Огромное небо капитана Капустина

А А А

- Юра, прыгай, - голос Капустина был спокоен.
- Я остаюсь, командир.
Бортовая записывающая аппаратура бесстрастно зафиксировала эти две последние фразы экипажа советского истребителя-перехватчика Як-28П. Капитан Борис Капустин и старший лейтенант Юрий Янов погибнут через несколько секунд. Спастись могли оба, но тогда неуправляемый самолет рухнул бы на густонаселенные районы Западного Берлина. Никто бы их не обвинил: с земли уже поступила команда на катапультирование. Но летчики не могли допустить неминуемой гибели десятков мирных людей. Они пошли на смерть ради жизни других людей, и это вовсе не высокая фраза.
Уже потом была написана известная песня "Огромное небо" на стихи Роберта Рождественского. Уже потом именем Капустина в Ростове была названа улица и школа. Потом в память о подвиге были возведены три мемориала в Германии. Там помнят о русских летчиках Капустине и Янове. В современной России о них практически забыли.

 

В годы моего детства в Советском Союзе была очень популярна песня Эдиты Пьехи "Огромное небо". Она была посвящена двум советским летчикам, Борису Капустину и Юрию Янову, которые ценой своей жизни предотвратили падение боевого самолета на густонаселенные кварталы Берлина.
Эту песню часто исполняли по телевидению и радио, мы учили ее в школе на уроках пения, и я лично до сих пор наизусть помню эти слова:

Об этом товарищ не вспомнить нельзя:
В одной эскадрилье служили друзья,
И было на службе и в сердце у них
Огромное небо, огромное небо,
Огромное небо - одно на двоих!
Летали-дружили в небесной дали,
Рукою до звёзд дотянуться могли,
Беда подступила как слёзы к глазам:
Однажды в полёте, однажды в полёте,
Однажды в полёте - мотор отказал!

Уже когда я вырос, то с удивлением узнал, что один из этих легендарных летчиков, Борис Капустин, мой земляк, он вырос в Ростове-на-Дону. Здесь, на Братском кладбище в центре города, покоятся останки героя.
Судьба сделала мне еще один подарок: я познакомился с вдовой летчика, Галиной Андреевной Капустиной, которая сейчас живет в Ростове. Она хранит память о Борисе, и многое рассказала о его судьбе. Из семейного альбома Капустина я взял уникальные фотографии, которые использованы в этом очерке.

Борис Капустин родился в соседнем Краснодарском крае, но с трехлетнего возраста жил в Ростове, так что его можно считать коренным ростовчанином. В десять лет он пережил ужасы войны: налеты на Ростов немецкой авиации, взрывы, горящие дома, душные бомбоубежища и глубокие щели, вырытые прямо посреди улиц.
Вспомнил ли он это, когда отводил падающий самолет от домов мирных жителей Берлина?

               
Детство, юность, курсантские годы... Не находите ли, что в молодости Борис Капустин был похож на Владимира Путина?

С первого по седьмой класс Капустин проучился в школе № 51, а потом поступил в Ростовский индустриальный техникум (был и такой). А в конце 40-х годов в стране объявили "сталинский призыв" в авиацию. Борис мечтал стать летчиком, и поэтому сразу отправил документы в авиационное училище. Поначалу хотел стать истребителем, но все же пришлось учиться в бомбардировочную авиацию. Впрочем, за свою карьеру Капустин освоит все типы военных самолетов.
Для прохождения службы Капустин был направлен в авиационную часть в Ровенской области. Там он познакомился с будущей женой Галиной…
В хрущевские времена авиация подверглась значительному сокращению: Никита Сергеевич был уверен, что будущее за ракетами и безжалостно резал самолеты, увольнял летчиков. Была сокращена и часть, где служил Капустин. Летчикам предложили переходить в ракетные войска, но Капустин отказался и полгода был безработным. Пока наконец, не решился вопрос о дальнейшей службе. В 1960 году Борис Капустин прибыл в Германию. Его 668-й бомбардировочный авиаполк 24-й воздушной армии дислоцировался в городке Финов, в 38 километрах восточнее Берлина. Там Капустин прослужил шесть лет, до дня своей гибели.
                  
            

Будни авиаполка: полеты, парады, повседневный быт. На снимке слева - Капустин в новейшем тогда противоперегрузочном костюме для летчиков-истребителей, которые привезли в полк для испытаний

Закрытая воинская часть по сути одна дружная семья. Все живут рядом, все друг у друга на виду. Благодаря неунывающему характеру Борис стал душой коллектива. Его называли "Профессор" и "Седой". Первое прозвище потому, что Капустин был летчиком первого класса и знал о самолетах все или почти все. А второе _ из-за ранней седины в волосах: летная наука не дается легко. Капустину доверили возглавить суд офицерской чести, который решал многие вопросы жизни полка.
О характере Бориса говорит тот факт, что одну комнату в своей трехкомнатной квартире он отдал сверхсрочнику, которому негде было жить. В пустовавшем подвале устроил мастерскую, где дети летчиков занимались моделированием. Любил возиться по дому. В теплый апрельский день 1966 года затеял мыть окна в квартире: все соседи оглядывались на Бориса, который весело тер стекла, напевая песенку.
А командиру полка уже поступил приказ: выделить лучших летчиков для перегона пяти новейших самолетов Як-28П с заводского аэродрома на аэродром города Кетен, юго-западнее Берлина.
 

С молодой женой Галиной, и на летном поле в перерыве между полетами

Двухместный сверхзвуковой истребитель-перехватчик Як-28П был создан в 1960 году, и в то время считался новейшей, секретной разработкой наших конструкторов. Самолет предназначался для борьбы с воздушными целями на малых и средних высотах, в большом диапазоне скоростей, днем и ночью, при любой погоде. Он был вооружен ракетами с тепловой и радиолокационной головками наведения, тоже новейшим словом в вооружении. Выпускался на Новосибирском авиационном заводе.
Особенностью Як-28П была возможность применения стартовых пороховых ускорителей. Это позволяло резко взлететь с разбегом всего 400 метров, что в совокупности с высокой скороподъемностью сокращало время выхода на цель. При посадке выпускалась штанга с датчиком, после касания которым земли сразу же срабатывала система выпуска тормозного парашюта.
Короткие взлет и посадка, мощное вооружение - наш истребитель по тому времени превосходил аналогичные самолеты блока НАТО. Новейшей техникой решили усилить Группу советских войск в Германии.

         
Прием новой техники в авиаполку. Новейший по тем временам истребитель-перехватчик Як-28П

Вспоминает Галина Андреевна Капустина:
- Самолеты перегоняли для другой части, но они неожиданно совершили посадку 3 апреля на нашем аэродроме в Финове, хотя до места назначения оставалось всего 15 минут лета. Когда Борис пришел домой, признался: еле дотянул, барахлил двигатель. Самолеты не выпускали с аэродрома три дня, с ними возились техники. 6 апреля разрешили дальнейший перелет в Кетен.
Борис в тот день так не хотел уходить из дома! Никак не мог со мной проститься: обнимал, целовал. Перешагивал за порог, потом снова возвращался. "Наверное я устал, пора в отпуск", - говорил он. На плите уже кипел обед для сына, которого я ждала из школы. "Ну иди же", - сказала я Борису. Он кивнул и вышел. А у меня перехватило горло от дурного предчувствия. Бросилась к окну на кухне. Уже ушли на аэродром все пять экипажей, а Борис еще стоял возле дома, переминаясь с ноги на ногу. Словно чувствовал: идет навстречу смерти.
О гибели Бориса я узнала лишь на вторые сутки. Мне боялись об этом говорить, я узнала эту весть последней. Но уже чувствовала: произошло что-то плохое. Сын-первоклассник, вернувшись из школы, лег на диван, отвернулся к стенке. Видела, как плачут, собравшись вместе, жены офицеров. А когда в квартиру вошли не снимая обуви замполит, парторг и командир полка, я поняла все. Спросила только: "Он жив?" Командир отрицательно покачал головой. И я потеряла сознание.


Советские самолеты в небе над Берлином. Капустин и его боевой друг Юрий Янов незадолго до гибели


Боевое звено капитана Бориса Капустина

Что же произошло в небе над густонаселенным берлинским районом Шпандау? Как явствует из документов, на 12-й минуте полета, или через четыре минуты после набора высоты произошел отказ сразу двух двигателей. В тот день была низкая облачность. Когда Капустин и Янов снизились под облака, то увидели под собой Берлин. Вдали виднелись река Шпрее, озеро и широкая поляна за ним. Решение пришло мгновенно: попытаться, пользуясь набранной скоростью, дотянуть до озера и приводниться на нем.

И надо бы прыгать не вышел полёт,
Но рухнет на город пустой самолёт,
Пройдёт не оставив живого следа -
И тысячи жизней, и тысячи жизней,
И тысячи жизней - прервутся тогда!
Мелькают кварталы и прыгать нельзя,
Дотянем до леса решили друзья,
Подальше от города смерть унесём -
Пускай мы погибнем, пускай мы погибнем,
Пускай мы погибнем - но город спасём!

Янов и Капустин погибли на глазах сотен свидетелей, которые потом рассказывали о трагедии в немецких газетах. Так, строитель Юрген Шрадер, работавший на строительстве 25-этажного дома, описывает, как из-под облаков вдруг вынырнул самолет, за которым тянулся черный шлейф дыма. Он двигался толчками: видимо летчики отчаянно пытались запустить двигатели. Самолет последним усилием преодолел два жилых многоэтажных дома, едва не чикнув фюзеляжем по антеннам на крыше. Летчикам еще удалось перелететь через дамбу, по которой шло оживленное автомобильное движение.
После этого скорости для приводнения уже не осталось. Истребитель свалился на крыло и камнем рухнул в озеро Штессензее.

Озеро Штессензее, куда упал советский самолет

- Мне рассказали, что фонарь самолета был открыт, - говорит Г.А. Капустина. - Боря и Юра могли катапультироваться в любой момент, но этого не сделали. Самолет на два метра зарылся в донный ил. Руки Бориса намертво впились в штурвал, да так, что ногти прорвали кожаные перчатки. Они боролись до последней секунды!

Секретный истребитель вытаскивают из воды англичане и западные немцы

Как говорится в акте государственной комиссии, причиной авиакатастрофы явился отказ обоих двигателей из-за их помпажа, который был вызван обрывом в полете роторной лопатки компрессора. Конструктивно-производственный дефект был допущен производителем - Московским машиностроительным заводом "Красный Октябрь".

Высокопоставленные советские офицеры лишь бессильно наблюдают издалека, в мощные бинокли, как натовцы поднимают истребитель из озера

Стрела самолёта рванулась с небес,
И вздрогнул от взрыва берёзовый лес,
Не скоро поляны травой зарастут,
А город подумал, а город подумал,
А город подумал: ученья идут...

Ничего поделать было нельзя: самолет упал на чужой территории

Секретный советский истребитель упал в озеро в английском секторе Западного Берлина. Большего подарка натовская разведка не могла и придумать. Англичане целые сутки не признавались, где именно произошла катастрофа. А когда начался подъем, наотрез отказались пустить туда представителей советского командования. Нашим высокопоставленным офицерам оставалось только с берега наблюдать в мощные бинокли, что англичане делают с самолетом.

Когда англичане передали наконец самолет и тела наших летчиков советской стороне, в самолете отсутствовала система СРО ("свой-чужой"). В заводских документах не оказалось сведений об установке системы самоликвидации этого секретного блока. Военно-техническая разведка НАТО с удовольствием познакомилась еще и со станцией радиокомандного наведения "Лазурь", и с другими техническими новинками Як-28П.
Наше командование сделало вывод: истребитель рассекречен. И хотя к тому времени построили уже 435 таких самолетов, в серию он не пошел, и официально на вооружение так и не был принят.

Натовцы потешались издалека над нашими военными

Тем временем заработала наша пропагандистская машина. Мы сразу вспомнили, как при аварии самолета ВВС США в небе над испанской деревней Паломарес американские летчики, спасая свою жизнь, сбросили на землю бомбы с ядерной начинкой.
"Аварии бывают разные, - писала тогда газета "Красная Звезда", центральный печатный орган Министерства обороны СССР. - В одном случае пилоты теряют головы, им ничего не стоит ради своего спасения сбросить куда попало водородные бомбы. В другом они идут на верную смерть ради жизни других".
Германия (ГДР) была восхищена мужеством советских летчиков. Их сразу признали национальными героями. На прощание с летчиками прибыли делегации от каждого восточногерманского города. В почетном карауле стояли взрослые и школьники.

В родной части с Капустиным и Яновым простились как с героями. Их последний раз пронесли мимо боевых самолетов. Потом, по воздуху, два гроба с останками летчиков, были отправлены в Советский Союз. Такой памятник из черного габбро, работы скульпторов Аведикова и Кондакова, был установлен на могиле Капустина в Ростове

      

- Ко мне подошел побеседовать немецкий генерал, порученец Эриха Хоннекера, - говорит Г.А. Капустина. - Он передал предложение похоронить летчиков в Трептов-парке, а нам предоставить квартиру в Берлине и пожизненную пенсию от правительства ГДР. Пока я раздумывала, как мне ответить, вмешался стоявший рядом замполит: "Она здесь не останется, а поедет в Ростов к родителям". В принципе для меня, члена партии, другого решения в то время и не могло быть. Я сама хотела в Ростов: Борин папа для меня был как отец.

С похоронами вышла задержка. В те дни шел XXIII съезд КПСС, и когда о случившемся доложили Л.И. Брежневу, он распорядился: хоронить будем как героев, но по окончании съезда.
Галине Андреевне пришлось в один день хоронить сразу двух близких людей: и мужа, и свекра. Отец Бориса, Владислав Александрович Капустин, был персональным пенсионером. Работал директором по науке научно-исследовательского института сельского хозяйства, был награжден Орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени. И очень любил своего сына.
- Он тогда перенес два инсульта, и лежал дома, не вставая, - вспоминает Г.А. Капустина. - Ему боялись говорить о случившемся. Но все равно он узнал. Сказал только: "Раз Борис ушел, и мне здесь нечего делать". Он умер меньше чем через сутки. Отца и сына похоронили рядом друг с другом в один день, 12 апреля.

      

Отец Бориса Капустина не смог прожить и дня после гибели сына. Некролог по поводу смерти В.А. Капустина, опубликованный в газете "Вечерний Ростов" (кликабельно, можно прочитать, если сделать крупнее). Прощание с отцом и сыном Капустиными на Братском кладбище, проститься пришли сотни людей

Капустин и Янов были посмертно награждены орденами Красного Знамени. Званий Героев Советского Союза (которые они заслужили) им не дали из-за того, что секретный самолет попал в руки противника.
Тем не менее они были героями в глазах советских людей. Эдита Пьеха пела песню "Огромная небо". В Ростове именем Капустина назвали его родную школу, а также улицу в Ворошиловском районе. В нее пошел доучиваться в первом классе сын летчика Валера. И… был вынужден перевестись в другую школу.
- Он плакал по ночам, - вспоминает Галина Андреевна. - Бывает, кушает, да так и застынет с ложкой в руке. Я повела его к врачу, и нам посоветовали сменить в школу. В 51-й все напоминало ему об отце.
В то времени строители возводили гранитную стелу на Комсомольской площади. Две плиты с этого строительства выделили для памятника Борису Капустину на его могиле на Братском кладбище. Изготовили памятник известные ростовские скульпторы Николай Аведиков и Борис Кондаков.


Галина Капустина получает орден Красного Знамени, которым посмертно был награжден ее муж. Мероприятия, посвященные памяти героя, в советское время проводились часто

Эдита Пьеха, уже исполнившая песню "Огромное небо", знакомится с экспозицией о Борисе Капустине в музее истории СКВО окружного Дома офицеров в Ростове. Пионеры на торжественной линейке памяти геройского летчика

Когда пришли другие времена, кое-то попытался взглянуть по другому на подвиг наших летчиков. Была скандальная публикация в "Комсомольской правде", где авторы (скрывшиеся за псевдонимами) утверждали, что экипаж Як-28П погиб из-за воздушного хулиганства в небе над Берлином. И что из-за этого, якобы, едва не разгорелась третья мировая война.
- Я подала в суд на "Комсомольскую правду" и выиграла процесс, - говорит Г.А. Капустина. - Хотя газета и напечатала извинения, но мне рассказывали, что по этой публикации в 51-й школе проводили уроки с детьми и рассказывали, что никакого подвига не было, а летчик Капустин - обычный воздушный хулиган. Был расформирован музей, куда я в свое время передала личные вещи, награды и документы мужа - все это пропало неизвестно куда. Исчез и бюст Капустина работы скульптора А.И. Александровой-Санамянц, стоявший в вестибюле школы…


Галине Андреевне, хоть не без труда, но удалось отстоять добрую память о своем погибшем муже. Сейчас на стене школы, в которой учился Борис, установлена мемориальная доска (автор - ростовский скульптор Борис Николаевич Кондаков)

В Германии сейчас есть три мемориала, посвященных Капустину и Янову. Немцы восстановили и самолет, потерпевший крушение, и он тоже сейчас установлен в качестве мемориального знака. Ежегодно 6 апреля проводятся мероприятия, посвященные памяти советских летчиков Капустина и Янова. Их организовывают, как правило, представители левых партий. Широко отмечалось 40-летие подвига. К гранитной плите, где начертаны фамилии летчиков и нарисован абрис падающего самолета, возлагал цветы бургомистр города Эберсвальде. Присутствовали представители российского посольства, левых партий Германии. В местной школе ученикам тоже рассказывают о подвиге советских летчиков. Галина Андреевна написала им на память: "Пускай небо над Германией и над Россией всегда будет чистым".

Вот так немцы вспоминают Янова и Капустина, возлагая цветы к их самолету, который сейчас памятник (недавняя публикация в одной из берлинских газет).

На Братском кладбище в Ростове в 2010 году на могиле отца и сына Капустиных был установлен новый памятник из светлого мрамора

В микрорайоне Военвед в Ростове тоже стоит в качестве мемориального знака Як-28П, точно такой, на котором летал и погиб Борис Капустин. Но на этот самолет, в отличие от того, что установлен в Германии, без слез смотреть невозможно

В могиле лежат посреди тишины
Отличные парни отличной страны.
Светло и торжественно смотрит на них
Огромное небо, огромное небо,
Огромное небо - одно на двоих!

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 7757



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail