Потомок испанского республиканца охраняет развалины старинного особняка

А А А

 

Сказ про то, как мы нашли цыганский табор в центре Ростова и спасали оттуда общественное имущество

 

Активисты Ростовского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры совместно с представителями администрации Ленинского района совершили выход к старинному особняку на улице Донской, который является объектом культурного наследия. Целью совместного выхода стала проверка информации о том, что похищены материалы предназначенные для консервации здания дореволюционной постройки. Отчет о мероприятии получился сложным и поместился в трех главах.

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ: СТАРЫЙ ДОМ

 

О «доме-призраке» на пересечении улицы Донской и Соборного переулка мы писали еще в марте 2011 года, поместив его в «список обреченных»: тех самых красивых зданий, построенных ростовскими купцами до революции, которые сегодня остались без ухода и стремительно разрушаются. Нынешние краеведы называют этот дом «открыточным»: его очень часто рисуют художники, выходя на пленэр в улочках Старого Ростова, его фотографируют туристы. Уж очень здорово он смотрится на фоне золотых куполов кафедрального собора.

 

 

Не случайно этот особняк вошел под номером 53 в Перечень памятников истории и культуры местного значения, принятых на государственную охрану постановлением губернатора Ростовской области от 27 января 2010 года как «доходный дом А.Г. Гутерман».

 

Согласно документам из фондов Донской государственной публичной библиотеки, в 1898-1904 годах здание принадлежало Аарону Григорьевичу Гутерману, владельцу «картонажно-коробочного предприятия». Его дом на улице Донской, был выполнен в богатом убранстве, с «бальной залой» на втором этаже, с каменными оштукатуренными рельефами и массой мелких деталей декора, которые утрачены за последние годы. После революции и вплоть до 2010 года в доме находились коммунальные квартиры и торговое учреждение. Денег на текущий ремонт этого старинного особняка не выделялось, постепенно оно пришло в аварийное состояние.

 

Дом Гутермана

Вверху - фото март 2011 года, внизу - декабрь 2019-го. Изменения к худшему налицо. Еще немного, и этот красивый особняк с давней историей окажется утраченным для Ростова

Дом Гутермана

"Дом Гутермана": вид со стороны Донской улицы, в направлении Соборного переулка

Дом Гутермана

 

- Здание является объектом культурного наследия, потому не подлежит сносу. К настоящему времени все жильцы расселены, однако дом никем не управляется, и охранные обязательства выполнять некому, - обозначила проблему заместитель главы администрации Ленинского района Наталья Леонидовна Воейкова. - Бюджетные средства на содержание этого памятника также не выделяются, поэтому сейчас рассматривается вопрос о передаче здания в Федеральную собственность. А чтобы обеспечить сохранность помещений, по инициативе председателя Ростовского отделения ВООПИиК Александра Олеговича Кожина принято решение загородить двери и окна плитами ДСП, чтобы предотвратить проникновение в здание посторонних лиц.

 

 

ГЛАВА ВТОРАЯ: ПОСЛЕДНИЙ ЖИЛЕЦ

 

И все-таки в «доме Гутермана» один жилец остается по сей день. Это Сергей Михайлович Кварцов, человек непростой судьбы. У него весьма импозантная внешность: кожаная куртка, камуфляжные брюки и ковбойская шляпа, лихо надвинутой на глаза. В таком облике Сергей Михайлович примелькался многим ростовчанам.

 

Потомок испанского республиканца Сергей Кварцов

Сергей Кварцов на открытии памятника ростовскому скрипачу Моне.

 

Потомок испанского республиканца Сергей Кварцов

Сергей Кварцов возле своего дома на Донской-Соборном

 

О себе Сергей Михайлович рассказывает следующее. Он потомок испанского республиканца, в 30-е годы ребенком вывезенного в Советский Союз. Мама в годы войны пережила оккупацию в Ростове. Девочку-подростка вместе с мамой (бабушкой Кварцова) приводили в полуподвальное помещение на улице Донской, где находилось гестапо. Допрашивали на причастность к семье военнослужащего. А теперь в доме, где гестаповцы когда-то пытали его маму, обитает сам Сергей Михайлович. Как же он здесь оказался? И это тоже длинная история...

 

По словам Сергея Михайловича, в советское время он жил в Украине, работал в МЧС, много поездил по миру. Потом пенсия. Прошлым летом вместе с пятерыми товарищами Кварцов приехал на заработки в Россию.

 

- Мы ехали из Луганска в Нижневартовск, где нам обещали жилье и работу. Меня дольше всех задержали на российской границе. Долго изучали документы. Через границу пропустили, но мои товарищи не дождались и уехали в Ростов. 8 июля я прибыл на вокзал Ростова, но не застал своих попутчиков, которые увезли общие наши средства на дорогу. Пришлось остаться в южной столице. У меня с собой имелся музыкальный синтезатор, летом я играл мелодии на набережной, этим зарабатывал на хлеб. А когда увидел старый опустевший дом на улице Донской, сразу вспомнил, что мне его показывала мама, говорила, что здесь ее допрашивали и били гестаповцы. Ради памяти мамы решил привести помещение в порядок и обеспечить сохранность. Заодно и поживу здесь, пока не определится ситуация с трудоустройством в Нижневартовске, - рассказал Сергей Михайлович Кварцов.

 

Из помещения на первом этаже новый жилец вытащил пару тонн мусора. Побродил по пустым этажам туда-сюда, перенес сюда мебель, бытовые предметы, и даже книги, составив небольшую библиотеку. Здесь имеется туалет, причем канализация в рабочем состоянии. А несколько фитильков, горящих в плошке с отработанным маслом, обеспечивают вечером и свет, и тепло в небольшой комнате, что Кварцов оборудовал под спальню.

 

Потомок испанского республиканца Сергей Кварцов

Для спальни Сергей Михайлович выбрал самую маленькую комнату, но зато ее легче обогревать

 

Потомок испанского республиканца Сергей Кварцов

Плошка с отработанным машинным маслом + фитилёк = средство освещения

 

Потомок испанского республиканца Сергей Кварцов

Несколько горящих плошек с отработкой + несколько фитильков = средство отопления

 

В администрации Ленинского района не стали возражать против такого постояльца: он не пьянствует, присматривает за домом и наводит здесь порядок. Когда закрывался мебельный магазин на соседней Ульяновской улице, Кварцов, представившись активистом общества охраны памятников, выпросил у хозяйки несколько больших листов ДСП _ для консервации здания на улице Донской. Ему пошли навстречу и даже выделили тележку для транспортировки негабаритного груза. Сергей Михайлович единолично перетащил листы к дому. Поскольку они не пролезали ни в двери, ни в окна, оставил на ночь на улице, прислонив к воротам в нише. А утром обнаружил, что листы пропали.

 

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ: ВЫЖИВШАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

 

В старом Ростове прекрасно работает разведка в лице бдительных соседей. Примерно через час Сергей Михайлович выяснил, что похищенные деревостружечные плиты находятся во дворе соседнего дома на улице Ульяновской. Которое тоже, кстати, является объектом культурного наследия (это «дом Степана Акимова»).

 

Дом Акимова

В бывшем особняке купца Степана Акимова сегодня обитает цыганский табор

Дом Акимова

 

«Группа быстрого реагирования», в которую вошли Александр Олегович Кожин, замглавы Ленинской администрации Наталья Леонидовна Воейкова, потомок испанского республиканца Сергей Михайлович Кварцов и специальный корреспондент «Вечернего Ростова», решительно распахнула ворота бывшего особняка купца Акимова, через темную арку прошла во внутренний дворик и... попала в цыганский табор!

 

«Двор-колодец» старого дома оказался окруженным несколькими ярусами балконов, и с каждого на нас смотрели десятки глаз - в основном женщин и детей. Нас молча разглядывали, словно экспедицию Джеймса Кука, словно решая, что с нами делать. Но мы точно пришли по адресу: искомые плиты ДСП стояли тут же, прислоненные к стене.

 

Цыгане в Доме Акимова

Дворы-колодцы бывают не только в Питере, но и в Ростове!

 

Цыгане в Доме Акимова

Детвора всегда любопытна

 

Цыгане в Доме Акимова

Вот оно, нагло похищенное общественное имущество!!!

 

Тишина закончилась, едва только корреспондент «Вечернего Ростова» поднял фотокамеру и сделал первый кадр. Тихий щелчок сдетонировал истошным женским криком: «Зачем снимаешь, ты, с@ка!», и двор взорвался. Завизжали женские голоса, заплакали дети. Любопытные лица вмиг исчезли с балконов. Сверху выплеснулась какая-то коричневая жидкость с подозрительным запахом, к счастью, никого не задевшая. А к нам вышли в качестве переговорщиков двое подростков, как видно, самых старших мужчин в таборе на тот момент.

 

Цыгане в Доме Акимова

Цыганские дамы тоже вышли во двор. Парни застеснялись и фотографироваться отказались

 

Знакомство поначалу было нервным, но после того, как была показана безусловная улика - листы ДСП, и объявлено предупреждение вызвать полицию для разбора, молодые цыгане снизошли до объяснений. Оказывается, здесь обитает многочисленная семья Иваненко из табора, что в поселке Александровка под Азовом. В Ростове они подметают улицы по контракту с предприятиями ЖКХ, а бывший дом купца Акимова снимают для временного постоя.

 

- Зачем же вы листы ДСП своровали?! Это ведь собственность общества охраны памятников! _ сурово напустилась на Руслана Иваненко и его брата замглавы Ленинской администрации Наталья Воейкова.

 

- Мы не только листы подбираем, мы все сюда тащим, что плохо лежит. Вот покрышки, никому не нужны? - молодой цыган показал уложенные вряд автомобильные колеса, какие-то коробки, мешки, трубы, рамы и прочий хлам, заботливо уложенный вдоль забора.

 

- Так! - железным тоном Наталья Леонидовна объявила ультиматум. _ Чтобы через полчаса все плиты ДСП стояли на том месте, где были вчера. Иначе вызываем полицию, оформляем кражу общественного имущества.

 

Идея перетаскивать обратно тяжеленные деревостружечные плиты явно не понравилась ромалам. После недолгого совещания выяснилось, что у одного болит нога, второму срочно надо ехать на работу. И вообще, лучше всего ДСП перетащить завтра. Этому давали клятвенное обещание.

 

Надеяться на цыганское «завтра» мы не стали. Неподалеку находилась заранее подготовленная бригада рабочих. Молчаливые мужики зашли во двор и стали вытаскивать плиты на улицу.

 

Цыгане в Доме Акимова

Цыгане в Доме Акимова

 

Ромалы сразу потеряли интерес к трудовому процессу и куда-то исчезли. Лишь сверху на балконах снова заблестели из-под перил любопытные детские глазенки. Экспедиция Джеймса Кука с чувством выполненного долга и без потерь покинула цыганский остров в центре старого Ростова.

 

Все плиты ровно через полчаса опять стояли в нише у ворот «дома Гутермана». А Сергей Михайлович обсуждал с мужчиной из соседнего дома, как лучше заделать окна и двери. Сосед пообещал выделить электролобзик, шуруповерт и длинные саморезы. Вся округа заинтересована в дом, чтобы «дом Гутермана» перестал быть помойкой.

 

Потомок испанского республиканца Сергей Кварцов

Вверху: Сергей Михайлович Кварцов на фоне спасённых листов ДСП. Внизу: участники спасательной экспедиции

Потомок испанского республиканца Сергей Кварцов

 

ЭПИЛОГ: С НАДЕЖДОЙ НА КОНСЕРВАЦИЮ

 

- Идея консервации заключается в том, чтобы предотвратить проникновение посторонних лиц на территорию пустующего здания, пока не определятся его дальнейшая судьба и хозяин, - прокомментировал председатель Ростовского регионального отделения ВООПИиК А.О. Кожин. - Таким образом, заколотив окна и двери на нижнем ярусе, мы в этом году законсервировали «дом Кисина» на улице Московской, 72. «Дом Гутермана» тоже можно спасти, несмотря на его плачевное состояние. Мы ожидаем постановление о его передаче в федеральную собственность. А после здание сдадут в долгосрочную аренду за символическую плату _ один рубль за квадратный метр. Интерес к «дому Гутермана» уже проявила коммерческая фирма, представители которой приезжали, осматривали здание. Есть и проектировщики, которые уже наметили план реставрации. Надо только сохранить здание до лучших времен.

 

Алекс ОЛЕНЕВ (текст, фото).

Публикация — газета «Вечерний Ростов».

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 334



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail