Почему наркоманы никогда не говорят "завтра" (реабилитационный центр "Спарта")

А А А
 
Ростовчанин Михаил Волош известная личность в музыкальных кругах нашего города. Он выпустил более десятка альбомов с авторскими песнями, побеждал на конкурсе «Шансон в Ростове», и сегодня активно участвует в нескольких творческих проектах.
Есть у Михаила и другая известность, среди тех, кто преодолел свою тягу к наркотикам и сейчас помогает «слезть с иглы» другим наркоманам. Волош работает консультантом в реабилитационном центре помощи наркозависимой молодежи «Спарта».
 
Музыкант и консультант реабилитационного центра "Спарта" Михаил Волош
 
«ОН УМЕР ВМЕСТО МЕНЯ»
 
Один раз в неделю, обычно по средам, Михаил Волош совершает дальнее путешествие на левобережную окраину города, в дачный поселок, расположившийся за базами отдыха. Своей машины у Михаила нет, поэтому к повороту на трассе он добирается с помощью знакомых автомобилистов или просто на попутках. Еще километр предстоит одолеть пешком, по совершенно разбитой дороге, которая во время дождей превращается в непролазную грязь. Есть время поразмыслить о прошлом...
 
Михаил прошел путь, знакомый всем наркоманам. В благополучные 80-е работал музыкантом в ресторанах. Неплохо зарабатывал. Работать в ресторане и не пить - это нонсенс. А однажды нашлась «добрая душа», посоветовавшая попробовать морфий, который разными путями добывали в медицинских учреждениях. Следом пошли опийные препараты: наркотрафик был налажен из Афганистана, где интернациональный долг выполняли многие ростовчане. Словом, пошло-поехало...
 
Михаил занялся бизнесом и вместе с младшим братом открыл первую в Ростове коммерческую точку «караоке». Но заработанное мгновенно уходило на приобретение наркоты. Были проданы две квартиры, ценное имущество. Все валилось из рук: личная жизнь, бизнес, творчество...
 
- Я знал, что вот-вот умру, но бросить все равно не мог. Умер мой брат. От передозировки. Я понял, что он умер вместо меня. Его смерть заставила меня поднять голову, оглядеться и подумать: как выбраться живым из ямы, в которую сам себя загнал? - говорит Михаил Волош.
 
Так начался длинный путь перерождения. Перенести «ломку» было несложно. Наркоман со стажем, он выносил ее десятки раз, когда не было денег на наркотики. Труднее было другое: удержаться от соблазна уколоться еще раз. Но Михаил сказал наркотикам твердое «нет».
 
ДОЛГИЙ ПУТЬ В «СПАРТУ»
 
Конечный пункт путешествия Волоша - просторный участок посреди дачного поселка. Здесь несколько строений, из которых глаз останавливается на православной часовне с небольшим куполом. На самом большом двухэтажном доме в кирпичной кладке выложено слово «СПАРТА». И еще здесь нет охраны, а на калитке отсутствуют запоры. Это принципиально: любой из членов этой небольшой коммуны волен покинуть ее в любой момент.
 
Реабилитационный центр «Спарта» существует уже 14 лет, а создан он был двумя ростовчанами, которые в свое время сумели преодолеть в себе наркозависимость, и теперь помогают это делать другим. В «Спарте» нет случайных людей. Здесь два вида обитателей: реабилитанты, которые пытаются уйти от пагубной тяги, и консультанты, которые все, без исключения, бывшие наркоманы, и хорошо знакомы с темой на личном опыте. Реабилитационный центр рассчитан на 17 человек, и свободных мест здесь почти не бывает.
 
К тому времени, когда Михаил приезжает в «Спарту», все реабилитанты уже проснулись, сделали утреннюю зарядку, привели в порядок спальное помещение. Волош принимает вахту у ночного консультанта. Все ли ребята на месте, нет ли уходов, какие возникли проблемы... После завтрака - общее собрание всех членов коммуны, совместное обсуждение плана на предстоящий день. Затем начинаются терапевтические занятия.
 
Основатели «Спарты» недаром выбрали труднодоступное место на окраине города. Сюда не ходит общественный транспорт, добраться можно только пешком или на внедорожнике. У обитателей коммуны нет средств связи. Дорогие айфоны они давно сдали в ломбарды ради наркотиков, но запрещены здесь и простые мобильники. Реабилитант имеет право сделать один звонок в неделю своим родным.
 
Здесь нет интернета, на книжных полках отсутствует художественная литература. Нет новостных телепрограмм. Обитатели коммуны могут не знать, что Россия воюет с террористами в Сирии. Любой контакт с внешним миром может послужить толчком к срыву, к возобновлению приема наркотиков. Зато каждому денно и нощно внушается одна простая мысль: только возрождение твоей личности может преодолеть наркозависимость. А если не возродишься, быстро умрешь.
 
ДОРОЖЕ РОДНОЙ МАТЕРИ
 
- Постороннему не понять специфической психологии наркозависимого, - говорит Михаил Волош. - Дело в том, что наркотики коренным образом изменяют личность человека. Для него перестают существовать такие понятия как родные люди, мать, даже собственная жизнь. Центром вселенной становится очередная доза, которую надо добыть во что бы то ни стало. Совесть, стыд, преступление - ничто не может стать преградой. На самом дело это очень страшно...
 
32-летний ростовчанин Алексей - волонтер. Он добровольно приезжает в «Спарту», гораздо чаще чем специалисты-консультанты. Алексей охотно остается на трудные ночные дежурства. Работая с наркозависмыми, он преодолевает собственную тягу к наркотикам, которая никуда не делась, несмотря на значительный стаж воздержания.
 
- Еще в школе я был «трудным подростком», - рассказывает о себе Алексей. - К 11-му классу уже имел опыт употребления наркотиков. В армию не призывали, поскольку уже была судимость. Употреблял «тяжелые» наркотики: героин, опий, причем внутривенно. После трагического случая, в котором погибли два брата, остался единственным сыном у матери. Но не стал ей опорой. Воровал из дома золотые изделия, чтобы купить наркотики.
 
Десять лет назад, опять же из-за наркоты, Алексей стал фигурантом громкого уголовного дела, и даже «засветился» на страницах «Вечернего Ростова». Новая судимость, «зона», где также можно раздобыть наркотики. А после освобождения он встретил старого друга, который сумел преодолеть наркозависимость и привел Алексея в «Спарту».
 
Стало постепенно возвращаться давно забытая прежняя жизнь. Алексей нашел постоянную работу, сумел купить машину. Наладил отношения с бывшей женой, теперь видится со своим ребенком. Возможно, Алексей создаст новую семью. И он понимает, что все это хрупкое благополучие может рассыпаться прахом, стоит только дать небольшое послабление самому себе...
 
ОТ АНАШИ ДО «СПАЙСА»
 
В «Спарту» попадают разными путями. Алексей нашел в себе силу воли прийти самому. Других привозят сюда родители, родственники. И оставляют, чтобы хотя бы ненадолго отдохнуть от присутствия наркомана в семье.
 
- Меня сюда заставили прийти моя бабушка вместе с женой, - рассказывает 23-летний житель Ростовской области Павел. _ Я согласился остаться, поскольку тогда думал: успокою женщин, немного отдохну, а потом продолжу принимать наркотики, только буду понемножку уменьшать дозу. Но пробыв среди реабилитантов, быстро понял, что в одиночку победить наркозависимость невозможно. Рано или поздно, все равно сорвешься.
Павел говорит, что был призван в армию со студенческой скамьи. Служил в Краснодарском крае, где конопля-каннабис вырастает до огромных размеров. Сослуживцы показали как делать анашу и забивать «косяк». Вернувшись домой из армии и устроившись на работу, Павел был равнодушен к алкоголю. Даже на поминках по своей маме (она погибла в ДТП) Павел ничего не пил. Чтобы снять стресс, он курил анашу.
Вскоре растительные наркотики заменила «синтетика». Однажды, накурившись «спайса», Павел в невменяемом виде бегал по району, бросался на людей. За малым не дошло до беды. Павла скрутили полицейские, от уголовной ответственности его с трудом выручила бабушка. Она же привезла его в «Спарту». Теперь Павел переосмысливает события своей молодой жизни, и понимает, что надо находить новое русло.
 
ВОЗВРАЩАЮТСЯ ПОЧТИ ВСЕ
 
Самые трудные для новичка - это первые два-три дня в коммуне, с непривычным укладом жизни, среди новых людей. Соблазн в том, что рядом открытая калитка и осознание, что отсюда можно уйти в любой момент.
- Новички уходят нередко, ведь мы никого не держим, - говорит Михаил Волош. - У них нет ни мобильников, ни денег, поэтому приходится пешком идти несколько километров до Ворошиловского или Аксайского моста, чтобы добраться до города. Некоторые поворачивают назад прямо с дороги. А тех, кто добрался домой, ожидает неласковый прием, ведь наркоман это тяжелая обуза любой семье. В итоге, почти все реабилитанты так или иначе возвращаются в «Спарту».
 
Реабилитационный курс длится полгода. Первые два месяца из них предстоит провести в полной изоляции на территории «Спарты». После этого, если консультанты не замечают угрозы срыва, реабилитанта могут на ночь отпустить домой. Но наутро он будет обязан вернуться в центр и соблюдать установленный распорядок дня.
 
Среди реабилитантов есть и девушки. Консультант Анна, в прошлом тоже наркозависимая ростовчанка, говорит, что женская наркомания очень тяжелое явление. Если из десяти мужчин избавиться от наркозависмости в среднем получается у шести, то у женщин этот показатель всего 20-30 процентов.
 
- Я выросла в обеспеченной семье и в первый раз понюхала кокаин в 15 лет, - рассказывает свою историю Анна. - На наркотики меня посадили барыги: научили варить мак. В 17 лет отец увез меня в Польшу, где полгода в закрытой клинике проходила реабилитационный курс «12 шагов» - его тогда еще не было в Ростове. Помогло: период трезвости длился пять лет и три месяца. А потом похоронила близкого друга и сорвалась.
 
Анна пережила всякого: проблемы с законом, судимость и места заключения, периоды воздержания и новые срывы. Нынешний период трезвости длится семь лет и три месяца.
- И это окончательно?
- Бывших наркоманов не бывает, - горько усмехается Анна. - Мы трезвые только сегодня и не думаем, что будет завтра. Я знаю людей, которые на десятке лет трезвости «слетали». Вернее, знала, потому что из тех знакомых почти все уже в могиле.
 
ГУБИТЕЛЬНАЯ ДОБРОТА
 
Наркомания - социальная болезнь. Наркоман делает созависимыми тех людей, которые его любят.
- Созависимость это тоже род болезни, на который раньше как-то не обращали внимания, - говорит Михаил Волош. - Когда сердобольная мама или бабушка дает наркоману денег, чтобы он не мучился и купил себе зелья - это настоящая созависимость. Когда разрешают употреблять наркотики дома, так или иначе потакают пагубному пристрастию. Возможно, родные тешат себя ложной надеждой: вот сынок последний раз примет дозу, а потом бросит. Но этого не произойдет, будет только хуже! Социальную болезнь надо лечить только в определенном социуме. В одиночку победить тягу к наркотикам невозможно.
 
У 26-летнего ростовчанина Максима на момент нашей беседы период трезвости длился только 17 дней. Спортивный, атлетически сложенный парень - на первый взгляд не поверишь, что перед тобой наркоман со стажем. Но «особенный» взгляд, чуть замедленная речь о многом скажут знающему человеку.
 
- Я занимался спортом, и одновременно принимал наркотики, - рассказывает Максим. - А впервые попробовал, когда угостили анашой на дискотеке. Потом стал курить ежедневно, все мысли крутились вокруг того, где достать очередной «косяк». Организм требовал все большей дозы. Анашу заменил «спайсом». Перепробовал все, что возможно. Нюхал, вводил внутривенно. Знал, что погибаю, но не мог остановиться. Однажды на моих руках от «передозы» умирал друг, а я в это время вводил себе иголку в вену. Почти все мои друзья или в могиле, или в «психушке».
 
У Максима были девушки, но каждый раз, когда вставал вопрос - она или наркотики, он выбирал последнее. Максим единственный ребенок в семье и конечно же, это была трагедия для его родителей. В реабилитационный центр его привезли после того, как после передозировки у Максима оказалась парализованной половина тела.
 
- Я достиг своего дна, дальше только могила, - спокойно говорит 26-летний парень. От этого спокойствия становится действительно страшно...
 
«СЕГОДНЯ» ЭТО НАВСЕГДА!
 
Час за часом, рабочий день Михаила Волоша подходит к концу. Терапевтические сеансы, внешне спокойные, неторопливые беседы с реабилитантами. Заполнение журнала с итогами наблюдений, рекомендации для ночного дежурного и следующей смены. Работа штучная: каждый реабилитант требует особого подхода. Ведь двух абсолютно похожих людей нет, а свой ключик надо подыскать к каждому.
 
- К концу дня я чувствую настоящую опустошенность, - говорит Михаил. - Поэтому консультанты работают в реабилитационном центре только один раз в неделю. Я как-то пробовал два дня и быстро понял, что не выдержу. Поэтому я не пишу песен на темы, связанные с наркопреодолением. Когда ухожу домой, все остается здесь, за забором «Спарты».
 
Михаил Волош сдает свою смену, а на дворе уже ночь. Он идет по темной, ухабистой дороге по направлению к трассе и подсчитывает свой стаж трезвости: четырнадцать лет и 29 дней.
 
Бывшие наркоманы живут одним днем. Очередной из них удалось провести без наркотиков.
 
 
Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 699



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail