Немецкие археологи нашли древнегреческие Кремны

А А А

 

Профессор Ортвин ДаллиНа этом снимке профессор Свободного Берлинского университета Ортвин Далли держит черепок глиняного сосуда, поднятый с семиметровой глубины. Именно настолько сейчас опустился тот уровень, на котором когда-то древние эллины основали свою самую северную колонию.

Поисками границ Ойкумены, или известного древним грекам мира, как раз и увлечен Ортвин Далли. Он производил раскопки в Европе, Северной Африке, на Ближнем Востоке. Наконец судьба археолога привела его в Таганрог. Именно здесь, на этой земле пролегала северная граница Ойкумены. Далее лежала Дикая Степь, неизведанные опасные территории, где обитали племена скифов, сарматов и прочих варваров, с которыми, впрочем, эллины вели оживленную торговлю.

Кремны, которые упоминал в своих трудах самый известный античный историк Геродот, до недавней поры были просто легендой. Такой же, как когда-то была и Троя, воспетая Гомером. Кремны, согласно Геродоту, располагались на берегу Меотиды (Азовского моря).
Геродот упоминает о том, что как раз в то время, когда были заложены Кремны (седьмой век до нашей эры) скифы ушли в большой поход в Закавказье. Мужчин не осталось, их женщины стали жить с рабами, оставшимися в селениях. Когда скифы вернулись, рабы попробовали оказать сопротивление, но были разогнаны плетками, поскольку воины не захотели осквернять оружие рабской кровью... Геродот также рассказывает о женщинах-воительницах, амазонках, обитавших это же время в Дикой Степи.

1. Подводя итоги семилетней работы, профессор Ортвин Далли провел пресс-конференцию, на которой рассказал о некоторых своих научных выводах.

Главные вопросы, на которые ищет ответы профессор Далли, это внешние контакты древних эллинов с племенами варваров. Зачем еще в седьмом веке до нашей эры горсточка греческих переселенцев забралась в такую даль от родимой Эллады, на самый край известной им Ойкумены, основав поселение на землях воинственных скифов? Чего им здесь было нужно? Кто, наконец, дал «добро» на то, чтобы граница великой греческой колонизации продвинулась так далеко на север?

2. Вера Ларенок, ростовский археолог, одна из тех, кто на протяжении семи лет искал Кремны с немецкими коллегами.

Историки дают ответы на некоторые вопросы: эллины искали новые рынки сбыта вина, оливкового масла, украшений, керамики. Взамен они хотели получать пшеницу, кожи и рабов. На границах Ойкумены располагались пункты торговли с кочевниками, на месте которых вырастали античные города. Один из них, Танаис, уже достаточно хорошо исследован, на месте его образован историко-археологический заповедник. Но Кремны значительно старше Танаиса, и наверняка были гораздо больше по размерам...

3. Немецкие археологи жили в поистине спартанских условиях: в палатках, при минимуме удобств. Как, впрочем, и большинство археологов во время полевых работ, по всему свету.

Предыстория сотрудничества российских и немецких археологов, переросшее в дружбу, начинается еще в 1994 году, когда ростовчане П.А. Ларенок и В.П. Копылов издали каталог археологических находок на северном побережье Таганрогского залива. Здесь постоянно море выносит на берег обломки керамики и другие свидетельства присутствия античного поселения.
В это время в Танаисе (другая древнегреческая колония более позднего периода, в восточном направлении вверх по реке Дон) работала немецкая экспедиция под руководством доктора Бурхарда Бергера. Он взялся представить этот каталог в Немецком археологическом институте. Ученых заинтересовала информация о возможном местонахождении другой, еще более древней колонии греков под названием Кремны, о которой сохранилось свидетельство в трудах античного историка Геродота. И в 1997 году в Ростове впервые появился Ортвин Далли, тогда еще просто молодой преподаватель Свободного Берлинского университета. Он работал на перспективу, поставив себе задачу отыскать самый северный древнегреческий город.

4. Блага цивилизации - импровизированный душ, в котором можно помыться после раскопок на солнцепеке.

После длительной переписки и всевозможных согласований, первые раскопки начались в 2004 году. Вместе с Ортвином тогда приехал еще один специалист по античной истории Торстен Шунке. Российскую сторону представляли ростовские археологи Павел Ларенок и Сергей Мячин.
Наших удивило, как работают немцы. Они методично и длительно готовятся к полевым работам, выполняя GPS-привязку места будущих раскопок, привозят свое оборудование (вплоть до лопат), потом делают шурфы. Сами раскопки обычно занимают не более месяца. Немцы составляют на компьютере трехмерную карту раскопа, где учитывается все, вплоть до каждой лопаты выбранного грунта. По окончании раскопок яму вновь засыпают, не забыв уложить на дно несколько слоев полиэтилена, на случай, если сюда предстоит вернуться и продолжить начатые работы. Словом, раскопки проводятся с высочайшей эффективностью.

5. Мы приехали по окончании раскопок, когда экспедиция паковала свои вещи, находки, и сворачивала лагерь. У немецких археологов есть что показать русским журналистам!

Поскольку массу глиняных черепков выносило волнами на берег моря, был сделан вывод о том, что город, или значительная часть ныне находится под водой. Исследование дна при помощи ультразвуковых приборов мало что дало, поскольку почва здесь глинистая, вязкая, а летом начинается буйное цветение воды, которое тоже затрудняет работу аппаратуры.
Для раскопок на дне была применена уникальная технология: кессонные бочки, которые позволили опуститься на четыре метра ниже уровня воды! Там, в частности, удалось найти древнюю кузницу.

6. Вот прекрасная археологиня Анечка из немецкой экспедиции демонстрирует наиболее интересные находки.

Большинство амфор имеют ионическое происхождение (греческие колонии на территории сегодняшней Турции): именно с этим регионом активно велась торговля, оттуда привозили вино. Археологи проследили интересную тенденцию: в более верхних слоях уменьшается количество черепков привезенной посуды, ее заменяет грубая лепная керамика явно местного происхождения. А это говорит об ассимиляции греческих колонистов с местными племенами, которые стали тоже заселять этот город.

7. Для нас, непосвященных, это простые черепки. Для археологов-профессионалов каждый из них - дороже золота.

Постепенно воссоздавалась картина древнего поселения на берегу Меотиды. В том, что это был крупный город, не приходилось сомневаться. На глубине семи метров от современного уровня почвы археологи нашли площадь, вымощенную крупными камнями и керамическими осколками посуды, печку где пекли хлеб. Нашли следы большого пожара, который охватил город в VI веке до нашей эры.
Поселение стояло на крутом берегу, который постепенно подмывался морем. Одна за другой постройки падали в воду, их остатки перемешивало волнами. Поселение отходило все дальше, вглубь материка. Немецкие ученые сделали вывод, что на этом месте люди жили непрерывно, вплоть до основания Таганрога Петром I.

8. Профессор Ортвин Далли на краю раскопа, который теперь зарывает бульдозер.

Всех наших удивила неиссякаемая энергия Ортвина. Он очень много и упорно работал: постоянно рисовал, фотографировал, описывал находки, предлагал новые идеи. Параллельно изучал русский язык. У профессора даже руки землекопа: крепкие, широкие, мозолистые, загорелые. Хотя он должен заниматься организационной и аналитической работой, Ортвин частенько на полевых раскопках берет лопату и наравне с рядовыми членами экспедиции вгрызается в сухую глину «материка».
- В первое время, когда мы только познакомились, Ортвин решил, что есть такая русская традиция все время пить водку. Перед обедом он ненадолго исчезал с раскопок и возвращался с бутылкой в портфеле. В конце концов мы его убедили, что водку пьем только по праздникам, и в меру, - рассказывает о своем коллеге ростовский археолог Павел Ларенок.

9. На "отвальной" все как положено: находки, инструмент, и главный археологический напиток...

У Ортвина оказался веселый, добродушный характер, так что ростовское археологическое сообщество сразу приняло его в свои ряды. Он очень продвинулся в изучении русского языка: сейчас говорит свободно, с акцентом, похожим на прибалтийский. Ортвин высоко оценил донскую кухню, особо выделив жареную рыбу и самогон. Он даже привозил на раскопки из Германии двух своих маленьких дочерей.

10.Фото на память с российскими коллегами.

В полевых условиях, когда жара под сорок градусов, немецкий профессор неприхотлив. Он говорит, что донская степь это цветочки по сравнению с пустыней в Израиле. И вообще, на Дону, по словам Ортвина, живут хорошие гостеприимные люди.

11.Уже вдогон, с мороженым в руках, подбиваются последние цифры...

Отвечая на прямой вопрос, является ли найденный город теми самыми Кремнами, упомянутыми Геродотом, профессор Ортвин Далли только улыбнулся: «Мы ведь не нашли таблички с названием этого города». Он избегает так называть в своих работах это древнегреческое поселение.
Тем не менее его ростовские коллеги утверждают более категорично: да, мы можем говорить о находке древнегреческого города Кремны.

12. А нам немецкая археология запомнилась в виде этой трудолюбивой девушки, присевшей передохнуть с бутылочкой пива, разумеется тоже немецкого:)

15.08.2010

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1821



Комментарии:

Что бы не нашли, проделанная работа стоит уважения.

Немцы они упёртые

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото