Охота на генерала (убийство полковника Блахотина)

А А А
 
 
Продолжение поста «Жизнь и смерть полковника Блахотина» о самом первом террористическом акте, совершенном в Ростове-на-Дону в новейшего времени.
 
Ранним утром в понедельник 8 апреля 1991 г. начальник 6-го отдела по борьбе с организованной преступностью УВД Ростовского Облисполкома подполковник милиции Юрий Анатольевич Лобачев возвращался из Шахт в Ростов (было это как раз после праздника Пасхи). На трассе происходило что-то такое, на что опытный оперативник никак не мог не обратить внимания: вдоль всей дороги группировались усиленные наряды милиции, которые проверяли проезжавшие в сторону Москвы автомобили.
- Здравствуйте, старшина, объясните-ка мне, что произошло, отчего усиление? - спросил Лобачев, остановившись около 8 утра уже на подъезде к городу возле поста ГАИ.
Гаишник заглянул в протянутое в окно машины удостоверение.
- Здравия желаю, товарищ подполковник! ЧП у нас. В Ростове убили кого-то из руководителей Северо-Кавказского управления внутренних войск ...
- Кого именно?
- Сейчас, посмотрю по сводке.
- Давайте скорее! - начальник «шестерки» уже понял, что денек предстоит нелегкий.
- Вот, написано: «полковник Блахотин».
- Я понял, спасибо, - кивнул головой Лобачев. Переключив передачу, он резко рванул с места, машина помчалась в Ростов.
 
В 8.30 Лобачев уже сидел на планерке в кабинете начальника УВД Облисполкома Михаила Григорьевича Фетисова.
На раннюю «летучку» были вызваны и остальные руководители подразделений.
- Итак, что мы имеем, - Фетисов еще раз пробежал глазами сводку. - Убит заместитель начальника Управления внутренних войск МВД СССР по Северному Кавказу и Закавказью по тылу Блахотин Владимир Павлович. Его расстреляли у подъезда собственного дома на Грибоедовском, 6, в момент, когда полковник выходил из подъезда. Нападавший выпустил в него чуть ли не весь рожок автомата. Водитель Блахотина, военнослужащий Андрей Скрипченко, жив, но находится в тяжелом состоянии: он получил два пулевых ранения. Это пока все, работайте! Юрий Анатольевич, жду от вас результатов, докладывайте каждый час. Уже ушло спецсообщение в Москву, так что надо ожидать, что столица скоро даст свои директивы. Дело наверняка будет «на контроле».
 
Полковник В.П. Блахотин
Полковник В.П. Блахотин
 
Первый доклад был сделан раньше, чем поставил срок начальник Управления. И уже тогда начала складываться из разрозненных сведений цельная «картинка» случившегося.
Во-первых, были найдены свидетели преступления, сумевшие рассказать, как все это происходило.
Несколько человек на Грибоедовском видели подозреваемых, - отзвонился по телефону Лобачеву оперуполномоченный по особо важным делам Вячеслав Мартынюк. - Предположительно, их было четверо, есть приметы...
Во время работы на месте преступления оперативники нашли мальчика, Антона Иванова, выгуливавшего в 7.30 утра собаку (в это время и прозвучали выстрелы) и видевшего, как из подъехавшего такси выходил мужчина кавказской внешности и направлялся к их дому - как раз к тому подъезду, где жил Блахотин. Потом мальчик услышал пальбу... Более того, он даже успел рассмотреть (перед тем, как убежать прочь от страшного места), что неизвестный стрелял в военных, сидевших в черной «Волге». Фетисов, выслушав в свою очередь рассказ Лобачева, приказал всю поступающую информацию держать в строжайшем секрете...
 
Во-вторых, все, что уже удалось разузнать, как-то само собой стало склеиваться с другой оперативной информацией, которая еще за неделю до этого поступила к оперу 6-го отдела Павлу Петровичу Кравченко.
Тогда один из источников сообщил мне, что в Ростов прибудут три группы для того, чтобы «убрать» одного известного военного корреспондента, - вспоминает Павел Кравченко. - Разумеется, об этом я тут же доложил своему начальству - Юрию Анатольевичу Лобачеву, и его заму Геннадию Григорьевичу Бондаренко, затем эта информация ушла наверх - руководству УВД и КГБ. Естественно, мы начали работать по проверке этих сведений. Однако только потом выяснилось, что цель у них была другая...
Да, задача перед убийцами и в самом деле стояла иная. И они с ней не справились. Потому что ликвидировать киллеры должны были не Владимира Блахотина, а другого заместителя начальника Управления ВВ МВД по Северному Кавказу - генерала Вячеслава Сафонова. Впрочем, попробуем восстановить ход событий.
 
...А начиналось все за три года до этих событий. В мае 1988 года, когда обстановка в Нагорно-Карабахской автономной области накалилась до предела, и там начинался острейший, кровопролитный межнациональный конфликт между азербайджанцами и армянами, для урегулирования и сдерживания этого противостояния руководство Советского Союза принял о решение: ввести в НКАО внутренние войска.
Годом позже комендантом района чрезвычайного положения (такой статус был уже присвоен этой «горячей точке» - первой на территории союзного государства, существовать которому оставалось совсем недолго) НКАО был назначен генерал-майор Вячеслав Сафонов. И он сразу, как того требовало от него высшее военное и политическое руководство страны, выступил жестко - меры, которые он принял по нормализации обстановки, тут же закрепили за ним славу очень решительного и сурового командира. Оправданны были те меры или нет - судить сейчас было бы, пожалуй, не совсем корректно и правильно. Однако именно эти шаги и повлекли ответную реакцию противодействовавших сторон. Верхушка радикально настроенного крыла армянской оппозиции на проходившем в Ереване многотысячном митинге объявила генерала ни много, ни мало врагом нации и приговорила его к смертной казни.
Естественно, столь резкое заявление - объявлено оно было, подчеркнем, прилюдно - требовало подтверждения. Понятно, что просто послать вооруженных боевиков в Ростов-на-Дону, куда уже перевели служить Вячеслава Сафонова на должность заместителя начальника Управления ВВ МВД СССР по Северному Кавказу, означало моментально обречь операцию на неудачу. И потому исполнителями назначаются члены религиозной благотворительной организации «Амарас», одним из руководителей которой был некто Акоп Багманян. Он-то и выступил непосредственным организатором и командиром группы киллеров.
 
Этот человек был личностью, прямо скажем, неординарной. Акоп Багманян участвовал в ликвидации последствий землетрясения в Армении в 88-м, и «за самоотверженные действия», как было сказано в Указе Президиума Верховного совета СССР, был награжден орденом «За личное мужество».
Когда разгорелся конфликт в НКАО, Багманян довольно быстро стал одним из самых авторитетных боевиков, принимавших участие в спецоперациях, которые готовило и проводило руководство армянских сепаратистов. В 1990-м году, покинув из-за возникших сложностей район НКАО (уж очень много появилось к тому времени желающих свести счеты с дерзким Багманяном), он успел по куролесить в Калининградской области. И в мае того года Облсуд признал его виновным в совершении преступления и осужден к 3,5 годам лишения свободы. Однако все закончилось очень быстро, потому что Акоп Багманян ... умер. То есть такую справку прислал ЗАГС города Степанакерта, а сам «почивший в бозе» исчез.
И уже через некоторое время «воскресший» Акоп Багманян стал директором Клуба юных техников при обкоме профсоюзов Нагорного Карабаха и одновременно, как мы уже упоминали, одним из лидеров организации «Амарас».
В свою боевую группу для ликвидации Сафонова он набрал самых преданных ему людей: родного брата Самвела и двоих друзей - Армена Антоняна и Камо Егияна. Приобрести необходимое для совершения акции оружие в те годы в Нагорном Карабахе было несложно. То есть вообще не составляло проблем. И боевики запаслись им по-серьезному, взяв два чешских пистолета-пулемета «Скорпион» (он, кстати, и впрямь очень сильно похож на «УЗИ», за который приняли орудие убийства, по рассказам очевидцев, изначально оперативники), малокалиберную винтовку с оптическим прицелом, шесть электродетонаторов, взрывное устройство с дистанционным управлением и - видимо, в довесок, на всякий случай - противопехотную осколочную гранату РГ-42. И вот с этим арсеналом в конце марта боевики вполне спокойно объявились в Ростове-на-Дону.
 
Охота на генерала (убийство полковника Блахотина)
 
В город они прибыли по отдельности - с поддельными документами. Причем, главные разработчики операции «акта возмездия» решили подстраховаться и послали, вспоминает Кравченко, практически одновременно с Багманяном еше одну резервную бригаду - из Москвы.
- Первая группа приехала по паспортам тех несчастных из числа пассажиров разбившегося в 88-м в Армении самолета, - хмурится Павел Кравченко, заново переживая те нелегкие дни - столицей тогда была поставлена четкая и конкретная задача: в кратчайшие сроки раскрыть преступление (это, к слову, был первый теракт в отношении крупного военного руководителя со времен Второй мировой войны) и задержать убийц. - И вот представьте себе: через совершенно короткое время, когда мы уже стали плотно работать по совершенному убийству, выясняется, что часть людей, которые значились в этих документах, прилетели не так давно в Ростов! А с резервом они вообще вытворили нечто - их прислали под видом журналистов одной известной на весь Союз газеты.
 
Охота на генерала (убийство полковника Блахотина)
 
Когда они уже были на месте, Багманян сразу связался с земляками, которых ему порекомендовали в качестве контактов его шефы в Армении. В общем-то, это шаг был совершенно неудивительным, учитывая, что люди прибыли в чужой большой город, где им предстояло совершить такое убийство.
- Слушай, брат, надо бы мне и нашим друзьям помочь, - добродушно приобнял он ростовского встречающего Карена Акопяна. - Для начала - разместиться где-нибудь. Причем, в разных местах. Ведь нельзя, как говорят здесь, хранить все яйца в одной корзине.
- Наверно, есть варианты, - призадумался было Акопян.
- Нет, Карен! Ты, друг мой, поменьше думай - и все будет как надо, - прервал его резким жестом Багманян. - За тебя уже все придумали, а тебе надо выполнить только то, о чем я тебя прошу. Ты понял меня?
Получив согласный кивок, боевик продолжил:
- Значит так. Нужны две гостиницы и еще одна - на всякий случай. И твоя квартира.
- Жена... - вновь замялся Акопян. - Жена-то не в курсе, она у меня педагог, преподает... Боюсь, не поймет правильно.
- А ты объясни, как положено, тогда точно поймет, - Багманян уже скинул маску доброго земляка, привезшего другу привет с далекой прародины, и теперь откровенно зло рубил слово за словом. - Нельзя нас подводить, ты же знаешь.
- Знаю, - опустив голову, сдался Карен Акопян.
- И второе, - старший группы продолжал давить. - Мне нужен выход на Управление внутренних войск. Лучше, если это будет женщина - надежная женщина. Чтобы смогла уточнить кое-какую информацию для нас. Найдешь?
- О! - тут же оживился и разулыбался усатый Акопян, и лицо его приобрело такой вид, будто его только что попросили оказать просто добрую услугу самым что ни на есть лучшим друзьям. - Есть такая, Галей зовут!
- Ты бы это... - опять нахмурился Багманян. - Ты нам разных... не предлагай! Дело ответственное, баба должна быть и преданная, и умная - насколько это возможно.
- Нет-нет, Акоп, хорошая! Не пожалеешь!
 
Охота на генерала (убийство полковника Блахотина)
 
Так в ударной группе, разместившейся в гостиницах «Ростов» и «Интурист», появился еще один участник - ростовчанка Галина Бородкина. Несколько раз ее сводили в кафе. Акоп лично присматривался к кандидатке.
Главная ее задача, которую перед ней обозначил лидер боевиков, - добраться до Сафонова и, если это удастся сделать, пронести к нему в кабинет «адскую машинку». Изначально ведь планировалось не просто уничтожить «врага армянского народа», а сделать из этого настоящую показательную акцию. Политическую акцию устрашения, которая навела бы дрожь на всех. Но для этого сначала нужно было вообще выяснить, как выглядит генерал и добиться у него личного приема.
 
1 апреля боевики появились возле здания Управления внутренних войск по Северному Кавказу в переулке Халтуринском, 163.
- Послушайте, товарищ! - миловидная барышня наклонилась к окошку дежурной комнаты, улыбаясь сидевшему напротив, возле телефонов, офицеру. - Тут вот какое дело... Мой жених служит в Армении, и вот уже несколько недель от него нет ни слуху, ни духу. А мне сказали, что генерал Сафонов, ваш замкомандующего, тоже там служил. Посоветовали обратиться к нему, он может помочь.
- Жених, говорите, пропал? - ответственный дежурный, молодой еще подполковник, с сомнением посмотрел на девушку. Вроде как беспокоиться должен человек, а она вот стоит, улыбается. «Странно это!» - подумалось офицеру.
- Да, пропал, исчез неизвестно куда! - Бородкина быстро, каким-то женским чутьем, сообразила, что играет как-то не так. Моментально нахмурила лицо, левая щека задрожала - того и гляди, из глаз ручьями хлынут слезы.
- Ну, хорошо-хорошо, успокойтесь, - поддался офицер на искусную игру незнакомки. - Давайте документы.
Галина быстро вытащила из сумочки паспорт. «Ну вот, зря Акопчик беспокоился», - она уже привыкла так называть этого сурового армянина, ей льстило, что он обратил на нее внимание и что теперь все члены «боевой группы», как он называл свою бригаду исполнителей, относились к ней из-за этого с большим уважением.
- Да нет, девушка, на бойца своего данные давайте! Вы что, не слышите? - оторвал ее от приятных мыслей подполковник. - Фамилия, имя, отчество, год рождения, время и место призыва, номер части ...
Знать этого о мнимом женихе она, понятное дело, не могла.
К слову, это был первый прокол Багманяна: придуманную им легенду явно недоработали.
- Сейчас, секундочку! - она лихорадочно перебирала, что бы такого ответить опять начавшему смотреть настороженно офицеру. - Ой, я, кажется, забыла их дома. Сейчас сбегаю, съезжу домой... принесу!
 
Первая попытка проникнуть в Управление или даже просто записаться на прием к Сафонову окончилась неудачей. Акоп был вне себя от ярости, но делать-то нечего: его ошибка. Следовало придумать что-нибудь новое.
- Ладно, не будем развешивать сопли, - наконец поднял он голову. - Есть идея. Дежурные-то меняются, значит, завтра будет другой человек. Вот и попробуем подойти. Только на этот раз не к офицеру, а солдатика спросим какого-нибудь. Так, методом проб, и вычислим домашний адрес. Видимо, убрать его в самом Управлении вряд ли получится.
Он все-таки был реалистом, и мог планировать. На следующий день Бородкина снова подошла к зданию на Халтуринском.
- Эй, солдатик! - она стояла возле ворот, кокетливо скрестив ноги и улыбаясь бойцу-срочнику, дежурившему на контрольно-пропускном пункте. - Можешь поговорить со мной, очень нужна мне помощь твоя.
- Запросто, красавица! - солдатик, конечно, был не прочь поболтать (пока не видят старшина или, не дай Бог, сам дежурный, с симпатичной девушкой. - Что случилось? Кто обидел?
- Да вот, видишь ли, брат мой недавно приехал из Москвы в гости, - сразу перешла к делу Галя. - Встретился с друзьями, а они ему говорят, что командир его - генерал Сафонов - служит теперь в Ростове. Вот он и хотел с ним увидеться, пообщаться, прошлое повспоминать. Только не здесь, в официальной обстановке, а сюрприз ему сделать, как бы невзначай возле дома его встретить. Представляешь, как обрадуется генерал, увидев своего товарища, можно сказать, боевого. Помоги, а? Где живет Сафонов, знаешь?
Бедняга-срочник, рассчитывавший произвести впечатление своей выправкой да военной формой, сник: не с его погонами с такой красавицей, чей брат самого Сафонова знает и дружит с ним, шашни крутить.
- Нет, извините. Ничем помочь не могу, не положено.
Боец крутнулся на сто восемьдесят градусов через левое плечо, и затопал к служебному помещению.
 
Примерно та же ситуация (менялись только военнослужащие, к которым Бородкина обращалась с просьбой) повторилась еще пару раз. В итоге, Акоп Багманян решил пойти иным путем: раз не получается у женщины это выяснить, пусть поработают мужчины.
- Надо найти какого-нибудь земляка-армянина среди этих солдат и попросить его, - проинструктировал он Армена Антоняна.
Не зря говорят: кто ищет, тот находит. Даже если ищут негодяи.
- Эй, брат, выручай, помощь нужна! - позвал он на армянском рядового, поправлявшего форму у ворот КПП, признав в нем соотечественника.
- Что нужно сделать, друг? - радостно откликнулся боец Текоян.
- Да вот, хочу с Сафоновым-генералом увидеться, мы с ним служили вместе, а адрес его, который он мне оставлял, уезжая из Армении, куда-то пропал.
Через полчаса адрес, выписанный по просьбе Текояна его непосредственным командиром, прапорщиком Дубовым (этот даже не поинтересовался, зачем и кому нужны были сведения, которые, по всем каноном, должны были храниться в совершенно секретном режиме), был у Антоняна. Еще спустя двадцать минут листок бумаги с надписью «пер. Грибоедовский, дом № 6» держал в руках Акоп Багманян.
 
Утром 6 апреля вся группа, разбившись на пары, выдвинулась к заветному дому, чтобы определиться, где и как устроить засаду. Они уже знали достаточно, чтобы встретить «приговоренного» заместителя начальника Управления ВВ. Гале хоть и не удалось самой выяснить адрес высокопоставленного военного, зато один из дежуривших на КПП солдатиков проговорился, что ездит генерал на черной «Волге» ГАЗ-24, был известен также ее номер и что приезжает Сафонов в Управление ровно в 8.00. То есть где-то за полчаса до этого, подсчитал Багманян, он выезжает...
 
Осмотром места, где предстояло совершить убийство, Акоп остался доволен. Он даже присмотрел себе местечко для стрельбы из снайперской винтовки. Теперь оставалось разжиться транспортом, но так, чтобы не «засветить» местных помощников. Этот вопрос решился, можно сказать, в одно мгновение.
- Слушай, шеф, мы тут приехали в ваш город кое-какие дела свои обустроить, - изобразив на лицо как можно более приветливую улыбку, главарь боевиков подошел под ручку с Бородкиной К одиноко стоявшему на Буденновском такси. - Нам бы машину твою зафрахтовать на некоторое время - повозишь нас, денег заработаешь.
- Что платишь? - быстро стрельнул глазами таксист Толик.
- Стольник - сейчас, авансом, остальное потом, - в руке Акопа, как будто из рукава сказочного доброго волшебника, появилась купюра. - Договорились?
- Да без вопросов! Запросто!
С Толиком условились, что 8-го апреля, в понедельник, он приедет ровно к 6.00 по оговоренному адресу и заберет там партию товара, который нужно перевезти к реализатору.
 
...Встали они в тот день очень рано. Акоп Багманян расспределил оружие между членами своей группы: сам взял, как это было задумано ранее, винтовку с оптическим прицелом, брату Самвелу дал гранату, а Армен Антонян и Камо Егиян получили по пистолету-автомату «Скорпион».
Таксист Толик не подвел, приехал вовремя. Он совершенно не предполагал, как будут дальше развиваться события.
Они уже выехали со двора дома, чтобы заранее занять позиции на Грибоедовском, 6, как случилось непредвиденное: у машины неожиданно спустило колесо. Искать замену транспорту было некогда, и оставалось только менять колесо на месте.
- Шакал! Что ты, раньше не мог проверить, а?! - орал взбешенный Акоп, каждую минуту поглядывая на часы, на Толика, лихорадочно ставившего «запаску».
Возражать тот не смел. Он только удивлялся, как быстро поменялся тот добродушный кавказец, который познакомился с ним два дня назад и сразу вручил такую сумму денег, на этого бешеного черта.
 
Во дворе дома, где жил Сафонов, они были только в 7.30. И черная «Волга» уже стояла возле подъезда, где жил генерал.
- Номер вроде наш, - присмотрелся главарь к машине. - Только вот я устроиться со своим винтарем уже не успею. Придется действовать по запасному варианту. Камо, Армен - давайте на позицию!
Оба беспрекословно направились к подъезду. Сам же Акоп устроился возле таксистской «Волги» и на видеокамеру, которую захватил с собой Самвел, зачитал приказ об устранении врага армянского народа.
Едва он только закончил пафосную речь, назад к их машине неожиданно вернулся Камо.
- Что случилось, чего ты сюда приперся?! - Багманян готов был растерзать своего подчиненного, которого била крупная, лихорадочная дрожь, тут же, на месте.
- Я не могу, у меня руки дрожат ...
- Собака! - начал было Акоп, НО В этот момент боковым зрением он увидел, как блеснули звездочки на плечах у выходившего из нужного подъезда военного. Он шел к машине.
 
Дальше все происходило как на замедленной пленке немого кино.
...Антонян, расстерянно смотревший на стоявших в отдалении товарищей, повернул голову.
...Военный, сев в машину, негромко захлопнул дверь.
...Акоп Багманян махнул рукой, показывая - «стреляй!»
...Антонян поднял пистолет-пулемет на уровень лобового стекла.
... Военный вскинул ладонь, закрываясь от выстрела. Глаза сидевшего рядом солдата, поворачивавшего ключ зажигания, расширились от ужаса.
...И в следующий момент гомонящий по-утреннему двор (люди спешили на работу) разорвали выстрелы.
 
Автомат прыгал в руках Антоняна, который никак не мог остановиться, нажав пусковой крючок, поливая свинцом стоявшую перед ним «Волгу». Отстреляв, кажется, весь «рожок», он бросился к ждавшей его машине.
- Кажется, все! - выдохнул Багманян. - Сафонов уничтожен.
 
...Боевик ошибся. Они и в самом деле убили не того человека.
 
- Бандиты действительно были уверены, что расстреляли генерала Вячеслава Сафонова, - говорит еще один участник операции по задержанию террористической группы Владимир Бабенко. - Только они опоздали: генерал уже уехал, а из подъезда выходил, когда они прибыли к дому, другой замначальника Управления ВВ - полковник Владимир Блахотин, совсем недавно назначенный на эту должность. «Волги» обоих замов были похожи как две капли воды, и даже номерные знаки отличались, по-моему, всего на «единицу». А дом, в котором они оба жили, считался, как сейчас говорят, элитным: там проживало руководство и прокуратуры, и СКВО, и Управления ВВ - в общем, много разных серьезных людей. И неудивительно, что когда нас вызвали по тревоге и отправили на место преступления, туда чуть позже съехалось все начальство. К тому же, спустя какое-то время это убийство назвали первым терактом в отношении такого крупного военного чина. Долго, честно говоря, мы возле дома и не находились: не было смысла. Просто собрали первичную информацию, составили предварительную картину происшедшего, узнали, что автомат был преступником брошен на месте. Причем, автомат «Скорпион». И сразу обратили на это внимание и связали с той оперативной информацией о прибытии некоей группы убийц, которую получили тогда Павел Кравченко и Вячеслав Мартынюк. И уже тогда сделали вывод, что это, скорее всего, «наши» боевики. И мы поехали обратно - разрабатывать «план мероприятий». Но ... не успели доехать, как узнали, что нас уже разыскивает начальник УВД Михаил Григорьевич Фетисов. А дальше уже было чисто, как говорится, оперативное мастерство, каждый занимался своим делом.
 
Темп розыскной работы закрутился бешеный. Звонки и личные встречи с «источниками информацию», подтверждения и опровержения поступавших сведений. В главке был создан штаб по руководству операцией: прокурор области Альберт Посиделов вместе со своим заместителем Василием Калюкиным, начальник УВД Облисполкома Михаил Фетисов, начальник 6-го отдела Юрий Лобачев, его зам Григорий Бондаренко, представители Управления внутренних войск по Северному Кавказу, КГБ и других служб. Чуть позже присоединились и прибывшие из Москвы милицейские генералы. Дело, как и предполагал Фетисов, было «взято на контроль».
 
Уже к полудню появились конкретные данные. Во-первых, удалось составить фотороботы «засветившихся» на месте преступления боевиков, а во-вторых, поступила дополнительная информация, сыгравшая свою значительную роль, к оперу «шестерки» Павлу Кравченко.
- Вместе со старшим оперуполномоченным по особо важным делам Вячеславом Мартынюком мы выяснили и проверили через столичный ИЦ фамилии, по которым приехали в Ростов эти убийцы, - говорит Кравченко. - Как раз те паспортные данные, которые значились за погибшими в разбившемся в Армении самолете. По ним мы и сумели установить места их проживания.
Но главное было не просто узнать, где они проживают в городе, а чтобы эти сведения были достоверными. Права на ошибку просто не было. «Лишнего» времени - тоже. Потому что было ясно, что они либо залегли на дно, либо (в худшем случае) вообще уехали из Ростова. И надо было выбрать, кого именно задерживать. С фотографиями двух уже установленных преступников опера отправились в гостиницу «Ростов», где, с большой долей вероятности, должны были находиться бандиты. Через КГБ выяснили, что на одной из них - не кто иной, как Акоп Багманян, который вместе со своими шефами начал подготовку к устранению Сафонова еще в Ереване. И вот тогда-то и стало понятно, кто именно был непосредственным объектом покушения. Но в гостинице их, увы, не оказалось.
- Да-да, конечно, я их видела, - словоохотливо начала рассказывать горничная, когда ей показали фото. - Жили они в номере Х, но, извините, вы их уже не застали: они ведь съехали сегодня утром...
 
Охота на генерала (убийство полковника Блахотина)
 
Параллельно шла работа и по другим предполагаемым адресам нахождения боевиков, которые удалось «пробить» через агентуру: так был выяснен адрес квартиры Карена Акопяна, добровольного подельника бандгруппы - на улице 339-й Стрелковой дивизии.
К одиннадцати часам вечера в кабинете у начальника УВД вновь собрался штаб операции. Надо было «входить в адрес», но... единого плана проникновения не было.
- Надо брать штурмом, - горячились сторонники силового варианта. - Сразу: вошли и взяли всех, на месте.
- Ну нельзя этого делать! - возражал Михаил Фетисов. - Кто из вас мне может точно сказать, какой силы у них там «адская машинка»? Не можете? А я вам скажу: если, не дай Бог, промедлим долю секунды, а они успеют привести ее в действие - что будет?! Там же девятиэтажный дом!
Лобачев поддержал Фетисова:
Утром я доложу, что можно сделать, - сказал он. - Дом под контролем, наши сотрудники «держат» все входы-выходы. Но нужно время, чтобы уточнить детали. Мы действительно ничего наверняка не знаем.
- Работайте! - отмел лишние сомнения в сторону Фетисов. - К восьми утра готовьте подробный доклад и все Свои соображения-наработки.
 
Лобачев не поленился лично съездить к дому на 339-й Стрелковой дивизии. К часу ночи поступили данные о личности самого Карена Акопяна. Удалось узнать, что он был закоренелым наркоманом и даже выяснить предположительное место приобретения им зелья.
Всю ночь начальник «шестерки» и его зам в прокуренном донельзя кабинете прикидывали, выстраивали схемы, как проникнуть в квартиру. Вариант «войти на плечах» жены, которая, кстати, характеризовалась положительно и была, по всей видимости, не в курсе темных делишек мужа (так и оказалось впоследствии), был все-таки коллективно отброшен: стопроцентного успеха он не давал.
- Тогда было принято решение (а мы уже знали, что основная часть группы, как и Акопян, употребляет наркотики) брать их «под кайфом», когда они ничего не соображают, - вспоминает Павел Кравченко.
 
...Утром 9 апреля Карен Акопян вышел, как сообщили наблюдавшие за домом сотрудники, из подъезда. Он шел покупать наркотики - это было очевидно. И после того, как «товар» был им приобретен, он был задержан с поличным.
Отпираться пособник террористов не стал.
- Да, живет Акоп у меня, когда я уходил, ложился спать, - нервно поглядывая на заветный наркотик, который ему так и не удалось вколоть в себя, говорил Акопян.
 
Для захвата Багманяна были отобраны лучшие сотрудники ОМОНа (они потом и стали первыми бойцами СОБРа). Тогдашний командир отряда милиции особого назначения уделял очень большое внимание физической подготовке своих сотрудников. И те ребята, которых отобрали (Фетисов буквально дал карт-бланш, сказав, что можно привлекать к операции всех тех, кого «шестерка» посчитает нужными), могли дать фору любому. Практически бесшумно открыв квартиру Акопяна, омоновцы в мгновение ока ворвались в комнату, где мирно почивал главарь банды. Спустя еще сотую долю секунды он уже лежал на паласе лицом вниз со скованными за спиной наручниками руками.
Однако расслабляться от первых успехов было рано: на свободе шастали еще трое боевиков. В самой квартире Акопяна и у его соседей были выставлены засады.
 
К часу дня 10 апреля Лобачеву позвонил дежурный Советского ОВД:
- Товарищ подполковник, наши сотрудники засекли возле интересующего вас дома и задержали человека, по описаниям похожего на Егияна.
- Выезжаем! - буквально на ходу бросил в трубку начальник «шестерки».
Через десять минут он вместе с Геннадием Бондаренко уже входил в кабинет, где, развалившись на стуле, сидел здоровенный рыжий детина.
- Ну что, Егиян, будем разговаривать? - тут же с места в карьер рванул Бондаренко.
- А что разговаривать? Я только-только приехал, шел к другу и меня тут повязали? За что?
- Ну... вы тут общайтесь, а мне надо сделать один звонок, - подмигнул заму Лобачев, открывая дверь комнаты.
Через четверть часа он вернулся: Егиян вовсю давал признательные показания, причитая при этом, что это не он стрелял в военного.
 
А вот Акоп Багманян держался, только ухмыляясь на предложения все рассказать. А нужно было выяснить еще, как минимум, два важных момента. Во-первых, найти его брата Самвела (задержанный Акопян сообщил, что он должен прийти в его квартиру на следующий день, поэтому напряжение росло буквально с каждой минутой), а во-вторых, взять стрелка-исполнителя.
К двум часам ночи офицеры 6-го отдела (все 12 человек, которые были тогда в составе подразделения), ни на минуту не заскочившие за все это время домой, буквально жившие на работе в течение уже двух суток, в очередной раз прокручивали варианты, где могут находиться остальные участники группы. Но все как будто замерло.
Следующий день долгожданных результатов тоже не принес. А москвичи, между тем, требовали «раскрытия преступления в ближайшее время и задержания всех участников теракта».
В полночь уставший донельзя Лобачев решил: людям надо отдохнуть хоть немного, чтобы они смогли работать дальше.
Сам он принял решение остаться на месте - мало ли, вдруг все же прозвучит сигнал о приближении Сам вела Багманяна. Он ведь тоже наркоман, да еще и на нелегальном положении, так что вполне может рискнуть пойти на конспиративную точку (а именно такую роль играла квартира Акопяна для преступников) ночью.
 
Уже шел первый час нового дня, 11 апреля, когда он лично отправился про водить смену дежуривших возле дома засад. Едва подполковник начал проводить инструктаж сменщиков, неожиданно «ожила» рация одной из засад:
- Возле дома появился человек. По приметам очень похож на разыскиваемого, уточнить не могу, темно. Сейчас он остановился в нескольких метрах от первого подъезда, оглядывается.
- Продолжайте наблюдение, - в Лобачеве заговорил азарт, он нутром чувствовал, что это - именно тот, кто им нужен - Самвел Багманян. Он вызвал засаду в квартире:
- Полста-пятый, ответьте пятидесятому!
- Полста-пятый на связи!
- К вам гость, готовьтесь встречать.
- Вас понял, пятидесятый, ждем.
 
Еще раз осмотревшись, мужчина уверенной походкой направился к подъезду, в котором жил Акопян. Быстро вбежал по лестнице наверх (в это время входную дверь уже блокировала первая группа захвата), поднялся на 6-й этаж и - замер у нужной квартиры. Внимательно прислушался. Затем, все так же бегом, рванул этажом выше. Выглянул в окно, посмотрел в лестничный проем. И уже успокоившись, вновь подошел к квартире Акопяна. Позвонил условным звонком. А дальше - дверь резко распахнулась, и через секунду скрученный боевик уже лежал на грязном полу лестничной площадки...
Вернувшийся обратно в УВД Лобачев застал весь свой отдел в полном составе.
- Ну что же, раз все здесь, давайте подобьем предварительные - заметьте, только предварительные! - итоги. Мы с вами взяли почти всю группу, но исполнитель еще на свободе. И по всей видимости, его уже нет в городе. По крайней мере, такие у нас сейчас оперативные данные. Надо срочно «колоть» их на место, где он скрывается. Кто из них готов говорить - хотя бы теоретически?
- Скорее всего, надо давить на Акопяна, он что-то знает, но торгуется, ждет гарантий послабления, - прозвучало в ответ. - Но он слабее всех, это очевидно. Багманян-старший будет молчать, младший его брат - видимо, тоже. Егиян и так уже рассказал все, что знал. Ему, после бегства с места покушения, и не доверяли особо никаких тайн.
 
...Расчет оказался верным. После небольшой оперативной комбинации, рассчитанной, скорее, на психологическую встряску ростовского подельника банды, он заговорил:
- Антонян выехал на Украину, в Донецкую область, - «раскололся» Акопян. - Ему так Акоп приказал, а зачем - не знаю.
Впрочем, подробности и так были практически не нужны. Требовалось лишь подтверждение уже имевшейся информации, полученной оперативниками.
- Все они должны были собраться в соседней республике, где им предстояла встреча с представителями зарубежных покровителей, - говорит Павел Кравченко. - Ведь теракт снимался на видеокассету: это были доказательства их «работы», за которую радикальная национальная группировка получила бы деньги.
После получения признательных показаний, Лобачев вызвал к себе в кабинет Бабенко.
- Убийца, Армен Антонян, после покушения был вывезен за пределы Ростова, там он пересел в такси и уехал на Украину, - докладывал оперативник своему начальнику. Только успел высказать свои соображения, как Лобачев спокойно так говорит: «Теперь все, что ты сейчас рассказал мне, повторишь еще раз Фетисову».
 
- Я столько генералов ни разу в жизни не видел, - делится воспоминаниями Владимир Бабаенко. - Пере ступаю порог кабинета, а там - больше десятка товарищей в лампасах. И военные, и милицейские. Среди них и Владимир Колесников, он тогда был замначальника Главка Управления Угрозыска МВД СССР. Вот он и сыграл главную роль, чтобы у нас сладилась работа. «Чем вам помочь?» - спросил он тогда. - «Единственно, чтобы не мешали», - отвечаем мы. - «Все, без вопросов», - согласно кивнул головой Колесников ...
- Словом, Володя, тебе предстоит съездить в Донецкую область, - резюмировал Юрий Лобачев, когда они возвращались обратно в отдел. - Подбирай ребят и выдвигайся.
В это время Михаил Фетисов уже связывался с МВД Союза, затем Москва вышла на Украинское министерство. Снова была создана группа задержания - четверо бойцов ОМОНа и двое оперативников под руководством Бабенко.
 
Городок Селидово находится неподалеку от Донецка. И беглеца там должны были спрятать цыгане: различить его среди них было бы непросто, ведь он был такой же смуглый, усатый, как и они.
- Да вот только цыгане - они же такой народ: если сразу не прижал, не «прищучил», потом ищи ветра в поле, - улыбаясь, говорит Бабенко. - В общем, мы опоздали, и там, где собирались его задержать, Антоняна уже не было. Потом начались оперативные мероприятия. И надо отдать должное украинским коллегам: они буквально бросили всю свою текущую работу, и все силы направили на то, чтобы помочь нам. Была подключена вся агентура, раскинуты «сети», и все ради выполнения одной задачи: найти убийцу полковника Блахотина.
И они нашли его. И задержали. С помощью оперативных источников Донецкого и Селидовского угрозыска, был вычислен адрес, куда он приходит раз в сутки - к связнику, за получением информации и денег. На подоходах к дому выставили засаду. И когда он подошел, его и схватили прямо на улице. Сопротивления Антонян оказать просто не успел.
 
...А в Ростове, между тем, ждали звонка. Нервы у всех превратились в одну натянутую до предела струну, которую только тронь - и она готова со звоном лопнуть. В восемь часов вечера в кабинете начальника 6-го отдела, скурившего уже которую сигарету подряд, словно выстрел зазвонил телефон.
- Все, Юрий Анатольевич, взяли Антоняна, возвращаемся, - прозвучал в трубке голос Бабенко.
- Давай, Володя, ждем!
Спустя несколько часов Антонян под тяжелым взглядом подполковника Лобачева рассказывал, как все происходило - в малейших подробностях.
 
...Третья, резервная, группа террористов, которые приехали в Ростов под прикрытием журналистских корочек, тоже была задержана. Брали ее с участием СОБРа на пересечении улицы Московской с переулком Братским, когда они пытались найти приемлемое место для «работы». Операцией захвата руководил Владимир Павлович Гузиев. Как потом выяснилось, оружие, пистолет, был вмонтирован в фотокамеру: щелчок и вместо вспышки - выстрел. Точь-в-точь, как несостоявшееся покушение на Сталина в Тегеране в 43-м...
 
...Галина Бородкина скрылась в Армении. Но, как стало известно через несколько лет, она трагически погибла.
 
...Генерал Вячеслав Сафонов был срочно переведен на новое место службы: опасались, что будет предпринято новое покушение.
 
...На судебном процессе над террористами, проходившем в Ростовском облсуде, они, желая затянуть процесс, неожиданно потребовали переводчика с армянского языка, хотя ранее обнаружили хорошее знание русского. Им предъявили обвинение по ст. 66 УК России (теракт»).
 
Суд над убийцами п-ка В. Блахотина
 
Приговором судебной коллегии Ростовского областного суда РФ главные участники бандгруппы Акоп Багманян и Армен Антонян осуждены к 15 годам лишения свободы.
 
Из книги А. Степанов "На переднем рубеже". Ростов-на-Дону, 2008 г.
 
Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1794



Комментарии:

В день убийства мне запомнилась облава на вертолётах Ми-24 "Крокодил", организованная кем-то из военных. Я тогда был возле Центрального Рынка, целая цепь вертолётов прошла на высоте не более 100 метров со стороны Северного к Дону. С адским грохотом и как мне показалось, на уровне купола собора. Тогда никто и не понял что за полеты, лишь когда было объявлено про убийство стало ясно, что с вертолётов кого-то высматривали. Может даже автомашину.

Так дерзко у нас еще не убивали генералов и полковников.  Я помню что шок какой-то был. Никто не знал поначалу что делать. А по улицам БТРы проезжали...

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail