Памятник жертвам "Гросслазарета № 192" появился на территории бывшего РАУ

А А А

 

В Ростове появился военный памятник, который долго ждала городская общественность

 

Памятник жертвам «Гросслазарета № 192» в Ростове-на-Дону

 

В общероссийский День памяти и скорби, 22 июня, на территории учебного центра № 183 Воздушно-Космических сил России (на проспекте Нагибина) состоялось открытие мемориального знака «Вечная память павшим бойцам и командирам Красной Армии, жителям Ростова-на-Дону, зверски замученным немецко-фашистскими оккупантами в концентрационном лагере «Гросслазарет № 192» в 1942-1943 годах». Создание этого мемориала имеет давнюю и сложную историю...

 

Здесь находится одно из крупнейших воинских захоронений на территории нашего города. По приблизительным оценкам на территории бывшего РАУ погребено свыше пяти тысяч человек. В большинстве это военнослужащие, причем те, кто попал в фашистский плен, будучи больным или раненым. Но даже в таком беспомощном состоянии люди находили в себе силы, чтобы держаться достойно и не уронить свою честь перед врагом. Это настоящий подвиг, который может послужить примером молодежи. Нельзя забывать ми то, что нацизм снова поднимает голову в новейшей истории, причем совсем рядом с границами России.

 

КОНЦЛАГЕРЬ НА МЕСТЕ УЧИЛИЩА

 

Чтобы понять специфику этой городской территории, необходимо окунуться в историю. В 1937 году, здесь, на пустынной городской окраине, за которой простиралась голая степь, было сформировано 1-е Ростовское артиллерийское училище противотанковой обороны. Были возведены казармы, хозяйственный постройки. Военный городок зажил своей особенной жизнью.

 

Артиллерийскую науку курсантам РАУ пришлось применить очень скоро: в октябре 1941 года училище подняли по тревоге, и курсанты со всем вооружением маршем отправились занимать рубежи обороны на северо-западе от Ростова, близ поселка Каменный Брод, откуда к донской столице рвалась 1-я танковая армия фон Клейста. Большинство курсантов навеки остались на своих боевых позициях.

 

Во время второй оккупации Ростова в 1942-1943 годах в опустевших корпусах Ростовского артиллерийского училища сразу расположился (по немецким документам) «Гросслазарет № 192». Огороженная территория на безлюдной окраине идеально подходила для содержания большого числа пленных. Изоляция позволяла без свидетелей творить бесчинства над людьми, чем нацисты сразу же воспользовались.

 

Сюда начали свозить пленных: раненых и больных военнослужащих Красной Армии, что попали в плен в ходе боев на территории Ростовской области. Они уже не могли работать на великую Германию, а это, по логике нацистов, обозначало бесполезность человека и его неминуемое уничтожение. Фактически это был лагерь смерти, один из самых страшных на территории оккупированной Ростовской области.

 

Здесь содержали не только красноармейцев. В «Гросслазарет № 192» привозили ростовчан, попадавших в немецкие облавы, или проявивших в чем-то свою неблагонадежность перед «новой властью». Территория РАУ стала местом систематического умерщвления людей - как военных, так и мирных жителей. Направление в «гросслазарет» было равнозначно смертному приговору.

 

СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ ДОКУМЕНТЫ

 

О том, что здесь творилось во время оккупации, ярко свидетельствует документ, обнаруженный представителями Ростовского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры в Государственном архиве Ростовской области. Он обозначен как «Материалы и документы об уничтожении немецко-фашистскими захватчиками больных красноармейцев».

 

Это акт, который был составлен после второго освобождения Ростова. Архивное дело, состоящее из 45 страниц, подписано начальником отделения секретных фондов ОГА УНКВД Ростовской области Пильщиковой 21 марта 1944 года. Такие документы читать и цитировать очень тяжело. Но их необходимо знать, чтобы точно представлять себе, что несет человечеству фашизм, который победили наши деды и прадеды.

 

«По освобождении г. Ростова от фашистских банд на территории бывшего Артиллерийского училища обнаружен организованный немцами лазарет для военнопленных. В него помещались раненые и больные из окрестных лагерей (Ростовских 102-а и 102-б, Цимлянского, Батайского, Сальского и других). При осмотре этого «лазарета» выяснилась страшная картина зверского обращения, утонченно продуманного физического и морального уничтожения захваченных в плен красноармейцев и командиров».

 

«В «лазарете» к моменту бегства немцев из Ростова оставалось 5400 раненых и больных. Большинство раненых и больных находилось в крайне тяжелом состоянии. Умершие не выносились из «палаты» иногда по 7-10 дней».

 

«Кормили в «лазарете» 2 раза в день. На обед выдавался «суп», сваренный без соли с незначительной примесью ячменных отрубей, иногда перловой крупы или забракованной гнилой вермишели. Раз в 7-10 дней в супе попадались кусочки мяса павших лошадей. В то же самое время на кухне для военнопленных готовилась вкусная питательная пища для сторожевых собак. Люди доходили до крайнего предела истощения, отчего ежедневная смертность доходила последнее время до 100 человек в день. Воды не давали совсем. Больные выползали на улицу собирать снег, отчего заболевания увеличивались».

 

«Вышедший из барака за снегом или за выброшенными у кухни старыми пищевыми отбросами часто застреливался на месте без всякого предупреждения. Такие случаи были ежедневно».

 

«Больные находились в чрезвычайной скученности: в комнате в 60-70 квадратных метров находилось более 100 человек, причем никаких матрацев, подстилок, соломы не полагалось. Помещение не отапливалось, при отсутствии стекол в здании. Больные, не выходя на улицу, получали обмораживание третьей степени».

 

«Заподозренных в попытке бегства ночью выводили в отгороженную часть двора и там, у кирпичной стены, расстреливали. Сюда же сносились трупы умерших от холода и болезней. Больных заставляли рыть ров и туда сбрасывали трупы, чуть-чуть присыпая их землей. В момент бегства немцев из Ростова в этом рве находилось до 3000 трупов. Кроме того, неподалеку от рва прямо на земле лежало 383 трупа умерших и расстрелянных, и в одной из палат «хирургического» корпуса лежало около 20-25 трупов. В «перевязочной» на столе лежал разложившийся труп, а на полу - другой. Три тысячи замученных насмерть и тысячи искалеченных людей _ вот результат полугодовой «деятельности» этого застенка».

 

Акт подписан кандидатом медицинских наук доктором Береславцевым, секретарем горкома ВКП(б) Шевченко, политруком Ермаковым, педагогом Янчевской, военврачом 2-го ранга Бруком, лейтенантом войск НКВД Березовцом, майором Яковенко, председателем Городского совета Бурменским. Это серьезный исторический документ, неопровержимое свидетельство злодеяний, совершенных оккупантами в нашем городе.

 

ФАБРИКА СМЕРТИ

 

Увиденные своими глазами следы зверств фашистов в «Гросслазарете № 192» также вошли в брошюру журналиста Владимира Ивановича Ватина «Лагерь смерти (правда о немецком лазарете для советских военнопленных, находившемся на территории б. Ростовского артиллерийского училища)», выпущенную издательством «Молот» в 1943 году, сразу после освобождения Ростова. Это чтение тоже не из легких. Кровь стынет в жилах при описании ужаса, который царил в этом средневековом застенке, именовавшемся «лазаретом» для военнопленных.

 

«Несмотря на то что лагерь именовался лазаретом, режим ничем не отличался от рядового немецкого концентрационного лагеря. Больные военнопленные, которые еще в состоянии были передвигаться, поднимались на ноги в 4 часа утра и угонялись за 5-7 километров на рытьё окопов и блиндажей. Тяжелобольные на это время оставались без всякого присмотра на произвол судьбы. Возвращались военнопленные уже в темноте. Того, кто от слабости не мог идти, часовые по пути прикалывали штыками».

 

«Даже воды гитлеровские мерзавцы не выдавали больным вдоволь. Чтобы подвезти ее, в подводы с 40-ведёрными бочками впрягались 15-20 военнопленных. Изможденные, еле стоящие на ногах люди выбивались из сил, чтобы привезти воду из небольшой речки Каменка, расположенной за несколько километров от лазарета. В один из жарких дней гитлеровцы умышленно выдали на обед больным значительное количество ржавых, дурно пахнущих сельдей, которые они собирались вывезти на свалку. Голодные люди жадно набросились на эту единственную пищу. Через несколько часов больных стала мучить страшная жажда. Но вся вода была заблаговременно спрятана. Группе военнопленных после настойчивых просьб разрешили самостоятельно привезти воду. Они запряглись в подводы и направились к речке. Однако и здесь им не разрешили утолить жажду. Наполнив бочки, они возвратились в лазарет, мечтая получить хотя бы один глоток воды. Но на этом дикие издевательства немцев не кончились. У ворот лазарета подводы с бочками были встречены охранниками. По приказу коменданта вся привезенная военнопленными вода была слита на землю.

 

Три дня жили без капли воды узники немецкого лазарета, три дня изнывали от жажды советские военнопленные. Некоторые из них, не перенеся мучений, стали пить мочу. На четвертый день пошел дождь. Ослабевшие от голода, жажды, истязаний и побоев люди пытались выползти на улицу, чтобы хоть на земле собрать пригоршню мутной влаги, но каждого, кто переступал крыльцо барака, настигала пуля немецкого часового. Только в этот день было убито 48 советских людей, доведенных фашистскими извергами до отчаяния. Многие из военнопленных, не вынеся жутких пыток, сошли с ума».

 

О РАССТРЕЛЬНЫХ ЯМАХ

 

Вот что можно прочесть в той же книге В. Ватина «Лагерь смерти»:

 

«Когда звуки победоносного натиска наших войск докатились до Ростова, охрана лагеря начала поголовное истребление всех больных. В феврале начались массовые расстрелы. «Заподозренных» в попытке к бегству ночью выводили во двор и расстреливали у кирпичной стенки. Эта стена и по настоящее время хранит многочисленные следы от автоматных очередей и винтовочных пуль.

 

Тем пленным, кто еще в состоянии был ходить, вручили лопаты и приказали копать противотанковый ров. Когда пленные закончили работу, всех выстроили на краю рва и расстреляли. Ров вскоре стал гигантской могилой. Расстрелы велись непрерывно. В том же в феврале в гросслазарет были привезены 25 раненых на поле боя и попавших в плен красноармейцев. Их даже не положили в палаты, а сразу подвезли ко рву и расстреляли. Через несколько дней ров был доверху заполнен трупами. По показаниям очевидцев, число убитых сваленных в ров превышает 3500 человек.

 

10 февраля, за четыре дня до отступления немцев из Ростова, в в лазарет нагрянули агенты полевого гестапо. Они примчались сюда на 10 легковых автомашинах и группами направились в палаты, где со звериной злобой начали разделывается с беззащитными больными... Когда после вступления Красной Армии нам пришлось пройти через этот корпус, то нашим глазам предстала страшная картина невиданного в истории войн чудовищного истребления тяжелобольных военнопленных. Все палаты были залиты кровью советских людей. Многие трупы изувечены до неузнаваемости. Тела замученных были покрыты рваными ранами, животы вспороты, головы обожжены. Черепа носили следы тяжелых ударов, глаза были выколоты, уши отрезаны, на полу валялись отрезанные руки-ноги. Невозможно описать муки, которым подвергли советских людей».

 

Эти, а также другие документы неопровержимо свидетельствуют: здесь творились преступления против человечества, о которых забывать нельзя! Мемориал сохранит память о погибших в этом страшном лагере смерти наших соотечественниках.

 

КАК СПАСАЛИ ВЫЖИВШИХ

 

Красная Армия наступала стремительно, и это не позволило оккупантам замести следы своих преступлений. Когда на территорию «Гросслазарета» вошли освободители, увиденное их ужаснуло. Но в лагере смерти оставалось еще много живых людей. Им надо было помогать. О том, как это было организовано, можно узнать из воспоминаний еще одного свидетеля: врача-ординатора эвакогоспиталя Г.Г. Жамгоцева (впоследствии известного ростовского медика):

 

«В лазарете, по сведениям Комиссии (акт составлен после бегства немцев из Ростова) оставалось 5400 раненых и больных, в том числе более 400 инфекционных, сыпнотифозных. Для помощи больным объединились силы Ростовского государственного медицинского института: доценты И.Н. Петровский, П.М. Силин, Г. Добросердов, молодые врачи Т. Керенская, П. Титова, Залесский, старший лаборант П. Булгин. Помогали в организации консультативной помощи больным и раненым профессора Б.З. Гутников и Г.С. Ивахненко, доцент А.А. Дмитриев. Возглавил работу ассистент кафедры фармакологии, кандидат наук П.Е. Береславцев.

 

В лагерь смерти меня направили сразу после освобождения города. К этому времени у меня было за плечами четыре курса медицинского института, и поэтому мне дали направление на ликвидацию эпидемического очага в лазарет для военнопленных. Здесь я находился до конца апреля, пока, заразившись сыпным тифом, не эвакуировался.

 

Главврач Береславский назначил меня палатным врачом. Передо мной открылась жуткая картина. Пронизывающий холодный ветер врывался в щели палаты, снег свободно проникал в окна, кое-где забитые досками. Не работали канализация и водопровод. В палатах на трехъярусных деревянных нарах лежали по два человека, а кому не хватило мест - на голом полу. В помещении стоял огромный котел-параша, около которого валялись трупы. Крыша протекала. В зимнее время бараки не отапливались. В суровые морозы больные, не выходя на улицу, обмораживали себе конечности.

 

По рассказам очевидцев комиссии удалось установить, что число больных, находившихся в лазарете № 192, к концу 1942 года достигло 7–8 тысяч человек. Люди получали только по 80–100 граммов хлеба из горелого ячменя. Через сутки узники получали горячую пищу: полкотелка мутной похлебки без соли, слегка приправленной ячменными отрубями. Изредка в похлебке попадались кусочки протухшей конины.

 

Отправляя в лазарет заболевших пленных, немецкое командование сознательно обрекало их на смерть. Повязки у раненых не снимались по нескольку месяцев. Если среди пленных попадался врач, то ему под страхом расстрела запрещалось оказывать помощь товарищам. А в ней нуждались сотни! Умирали в мучениях. Лишь изредка позволялось врачам из числа военнопленных производить перевязки. Раны были заражены червями.

 

Из медикаментов выдавался только марганец. Среди пострадавших были инфекционные больные (дизентерия, сыпной и брюшной тиф). Несмотря на то, что лагерь называли лазаретом, режим ничем не отличался от концлагеря. На территории лазарета был длинный ров, присыпанный землей, туда сбрасывали трупы. Сотни трупов. Среди трупов виднелись еще движущиеся тела.

 

Вначале мы занимались медицинской сортировкой и переводили больных в обработанные помещения. А там их ждала необходимая помощь. Вскоре на территории лазарета заработал эвакогоспиталь № 5341 Наркомздрава. Постепенно были созданы нормальные условия содержания и лечения людей. Наиболее тяжелых больных эвакуировали в госпитали тыла. Эпидемический очаг был ликвидирован. Госпиталь приступил к приему раненых с Миус-фронта. Медики трудились самоотверженно. Они спасли сотни красноармейцев».

 

В ЧЕТЫРЕХ ГРОБАХ

 

По свидетельствам ветеранов РАУ, в частности, подполковника С.И. Фролова, после освобождения Ростова специальная комиссия по расследованию злодеяний фашистов насчитала на территории училища не одну, а четыре большие братские могилы. Здесь были погребены красноармейцы и мирные горожане, погибшие при захвате нацистами Ростова летом 1942 года, здесь хоронили замученных в лагере смерти и скончавшихся от ран, болезней и голода в так называемом «госпитале», здесь же были и «расстрельные ямы».

 

После войны на обширной братской могиле был воздвигнут общий памятник - две фигуры советских солдат, один из которых опустился на колено, а другой солдат стоит со знаменем. Вплоть до шестидесятых годов, по воспоминаниям ветеранов РАУ, на территории училища еще стояла та самая расстрельная стенка со следами пуль и человеческой крови. Ее показывали курсантам-ракетчикам, она служила целям политико-воспитательной работы с личным составом училища.

 

Точное число погребенных в братских могилах на территории РАУ, вплоть до человека, уже не скажет никто. Первоначально, сразу после освобождения Ростова, количество погибших оценивалось в три с половиной тысячи, затем называлось расплывчато - от пяти до семи тысяч. В паспорте воинского захоронения называется число _ более пяти с половиной тысяч. Таким образом, здесь находится второе по величине (после Змиевской балки) погребение жертв оккупантов Ростове.

 

И памятник, и расстрельную стенку пришлось убрать в 1975 году, когда ракетное училище расширялось и нужна была новая площадка для техники и учебных мест. Памятник не снесли, а перенесли в воинский сектор, что находится в северной части Братского кладбища и установили на братской могиле солдат и офицеров, погибших в боях за освобождение Ростова в 1943 году. Этот памятник стоит и сейчас, возле него ежегодно проводятся мероприятия, связанные с патриотической работой и увековечиванием памяти погибших.

 

Тогда же состоялось и символическое перезахоронение останков из братской могилы на территории РАУ. Перезахоронение носило символический характер, поскольку тогда не было навыков больших эксгумационных работ. И времени для этого тоже не было, поскольку РАУ выпускало специалистов-ракетчиков, столь нужных стране. Шел учебный процесс, который никто бы не стали останавливать.

 

В 1975 году началась установка учебной шахты для запуска баллистических ракет. Ее расположение пришлось как раз на братскую могилу. При рытье колодца вынимались человеческие останки. Кроме того, кости поднимались, когда рыли траншеи для линий связи и других коммуникаций к этому участку. Именно эти останки были вывезены для перезахоронения на Братское кладбище, куда был перенесен и памятник. Их количество было весьма незначительным по сравнению с теми останками, что остались в братских могилах.

 

Извлеченные останки поместились в четырех больших ящиках-гробах необычной вертикальной формы. Они запечатлены на фотоснимках, оставшихся в архивах ветеранов училища. Как и положено по Уставу, была проведена траурная церемония: прощальный митинг, прохождение торжественным маршем, прозвучал и воинский салют. После этого никаких других раскопок братских могил на территории РАУ не было.

 

Извлеченные останки так и остались безымянными, попыток идентификации никто не предпринимал. Сам процесс тоже не был задокументирован. Так что практически все останки погибших красноармейцев так и осталась в братской могиле на территории училища.

 

БЕССЛАВНЫЙ  КОНЕЦ  РАУ

 

О необходимости создания нового мемориала, который бы увековечил память тех, кто погиб в «Гросслазарете № 192» заговорили после того, как был упразднен ракетный институт. Пока он действовал, на этой территории существовал режим повышенной секретности. О братской могиле, разумеется, знали. Но на территории РАУ находятся еще несколько памятников, возле которых проходили торжественные мероприятия. Вопрос от отдельном мемориале жертвам нацистского «гросслазарета» до поры до времени не поднимался.

 

Как и многие ростовчане, я тоже испытал чувство сожаления и даже обиды, когда приказом министра обороны А.Э. Сердюкова в 2011 году был закрыт и расформирован Ростовский военный институт ракетных войск имени Главного маршала артиллерии М.И. Неделина (перед закрытием он имел статус филиала Военной академии ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого).

 

Не буду давать оценок этому решению министра обороны, но скажу, что это был единственный военный вуз в южной столице, а желающих получить профессию ракетчика среди молодых ростовчан великое множество. Тем более, что на Дону развивается система кадетских корпусов, а вот логичного продолжения высшего военного образования в нашем городе нет. Молодежи, мечтающей стать офицерами Вооруженных сил России, пришлось ехать поступать в военные вузы, находящиеся в других регионах.

 

Но в бывшем РАУ была создана региональная общественная организации «Ветераны-неделинцы», которая одной из главных задач своей деятельности провозгласила пропаганду наследия РАУ.

 

Возник справедливый вопрос: что делать с останками солдат? При поддержке городской общественности ветераны составили обращение в адрес управления по увековечиванию памяти военнослужащих Министерства обороны России, в котором обозначили необходимость создания мемориала жертвам «Гросслазарета № 192».

 

Этот процесс проходил поэтапно. Важным стало то, что захоронение было взято на централизованной учет по линии Минобороны. Ему присвоили порядковый номер 61-1457. Обозначили официальные размеры братской могилы: 30 на 150 метров.

 

Это позволило сделать следующий шаг: военная прокуратура через суд утвердила иск «О понуждении увековечить память погибших при защите Отечества». Ответчиком выступало Управление Минобороны по увековечению памяти погибших при защите Отечества. Суд обязывал его в срок до 9 мая 2020 года увековечить память погибших, благоустроить воинский погост 61-1457, установить мемориальное сооружение погибшим и умершим в концлагере советским солдатам и командирам в месте их погребения.

 

Это необходимые шаги, которые привели к конкретному результату. Работы по возведению мемориала завершились в положенные сроки, памятник должен был открыться в канун Дня Победы - 8 мая. Однако, с учетом действующих карантинных мероприятий, открытие прошло в так называемом «закрытом режиме» - с небольшим количеством участников. В основном, это были представители самого учебного центра и его военный духовой оркестр.

 

Ослабление режима ограничительных мероприятий по распространению пандемии коронавируса позволили провести официальное открытие с приглашением на мероприятие представителей общественности. Датой торжественного открытия нового мемориала избрали День памяти и скорби - 22 июня.

 

Границы массового захоронения, где лежит большинство погубленных людей, определены достаточно четко, и разночтений здесь нет. Границы обозначены на паспорте воинского захоронения. Существовали дискуссии по поводу точного установления места мемориального знака. Представители ряда поисковых и ветеранских организаций, инициативных групп, полагают, что памятник могли бы поставить немного в другом месте. Однако, по заверению командования 183-го учебного центра, знак установлен в начале массового захоронения павших воинов. В Управлении Минобороны России по увековечению памяти погибших при защите Отечества уточняют: мемориальное сооружение установлено на месте самой братской могилы (рва).

 

Необходимо учесть, что это территория воинской части, которая предназначена для выполнения определенных задач. Поэтому мемориал установлен еще и с учетом реалий сегодняшней жизни. Он расположен прямо напротив въезда на территорию учебного центра, хорошо виден, имеет прекрасной эстетическое оформление. Рядом зеленый газон, где высажены цветы. Перед мемориалом - просторная площадка для проведения торжественных ритуалов.

 

Памятник жертвам «Гросслазарета № 192» в Ростове-на-Дону

 

 

...НО  ПАМЯТЬ  -  ЖИВА!

 

Ракетный институт всегда играл важную общественную роль: военно-патриотического воспитания молодежи нашего города. Ракетчики, вышедшие из стен ростовского вуза, запускали в космос и первые спутники, и ракету «Восток-1» с Юрием Гагариным на борту. Славные традиции бережно сохранялись и передавались из поколения в поколения. Недаром городские власти, депутатский корпус не раз выступали с ходатайством возродить военный вуз в Ростове-на-Дону.

 

В 2013 году приказом министра обороны С.К. Шойгу на территорию бывшего военного института ракетных войск был переведен 183-й учебный центр подготовки младших авиационных специалистов Воздушно-космических сил РФ. Эта воинская часть тоже имеет славную 66-летнюю историю, а 98 его выпускников дослужились до генеральских званий. 183-й учебный центр не просто чтит свои традиции, но и передает их современной молодежи. Важно, что с 2016 года 183-му учебному центру присвоен статус образовательного учреждения, и теперь сюда сможет поступить любой желающий. Сегодня здесь получают военные профессии много молодых ростовчан.

 

Особая благодарность педагогическому коллективу военного учреждения за то, что здесь не просто готовят высококлассных специалистов, но и воспитывают настоящих патриотов России. Начальник 183-го учебного центра полковник А.А. Панкин награжден знаком отличия «За заслуги перед городом Ростовом-на-Дону».

 

Памятник жертвам «Гросслазарета № 192» в Ростове-на-Дону

 

Во время открытия мемориала минутой молчания почтили всех погибших в годы Великой Отечественной войны. В ходе небольшого митинга были вручены благодарственные письма тем, кто принял активное участие в создании и установке мемориала. Затем торжественным маршем мимо памятника прошли военнослужащие. Стройные шеренги, чеканный шаг, развевающиеся знамена, звенящая медь духового оркестра, подтянутые бойцы в форме военных лет. Завершилось мероприятие воинским салютом.

 

Александр ОЛЕНЕВ.

Публикация — газета «Вечерний Ростов».

 

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 647



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail