"Не осудите, братья, брата..." (выставка в Шолохов-центре)

А А А

 

Гениальный роман учит нас истории и заставляет думать над загадками прошлого

Как уже сообщал «Вечерний Ростов», в «Шолохов-Центре» (на улице Большой Садовой, 125) открылась выставка «Не осудите, братья, брата...», приуроченная к столетней годовщине Вешенского восстания казаков на Верхнем Дону. На ней представлены фотографии времен Гражданской войны, казачья и красноармейская форма, оружие, уникальные документы. Но вдумчивый посетитель, разглядывая исторические раритеты, будет искать нечто другое...

Историю Гражданской войны на Дону мы во многом изучаем по роману Михаила Шолохова «Тихий Дон». Поэтому не случайно именно в «Шолохов-Центре» открылась выставка, посвященная одному из центральных событий братоубийственной междоусобицы. Причем формат этой выставки, подбор экспонатов и сама концепция были бы немыслимы еще в недавнем прошлом.

Роман «Тихий Дон» задуман и написан настолько гениально, что еще сотню лет, наверное, потомки, будут разгадывать заложенные в нем загадки. Одна из них обозначена сразу у входа в «Шолохов-Центр»: название выставки «Не осудите, братья, брата...».

Эти строки можно прочесть в романе «Тихий Дон»: их написал какой-то сердобольный старик над могилой станичного батрака Валета, настигнутого в степи казаками и убитого выстрелом в спину. Полвека шолоховеды пытались и не могли определить автора этих стихов. Искали среди тех, кто жил в годы гражданской смуты. Оказалось, что эти пророческие строки написал еще в XIX веке граф Арсений Голенищев-Кутузов, больше известный тем, что его стихотворения отказался печатать Некрасов в своих «Отечественных записках». Но как они стали известны Шолохову, который, как известно, университетов не заканчивал и не имел знакомств среди столичной богемы? И почему писатель рассудил, что эти строки могли быть известны старому станичнику?..

*

Очень необычна концепция выставки. Уже на входе каждому посетителю предлагают определиться _ за кого он: за «красных», или за «белых»? Вариант «за зеленых» не принимается, поскольку внутрь «Шолохов-Центра» ведут два пути: налево и направо.

Корреспондент «Вечернего Ростова» повязал на руку красную ленточку и свернул налево. В самом начале экспозиции _ фотографии казаков начала XX века. Вернувшиеся с «германской» георгиевские кавалеры. Мужественные лица, твердые взгляды. Не знакомые с ручками сохи грубые ладони привычно рукоятки шашек.

Здесь время задуматься еще над одной загадкой «Тихого Дона» _ прообразом главного героя Гришки Мелехова. Общепризнано, что Шолохов писал его с полного георгиевского кавалера, участника Вешенского восстания Харлампия Ермакова. На стенде представлена его фотография. Но рядом мы можем видеть подлинное фото казака Алексея Дроздова, который, по мнению исследователей, тоже стал частью собирательного образа Григория. А его брат Павел Дроздов послужил прототипом Петра Мелехова.

Всех этих казаков Шолохов знал лично. Не раз беседовал с ними, изучал биографию. Наверное, из такой разной мозаики и сложился образ главного героя «Тихого Дона». Их не знал писатель и депутат Федор Крюков, коему иные исследователи приписывают авторство романа. Но как мог Михаил Шолохов, в возрасте чуть старше двадцати лет, столь полно и красочно вывести в романе психологический портрет зрелого казака, прошедшего германскую войну, который ищет свою правду и свою любовь?

И это еще одна загадка гениального романа и той кровавой эпохи...

*

Под стать фотоснимкам и первая сцена из романа «Тихий Дон», которую прямо перед посетителями выставки разыгрывают профессиональные актеры. Станичники обсуждают большую политику. Два главных вопроса: чья будет земля, и по пути ли Дону с большевистской Россией? Спорщики срываются на крик, хватают друг друга за грудки, то и дело проскакивают модное слово «комиссары» и нетолерантное (как сказали бы в наше время) словечко «жиды». Но так написал сам Шолохов, а из песни слова, как известно, не выкинешь...

В «красной» части выставки можно увидеть буденновки и шинели красноармейцев, флотские бескозырки. Портреты деятелей эпохи: идеологи «расказачивания» Ленин, Троцкий, Свердлов, Сталин. А вот и добросовестный исполнитель: донской предсовнаркома Сергей Сырцов, уничтоживший Область войска Донского, фактически истребив оставшееся после Гражданской войны казачье население Дона.

В середине выставки две группы посетителей, следовавшие по разным маршрутам, встречаются лицом к лицу. Здесь происходит апофеоз: актеры разыгрывают сцену убийства Петра Мелехова красным казаком Михаилом Кошевым. Они спорят, каждый высказывает свою правду, а заканчивается сцена выстрелом из нагана (разумеется, бутафорским).

Петр падает замертво, а у зрителя есть время порассуждать: кто заставил донских казаков поднять оружие друг на друга? Откуда взялись корни ненависти у донцов, которые росли вместе, воевали бок о бок, и каждый из которых желал сделать как лучше своей родной земле?

*

«Красные» посетители переходят в «белую» часть выставки, и словно в отражении видят казачьи башлыки, погоны и шашки, георгиевские кресты и даже самодельные патроны, которые сами изготавливали участники Вешенского восстания, поскольку крайне не хватало боеприпасов. И вновь документы, фотографии, но уже рассказывающие об участниках «белого» движения.

«Красной нитью», что проходит через всю экспозицию, представлено противостояние двух ключевых фигур: командира партизанского отряда полковника Василия Чернецова и председателя Донревкома Федора Подтелкова. Как известно, отряд чернецовцев, состоящий из мальчишек-гимназистов и кадетов казачьих корпусов, с отчаянной храбростью в начале 1918 года пытался не допустить прихода на Дон «социалистической армии Рудольфа Сиверса. В бою под станицей Глубокой отряд чернецовцев был разбит красными казаками под командованием Подтелкова, причем предревкома лично зарубил шашкой полковника Чернецова, несмотря на ранее данное слово сохранить ему жизнь.

Позже экспедиционный отряд подтелковцев был обезоружен и пленен на Верхнем Дону. Состоялся военно-полевой суд, приговоривший к расстрелу несколько десятков красных бойцов, а самого Подтелкова и его комиссара Кривошлыкова _ к повешению. Уникальную фотографию, снятую перед этой казнью, также можно увидеть на одном из стендов.

Так разгоралось пламя Гражданской войны на Дону...

Как сообщил внук писателя, депутат Государственной Думы России Александр Михайлович Шолохов, есть планы сделать выставку передвижной:

_ В Москве принято решение о создании Центрального казачьего музея _ на базе Государственного исторического музея. Имелись большие сомнения, как показывать годы Гражданской войны. Я сделал предложение, которое приняли: мы будем показывать эти события на примере художественной литературы, и эта выставка будет некой основой для последующей работы. Мы думаем о продолжении проекта, возможно, это будут современные решения с использованием виртуальной реальности, _ пояснил Александр Михайлович Шолохов.

Выставка «Не осудите, братья, брата...», безусловно, уже стала явлением культурной жизни. Ее стоит посетить тем, кто интересуется историей Юга России и донского казачества. В «Шолохов-Центре» выставка будет работать до 26 мая.

Александр ОЛЕНЕВ.

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 480



Комментарии:

Александр Оленев пишет: "Роман «Тихий Дон» задуман и написан настолько гениально, что еще сотню лет, наверное, потомки, будут разгадывать заложенные в нем загадки. Одна из них обозначена сразу у входа в «Шолохов-Центр»: название выставки «Не осудите, братья, брата...»".

 

Эта тема затрагивалась не только Голенищевым-Кутузовым,

но и донским писателем Фёдором Крюковым.

Арсений Голенищев-Кутузов

Фёдор Крюков: "Край родной"

В годину смут, унынья и разврата / Не осуждай заблудшегося брата; / Но, ополчась молитвой и крестом, / Пред гордостью – свою смиряй гордыню, / Пред злобою – любви познай святыню / И духа тьмы казни в себе самом...

Во дни безвременья, в годину смутную развала и паденья духа, я, ненавидя и любя, слезами горькими оплакивал тебя, мой край родной...

 

А местного старика, якобы сделавшего аналогичную надпись на кресте,

автор "Тихого Дона" уже сам придумал и в роман вставил в качестве гиперболы поэта.

Ещё пост не готов, никак не доброшу фотографии )))

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail