Похититель велосипедов стал наводчиком в крупной краже (из криминального прошлого 70-х годов)

А А А
 
 
Ветеран правоохранительных органов Ростова-на-Дону Николай Данилович Курило вспоминает о работе следователей в советское время. О том, как благодаря кропотливой и внешне неприметной работе раскрывались самые сложные преступления, которые современные следователи называют «глухарями».
При большом количестве уголовных дел, находящихся в производстве у следователей, трудно обеспечить полноту и всесторонность расследования, особенно когда речь идет о раскрытии неочевидного преступления. Хочу рассказать о случае из моей следственной практики 70-х годов - как была найдена и возвращена хозяевам крупная сумма денег, при отсутствии очевидных доказательств.
                                                  *
В советской торговле автомобили были дефицитом, как и многое другое. Чтобы купить железного коня, люди записывались в многомесячную очередь и были вынуждены хранить дома крупные суммы денег. Так было и в этом случае. Когда ростовчанин Н. получил сообщение, что подходит его очередь, он приготовил наличные и хранил их дома в шкафу, чтобы в нужный момент оплатить свой долгожданный автомобиль.
Лозунг «Храните деньги в сберегательных кассах» был тоже очень актуальным. В один из дней, намереваясь пересчитать собранные деньги, мужчина обнаружил их пропажу. Потерпевший и его жена не знали кого подозревать в этом преступлении. Следов взлома на дверях не было. Ничего не мог сказать и сын - ученик пятого класса.
                                                  *
Расследуя это дело, я обратил внимание на слова мальчика, что к нему иногда заходили друзья. После нескольких бесед я выяснил, что один из одноклассников чаще других бывал в гостях. Жил он в неполной семье и состоял на учете в детской комнате милиции. С ним уже беседовали инспектора инспекции по делам несовершеннолетних, но мальчик утверждал, что ничего не знает о краже денег.
Понимая, что официальный допрос не принесет положительных результатов, я опять стал беседовать с сыном потерпевшего, обращая внимание на любые мелочи. Вскоре мне стало известно, что у мальчика не так давно пропадали ключи от квартиры, а через несколько дней он обнаружил их в своем портфеле.
И еще одно обстоятельство всплыло на поверхность после таких бесед. Оказалось, что мальчик со своим другом угонял чужие велосипеды. Они снимали с них детали, а рамы зарывали в землю на берегу Дона. С согласия потерпевшего, я стал выезжать с его сыном на речку и вооружившись лопатой, производил раскопки. В одну из поездок мы обнаружили велосипедную раму. В другой раз на некотором расстоянии были обнаружены еще две велосипедные рамы, закопанные в песок.
 
Плакаты о советской милиции
                                                 
Мои коллеги-следователи посмеивались, наблюдая как я таскаю в свой кабинет велосипедные рамы. Говорили, что я вместо раскрытия серьезного преступления, занимаюсь мелкими кражами велосипедов. Но эти рамы стали основанием для серьезного разговора с подозреваемым школьником и его мамой. Я официально пригласил их к себе в кабинет на допрос.
В ходе беседы школьник сознался, что, находясь в гостях, он однажды увидел, как сын потерпевшего перекладывал какой-то пакет. На вопрос, что в нем, ответил: скоро у папы подходит очередь на машину и он собирает деньги на покупку.
Мальчик рассказал об этом случае своему взрослому знакомому. Так в деле появился реальный подозреваемый - слесарь завода «Ростсельмаш», ранее не судимый, с положительной характеристикой. Однако он обладал навыками изготовления ключей и желал быстро обогатиться.
Вскоре школьник признался, что взрослый друг подговорил его украсть ключи у товарища, пообещав щедрое вознаграждение - несколько сотен рублей. Мальчик, живущий без отца и вынужденный воровать велосипеды, был польщен расположением к нему взрослого мужчины и согласился принять участие в краже.
Преступник понимал, что в квартире должно быть от восьми до девяти тысяч рублей, что составляло в то время стоимость автомашины, и поэтому был готов был выделить своему несовершеннолетнему соучастнику несколько сотен рублей. В один из дней мальчик совершил кражу ключей из портфеля товарища, и вечером передал ключи слесарю. Тот на работе изготовил дубликаты, а подлинные ключи опять были подброшены в портфель.
Так была разгадана первая часть криминальной шарады.
                                                 *
На основании показаний несовершеннолетнего я задержал взрослого преступника. В его квартире был произведен обыск, но ни денег, ни дубликатов ключей от квартиры потерпевшего обнаружено не было. На допросе подозреваемый и его жена категорически отрицали причастность к совершенной краже.
Прошли сутки со дня задержания подозреваемого. Через 48 часов я обязан был или предоставить неопровержимые доказательства его вины, или освободить из-под стражи. Мне пришлось еще раз пригласить мальчика и попросить вспомнить все, что говорил ему взрослый дядя. И школьник припомнил его слова: милиция никогда не найдет похищенных денег, так как они запрятаны глубоко.
Проанализировав эту информацию, я сделал вывод о том, что деньги должны быть зарыты в землю где-то в частном секторе. Это позволило мне исключить из списка возможных соучастников всех знакомых слесаря, проживающих в многоквартирных домах. Так под номером один в списке оказался знакомый вора, работавший с ним в одном цеху и проживавший в частном секторе. Однако обратиться в прокуратуру за санкцией на обыск в домовладении этого гражданина, полагаясь только на мою интуицию, я не мог.
                                                  *
Учитывая, что работать по этому делу приходилось и в нерабочее время, я решил рискнуть и воспользоваться нормой закона, позволявшей следователю произвести обыск без санкции прокурора, если следственное действие в экстренных случаях приходится в неурочное время, когда прокурор не работает. В данном случае на мне лежала обязанность в течение суток уведомить прокурора о проведенном обыске и полученных результатах.
Ранним утром с несанкционированным постановлением о производстве обыска я вместе с работником уголовного розыска выехал к новому подозреваемому. Тот не отрицал, что поддерживает хорошие отношения со слесарем, но тот несколько месяцев подозреваемый не приходил к нему в гости. Я почувствовал, что нахожусь на верном пути и сказал, что дом мы будем обыскивать позже, а сейчас необходимо осмотреть приусадебный участок. Пригласив хозяина дома во двор, я повернулся к оперативнику и громко, чтобы хорошо слышал хозяин дома, сказал:
- Это большой земельный участок, чтобы провести тщательный обыск необходимо не менее двадцати человек с лопатами! Надо ехать в райотдел и просить людей.
                                                  *
Работник уголовного розыска уехал, а я понял, что и с двадцатью лопатами мне трудно будет обнаружить спрятанные деньги. Но не показывая вида, я предложил хозяину дома присесть за столик под вишней и призывая на помощь все свое красноречие стал убеждать хозяина, что мы перекопаем всю землю, но похищенные деньги найдем, и тогда он как соучастник преступления, будет привлечен к уголовной ответственности. Я призывал к его совести, необходимости сохранить свое честное имя.
И мои аргументы подействовали! Поразмыслив некоторое время, мужчина сам взял лопату и по бетонной дорожке, ведущей вдоль стены дома, пошел в сторону калитки. Пройдя 4-5 метров, он остановился и стал копать между дорожкой и стеной дома.
С глубины примерно 70 сантиметров он вытащил целлофановый пакет, где находилась металлическая баночка и передал его мне. Место захоронения денег абсолютно не выделялось чем-нибудь от других участков почвы и я подумал, что даже перекопав весь участок, мы могли не обнаружить спрятанные деньги.
Учитывая, что вещественные доказательства были выданы добровольно, я составил протокол добровольной выдачи и допросил хозяина об обстоятельствах, при которых пакет с деньгами был спрятан вором на территории земельного участка.
 
   Плакаты о советской милиции                                                           
 
Вернувшись в отдел, я вызвал задержанного для допроса и предложил ему добровольно рассказать об обстоятельствах совершенного преступления. Слесарь категорически все отрицал, но когда я аккуратно достал пакет с деньгами и положил на край стола, он только удивленно посмотрел на меня...
Проинформировав прокурора о результатах расследования, я услышал слова благодарности и указание передать дело другому следователю, специализирующемуся на расследовании уголовных дел по делам несовершеннолетних. Я выполнил указание прокурора и передал дело. Через некоторое время преступник был осужден, а в отношении лиц, оказавших содействие в раскрытии преступления, уголовное преследование было прекращено.
 
Николай КУРИЛО, ветеран МВД, подполковник в отставке.
 
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1282



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail