Романы Шолохова нацисты жгли на кострах на Унтер-ден-Линден ("Тихий Дон" в Германии 30-х годов)

А А А

 

В 30-х годах прошлого века литературные произведения Михаила Шолохова сыграли важную роль в антифашистском движении Германии.

Сегодня в «Шолоховском фонде» Ростовского областного музея краеведения хранится томик «Тихого Дона», принадлежавший радисту знаменитой подпольной организации «Красная Капелла». Эта книга - свидетель трагических событий общемирового значения.
 
Вечером 27 февраля 1933 года столицу Германии Берлин осветило зарево огромного пожара. Сигналом и поводом для кровавого преследования всех инакомыслящих немцев послужил вероломный поджог фашистами здания немецкого рейхстага. А вечером 10 мая знаменитая улица Унтер-ден-Линден и площадь перед оперным театром были окутаны клубами дыма. Под неистовые крики фашистов тысячи книг горели в пламени костров: произведения знаменитых немецких и зарубежных писателей Г. Гейне, Г. Манна, А. Цвейга, Б. Брехта, Р. Роллана, Т. Драйзера, М. Горького...
 
Среди книг, которые бросали в костры новоявленные адепты фашизма, были и романы донского писателя Михаила Шолохова «Тихий Дон» и «Поднятая целина», к тому времени уже переведенные на немецкий язык, и завоевавшие умы многих читателей в Германии.
Лидеры фашизма заявили, что намерены искоренить дух гуманизма и снова превратить Германию в «страну сильных И победоносных варваров». История засвидетельствует, как от сжигания книг мировой классики они быстро перейдут к сжиганию людей...  
 
                                                
В 20-е годы прошлого века в Германии, пережившей мировую войну и свою революцию, происходила быстрая консолидация прогрессивной интеллигенции. В октябре 1928 года был основан Союз революционно-пролетарских писателей, председателем которого был избран известный поэт Иоганнес Р. Бехер. Российско-германские литературные связи периода Веймарской республики составили важную главу в истории мировой культуры.
 
Ведущая роль в распространении русской книги на немецком языке принадлежала издательством левого политического толка. В 20-х годах были изданы переводы произведений В. Маяковского, А.Н. Толстого, А. Серафимовича, А. Фадеева, И. Бабеля. В 1929 и 1930 годах вышли в свет 1-я и 2-я книги романа М. Шолохова «Тихий Дон» в переводе Ольги Гальперн-Габор.
 
Сами книги «Тихого Дона» по оформлению напоминали то суровое время: твердый переплет из плотной серой ткани, на цветной суперобложке известный портрет молодого Шолохова в папахе и с бородой, а также кинокадр из первой экранизации романа популярной в те годы актрисы Э. Цесарской (Аксинья) с коромыслом на плечах на фоне широкого разлива весеннего Дона.
 
В беседе с литературоведом К.И. Приймой первый переводчик «Тихого Дона», родом из России, О. Гальперн-Габор с удовлетворением вспоминала: «Язык, стиль романа, лепка характеров, любовь Григория и Аксиньи, изображение жизни Дона, войны и революции - все необычайно пленяло нас».
                                                                                                              *
Зарубежная судьба второго романа Шолохова «Поднятая целина» тоже началась с перевода на немецкий язык, и тоже не избежала гонений со стороны германских нацистов. Венгерский политэмигрант Людвиг Сюч в 1933 году оперативно сообщал в Ростов-на-Дону своему другу, немецкому переводчику Леону Марешу:
«Твои переводы глав из «Поднятой целины» в «Роте Фане» не появились. Видимо, полиция перехватила их раньше и уничтожила (здание редакции «Роте Фане» фашисты передали полиции). Все сотрудники «Роте Фане» брошены в тюрьмы как опасные красные! А борьба все еще продолжается. На юг Германии, говорят, стала проникать в красном переплете «Поднятая целина» Шолохова на немецком! Тебе как ее переводчику это надо знать... Из прессы известно, что на Гроссоперплатц состоялось варварское сожжение книг. Говорят, что там Геббельс бросил в костер корректуру «Поднятой целины». По всей Германии чадят костры»...
 
«Есть все основания предполагать, - писал шолоховед К.И. Прийма, - что самым первым переводчиком «Поднятой целины» на иностранный язык был рабочий Ростсельмаша, политэмигрант, немецкий коммунист Леон Мареш, владевший тремя языками. Я работал с ним в инструментальном цехе завода, поддерживал дружеские контакты - «растолмачивал» ему множество трудных слов и выражений казачьего диалекта, различных пословиц и поговорок по журнальной публикации «Поднятой целины» в 1932 году (в «Новом мире»), когда он переводил роман на немецкий язык. В конце 1932 года Леон Мареш отправил переводы ряда глав из романа в «Die Rote Fahne», но в связи с фашистским террором и захватом здания редакции газеты вряд ли его бандероль достигла адресата».
 
Несмотря на столь драматический исход, Леон Мареш все же издал свой перевод фрагментов из «Поднятой целины» в Ростове-на-Дону в двух брошюрах: главы о Давыдове на пахоте - «Прорыв в бригаде» и юмористические главы «Неудачник Щукарь», которые сегодня хранятся в фондах Донской государственной публичной библиотеки.
                                                                                                                 *
Первым иностранным переводчиком «Поднятой целины» на немецкий язык в конце 1932 года опытный Эдуард Шиманн, который ранее перевел «Железный поток» А. Серафимовича, «Последний из Удэге» А. Фадеева и еще около двадцати книг советских авторов. Но роман Шолохова не успел выйти в свет в связи с гитлеровским переворотом. Сам переводчик, как часто бывало в то грозное время, пропал без вести в немецком концлагере.
 
К счастью, соратникам и коллегам Э. Шиманна удалось спасти текст перевода и увезти его в Цюрих (Швейцария), куда эмигрировали сотрудники прогрессивных немецких издательств «Malik-Verlag» и «Verlag fur Literatur und Politik», образовав новое под названием «Ring» («Борьба»). Антифашисты-эмигранты, не имевшие своей полиграфической базы в Швейцарии, установили деловые контакты с норвежскими участниками Сопротивления, которые и выпустили шолоховский роман на немецком языке в Осло. Издание нелегально проникало в Германию...
                                                                                                                 *
Несмотря на варварский приказ Гитлера «Об охране немецкой расы от красных книг», многие немецкие рабочие-антифашисты, коммунисты, социал-демократы, граждане христианских убеждений сохранили в тайне многочисленные экземпляры книг Шолохова, которые читали в период фашизма.
 
В июле 1966 года К. И. Прийма обратился через газету «Neues Dеutsсhlапd» к читателям ГДР с просьбой прислать первые издания «Тихого Дона» и «Поднятой целины», сообщить о своих впечатлениях от прочитанного, как удалось сохранить шолоховские романы во время нацизма, информировать о судьбе их переводчиков. Редакция получила несколько десятков писем, некоторые из них были опубликованы, а другие отправлены на имя К.И. Приймы в Ростов-на-Дону вместе с первыми изданиями книг Шолохова на немецком языке.
 
Нельзя без глубокого волнения держать в руках эти много повидавшие экземпляры «Тихого Дона» и «Поднятой целины», открывшие первую страницу в летописи их мирового признания. Они хранятся в «Шолоховском фонде» Ростовского областного музея краеведения.
 
Пожелтевший том «Тихого Дона» на немецком языке, один из многих находящихся в «Шолоховском фонде», принадлежал известному антифашисту Гансу Коппи, радисту подпольной организации «Красная Капелла», руководимой Харро Шульце-Бойзеном и Арвидом Харнаком. Незадолго до ареста он принес «Тихий Дон» своим друзьям Эмми и Бруно Якоб, которые сохранили роман, а в 1966-м прислали его в Ростов-на-Дону как редкостный тип книги-бойца.
 
Пожелтевшие от времени книги несут на себе следы вдумчивого чтения: различные карандашные пометки, отдельные слова и фразы на полях. Иногда выступают-просвечивают угольные и ржаво-водянистые пятна-разводы - свидетельства поспешного сокрытия шолоховских романов от гестаповских облав в трагические для немецкого народа годы фашизма...
                                                                                                                             *
К чести немецких переводчиков «Тихого Дона», они профессионально добросовестно справились с ответственным и сложным делом. Совсем иначе выглядели американский и английский переводы «Тихого Дона» (С. Гарри, 1934), французский перевод «Поднятой целины» (Д. Эргаз, 1933). Проявилась острая оппозиция социальных и культурных структур всему советскому и русскому, стремившаяся выхолостить идейное содержание и дискредитировать авторскую позицию произвольными сокращениями текста.
 
И по другую сторону Атлантики, утверждает профессор филологии из университета Иллинойса Рей Льюис Уайт, «Шолохов получил фантастически раннюю публикацию в Америке». Под названием «И тихо течет Дон» («And Quiet Flows the Don») в 1934 году была издана первая книга «Тихого Дона»; вторая появилась в 1940 году под титулом «Дон неотвратимо течет к морю» («The Don flows home to the Sea»). Обе книги были переизданы в 1941 году как «Безмолвный Дон» («The Silent Don»).
 
Американские обозреватели радушно отозвались о советском эпосе, не подозревая, что прочитали лишь часть русской версии, не имея доступа к точному переводу оригинала. Так, литературный критик в «Los Angeles Тimes» (08.07.1934) утверждает, что «эта книга есть познание, подобно «Братьям Карамазовым», «Войне и миру», «Одиссее» или «Королю Лиру». Обозреватель Б. Келли в журнале «Воoк-от-the-Month Club News» (апрель, 1941) дает развернутую характеристику второй книге «Тихого Дона»: «Автор хорошо управляет сюжетом и держит читателя в напряжении до самого конца. Книга является шедевром повествования. Но что удивляет больше всего, как автор, сын Советов, придерживается абсолютной объективности»...
 
Литературный обозреватель В. Фостер в журнале «Argonaut» (08.11.1935) дает весьма проницательную оценку «Поднятой целине», когда фиксирует, что «Шолохов выворачивает коллективизацию наизнанку - иронизирует над ней, ворчит на крестьян, гневается вместе с наказанными кулаками и спорит, обсуждая проблему с разных точек зрения»...
 
В годы Второй мировой войны издание и осмысление Шолохова-художника в США и Великобритании, союзниках СССР в борьбе с фашизмом, приобретало особую актуальность. Эпос Шолохова вселял уверенность в том, что Советская Россия одержит победу над фашизмом. Шолоховский роман и российская литература в целом продолжали выполнять благородную интернациональную миссию, опровергая древнюю поговорку «Когда говорят пушки, музы молчат».
 
Николай СТОПЧЕНКО.
Профессор Южного федерального университета, доктор культурологии.
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1813



Комментарии:

Я как-то смотрел немецкий художественный фильм про молодежную организацию антифашистов. Да, их покарали жестоко, но они были и это отрадно.

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail