театр имени Максима Горького» - сохранилась в нескольких экземплярах. Кроме того, много подробностей содержится в написанной позднее статье одного из авторов книги-альбома, журналиста и театрального критика Бориса Анненского «Перелистывая страницы архива. Из истории театральных зданий Ростова», опубликованной к пятилетию открытия горьковского театра в издававшемся тогда альманахе «Литературный Ростов» (книга седьмая). Статья эта, наряду с книгой-альбомом, по сей день является самым ценным источником информации по данному вопросу – лучшего и более полного перечня ростовских театральных зданий (включая ныне уже не существующие) нет.

 

Надо сказать, что впервые автор этих строк имел возможность прочитать статью Б. Анненского, а затем пролистать книгу-альбом, выпущенную к открытию театра, еще студентом – в 1970-е годы. Описание стройки впечатлило, особенно фраза в альманахе: «Для подвозки строительных материалов была проложена железнодорожная ветка». Подробнее об этом же говорилось в книге-альбоме: «На стройплощадке, к которой проложена была железнодорожная ветка для подвоза материалов, организовали распилку мрамора, полировку зеркального стекла, создали деревообделочный, мебельный, медно-литейный цеха, механическую и слесарную мастерскую». Вот только где всё это находилось? С какой стороны театрального здания? А самое интересное – откуда начиналась и до какого места доходила эта самая железнодорожная ветка? Автор на этот вопрос ответа не давал.

 

ПАРОВОЗЫ ВЫБРАСЫВАЛИ КУЧЕВЫЕ ОБЛАКА…

 

Известная советская писательница, а в молодости – ростовская журналистка Вера Панова провела детские и молодые годы в нашем городе, жила на 1-й линии. Было это в те годы, когда по нынешней Театральной площади ещё ходили «междугородные» трамваи – из Ростова в Нахичевань. Гимназисткой Вера ходила из одного города в другой вообще пешком - на учебу. Свои юношеские воспоминания писательница эффектно вложила в уста Шуры Севастьянова - героя «Сентиментального романа», написанного Пановой в 1958 году. И хотя название нашего города в книге этой заменено на три звездочки, внимательному читателю всё становилось понятно почти сразу: именно в Ростове живут герои этого романа - молодые люди двадцатых и тридцатых годов.

 

Приведу длинную цитату из романа. Извините, что длинную – но уж очень она хороша, очень колоритна, особенно для ростовчан.

«Граница». Шел, бывало… мимо каменных домов и чугунных решеток, и прямо с тротуара ступал в бархатную пыль степной дороги, нагретой солнцем. Булыжная мостовая с трамвайными рельсами выбегала в распахнутое поле и пересекала его.

По одну сторону рельсов тянулся пустырь, где в ярмарку ставили карусели, качели, балаганы. За пустырем – мусорные свалки, угольные склады и прокопченный, рабочий, неприбранный берег реки.

По другую сторону сеяли хлеб. Вдоль хлебного поля, параллельно трамваю, была протоптана дорожка, ее обсадили молодыми акациями. Колосья кивали проходящим горожанам, дикие травы подступали к дорожке, повилика забрасывала на неё свои длинные побеги с маленькими розово-белыми «граммофончиками».

В начале тридцатых годов на «границе» строили театр… Севастьянов приехал тогда из Москвы в командировку и не узнал знакомого места. Поле было изрыто котлованами, завалено строительными материалами, ходили паровозы, выбрасывая свои кучевые облака, в облаках передвигались краны… Театр построили великолепный, с самой большой и самой усовершенствованной в мире сценой, из самых дорогих материалов, во всех газетах писали о нём».

 

Опять паровозы на стройке театра… Да еще и столь ярко «выписанные». Прочитав эти строки Веры Пановой – тогда уже зрелого мастера пера, я решил непременно найти документальные доказательства существования той подъездной железнодорожной ветки. Ведь некоторые читатели в это не верили. И однажды, разыскивая в Государственном архиве Ростовской области материалы по истории ростовского трамвая, неожиданно нашел ответ и на давний вопрос, который продолжал меня интересовать.

 

ЧАСТЬ ВЕТКИ РАЗОБРАЛИ СОВСЕМ НЕДАВНО

 

На карте Ростова и Нахичевани, выпущенной в 1921 году (а это была первая карта нашего города в советское время) показаны были не только магистральные железные дороги, но и подъездные ветки. Одна из них вела со станции Нахичевань-Донская (ныне Ростов-Товарный) на территорию большого угольного склада, находившегося тогда вблизи пересечения Ростово-Нахичеванской межи (нынешнего Театрального проспекта) и Скобелевской (ныне Красноармейской) улицы. Эта же ветка, вскоре использованная для стройки вблизи угольного склада концессионного советско-австрийского завода «Жесть-Вестен» (с 1934 года - «Эмаль-посуда», а затем «Рубин»), имела ответвление также и на территорию треста «Водоканализация» - по ответвлению этому доставляли материалы для очистки воды, поступавшей по водопроводным сетям отсюда уже непосредственно в дома ростовчан.

 

 

Разглядывая карту, можно было обратить внимание, что ветка заканчивалась тогда на месте, где ныне трамвай-«десятка», сделав поворот с улицы Горького, огибает территорию «Водоканала» и одновременно – стадиона «Юность России» (а ранее – «Трудовые резервы», еще раньше – «Пищевик»). Продолжая рассматривать архивные материалы, я нашел информацию о том, что на стройку этого стадиона в конце 1920-х годов необходимые материалы тоже доставлялись на железнодорожных платформах. Ну, а от стадиона до стройплощадки театра, находившейся восточнее строящегося здания, было уже совсем недалеко - всего лишь около полукилометра. Так что по одной из двух главных аллей будущего парка Революции легко было проложить продолжение ветки – прямо на стройплощадку. На имевшемся в архиве экземпляре карты кто-то – видимо, из инженеров-строителей - карандашом «проложил» этот участок - до нынешнего главного входа в парк. Краеведческий вопрос, таким образом, благополучно решился.

 

 

По окончании строительства театра территория стройплощадки была благоустроена и засажена деревьями, которые мы и сегодня можем увидеть в этой части парка Революции.

 

 

Неожиданным для того времени фактом стало то, что после завершения строительства уникального театрального здания площадь, которая должна была именоваться площадью Революции, сменила название на отнюдь не «революционную» Театральную! И это площадь, на которой теперь стали проводить парады и демонстрации, поскольку в здание театра была встроена трибуна! Вот сколь огромное значение в архитектурной истории Ростова и вообще в облике города имел построенный театр. Впрочем, заложенный еще в 1926 году парк с восточной стороны театра остался парком Революции. И носит это название поныне.

 

 

Еще одно архивное открытие состояло в том, что вскоре после пуска театра, в 1936 году, была проложена трамвайная линия по бывшей Ростово-Нахичеванской меже, переименованной в Театральный проспект. И рельсы для этой линии были взяты (во всяком случае, частично) с той самой, теперь уже ненужной грузовой железнодорожной ветки, по которой возили материалы к строившемуся театру.

 

 

Конечно, разобрали тогда рельсы не со всей ветки, которая шла от тогдашней станции Нахичевань-Донская, а только с южной её части, ведущей к театру. А рельсовые подходы к заводу «Эмаль-посуда» (позднее «Рубин») и к Водоканалу существовали ещё очень долго. До 2000-х годов троллейбусы пятого маршрута, выезжая с проспекта Шолохова на Красноармейскую улицу через Театральный проспект, дважды пересекали эту ветку. Поезда по ней обычно ходили ночью, чтобы не задерживать автомобильное и троллейбусное движение.

 

Ну, а первую советскую карту Ростова и Нахичевани 1921 года, которая стимулировала наш дальнейший архивный поиск, мы вместе с ростовскими картографами и работниками «Донского издательского дома» репродуцировали в атласе «Ростов-на-Дону: от крепости до столицы донского края», вышедшем в 1999 году, к 250-летию нашего города. Дав тем самым очень редкой карте фактически вторую жизнь. А сейчас подумалось: не пора ли выпустить репринтное издание и уникальной книги, выпущенной к открытию нашего любимого театрального здания в 1935 году? Думается, это был бы ценный подарок ростовчанам к очередному юбилею города – теперь уже 270-летию.

 

Геннадий БЕЛЕНЬКИЙ, краевед.

 

Стройка театра Горького 1934 год

 

На снимке 1934 года: строящийся театр. Тогда по площади еще ходил трамвай. Вот только фотографий паровоза с вагонами с правой стороны театра не обнаружено.

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 922



Комментарии:

Написано со знанием дела, живо и убедительно. Чувствуется рука мастера.

Цитата: "...была проложена трамвайная линия по бывшей Ростово-Нахичеванской меже, переименованной в Театральный проспект. И рельсы для этой линии были взяты (во всяком случае, частично) с той самой, теперь уже ненужной грузовой железнодорожной ветки... ". 

Тут что-то НЕ то: железнодорожные рельсы имеют совсем иной профиль, нежели рельсы трамвайные - в них нет желобка, в который должны входить реборды  (выступающие по всей окружности части) трамвайных колёс. 

Бало бы здорово увидеть этот альбом.

Кстати, о разрушении Ростовского театра в 1943 много неясного. Он горел, когда в городе ещё были немцы (даже картина пожара была). Его разбомбили советские самолёты?

Бало бы здорово увидеть этот альбом.

Кстати, о разрушении Ростовского театра в 1943 много неясного. Он горел, когда в городе ещё были немцы (даже картина пожара была). Его разбомбили советские самолёты?

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail