Полноводный Темерник

А А А

Меня давно интересовало историческое утверждение: в 1695 году Петром I на речке Темерник построены верфи, где ремонтировались корабли. Эта легенда передаётся если не из уст в уста, то от одного краеведческого труда к другому. Значит, Темерник был полноводным? Или свидетели преувеличивают? А если река действительно широка и глубока, то почему к началу XX века она стала узким грязным ручьём?

Проследить изменения в судьбе реки можно по различным свидетельствам: запискам путешественников, решениям городских властей, фотографиям, рисункам (где-то за уродливыми ларьками в переходе на Будённовском от глаз скрыто великолепное мозаичное панно, посвящённое первому Азовскому походу Петра I, и которое городские власти никак не осмелятся вернуть горожанам). Помимо этих источников есть картографические. У меня страсть к изучению географических карт, особенно исторических. Вопрос о Темернике возник, и осталось проверить, насколько документальные свидетельства соответствуют тому, что можно увидеть на планах и картах Ростова разного времени?

В римскую эпоху греческие поселения на Дону представляли собой целую систему городищ из девяти поселений. Кажется, такое удобное место, как устье Темерника, должно заинтересовать поселенцев. Но греки уцепились за другой участок, в нескольких десятках километров ближе к морю, где и построили Танаис – укреплённый и благоустроенный город со стенами, рвами, пристанью, каменными строениями... Остальные же поселения, судя по раскопкам, соорудили наспех, они однообразны и безымянны, «воздвигали» там не храмы со статуями, а обмазанные глиной камышовые хижины. Такое городище расположилось и в устье Темерника, на левом берегу. Думаю, что сегодня неплохо выглядел бы в центре Ростова фрагмент этого исторического объекта, но археологический памятник давно утрачен. На карте от 1768 года что-то похожее на развалины изображено, а на карте 1781 года их уже нет.

Климат до V века н.э. был мягким: урожаи пшеницы обильны, скотоводство процветало, даже золото мыли. В метрополию потоками перевозили на галерах зерно и рабов. Главное: место выбрано рыбное, осетры да шемая косяками шли туда на нерест. Похоже, что в то время Темерник действительно полноводен. Но насколько?

Недавно прочёл, что кладбище греки устроили там, где через две тысячи лет построили железнодорожный вокзал. Забавно, что ширина трёх надпойменных террас Темерника в нижнем течении – около двух километров, а вокзал построен аккурат посередине этого пространства. Неужели Темерник II века н.э. имел настолько узкое русло, что пойма была сухой и даже не заливалась весной? Невероятно! Скорее всего для некрополя нашлось бы более высокое и защищённое от воды место. Древнее кладбище под Ростовским вокзалом – байка, выдумка.

Греки до V века из этого и других поселений нижнего Дона в конце концов ушли. Исход совпал с погодными изменениями: римский климатический оптимум завершился, началось похолодание – пессимум раннего средневековья. Страна обезлюдела, торговые пути изменились, по степи иногда проходили кочевники. Что тут происходило до конца XVIII? Не нашёл я упоминаний о небольшой речке. Непонятна даже этимология названия «Темерник». От тюркского «демир» – «железо»? От кипчакского «темир» – «чистый»? От «Темеринда» – «мать моря»? Очень хочется, чтоб Темерник означал «чистый».

Возвращаюсь к упомянутому выше событию 1695 года. В марте начался первый азовский поход Петра I. По городской легенде царь похвалил вкусную воду Богатого источника, даже искупался в нём и за одно отремонтировал корабли в Темернике. Последнее вовсе не означает, что речка в те времена была широка и глубока: Пётр застал весеннее половодье. Донская вода ежегодно до краёв заполняла пойму Темерника, в том числе и весной 1695 года. Вряд ли речку на этом основании можно считать и «судоходной»; эту мантру очень любят повторять современные протестанты от экологии. Небольшие суда с малой осадкой при большой воде действительно могли подняться на полкилометра от Дона (до нынешней Большой Садовой) и то в пределах двухметровой глубины у восточного берега, но дальше начиналась залитая тёплой водой пойма. Для нереста – самое то, но для кораблей... Куда им плыть-то? Да и отчего-то позднее река потеряла своё «судоходное» значение.

О полноводности реки «вспомнили» при Елизавете Петровне. Официально считается, что в 1749 году указом Елизаветы Петровны именно в устье Темерника на месте древнегреческого поселения учредили таможню и порт. Но цитата из этого документа говорит об этом как-то не так: «Для сбору тарифов и внутренних пошлин с привозимых из турецкой области и отвозимых из России за границу товаров таможню учредить по реке Дону вверх от устья реки Темерник против урочища, называемого «Богатый колодезь». Так где построили таможню? На Темерничке или на Богатяновском спуске?

В 1761 году построенной крепости Елизавета Петровна присвоила имя св. Дмитрия Ростовского. К этому времени относится план местности от 1761 года. Поразительно, что никакой таможни в устье Темерника нет! А на карте 1768 года «Пристань» (литер Х) и «Портавая тамо(ж)ня» (литер Z) обнаруживаются... на Дону у Богатого источника. На высоком берегу, прямо над указанными строениями, высятся крепостные защитные редуты и бастионы. Попробуйте, басурманы, сунуться!

Уже на следующий год после своего основания в 1749 году «молодая» таможня начала торговые операции. Но ни она, ни «торговый порт» в устье Темерника на планах так и не появился. Как ни удивительно, как раз напротив крепости на левом берегу Дона на картах отмечено... Темерницкое озеро. Похоже, что таможня XVIII века к реке Темерник не имеет никакого отношения.