Неподъемная баржа

А А А

Спасение Мертвого Донца ростовские чиновники оценивают в полтора миллиарда рублей. Вариант, который не стоит областному бюджету ни копейки, их не интересует

В мае 2011 года на общественном собрании в станице Гниловской (Железнодорожный район) по вопросу экологического состояния донской протоки Мертвый Донец местные станичники постановили вытащить из воды затонувшую баржу, которая губительно влияет на экологию. Время показало, что это с первого взгляда не особо сложное дело практически невыполнимо - из-за возникшей непреодолимой бумажной преграды.
Баржа и земляная насыпь ("выстрел") перегородили вход донскому течению в Мертвый Донец.
 
С Западного объездного моста открывается прекрасный вид на Кумженскую стрелку, которая разделяет донское течение на его пути к Таганрогскому заливу. Основное, судоходное русло реки уходит влево, а в прямом направлении донские воды впадают в протоку Мертвый Донец.
Говорят, что это название пошло от того, что здесь почти не видно течения. На протяжении 33 с половиной километров до Таганрогского залива протока расширяется, петляет между многочисленными островками в дельте Дона. Сюда из основного русла с оживленным судоходством уходит рыба, здесь она нагуливает вес. Мертвый Донец - очень важная составляющая в экологической системы Нижнего Дона.
 
Самая большая проблема Мертвого Донца - нехватка воды в русле. Воды недостает и всему Дону: после того, как реку перегородили Цимлянской плотиной, она уже не такая полноводная, как прежде, и с каждым годом дефицит воды увеличивается. Но Мертвому Донцу достается даже меньше этого скудного пайка, и эта проблема имеет рукотворный характер.
 
В 80-х годах, когда строился Западный объездной мост, прямо напротив Кумженской стрелки затонула баржа, возившая щебень. Она лежит на дне рядом с небольшим насыпным мысом («выстрелом»), который также оставили после себя мостостроители. «Выстрел» и затонувшая баржа расположились таким образом, что отсекают течение Дона от правого берега на середину реки. Из-за этого меньше воды, чем следует, заходит в Мертвый Донец. Из-за этого донская протока мелеет и заболачивается все сильнее с каждым годом.
Мертвый Донец при сгонном ветре с востока (верховка). На снимке прекрасно видать, что вы правую протоку (это и есть Мертвый Донец) почти не заходит вода.
 
Казаки станицы Гниловской, которая расположена возле начала Мертвого Донца, предложили вытащить баржу и освободить ход течению. Усилившийся поток должен естественным образом промыть и углубить русло Мертвого Донца, улучшить его экологию.
Собрание в станице, на котором все согласились, что баржу необхождимо вытаскивать.
 
Атаман станицы Гниловской Валерий Олейников показывает на карте, как затонувшая баржа нгубит Мертвый Донец.
 
Тогда казалось, что баржу можно вытащить всего за несколько дней. За дело взялась одна из ростовских фирм, просчитавшая, что стоимость металла покроет расходы на подъем, утилизацию и транспортировку. Баржу обследовали водолазы. Измерили длину: 38 метров, ширину (шесть). Нижняя оконечность находится на глубине пяти метров под уровнем воды. Над поверхностью виднеется примерно треть длины этого судна.
 
Но как только дело подошло к подъему судна, выяснилось, что за Дон у нас отвечает не менее десятка различных организаций, и от каждой необходимо получить письменное разрешение на выполнение работ. Это региональные подразделения Роспотребнадзора, Роскомрыболовства, природоохранные структуры и даже транспортная милиция. Если вытащить со дна баржу без разрешительных документов, в таком случае организаторам благого дела грозят штрафы, исчисляющиеся в десятках тысяч рублей.
Атаман станицы Гниловской В.И. Олейников вступил в длительную переписку с различными инстанциями по этому поводу.
Всего лишь за полгода накопилась целая груда бумаг, но дело не сдвинулось ни на йоту.
 
В конце 2011 года эти бумаги помощник атамана Юрий Дегтярев с трудом удерживал в двух руках! 
 
Но, что примечательно, никакой конкретики ни в одном письме не содержалось, только формальные отписки. К примеру, один из ответов начинался знаменательной фразой:
«На ваш запрос предоставляем имеющиеся сведения о водном объекте. Река Дон впадает в Азовское море...».
 
Наконец, атаман В.И. Олейников обратился с письмом на имя губернатора Ростовской области В.Ю. Голубева. Неизвестно, прочел ли Василий Юрьевич это обращение, но казаки получили официальный ответ, подписанный председателем Комитета по охране окружающей среды и природных ресурсов Ростовской области Г.И. Скрипкой. В нем, наконец, чиновники определили список необходимых согласований, требующихся на подъем баржи. Приводим цитату из официального письма.
 
«В соответствии с требованиями нормативных документов в решении о предоставлении водного объекта в пользование будут поставлены следующие условия, а именно:
- получения лицензии на производство соответствующих работ;
- использования методов и средств, исключающих сброс в водный объект отходов производства и потребления, а также льяльных и подсланевых вод с плавучих средств подъема затонувших судов и вспомогательных судов;
- заключения договоров со специализированными организациями на осуществление разделки (утилизации) поднятых со дна водного объекта судов;
- недопущения захоронения частей поднятых со дна водного объекта судов в водоохранной зоне водного объекта;
- обследования дна водного объекта после завершения работ по программе, согласованной с Донским бассейновым водным управлением;
- очистки акватории используемого участка водного объекта от мусора и посторонних предметов».
Кроме того, в письме говорится о необходимости создания проектной документации, содержащей оценку воздействия на окружающую среду.
 
- Мы начали анализировать то, что нам предлагают, и пришли к выводу, что выполнить все условия подъема баржи, которые нам предложил Ростоблкомприроды, просто невозможно, - так считает Ю.М. Дегтярев. - К примеру, стоимость проектных работ начинается от трехсот тысяч рублей, откуда такие деньги возьмет общественная организация? Это обойдется дороже всех затрат на очистку русла. Но мы и не нашли в Ростове какую-либо фирму, которая имеет лицензию на проведение экспертизы последствий подъема затонувшей баржи на окружающую среду.
 
В переписке, накопившейся по поводу оздоровления Мертвого Донца, есть еще одно письмо Ростоблкомприроды, также подписанное председателем этой организации Г.И. Скрипкой. В нем говорится о том, что стоимость руслоочистительных работ Мертвого Донца оценивается более чем в полтора миллиарда рублей. Поскольку в областном бюджете на эти цели таких денег нет, то «вопрос возможности улучшения экологического состояния русла р. Мертвый Донец решено рассмотреть после наступления более благоприятной экономической ситуации».
 
Предложенный общественностью проект оздоровления донской протоки, который не обойдется бюджету ни одной копейкой, чиновников почему-то не заинтересовал.
Казаки станицы Гниловской не перестают удивляться такой логике государственных людей. Оказывается, сделать простое и нужное дело у нас невозможно вследствие бумажных препон. Между тем Мертвый Донец все мелеет и грозит превратиться в настоящее болото. Вот тогда и наступит настоящая экологическая катастрофа.
 
В августе станичники даже провели акцию "Вытащим баржу". Собрались на берегу, потянули за канат...
Думали, что чиновникам хотя бы станет стыдно... Не стало!
Баржа осталась на месте, а Мертвый Донец продолжает гибнуть.
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 5757



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail