Первый бригадир и последний выбранный атаман Войска Донского

А А А

Николай Дик

Краснощеков Иван Матвеевич

 

Первый бригадир и последний выбранный атаман Войска Донского

      «Донские казачьи атаманы... В разные периоды нашей истории это словосочетание вызывало разные ассоциации и разную эмоциональную окраску: от романтического восторга до резкого неприятия. Как бы то ни было, личности этих людей, живших и действовавших на протяжении 370 лет (1550 - 1920 гг.) российской истории, вобрали в себя все богатство событий и всю противоречивость не только истории Дона, но и прошлого нашей страны» - пишет известный историк-краевед, член Союза писателей России, Михаил Павлович Астапенко в книге «Донские казаки. 1550 — 1920» [1].

        Трудно с этим не согласиться. История донского казачества многогранна и противоречива. Но она всегда тесно переплеталась с деяниями своих предводителей – атаманов. Как утверждает Андроник Минаевич Савельев [6], один из первых исследователей истории донского казачества, на Дону издревле существовал обычай ежегодного выбора всем «обществом» своего предводителя – войскового атамана. Часто выбранный атаман несколько лет занимал эту должность, но казачий обычай все равно требовал его ежегодного переизбрания. Известный герой Азовского осадного сидения Осип Петров шесть раз переизбирался войсковым атаманом. Корней Яковлев семь лет подряд избирался войсковым атаманом, а современник Петра I Фрол Минаев, участвовавший в Азовских походах, был атаманом на протяжении двадцати лет.

          Петровские реформы не могли не коснуться политического и военного устройства Войска Донского. 16 февраля 1718 года Петр I повелел быть Василию Фроловичу Фролову войсковым атаманом – третьим атаманом, «указанным императором российским», но утвержденным еще Войском Донским. Но Фролов в 1723 году умирает, и происходит событие, которое Андроник Савельев в 1870 году опишет следующим образом: «Василий Фролов скончался в 1723 году и так, как он был утвержден в звании атамана по выбору войска, то войсковой круг опять и, кажется, уже в последний раз приступил к выбору атамана. Но, к сожалению, выбор пал на лицо, недостойного этого звания: старшины и казаки выбрали войсковым атаманом, из старшин, Ивана Матвеева, который, как оказалось из дела, состоял под судом «за взятие у украинских жителей вещей и денег». «Того ради», сказано в грамоте, «наше императорское величество повелели в атаманах быть впредь до нашего указу из старшин Андрею Лопатину»» [7].

        И так, кто он был этот последний в царский период истории Войска Донского выбранный атаман Иван Матвеев? П. Н. Краснов в книге «Картины былого Тихого Дона» [2], изданной в 1909 году, утверждает, что атаман Иван Матвеевич Матвеев, по прозвищу Краснощеков, в последствие ставшей его фамилией, был храбрым казаком. Суровые Кавказские горы со снеговыми хребтами, густые дремучие леса, богатые зверем, глухие чеченские аулы с дикими и смелыми горцами, голубое море Хвалынское были знакомы Краснощёкову с самых юных лет. Мальчиком лет 15-ти, со станицей удалых казаков-охотников ушёл он на Кавказ. Охота и война с горцами научили его ездить на коне, охота и война сделали из него стрелка на редкость. В этих набегах молодой казак был ранен в ногу. Лечить было некому, да и некогда. Враг был кругом. Краснощёков с товарищами охотились за добычею едва не во вражеском стане.

        Богатырское здоровье и молодость вылечили Краснощёкова, но рана давала себя чувствовать. Краснощёков слегка прихрамывал. Однако, и раненый он продолжал свои набеги на татар и горцев. И те прозвали его «Аксак», что на языке горцев означает - хромой. Черкесы и боялись и уважали Краснощёкова. Они считали его героем. «Аксаком» пугали детей».

       Широкую известность бесстрашного воина и искусного командира Иван Краснощёков приобрёл во время знаменитой Северной войны России со Швецией за выход в Балтийское море (1700 - 1721 гг.). Пётр I очень ценил Краснощёкова. «Отважен безмерно», - говорил Пётр, поручая донскому казаку особо ответственные задания. Участвуя в персидском походе Петра I (1722 - 1723г.г.) в должности походного атамана, он разгромил армию Оттемишского султана. Быстрою лавою пронесся донской атаман с тысячью донцов и четырьмя тысячами калмыков по горным аулам. Краснощекова после этого назвали грозой Кавказа. В награду из рук Петра I получил он серебряный вызолоченный ковш [4, с. 14 - 17].

        Донские казаки уважали и ценили за ум и доблесть войскового старшину Ивана Краснощекова. Более тридцати лет он верою и правдою служил Отечеству и Дону, участвуя в многочисленных походах и сражениях. О его подвигах пели песни и слагали былины.

      В последние годы своего царствования Пётр I, стремившийся всеми силами обогатить Россию, начал войну с Персией, и в персидский поход 1722 года войскового старшину Краснощёкова назначил походным атаманом всего казачьего войска. После персидского похода атамана Ивана Матвеевича Краснощёкова назвали грозой Кавказа.

      28 января (8 февраля) 1725 года в Санкт-Петербурге умирает император Петр I. После смерти Петра Краснощеков сразу был обласкан волей новой императрицы. Указом Екатерины от 20 апреля 1726 года «Об освобождении старшины Ивана Краснощеченкова и Данилы Ефремова от ответственности за обиды, учиненные турецким подданным, о выдаче им и бывшим с ними в низовом персидском походе донским казакам утвержденных денег и об отправлении их, Краснощеченкова и Ефремова с казаками и калмыцкими на службу в крепость СВ. Креста – первого в звании походного атамана, а второго – полковника» [3] с Петра снимаются все прежни обвинения, помешавшие ему остаться в должности выборного атамана Войска Донского.

      Со вступление на престол императрицы Анны Иоанновны почести в адрес Петра Краснощекова продолжились. Указом от 18 декабря 1735 года «О выдаче старшине Краснощеченкову на расходы 500 руб. и о награждении его золотой медалью с портретом императрицы, саблей и 500 руб. Денег» он впервые отмечается за свои боевые заслуги, но в указе опять неверно упоминается его фамилия – не Краснощеков, а Краснощеченков. В указе говорилось, что «бывшему здесь донскому старшине Ивану Краснощеченкову для здешнего же пребывания выдать из остаточной для Войска Донского суммы 500 рублев, да за многие его верные службы во знак нашей, императорского величества, к нему милости дана медаль золотая с портретом нашего императорского величества, алмазами обложенная, да в награждение денег 500 рублев; ему же велено дать в Москве саблю хорошую, о которой наше императорское величество показанной к нему милости сия наша грамота к вам, Войску Донскому, с ним, Иваном Краснощеченковым, послана, дабы зная о сем, другие к верной и ревностной нашему императорскому величеству службе тому подражали. И как вы сею нашу, императорского величества, грамоту получите, и вам в том ведать. Писано в Сакт – Петербурге декабря 18 дня, 1735 года. № 11146» [3].

      В Указе Анны Иоанновны от 16 марта 1738 года «О пожаловании старшины Ивана Краснощёкова чином бригадира» в частности отмечалось: «Сего марта 4 дня пожаловали Мы войска Донского старшину Ивана Краснощекова за его показания, долговременную и ревностную службу, действительным армейским бригадиром с принадлежащим к тому армейским жалованием, о чем ему, за подписью нашей, императорского величества, собственной рукой и за государственной печатью патект дан, а к воинским командам для ведома указы посланы, особливо же вам, Войску Донскому, повелеваем, дабы вы оного Краснощекова за действительного армейского бригадира имели и почитали, и полеже он и без того, ико старший нал всеми прочими старшинами, первенство имеет и яко действительно армейский бригадир под командой войскового атамана быть не может, того ради, когда впредь какие наряды Войску Донскому по указам нашего императорского величества учинены и ему, бригадиру, при оных присутствовать повелено будет, то быть ему в тех походах главным командиром. И как вы сию, нашего императорского величества, грамоту получите, и вам ведать и чинить по сему нашему указу. Марта 16 дня, 1738 года. № 4248» [3].

       За первым Указом последовал второй, от 23 марта 1738 года – «О пожаловании бригадиру Ивану Краснощекову золотой медали с изображением коронации, украшенной алмазами»: «Божьей милостью, Мы, Анна, императрица и самодержица Всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая. На Дон, в нижние и верхние юрты, нашим атаманам и казакам, войсковому атаману Даниле Ефремову и всему нашему Войску Донскому. Пожаловали Мы новоопределенному Войска Донского бригадиру Ивану Краснощекову, за его долголетнюю и верную службу, сверх данного ему в 735 году медали ныне другую медаль золотую с изображением нашего императорского величества коронации, обложенную алмазами. И как вы сию, нашего императорского величества, грамоту получите, и вам о том ведать. Писано в Санкт - Петербурге, 1738 года, марта 23 дня. № 4672» [3].

       На этом почести в честь славного донского атамана не закончились. В конце марта этого же года последовал еще один указ – «О назначении бригадиру Ивану Краснощекову жалования по рангу и сверх того за приезд в С. – Петербург ему и прибывшим с ним старшинам и казакам жалования на сабли и ковши и прогонных денег». В указе, в частности, отмечалось: «Указали мы, императорское величество, новопожалованному войска Донского из старшин бригадиру Ивану Краснощекову надлежащее по тому рангу жалование и на денщиков на весь нынешний 738 год, да сверх за приезд в награждение 700 руб., особливо же прибывшим при нем от помянутого войска старшинам, есаулам, писарю и казакам за службы их в награждение нашего императорского величества жалования против прежних дач, а именно: старшинам Федору да Андрею Краснощековым жалование по 150 руб., на сабли по 30 руб., да на ковши по 150 руб., есаулам Алексею Краснощекову, Петру Болдырю, Леонтию Лукьянову и писарю Григорию Осипову жалование по 60 руб., да на сабли по 15 руб., сотнику Василию Матвееву да рядовым 6 человекам жалование по 40 руб., да на сабли по 7 руб. с полтиной, сверх того на ямские подводы старшинам двум на 4, есаулам, писарю, сотнику и рядовым на 11, итого на 15 подвод прогонные деньги по 3 руб., 75 коп. на подводу, 56 руб. 25 коп. выдать в Москве из Военной конторы из наличной воинской суммы по получении указа, конечно, на другой день и рационные деньги выданы ему, бригадиру Красношекову в Санкт – Петербурге из Провиантской конторы, а впредь по рангу его жалование давать из крепости Св. Анны из воинской же суммы по третям года, как и прочему генералитету и офицерам производится. И как вы сию, нашего императорского величества, грамоту получите, и вам о том ведать. Писан в Санкт – Петербурге, марта 30 дня, 1738 года. № 5016» [3].

       Такое пожалование было с одной стороны признанием заслуг самого Краснощекова, а с другой – храбрых казаков Войска Донского.

       В 1741 году разразилась очередная война между Россией и Швецией. В августе 1742 года русские войска под командованием генерал - фельдмаршала П. П. Ласси окружили шведскую армию лантмаршала графа Карла Эмиля Левенгаупта в районе города Гельсингфорса (шведское название финского города Хельсинки), отрезав шведам дальнейшее отступление к городу Або (шведское название финского города Турку).

       В это же время русский флот преградил путь шведов со стороны моря. В войсках Левенгаупта заканчивалось продовольствие и фураж. На военном совете шведы решили идти на прорыв. Для этого необходимо было найти слабые места в русских позициях. Разведка боем была поручена отряду лейб-драгуна майора Шаумана (Шумана). В это время Иван Краснощёков во главе сотни казаков объезжал дозором позиции русских войск. 12 августа 1742 года шведский разведотряд Шаумана и казачья сотня Краснощёкова встретились у деревушки Бомбеле (Бембеле) [5]. Этот бой стал для прославленного донского атамана последним... Подробности гибели Ивана Краснощекова не известны, но они со временем обросли всевозможными слухами и легендами. По одной из них, невзирая на численный перевес врага, казачий бригадир сразу схватился с четырьмя солдатами неприятеля. Двоих тут же уложил шашкой. Но один из нападавших успел выстрелить и ранить лошадь Краснощёкова. Обезумевший от боли аргамак понёс своего наездника, не разбирая дороги, и увяз в ближайшем болоте. Донской атаман, сам трижды раненный, выполз на маленький островок и продолжал отстреливаться. Майор Шауман приказал застрелить Краснощёкова прямо в болоте. По другой - был приказ взять знатного казака живым, но шведы знали, что это невозможно, и предпочли убить его, не подходя близко. По третьей версии, шведам всё-таки удалось захватить тяжело раненного Краснощёкова в плен и жестоко казнили.

      Гибель армейского бригадира Ивана Матвеевича Краснощёкова шведы праздновали как большую победу. В одном финском псалтыре была найдена надпись: «Считали не малым счастием, что полководец казаков Краснощёков во время перепалки со шведами лейб-драгуном майором Шуманом загнан в болото, где и умер; по мнению всех, он стоил бы нам дорого» [4].

       Один из участников этих сражений, сержант Черниговского пехотного полка Савва Пархомов, так впоследствии описывал гибель прославленного донского атамана: «И прошед наша армия вперёд версты четыре и виден был Гельсингфорс через залив и суда шведские, из которого места послан бригадир Краснощёкой с казаками для проведывания дороги от Гельсингфорса к Абову, чтобы шведов не выпустить из Гельсингфорса, где и поехал в леса и болотами, маленькими дорожками, то от шведских солдат оной Краснощёкой уйтить не мог - в болоте лошадь увязла, то тут его солдаты ранили и взяли в полон и привезли в Гельсингфорс к князю Ивальгутову токмо уже от ран скоро он умре и мёртвое тело прислали к нам шестернёю и сыну его отдано».

       Фельдмаршал Ласси добратился к шведскому командованию с просьбой выдать тело легендарного атамана. Шведы согласились, и казаки привезли в русский лагерь облачённое в парчовый кафтан тело Ивана Краснощёкова, где при большом стечении народу ему были отданы последние воинские почести.

       Сын отважного донского казака, будущий легендарный донской полководец, генерал-майор и вечный шеф 6-го Донского полка Фёдор Иванович Краснощёков вёз тело прославленного атамана через всю страну, чтобы похоронить его в родной донской земле. Бытует легенда, что тело Краснощекова обложили травами и залили медом, и в таком состоянии оно было доставлено сыном Федором с небольшим отрядом донцов в Черкасск, где и было захоронено на кладбище Преображенской церкви. Прах Ивана Матвеевича Краснощёкова по сей день покоится на Преображенском кладбище в станице Старочерскасской, бывшей в ту пору городом Черкасском - столицей Войска Донского.

       О смерти атамана Краснощёкова казаки сложили песню, в которой он представлен живым в плену у шведов:

…Приуныли, приумолкли в саду пташечки.

Так приуныло, приумолкло войско Донское,

Что без верного молоденького садовничка,

Что без верного служителя Государева.

Без Ивана Матвеевича Краснощёкова.

Как взяли добра молодца в полон шведы.

Повели добра молодца к князю Ивальгутову,

Как Ивальгутов князь добра молодца стал спрашивать:

«Ты в каком чине, молодец, служишь Царю Белому?

Аль ты сотником служишь, аль полковником?»

Речь возговорит Краснощёков Ивальгутову:

«Я служил Царю Белому ровно тридцать лет,

Я не сотником служил, не полковником,

Я служил молодцом, рядовым казаком!»

«Вот ты врёшь, добрый молодец, облыгаешься:

На тебе-то платье - не казацкое,

На тебе-то была сбруя бригадирская!

Я хочу тебя, добра молодца, просить просьбою:

Ты служил Царю Белому ровно тридцать лет,

Послужи ты царю шведскому хоть три года...»

Как возговорит Краснощёков Ивальгутову:

«Ах, была бы при мне если сабля острая,

Послужил бы я над твоей буйной головушкой!» [5].

        Слава великого донского атамана была столь велика, что очень уж не хотелось казакам верить в его гибель. И, несмотря на то, что свой боевой путь Иван Матвеевич Краснощёков закончил в чине бригадира (в Табели о рангах чин бригадира находился между полковником и генерал-майором и относился к генералитету), в казачьих преданиях о нём часто упоминают как о «Генералушке Краснощёкове».

Литература:

1. Астапенко М. П. Донские казаки 1550—1920. — Ростов н/Д: Логос, 1992

2. Краснов П. Н. Картины былого Тихого Дона: краткий очерк истории Войска Донского для чтения в семье, школе, войсковых частях. – СПБ., 1909.

3. Лишин А.А. Акты, относящиеся к истории Войска Донского. Том II. Часть I. – Новочеркасск, 1894.

4. Мякинченко В. Генерал Федор Краснощеков //Земля Сулинская: время и лица /В.А. Мякинченко. – Красный Сулин: Сулинполиграфсервис, 2005. – с. 14-17.

5. Нови С. Ю. «Атаман Иван Матвеев, по прозванью Краснощёков» из цикла статей «Дела давно минувших дней...». Часть 16. – Газета «Южная столица. Домовладелец».

6. Савельев Е. П. История казачества с древнейших времен до конца XVIII века. Историческое исследование в трех частях. Часть ІII. Дон служит русским царям. – Новочеркасск, 1915 г.

7. Савельев А. М. Трехсотлетие Войска Донского. 1570 – 1870 гг. Очерки истории донских казаков. – Спб., 1870.

***

(Из книги Дик Н.Ф. Страницы истории донского края: статьи и очерки. – Ростов н/Д: Феникс, 2012. – 238 с.)

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1700



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail